<<
>>

Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК)

Объектом данного преступления является нормальный порядок осуществления законной предпринимательской деятельности.

Смысл установления уголовной ответственности за нарушение порядка осуществления предпринимательской деятельности заключается в том, что от такого нарушения, во-первых, страдают финансовые интересы государства (оно не получает пошлину, положенную к уплате при регистрации, регистрационный сбор, плату за рассмотрение заявления и за выдачу лицензии, затрудняется получение налогов, подлежащих взысканию с индивидуальных предпринимателей, фактически не получаются налоги с юридических лиц); во-вторых, незаконное предпринимательство способно причинить ущерб гражданам и организациям (напри- мер, здоровью граждан, интересам общественной нравственности).

Обычно необходимость криминализации незаконной предпринимательской деятельности мотивируется тем, что ее регистрация установлена в гражданском законодательстве, целесообразностью предупреждения «фактического перехода предпринимательской деятельности в сферу незаконной, или «теневой» экономики, и соответственно ее выхода из сферы контроля государства, что, как правило, влечет невыполнение законных обязательств предпринимателя перед государством и .гражданином». В ч. 1 ст. 2 ГК РФ действительно говорится; «Гражданское законодательство регулирует отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, или с их участием, исходя из того, что предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицам, ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ В ЭТОМ КАЧЕСТВЕ В УСТАНОВЛЕННОМ ЗАКОНОМ. Статья 51 ГК устанавливает обязанность государственной регистрации юридических лиц, в том числе коммерческих организаций, а ст. 49 ГК — лицензирование отдельных видов деятельности.

Однако из этих гражданско-правовых установлений вовсе не вытекает, что их нарушение должно подкрепляться уголовно-правовым запретом. И смысл указанной нормы гражданского права, и правовые санкции за ее нарушение совсем иные, достаточно четко определяемые в самом гражданском законодательстве. Так, в ч. 4 ст. 23 ГК РФ указывается, что гражданин, осуществляющий предпринимательскую деятельность без образования юридического лица с нарушением правил регистрации предпринимательской деятельности, не вправе ссылаться в отношении заключенных им при этом сделок на то, что он не является предпринимателем, и что суд может применить к таким сделкам правила Гражданского кодекса об обязательствах, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. В ч. 3 ст. 401 ГК последнее положение конкретизировано следующим образом: «Если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны конкурентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств».

В этой норме гражданского права раскрывается весь смысл необходимости регистрации предпринимательской деятельности, не имеющей ничего общего с обоснованием уголовной ответственности за нарушение правил регистрации. Новый Гражданский кодекс Российской Федерации — это кодекс рыночной экономики, стимулирующий любую законную предпринимательскую деятельность. Государственная регистрация такой деятельности означает, что государство осуществляет правовую защиту этой деятельности и лицо (как физическое, так и юридическое) пользуется всеми правами и преимуществами, предусмотренными гражданским законодательством.

Напротив, лицо, не выполнившее такое условие (государственная регистрация), не обладает этими правами и преимуществами. Даже если незарегистрированного предпринимателя обманет его конкурент, то в случае неисполнения (или ненадлежащего исполнения) первым своих обязательств при осуществлении предпринимательской деятельности потерпевший не может рассчитывать на правовую защиту государства. Она существует только для законного предпринимателя. Если кто-то не хочет действовать по правилам, установленным государством, он должен полагаться только на самого себя.

В этом же ключе следует толковать и требования ч. 1 ст. 23 ГК РФ о том, что гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. Гражданский кодекс признает такую деятельность незаконной, но в этом не содержится и намека на необходимость уголовно-правового регулирования рассматриваемых специфических гражданско-правовых отношений. Гражданское законодательство запрещает такую деятельность, так как она вносит неразбериху в гражданско-правовые отношения в сфере предпринимательства, но это вовсе не причина для объявления указанных отношений (интересов) сферой уголовного права. Учебники по Особенной части уголовного права и комментарии к УК РФ при обосновании криминализации в Уголовном кодексе РФ незаконного предпринимательства делают упор на то, что уголовный закон (ч. 1 ст. 171 УК РФ) связывает при этом ответственность с причинением крупного ущерба гражданам, организациям или государству либо с извлечением дохода в крупном размере. Однако как возмещение ущерба, так и противодействие неосновательному обогащению вполне вписывается в рамки гражданско- правовых отношений.

Объективная сторона преступления, предусмотренного

ч.              1 ст. 171 УК РФ, характеризуется действиями, последствиями и причинной связью между ними. В качестве альтернативных действий уголовный закон называет: а) осуществление предпринимательской деятельности без регистрации, б) осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, в) осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий лицензирования.

В качестве последствия диспозиция ч. 1 ст. 171 называет: а) причинение деянием крупного ущерба гражданам, организациям или государству и б) извлечение дохода в крупном размере.

Понятие регистрации и лицензирования (разрешения) предпринимательской деятельности, а также нарушение условий лицензирования были даны при характеристике состава воспрепятствования законной предпринимательской деятельности, предусмотренной ст. 169 УК РФ.

Основные вопросы, связанные с осуществлением предпринимательской деятельности без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензирование) обязательно, раскрываются в Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 18 ноября 2004 г. «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем» (ВВС РФ. 2005. № 1. С. 2—6). Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в едином государственном реестре для юридических лиц и данном государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись о ликвидации юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением правил регистрации следует понимать ведение такой деятельности субъектом предпринимательства, которому заведомо было известно, что при регистрации допущены нарушения, дающие основания для признания регистрации недействительной (например, не представлены в полном объеме документы, а также данные или иные сведения, необходимые для регистрации, либо она была произведена вопреки имеющимся запретам).

Под представлением в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, следует понимать представление документов, содержащих такую информацию, которая повлекла за собой необоснованную регистрацию субъекта предпринимательской деятельности.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, судам следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии). Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия, если не предусмотрено иное, а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии) (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О лицензировании отдельных видов деятельности» под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий следует понимать занятие определенным видом предпринимательской деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении-лицензируемого вида деятельности.

Действия лица, занимающегося частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью без соответствующего специального разрешения (лицензии), если они повлекли по неосторожности причинение вреда здоровью или смерть человека, надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 235 УК РФ.

В том случае, когда осуществление частной медицинской практики или частной фармацевтической деятельности без соответствующего специального разрешения (лицензии) не повлекло последствий, указанных в ст. 235, но при этом был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо извлечен доход в крупном размере или в особо крупном размере, действия лица следует квалифицировать по соответствующей части ст. 171 УК.

Если юридическое лицо, имеющее специальную правоспособность для осуществления лишь определенных видов деятельности (например, банковской, страховой, аудиторской), занимается также иными видами деятельности, которыми оно в соответствии с учредительными документами и имеющейся лицензией заниматься не вправе, то такие действия, сопряженные с неправомерным осуществлением иных видов деятельности, должны рассматриваться как незаконная предпринимательская деятельность без регистрации либо незаконная предпринимательская деятельность без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно.

Если при занятии незаконной предпринимательской деятельностью лицо незаконно использует чужой товарный знак, знак обслуживания, наименование места происхождения товара или сходные с ними обозначения для однородных товаров и при наличии иных признаков преступления, предусмотренного ст. 180 УК, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 171 и 180 УК.

Если в процессе незаконной предпринимательской деятельности осуществляются производство, приобретение, хранение, перевозка в целях сбыта или сбыт немаркированных товаров и продукции, подлежащих обязательной маркировке марками акцизного сбора, специальными марками или знаками соответствия, защищенными от подделок, совершенные в крупном или особо крупном размере, действия лица надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 171 и 171.1 УК.

В тех случаях, когда незаконная предпринимательская деятельность была связана с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом товаров и продукции, выполнением работ или оказанием услуг, не отвечающими требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 171 и 238 УК.

Если незаконная предпринимательская деятельность сопряжена с несанкционированными изготовлением, сбытом или использованием, а равно подделкой государственного пробирного клейма, действия лица надлежит квалифицировать по совокупности преступлений: по ст. 171 УК, а также по ст. 181 УК как совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности.

Если федеральным законодательством из перечня видов деятельности, осуществление которых разрешено только на основании специального разрешения (лицензии), исключен соответствующий вид деятельности, в действиях лица, которое занималось таким видом предпринимательской деятельности, отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 171 УК.

В тех случаях, когда лицо, имея целью извлечение дохода, занимается незаконной деятельностью, ответственность за которую предусмотрена иными статьями Уголовного кодекса Российской Федерации (например, незаконным изготовлением огнестрельного оружия, боеприпасов, сбытом наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов), содеянное им дополнительной квалификации по ст. 171 не требует.

Принципиальное значение для понимания признака отсутствия специального разрешения (лицензирования) как необходимого основания уголовной ответственности за незаконное предпринимательство имеет позиция Верховного суда Российской Федерации по делу Е., осужденного районным судом по ч. 1 ст. 171 УК РФ.

Согласно приговору, Е. в течение 30 месяцев с целью получения дохода незаконно осуществлял предпринимательскую деятельность без регистрации и специального разрешения (лицензии): оказывал платные услуги ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат» по автоперевозке грузов, выполнению погрузочно-транспортных работ по договору аренды транспортного средства, в результате чего им был получен доход в сумме 22 168 руб. Судебная коллегия по уголовным делам областного суда приговор оставила без изменения. Заместитель председателя Верховного суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях Е. состава преступления. Президиум областного суда протест удовлетворил, указав следующее.

Деятельность Е. не подпадает под признаки предпринимательской деятельности, определенной в ст. 2 ГК РФ, как самостоятельной, осуществляемой на свой риск деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. На предварительном следствии и в судебном заседании Е. утверждал, что незаконным предпринимательством не занимался, умысла на это не имел, на срок аренды его автомобиля состоял в трудовых отношениях с ОАО «Малоархангельский райпищекомбинат». В ноябре 1997 г. его пригласил директор пищекомбината Г. на работу в качестве водителя на его (Е.) собственной машине. Было составлено трудовое соглашение, по которому он работал с 16 ноября по 31 декабря 1997 г., а с 3 января 1998 г. по согласованию с Г. написал заявление о приеме на работу в качестве водителя. Был издан приказ, в котором уточнены условия работы и заработная плата, 3 января 1998 г. был составлен также договор аренды автомобиля, который подписала жена Е. В его (Е.) обязанности входили погрузочно-разгрузочные работы, доставка товара на принадлежащем ему автомобиле, за что он получал заработную плату, облагаемую подоходным налогом. Показания Е. подтверждены показаниями свидетелей и письменными материалами дела.

Исследованные судом доказательства свидетельствуют о том, что деятельность Е. в упомянутом ОАО не являлась самостоятельной, так как он выполнял указания руководства комбината по перевозке грузов. Он не нес ответственности и не рисковал при недостаче или порче товара (который, как это видно из материалов дела, при перевозке находился в подотчете у других лиц), из его заработной платы бухгалтерией производились различные виды удержаний (подоходный налог, отчисления в Пенсионный фонд), велся график учета его рабочего времени. Следовательно, действия Е. признаков предпринимательства не содержат, поэтому специального разрешения (лицензии) на перевозку грузов при таких обстоятельствах не требовалось. В соответствии с этим нельзя признать обоснованным осуждение Е. за осуществление предпринимательской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в крупном размере, без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно (БВС РФ. 2002. № 8. С. 12).

Крупный размер дохода от незаконного предпринимательства определен в примечании к ст. 169 УК РФ. Им признается доход в сумме, превышающей 250 тыс. руб. Правда, такая конкретизация крупного размера дохода не разрешила спорный в теории уголовного права и судебной практике вопрос о понятии дохода от предпринимательской деятельности. В экономической теории различаются понятия дохода и прибыли. Под доходом понимаются финансовые поступления от всех видов деятельности предпринимателя. Под прибылью имеется в виду лишь часть дохода, исчисляемая за вычетом произведенных затрат (расходы на заработную плату работникам, на арендную плату, на топливо, на комплектующие изделия, на амортизацию и т.д.)

После вступления в действие УК РФ 1996 г. судебная практика чаще всего под доходом от незаконной предпринимательской деятельности также понимала всю сумму выручки, полученную предпринимателем, без учета расходов, которые он при этом понес. Однако впоследствии Верховный суд Российской Федерации занял иную позицию. Так, президиум Верховного суда Российской Федерации в своем Постановлении по делу К. указал, что предусмотренный диспозицией ч. 1 ст. 171 УК (незаконное предпринимательство) квалифицирующий признак данного состава преступления — извлечение дохода в крупном размере — составляет выгоду, полученную от незаконной предпринимательской деятельности, за вычетом расходов, связанных с ее осуществлением (см. ВВС РФ. 2000. № 7. С. 14).

Такую практику следует, на наш взгляд, признать правильной. Как уже отмечалось, нарушение правил государственной регистрации или лицензирования отдельных видов деятельности, установленных в гражданском (и административном) законодательстве, — еще не основание для криминализации соответствующих нарушений. Уголовно-правовая норма с бланкетными диспозициями никогда не предусматривает уголовно-правовой санкции за само нарушение норм другой отрасли права, а обязательно связывает уголовную противоправность деяния с каким-то дополнительным обстоятельством (условие, признак), повышающим опасность соответствующего нарушения до общественной опасности как обязательного признака, образующего понятие преступления. И в случае незаконного предпринимательства суть дела заключается не в указанном уклонении, а в наличии дополнительного признака (причинение крупного ущерба), которое (и только оно) делает такое уклонение преступным и наказуемым.

К сожалению, в указанном выше Постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 18 но- 'ября 2004 г. Верховный суд занял иную позицию: «Под доходом в ст. 171 УК РФ следует понимать выручку от реализации товаров (работ, услуг) за период осуществления незаконной предпринимательской деятельности без вычета произведенных лицом расходов, связанных с осуществлением незаконной предпринимательской деятельности». Конечно, такое толкование явно противоречит смыслу предпринимательской деятельности как направленной на извлечение прибыли (ст. 2 ГК РФ). И криминалообразующим фактором в этом случае должно признаваться только получение прибыли, т.е. дохода за вычетом произведенных предпринимателем производственных затрат.

Понятие крупного ущерба, как уже отмечалось, конкретизируется в примечании к ст. 169 УК. Им является ущерб, превышающий 250 тыс. руб. Однако такая конкретизация не снимает всех трудностей квалификации. Так, в теории уголовного права и судебной практике неоднозначно толкуются, по крайней мере, два аспекта определения понятия крупного ущерба от предпринимательской деятельности. Во-первых, должен ли он пониматься только как имущественный ущерб или намного шире, включая, например, и причинение тяжкого вреда здоровью граждан? Во-вторых, следует ли под ним понимать только' реальный ущерб или включать в него и упущенную выгоду?

В отношении первого аспекта является правильной позиция, заключающаяся в том, что, если в результате незаконной предпринимательской деятельности гражданину умышленно либо по неосторожности причиняется тяжкий или средней тяжести вред здоровью, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений. При этом следует исходить, во-первых, из понимания основного объекта незаконного предпринимательства как экономического преступления и традиционного для теории уголовного права толкования понятия крупного ущерба и, во-вторых, из традиционного для доктрины уголовного права и судебной практики учета дополнительного объекта (каковым при незаконном предпринимательстве и является причинение вреда здоровью) при квалификации преступлений. Умышленное или неосторожное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью гражданина от незаконного предпринимательства дополнительно квалифицируется и по соответствующим статьям УК, предусматривающим ответственность за преступления против здоровья (ст. 111, 112, 118) или за производство, хранение, перевозку либо сбыт товаров и продукции, выполнение работ или оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238).

Что касается второго аспекта, при введении Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 г. в действие судебная практика испытывала вначале затруднение, решая вопрос, имеет ли в виду законодательная конструкция понятия крупного ущерба только реальный ущерб или, кроме него, при этом должна учитываться и упущенная выгода. В теории и судебной практике на основании норм гражданского права получила распространение вторая точка зрения. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его гіраво не было нарушено (упущенная выгода). Разумеется, такой подход не только приемлем, но и справедлив и для рассматриваемого вопроса.

Субъектом преступления, предусмотренного ст. 171 УК, является лицо, достигшее 16 лет. Это соответствует требованиям не только ст. 20 УК РФ о возрасте, с которого наступает уголовная ответственность, но и ст. 27 ГК РФ. Последняя определяет, что несовершеннолетний, достигший 16 лет, Может быть объявлен полностью дееспособным, если он работает по трудовому договору, в том числе по контракту, или с согласия родителей, усыновителей или попечителя занимается предприниматель- ской деятельностью. Таким образом, и теоретически, и практически возможно, что несовершеннолетний, достигший 16-летнего возраста, занимается предпринимательской деятельностью. Хотя в реальной практике (речь идет о судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве) такие случаи если и встречаются, то крайне редко, и обычно в качестве субъектов этого преступления выступают лица, достигшие 18 лет и старше.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется умышленной формой вины. Лицо осознает, что занимается предпринимательской деятельностью без регистрации или без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением условий лицензирования, и желает так действовать. При этом виновное отношение к причинению крупного ущерба гражданам, организациям или государству характеризуется тем, что субъект предвидит наступление такого последствия и желает или сознательно допускает его или относится к этому безразлично. По отношению к извлечению из незаконной предпринимательской деятельности дохода в крупных размерах налицо осознание субъектом этого и, как правило, желание извлечения такого дохода.

Часть 2 ст. 171 предусматривает повышенную ответственность' за незаконное предпринимательство, совершенное: а) организованной группой, б) с извлечением дохода в особо крупном размере. При определении понятия организованной группы, занимающейся незаконным предпринимательством, следует исходить из требований ч. 3 ст. 35 УК (преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений; понятие устойчивой группы рассмотрено при характеристике убийства, предусмотренного п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК).

Под доходом в особо крупном размере в соответствии с примечанием к ст. 169 УК понимается доход в сумме, превышающей 1 млн руб.

<< | >>
Источник: Васильчиков И.С.. Преступления в сфере экономики / И.С. Васильчиков. — Ростов н/Д : Феникс,2007. — 214 с.. 2007

Еще по теме Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК):

  1. Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ)
  2. Противоправность
  3. Незаконное предпринимательство
  4. § 8. Классификация преступлений
  5. В разномоментных преступлениях
  6. § 3. Преступления в сфере предпринимательской и банковской деятельности
  7. 25.10. Характеристика Особенной части Уголовного кодекса РФ
  8. Глава 12 Уголовно-правовая политика и развитие экономики
  9. Б. Установление повторной уголовной ответственности за одно и то же преступление
  10. Глава 15 Проблема излишней криминализации[462]
  11. 5.2. Общественно опасное деяние. Понятие и формы
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -