<<
>>

§ 1. Понятие, признаки и система преступлений против военной службы

Понятие преступления против военной службы определено непосредственно в уголовном законодательстве: глава 33 Раздела XI УК начинается со ст. 331, содержащей такое определение.

Это единственный вид преступления, понятие которого сформулировано в качестве общеобязательного в самостоятельной уголовно-правовой норме. Несмотря на помещение указанного понятия в Особенную часть УК, по сути оно является нормой общего характера.

Конституционно-правовым основанием уголовной ответственности за преступления против военной службы является ст. 59 Конституции РФ, которая защиту Отечества провозглашает долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации. Это требование запрещает гражданам уклоняться от исполнения обязанностей военной службы, а военнослужащим — нарушать установленный порядок ее прохождения.

Определение понятия преступления против военной службы выполняет важные функции: оно позволяет раскрыть сущность, содержание преступлений, относимых к воинским, и на этой основе разграничить преступления против военной службы между собой и от других преступлений, а также воинские преступления от иных правонарушений.

Уголовное законодательство послереволюционной (1917г.) России отказалось от выделения военно-уголовного права как подотрасли уголовного права, предназначенной для военнослужащих (что было прежде в Российской империи) и перешло к конструированию военно-уголовного законодательства как системы норм, учитывающих только специфику воинских преступлений. Для того чтобы не допустить расширительного толкования преступлений против военной службы и возврата к военно-уголовному праву, предупредить несанкционированное увеличение круга лиц, подлежащих ответственности

794

Глава 19

за воинские преступления, было введено соответствующее определение понятия преступления против военной службы. Кроме того, благодаря такому определению была создана возможность упростить систему военно-уголовного законодательства, сократив число составов воинских преступлений за счет исключения встречавшегося дублирования уголовно-правовых норм '.

Помимо указанных причин имеются и иные основания выделения в УК понятия воинского преступления.

Ими являются своеобразный характер общественной опасности деяний, посягающих на порядок прохождения военной службы и военную безопасность государства, а также особый смысл уголовной ответственности и наказания военнослужащих, состоящий в том, чтобы наряду с общими задачами также решать и задачу воинского воспитания осужденных военнослужащих путем применения к ним в необходимых случаях средств военно-исправительного воздействия. В результате появилась потребность выработки таких критериев, признаков воинского преступления, по которым оно могло бы разграничиваться со смежными общеуголовными деяниями.

Функция разграничения усложняется тем, что наряду со специальными, явными воинскими преступлениями, аналогов которым нет в общеуголовных составах (неисполнение приказа, дезертирство, нарушение правил караульной службы и др.), существуют и такие деяния против военной службы, которые по отдельным признакам сходны с общеуголовными составами преступлений (например, насильственные действия в отношении начальника, нарушение правил вождения и эксплуатации машин и т.д.).

С учетом изложенного и в соответствии со ст. 331 УК преступлениями против военной службы признаются предусмотренные главой 33 Кодекса преступления против установленного порядка прохожде-

' Об истории развития военного-уголовного законодательства России см. подробно, например: Ахметшии Х.М., Петухов Н.А., Тер-Акопов Л.А; Уколов А.Т. Преступления против военной службы (военно-уголовное законодательство Российской Федерации). М. 1999; Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. Учебник / Под ред. Н.А.Петухова. М. 1999. С. 6—35; 262—274; Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть. Учебник для вузов / Под ред. И.Я.Козаченко, З.А.Незнамовой, Г.П.Новоселова. М. 1998. С. 707—713.

795

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

ния военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву или по контракту в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

Общественная опасность воинских преступлений выражается в нарушении установленного порядка прохождения военной службы.

Социальную опасность представляют не сами по себе нарушения военно-служебных отношений, а те вредные последствия, которые могут наступить в результате допущенных нарушений. Воинский правопорядок устанавливается в целях обеспечения боевой готовности войск — важнейшего фактора военной безопасности государства, как об этом говорят новая редакция Концепции национальной безопасности и Военная доктрина государства '.

Всякое воинское преступление в той или иной мере ослабляет готовность армии и флота к вооруженной борьбе с вероятным противником, ограничивает достижение главных целей военной безопасности — предотвращение, локализацию и нейтрализацию военных угроз Российской Федерации.

Уголовная противоправность представляет собой юридическое выражение и закрепление общественной опасности, органически связана с ней. Противоправность воинских преступлений так же специфична, как и общественная опасность, которую она отражает на законодательном уровне: она проявляется в совершении субъектом деяния, запрещенного не только уголовным законом, что характерно для всякого преступления, но и, с учетом бланкетности уголовно-право-вых норм, специальными воинскими законами и иными нормативными источниками (иерархически выстроенной по юридической силе системой актов военного законодательства). Всякое воинское преступление нарушает те или иные правила несения военной службы (общие или специальные) независимо от способа конструирования

' См.: О Концепции национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ № 24-2000 г. / РГ. 2000. 18 января; Об утверждении военной доктрины Российской Федерации. Указ Президента РФ № 706-2000 г. / РГ. 2000. 25 апреля.

796

ТС7

Глава 9

диспозиции конкретного состава. Существует ряд явно бланкетных норм, требующих предметного анализа соответствующих воинских нормативных актов (воинских уставов, наставлений, инструкций и т.п.). Это, например, составы нарушений правил несения караульной службы и внутренней службы (ст. 342, 344 УК), нарушения правил вождения или эксплуатации машин (ст.

350) и др. Но невыполнением установленных правил является и совершение деяния, сформулированного в виде простой диспозиции: неисполнение приказа (ст. 332), насильственные действия в отношении начальника (ст. 334), поскольку во всех этих случаях речь идет о несоблюдении соответствующих требований военно-правовых актов.

Следующий признак — виновность — также органически связан с общественной опасностью и уголовной противоправностью. Представляя собой психическое отношение субъекта преступления к деянию и наступившим последствиям, виновность отражает воинский характер и того, и другого. Военнослужащий осознает или должен осознавать, что, являясь субъектом воинского преступления, он совершает деяние, нарушающее порядок несения военной службы, что он причиняет либо создает угрозу причинения вреда боевой готовности войск.

Явно выраженную специфику имеет и признак уголовной наказуемости воинских преступлений. С учетом особенностей, обусловленных характером службы в воинских формированиях страны, все виды наказаний, предусмотренных в ст. 44 УК, в зависимости от возможности их применения к военнослужащим, систематизируются на три группы.

Первая группа мер может применяться ко всем военнослужащим на общих основаниях и исполняется без каких-либо изъятий и ограничений (это штраф, конфискация имущества, лишение свободы на определенный срок или пожизненно, смертная казнь).

Вторую группу образуют наказания, хотя и причисляемые к числу общих, но имеющие специфику назначения и исполнения применительно к осужденным военнослужащим. Действующее законодательство говорит об особенностях применения ареста (ч. 3 ст. 54 УК), обязательных работ (ч. 4 ст. 49 УК), лишения права занимать опредслен-

7')7

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

ные должности или заниматься определенной деятельностью в условиях возможного продолжения осужденными службы (ст. 47 УК), о неприменении ко всем категориям военнослужащих исправительных работ (ст. 50, 51 УК), о возможности назначения ограничения свободы только военнослужащим, проходящим службу по контракту, об особенностях применения лишения воинского звания (ст.

48 УК).

Третью группу наказаний составляют специальные уголовно-пра-вовые меры, реализуемые только в условиях дальнейшего прохождения осужденными службы (как реально, так и условно): содержание в дисциплинарной воинской части (назначаемое военнослужащим, проходящим службу по призыву) и ограничение по военной службе (применяемое самостоятельно либо взамен исправительных работ лишь к военнослужащим, проходящим службу по контракту и отбываемое по месту службы осужденного). Эти специфические «воинские» наказания позволяют наряду с общими целями, стоящими перед уголовным наказанием, решать и специальную задачу — воинского воспитания и военно-исправительного воздействия, поскольку отбываются они в условиях несения осужденными военнослужащими военной службы.

Указанные особенности наказуемости преступлений против военной службы обусловили появление специального Раздела V в УИК РФ об исполнении наказаний в отношении осужденных военнослужащих, Положения о дисциплинарной воинской части, а также Правил отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими '.

Преступление против военной службы является разновидностью воинского правонарушения, в связи с чем возникает необходимость его разграничения с другими видами девиантного (отклоняющегося

' См.: Положение о дисциплинарной воинской части. Утверждено постановлением Правительства Российской Федерации № 669-1997 г. / РГ. 1997. 14 июля; Правила отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими. Приказ министра обороны РФ № 302 1997 г. / Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 1998. № 1. Более подробно о наказаниях военнослужащих см.: Безнасюк А.С.. Толкаченко А.А. Уголовные наказания военнослужащих: теория, законодательство, практика. М. 1999; Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. Глава 3. М. 1999; Толкаченко А., ЛобовЯ. Исполнение наказания в отношении военнослужащих. // РЮ. 1998. № 10. С. 46-^7.

Глава 9

от нормы) поведения, в частности, с дисциплинарными проступками по ряду критериев.

Воинское преступление — это деяние всегда общественно опасное и потому закрепленное уголовным законом, а проступок не предусмотрен им в силу незначительной опасности; воинское преступление влечет уголовное наказание, в то время как за дисциплинарный проступок ответственность наступает по Дисциплинарному уставу Вооруженных Сил Российской Федерации; виновность в совершении воинского преступления и наказание за его совершение определяется военным судом, тогда как те же вопросы в отношении дисциплинарного проступка решаются командиром (начальником).

Существует категория дисциплинарных правонарушений, хотя и предусмотренных уголовным законом, но в силу малозначительности не представляющих общественной опасности (ч.2 ст. 14 УК). Вопрос о разграничении таких проступков с воинским преступлением не вызывает сложностей, когда применяются нормы с более или менее конкретными формулировками последствий как признаков преступления или нормы с формальным составом. В этих ситуациях критерием разграничения является размер причиняемого вреда: физического, материального или организационного. Например, обязательным признаком сопротивления начальнику или принуждения его к нарушению обязанностей военной службы является насилие либо угроза его применения, (ст. 333 УК). Если насилие было незначительным (например, отталкивание руками), то такое сопротивление следует признавать малозначительным и рассматривать как дисциплинарный проступок.

Ряд составов сформулирован таким образом, что деяние образует преступление, если установлено, что оно могло причинить ущерб охраняемым интересам (так называемые «угрозосоздающие» составы). Такими являются нарушения правил несения специальных служб (боевого дежурства, пограничной службы и др.). Если угрожаемый вред несуществен, то деяние также в силу малозначительности должно признаваться проступком.

Наряду с конкретизированными составами существуют составы воинских преступлений с последствиями, выраженными оценочными

^

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

понятиями. В некоторых статьях главы 33 УК указываются в качестве обязательного (конструктивного) признака причинение существенного вреда (к примеру, в ч. 1 ст. 332 УК о неисполнении приказа и др.). При таких конструкциях критерием разграничения преступления с проступком является уголовно-правовой характер противоправности. Если оцениваемый вред не относится к существенному, значит, в содеянном нет состава преступления, предусмотренного уголовным законом. Часть 2 ст. 14 У К в этих случаях не применяется, деяние образует проступок, как не предусмотренное уголовным законом.

Лица, совершившие воинские преступления, могут быть освобождены от уголовной ответственности как по общим (ст. 75—78 УК), так и по специальным основаниям. Применительно к преступлениям против военной службы такие основания установлены только в отношении самовольного оставления части и дезертирства — в примечаниях к ст. 337, 338 УК. Освобождаемые от уголовной ответственности, как правило, привлекаются командирами (начальниками) к дисциплинарной ответственности — разновидности юридической ответственности.

Деяния военнослужащих, образующие состав преступления против военной службы, могут сочетаться с составами общеуголовных преступлений, но во всех таких случаях первый сохраняет самостоятельность, является более специальным и потому подлежит применению. Так, в процессе сопротивления начальнику (ст. 333 УК) виновный причиняет ему телесные повреждения, подпадающие под отдельный состав преступления против личности. Однако все деяние квалифицируется как преступление против военной службы. В случае, когда подчиненный, сопротивляясь начальнику, убивает его, содеянное квалифицируется по общеуголовной норме (ст. 105 УК). Но сопротивление не охватывается ею, выходит за ее пределы и квалифицируется самостоятельно как воинское преступление, с учетом правил совокупности (ст. 17 УК).

Аналогичное решение об уголовно-правовой оценке содеянного по совокупности преступлений принимается и в случае совершения военнослужащим хулиганства, сопряженного с сопротивлением на-

800

Глава 9

чальнику или иному лицу, исполняющему обязанности военной службы.

Объектам воинского преступления в соответствии со ст. 331 УК является порядок прохождения военной службы, под которым понимается закрепленная военно-правовыми актами (законами, воинскими уставами, а также иными военно-административными нормами) форма осуществления военно-служебной деятельности '.

Указанный объект является необходимым элементом всякого деяния, квалифицируемого как преступление против военной службы, хотя на него может посягать и общеуголовное деяние (например, при хищении военнослужащим военного имущества). Сам по себе порядок вне связи с социальными ценностями, во имя которых он устанавливается, юридического значения иметь не может. Поэтому, нормативно определяя порядок прохождения военной службы как объект воинского преступления, нельзя ограничиваться простой констатацией, а следует раскрыть ту социальную ценность, которая стоит за этим порядком и определяет действительную общественную опасность посягательства. В качестве таковой выступают военная безопасность и обороноспособность государства как состояние защищенности страны от вооруженной агрессии, как вооруженная защита Российской Федерации, целостности и неприкосновенности ее территории 2.

В соответствии с действующим законодательством военная служба — особый вид федеральной государственной службы, функционально предназначенный для вооруженной борьбы с военной агрессией, т.е. для обеспечения военной безопасности государства.

Рассматриваемый порядок военной службы (призванный обеспечивать военную безопасность и обороноспособность страны) в уголовном праве выполняет роль родового объекта и распространяет

' Об этом см.: Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. Учебник. М. 1999. С. 42—57; Зателепин О.К. Объект преступления против военной службы. Автореф. дисс... канд. юрид. наук. М. 1999.

2 См.: Ст. 1 Федерального закона «Об обороне» 1996 г. / РГ. 1996. 6 июня; О Концепции национальной безопасности Российской Федерации. Указ Президента РФ № 24-2000 г. / РГ. 2000. 18 января; Об утверждении военной доктрины Российской Федерации. Указ Президента РФ № 706-2000 г. / Там же. 2000. 25 апреля.

КО)

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

свое действие на все преступления против военной службы. Родовой объект включает в себя видовые, т.е. отдельные сферы военно-служебной деятельности, где решаются те или иные задачи обеспечения военной безопасности. Каждая такая разновидность воинского правопорядка выступает в качестве объекта, как правило, нескольких однородных преступлений.

В соответствии с видовым объектам формируется система составов преступлений против военной службы:

— против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. 332—336 УК);

— против порядка пребывания на военной службе, т.е. уклонения от службы (ст. 337—339 УК);

— против порядка несения специальных видов военной службы (ст. 340—344 УК);

— против порядка использования и сбережения военного имущества (ст. 345—348 УК);

—- против порядка эксплуатации военно-технических средств (ст. 349—352 УК).

В видовом выделяется непосредственный объект преступлений против военной службы — им является порядок прохождения данного вида службы в конкретном месте. Так, для часового, самовольно оставившего пост, в связи с чем произошло хищение из сданного под охрану караулу склада, непосредственным объектом посягательства будет признан установленный порядок несения караульной службы в данном составе караула, видовым — порядок несения специальной (караульной) службы, родовым объектом — порядок прохождения военной службы, а общим (в соответствии со ст. 2 УК) — в целом общественный порядок, мир и безопасность человечества.

Военнослужащий, нарушая порядок прохождения службы, в отдельных случаях одновременно посягает и на иные объекты, охраняемые уголовным законом, т.е. причиняет вред помимо основного еще и дополнительному объекту. Если диспозицией совершенного преступления против военной службы охватывается причинение вреда и второму (дополнительному) объекту, то содеянное квалифицируется

•»№.

Глава 19

только по одной статье военно-уголовного законодательства. Так, п. «в» ч. 2 ст. 334 УК предполагает ответственность за насильственные действия в отношении начальника с причинением ему тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, что исключает необходимость дополнительной квалификации содеянного по ст. 111 или 112 УК (которые при конкуренции со ст. 334 УК выступают в качестве общих норм и потому в данном случае не подлежат применению). При конструкции состава преступления против военной службы, исключающей в качестве обязательного признака посягательство на иной объект, содеянное оценивается по совокупности преступлений. Например, часовой, похитивший из вверенного ему под охрану склада военное имущество, несет ответственность как за нарушение уставных правил караульной службы по ст. 342 УК, так и одновременно за кражу чужого имущества по ст. 158 УК. Налицо так называемая идеальная совокупность преступлений (ст. 17 УК).

Наступление последствий более тяжких, чем те, которые предусмотрены диспозицией статьи о преступлении против военной службы, выход их за пределы воинского преступления, также требует квалификации по совокупности. К примеру, убийство подчиненным начальника в процессе оказываемого последнему сопротивления должно оцениваться по ст. 105 и ст. 333 УК.

Ряд составов преступлений против военной службы наряду с объектом включают и предмет преступления, под которым понимается материальное образование, по поводу которого устанавливается определенный порядок военно-служебных отношений. Этим предметом может быть военное имущество, в том числе техническое (ст. 346,347 УК), информация либо носитель ее — в составах неисполнения приказа (ст. 332 УК). Установление надлежащих признаков этих предметов — обязательное условие правильной квалификации соответствующих преступлений против военной службы.

Следующий важнейший и определяющий элемент преступлений против военной службы — специальный субъект. Ни одно лицо, кроме тех, которые указаны в ст. 331 УК (с учетом ее бланкетности), не может признаваться субъектом указанного преступления, хотя само

воз

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

оно может нести ответственность и за другие деяния на общих для всех граждан основаниях.

Особый круг субъектов преступлений против военной службы обусловлен рассмотренной спецификой их объекта. Нарушить воинский правопорядок и понести за это ответственность может не всякое лицо, а лишь включенное специальным способом в систему воинских отношений и на которое возложена обязанность соблюдать установленный порядок прохождения военной службы под угрозой применения специальной ответственности.

С учетом изложенного, субъектами преступлений против военной службы в соответствии с содержащимся в ст. 331 УК определением являются две категории лиц: военнослужащие и граждане, пребывающие в запасе во время прохождения ими военных сборов.

Федеральные законы «Об обороне», «О воинской обязанности и военной службе». Указ Президента об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил РФ и другие акты военного законодательства называют 12 федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба и где установлен соответствующий порядок ее прохождения по призыву либо по контракту. В целом же действует более 100 источников военно-правового характера, регламентирующих структуру военной организации государства и порядок прохождения военной службы в Российской Федерации '.

К.числу военнослужащих относится в первую очередь личный состав Вооруженных Сил РФ (армии и флота). Кроме Вооруженных Сил, существуют и иные войска (пограничные, железнодорожные, внутренние и др.), а также воинские формирования (инженерно-технические и дорожно-строительные), службы и органы (например, внешней разведки, федеральной службы безопасности и т.д.), в которых организуется военная служба по призыву либо по контракту. На военное время предусмотрено создание специальных формирований,

' См.: Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации. Указ Президента РФ X» 2140-1993 г. / РГ. 1993. 17 декабря; Уголовное право Российской Федерации. Преступления против военной службы. Учебник. Приложение. М. 1999. С. 245— 262.

8СЙ'

Глава 19

а также функционирование федерального органа обеспечения мобилизационной готовности (п. А—9 ст. 1 Закона «Об обороне» 1996 г.).

Военные строители являются лицами, приравненными к военнослужащим по своему правовому статусу, в том числе и по ответственности, вследствие чего на них распространяют свое действие нормы главы 33 о преступлениях против военной службы.

Существенное значение в характеристике каждого субъекта преступления против военной службы имеет возраст. Помимо положений ст. 20 УК, следует учитывать, что по общему правилу военная служба по призыву может начинаться не ранее достижения лицом 18 и не позднее 27 лет (ст. 22 Закона «О воинской обязанности и военной службе»). Для граждан, добровольно поступающих в военно-учебные заведения, этот возраст может быть и меньшим, а именно 16-летним (ст. 35 указанного Закона).

На решение вопроса о субъекте воинского преступления оказывает влияние правильное установление моментов начала и окончания военной службы. Все, что совершается вне сроков военной службы, не может признаваться воинским преступлением '.

Статья 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», определяя сроки военной службы для военнослужащих, проходящих службу по призыву или по контракту, устанавливает также начальный и конечный ее моменты. Так, началом военной службы для вновь призываемых граждан считается день их убытая из военного комиссариата субъекта Российской Федерации к месту ее прохождения, а для граждан, поступивших на службу по контракту, — день вступления в силу контракта о прохождении военной службы. Окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава части, что должно быть сделано по общему правилу в день истечения срока службы.

Преступление против военной службы всегда представляет собой нарушение виновным обязанностей военной службы. В связи с этим

' См.: Ст. 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе». // РГ. 1998. 2 апреля; ст. 3 Положения о порядке прохождения военной службы. Укач Проидента РФ № 1237-1999 г. // РГ. 1999. 28—29 сентября.

К/г

РОССИЙСКОЙ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

положением возникает вопрос об ответственности за нарушение лицом таких обязанностей, которые были возложены на него незаконно. Например, подчиненный уклоняется от исполнения приказа начальника, отданного вопреки интересам службы; лицо, не прошедшее первоначальной военной подготовки и не принявшее присяги, назначается вопреки требованиям устава в наряд в караул и нарушает правила несения этой службы. Во всех подобных случаях речь идет о нарушении лицом незаконно возложенных на него обязанностей военной службы. Таким образом, во всех случаях, когда военнослужащий нарушает обязанности, возложенные на него противозаконно, и такое нарушение подпадает под преступление против военной службы, он не может признаваться субъектом данного преступления. Если же в фактически совершаемых им действиях содержатся признаки состава иного (общеуголовного) преступления, лицо может быть привлечено к ответственности за такое преступление.

В системе преступлений против военной службы существует ряд составов, субъектами которых могут быть не все военнослужащие, а лишь ограниченный специальный их круг. Имеет место своеобразное выделение более специализированного круга субъектов в специальном же субъекте. К таким составам относится, например, нарушение правил несения караульной службы (ст. 342 УК), субъектом которого признается только лицо, входящее в состав караула. Военнослужащие, не являющиеся субъектами воинских преступлений со специальным составом, могут нести ответственность за участие в них по правилам ч. 4 ст. 34 УК, т.е. в качестве организаторов, подстрекателей или пособников.

По статьям, предусматривающим ответственность за преступления против военной службы, могут нести ответственность и гражда-•' не, не относящиеся к субъектам воинских преступлений, при условии, что они участвуют в совершении данных деяний вместе с военнослужащим.

Соучастники, не являющиеся специальными субъектами, в соответствии с ч. 4 ст. 34 УК отвечают в качестве организаторов, пособников или подстрекателей преступлений против военной службы; соис-

806

Глава 19

полнителями этих преступлений они быть не могут.

По конструкции объективной стороны большинство составов преступлений против военной службы совершаются путем действия и носят материальный характер, они предусматривают в качестве обязательного признака те или иные вредные последствия: физические (насильственные действия в отношении начальника), имущественные (умышленное уничтожение или повреждение военного имущества), организационные (например, срыв задания при неисполнении приказа).

Отдельные составы имеют формальный характер. К ним относятся главным образом уклонение от военной службы (например, дезертирство — ст. 338 УК).

Кроме того, существуют два состава, занимающие промежуточное положение между формальным и материальным составами преступлений; они допускают ответственность и, при условии, что деяние не повлекло, но могло повлечь причинение вреда. Это первые части статей 340 и 341 УК: нарушение правил несения боевого дежурства и, соответственно, пограничной службы.

В целом ряде составов воинских преступлений в качестве обязательных (конструктивных) специально указываются объективные признаки места, времени, способа, условий совершения преступлений.

Следует учитывать, что действующий УК является законодательством мирного времени. В силу предписаний ч. 3 ст. 331 УК уголовная ответственность за преступления против военной службы в военное время либо в боевой обстановке должна определяться законодательством Российской Федерации военного времени, на основании которого должны вноситься соответствующие дополнения в УК.

Субъективная сторона преступлений против военной службы предполагает вину в форме умысла либо неосторожности. В некоторых составах преступлений для характеристики их воинской направленности представлены цель и мотив: в одних нормах они прямо указываются, в других подразумеваются. Так, в составе дезертирства (ст. 338 УК) содержится указание на цель уклонения от прохождения службы. В составе сопротивления начальнику или принуждения его к

т.

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

нарушению обязанностей (ст. 333 УК) признак цели-прямо не описан, но подразумевается, органически включается в содержание понятия сопротивления, поскольку таковое без цели оказания противодействия невозможно. Аналогичным образом обстоит дело и с мотивом.

<< | >>
Источник: Рарога А.И.. Российское уголовное право: В 2-х т. Т. 2. Особенная часть / Под ред. проф. А.И. Рарога. — М.: Профобразование.2001. 872 с.. 2001

Еще по теме § 1. Понятие, признаки и система преступлений против военной службы:

  1. 3.6.1. Виды объектов преступления
  2. § 3. Разграничение преступлений и иных правонарушений
  3. § 3. Признаки и элементы состава преступления
  4. § 2. Преступления против общей безопасности
  5. § 1. Понятие и виды преступлении против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  6. § 1. Понятие, признаки и система преступлений против военной службы
  7. Уголовное наказание: понятие, признаки, цели, виды
  8. 2.2. Понятие и признаки преступления
  9. 6.5. Уголовная ответственность лиц, совершивших преступление в состоянии опьянения
  10. Понятие и система преступлений против здоровья
  11. § 3. Преступления против трудовых прав граждан
  12. § 3. Конкретные виды преступлений против правосудия
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -