<<
>>

§ 1. Понятие и виды преступлений против мира и безопасности человечества

Уголовный кодекс Российской Федерации впервые предусмотрел самостоятельный раздел (XII) и самостоятельную главу (гл. 34) о преступлениях против мира и безопасности человечества.

Эти преступления относятся к международным преступлениям в собственном (узком) смысле. Обычно под ними, т.е. международными уголовными преступлениями понимаются «деяния отдельных лиц, прямо связанные с международными преступлениями государств» '. При этом различие между международными преступлениями государств и физических лиц происходит по их субъекту. В первом случае в этом качестве выступают государства как таковые, во втором — физические лица, т.е. лица, которые направляют и осуществляют государственную политику, выражающуюся в международном преступлении соответствующего государства, и ответственные за нее. Представляется, что, при всей традиционности такого подхода к решению этого вопроса в отечественной науке международного права, он в достаточной степени устарел 2. Хотя бы по той причине, что целый ряд преступлений, признаваемых международными, не обязательно связан с политикой соответствующих государств, к примеру наемничество. В этих случаях «за спиной» лиц, совершающих такие преступления, обычно стоит не государство, а отдельная группа лиц, организация, партия либо общественное движение.

' Курс международного права. В семи томах. Т. 6. М. 1992. См. также: Степаненко В.И. О понятии международного уголовного права // Правоведение. 1982. № 3. С. 72.

3 По справедливому замечанию американских юристов М.Бассиони и К.Блейксли, «по очевидным политическим причинам ныне не подходящее время в истории, чтобы поднимать вопрос о международной уголовной ответственности государств и подчинении государстю-рисдикции международного уголовного суда. Это время еще не пришло, но оно придет по мере того, как мир становится все более взаимозависимым» Щит. по статье: Верещемчп И.С.

Международный уголовный суд: новые перспективы? // Московский журнал международного права. 1993. № 2. С. 6.

Н.10

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

Так или иначе, под международными преступлениями следует понимать преступления физических лиц. И они (эти преступления) получили современное наименование преступлений против мира и безопасности человечества '. Источником норм об ответственности за эти преступления является Устав Международного военного трибунала (Нюрнбергского), созданного для процесса по делу главных военных (немецких) преступников, виновных в развязывании второй мировой войны. В нем были сформулированы как основания уголовной ответственности за преступления против мира и человечности и военные преступления, так и конкретное содержание указанных трех разновидностей уголовно-правовых запретов (ст. 6 Устава). На первое место среди этих преступлений были поставлены преступления против мира, т.е. планирование, подготовка, развязывание или ведение агрессивной войны или войны в нарушение международных договоров, соглашений или заверений или участие в общем плане или заговоре, направленных к осуществлению любого из вышеуказанных действий. К военным преступлениям были отнесены деяния, являющиеся нарушением законов и обычаев ведения войны, выражающиеся в убийствах, истязаниях или уводе в рабство и для других целей гражданского населения оккупированных территорий, в убийствах или истязаниях военнопленных или лиц, находящихся на море; в убийствах заложников, ограблении общественной или частной собственности;

бессмысленном разрушении городов и деревень, разорении, не оправданном военной необходимостью, и других преступлениях.

Преступления против человечности — это убийства, истребление, порабощение, ссылка и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, или преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам с целью осуществления или в связи с любым преступлением, подлежащим юрисдикции трибунала, независимо от того, являлись ли эти действия

' В литературе по международному уголовному праву они именуются также преступлениями по общему международному праву в отличие от так называемых конвенционных преступлении.

См.: Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. Учебник. М. Спарк. 1999. С. 68-70.

850 /

Глава 20

нарушением внутреннего права страны, где они были совершены, или нет '. Указанная классификация была произведена и в уставе Токийского международного военного трибунала (1946 г.)2.

После Нюрнбергского и Токийского процессов в рамках ООН продолжалась работа по развитию нормативной базы, необходимой для борьбы с преступлениями против мира и человечества. Еще в 1947 г. в резолюции 177 Генеральная Ассамблея ООН поручила в этих целях Комиссии международного права сформулировать принципы международного права, признанные в Уставе Нюрнбергского трибунала (а также и в его приговоре), и составить проект Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества (к этому времени и относится новое официальное название этих преступлений). К вопросу о работе над проектом Генеральная Ассамблея возвращалась неоднократно. В 1991 г. на своей 43-й сессии Комиссия международного права в предварительном порядке приняла в первом чтении проект этого Кодекса, который через Генерального секретаря ООН был направлен правительствам стран на предмет его обсуждения. Проект состоит из двух частей. Часть первая (своеобразная Общая часть) включает нормы, формулирующие общие вопросы уголовной ответственности за указанные преступления (общие принципы, судебные гарантии, обстоятельства, исключающие ответственность и др.). Часть вторая формулирует 12 составов преступлений против мира и безопасности человечества: 1) агрессия; 2) угроза агрессией; 3) вмешательство во внутренние и внешние дела другого государства; 4) колониальное господство и другие формы иностранного господства; 5) геноцид;

6) апартеид; 7) систематическое и массовое нарушение прав челове-

' См.: Нюрнбергский процесс. Сб. материалов в 2-х томах. Т. 1. М. 1952 С. 16. Следует отметить значительный теоретический вклад советских юристов в разработку проблемы. См., например: Траинин А.Н. Защита мира и уголовный закон. М. 1937; Он же. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества. М. 1956; Ромашкин П.С. Преступления против мира и человечества. М. 1967; Шаргородский МД. Некоторые вопросы международного уголовного права // Советское государство и право. 1947. № 3. С. 31—29; Пионткоеский А.А. Вопросы материального уголовного права на Нюрнбергском процессе. М. 1948.

' См.; Рагинскчй М.Ю., Розечблим С.Я. Международный процесс главных японских военных преступников. М. 1950. С. 221—225 (Приложение).

851

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

ка; 8) исключительно серьезные военные преступления; 9) вербовка, использование, финансирование и обучение наемников; 10) международный терроризм; 11) незаконный оборот наркотических средств;

12) преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде '.

Как видно, перечень этих преступлений значительно расширен по сравнению с Нюрнбергом, что представляется по меньшей мере спорным и что вызвало справедливые замечания, поступившие от 22 государств. Так, принципиальные возражения были выдвинуты относительно включения в Кодекс составов таких преступлений, как вмешательство (Австралия, Англия, Нидерланды), колониальное господство (Англия, США, Швейцария), апартеид (Нидерланды, Норвегия), систематическое и массовое нарушение прав человека (Англия, Нидерланды, Норвегия), международный терроризм (Англия, Норвегия, США), незаконный оборот наркотических средств (Англия, Норвегия, США), преднамеренный и серьезный ущерб окружающей среде (Англия, Нидерланды, США). Со многими доводами, высказанными против включения указанных составов в Кодекс, по нашему мнению, следует согласиться. Так, вмешательство как уголовно-правовой запрет является слишком юридически общим и неконкретизированным. Кроме того, в международном праве отсутствуют и юридические основания установления такого уголовно-правового запрета. Понятие колониального господства также не обладает четким юридическим содержанием и в настоящее время представляет собой явление, фактически исчезнувшее из политической жизни, носящее исторический, а не современный характер. Кроме того, по справедливому замечанию английских юристов, деяния, совершаемые во время колониального господства, могут войти в качестве составных частей других преступлений (например, геноцида). Те же соображения высказаны и против введения в Кодекс норм об ответственности за апартеид (проблема возникла, как известно, в связи с положением в ЮАР, ныне коренным

' Организация Объединенных Нации. Генеральная Ассамблея. Комиссия международного права. Сорок пятая сессия. 3 мая — 23 июля 1993 г. Комментарии и замечания правительств в отношении проекта Кодекса преступлении против мира и безопасности человечества, принятого в первом чтении комиссией международного права на ее сорок третьей сессии. С. 3—15.

852

Глава 20

образом изменившимся). Некоторые страны (например, Австрия) высказались за замену понятия апартеида понятием расовой дискриминации. Систематическое и массовое нарушение прав человека при всей важности этой проблемы для международного сообщества также, с одной стороны, является слишком неопределенным в юридическом смысле понятием, а с другой — охватывается многими составами преступлений против личности (например, умышленных убийств), наказуемых по внутреннему (национальному) уголовному законодательству. Формулировка проекта Кодекса о наемничестве вызвала возражения в связи с тем, что указанные действия «не получили еще статуса общепризнанных международных преступлений» (Англия) и что уголовная ответственность устанавливается не за действия самих наемников, а лишь за вербовку, использование, финансирование и обучение наемников агентами или представителями государства (США) и в целом также является очень неопределенной в юридическом отношении. Международный терроризм фактически «растворяется» в составах специальных преступлений в национальном уголовном законодательстве большинства стран. Кроме того, недостатком определения этого преступления в проекте Кодекса является то, что эта формулировка ограничивает сферу действия данного уголовно-правового запрета «государственным» терроризмом, тогда как в настоящее время, несмотря на транснациональный характер этих преступлений, они предусматриваются в качестве таковых в национальном уголовном законодательстве большинства стран, и включение этой нормы в Кодекс мало что способно изменить в направлении совершенствования борьбы с этими преступлениями.

Под влиянием этого обсуждения в ходе своей 48-й сессии Комиссия международного уголовного права (в порядке работы над вторым чтением проекта Кодекса) приняла существенно обновленный текст Проекта. Так, его Особенная часть стала включать ответственность за следующие преступления:

1) агрессию;

2)геноцид;

3) преступления против человечное! и;

к»

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

4) преступления против персонала ООН и связанного с ней персонала;

5) военные преступления (включая причинение обширного долговременного и серьезного ущерба природной среде)'.

Основные преступления против мира и безопасности человечества вошли в юрисдикцию Международных трибуналов, учрежденных Резолюциями Совета Безопасности ООН для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения гуманитарного международного уголовного права, — на территории бывшей Югославии (от 22 февраля 1993 г.)2 и за аналогичные преступления на территории Руанды и соседних с ней государств (от 8 ноября 1994 г.)3. Кроме того, 17 июня 1998 г. на Римской Дипломатической конференции был принят Статут Международного уголовного суда как постоянного судебного органа, призванного осуществлять правосудие в отношении лиц, совершивших такие преступления, как преступления против человечности, агрессия, геноцид, военные преступления.

Таким образом, проблема определения деяний, относимых к преступлениям против мира и безопасности человечества, остается пока до конца не решенной в международном праве, что затрудняет их определение и в национальном уголовном законодательстве. Тем не менее, как видно из сопоставления содержания главы У К РФ о преступлениях против мира и безопасности человечества и проекта международного Кодекса об этих преступлениях и результатов его обсуждения международным сообществом, российский Кодекс во многом сумел вобрать в себя «плюсы и минусы» международного проекта Кодекса об этих преступлениях.

Однако каким образом традиционная проблема международного права превратилась в проблему национального уголовного законодательства? Прежде всего, по причине того, что работа над Кодексом о

' См.: Доклад Комиссии международного уголовного права и работа ее сорок восьмой сессии 6 мая — 26 июля 1996 г. Организация Объединенных Наций. Нью-Йорк. 1996. С. 89— 124.

3 См.; Международное публичное право. Сб. документов. Том 2. М. 1996. С. 102—103.

'См.; Там же. С. 110—111.

854

Глава 20

преступлениях против мира и безопасности человечества идет уже десятилетия.

Указанные трудности и не вполне четкие перспективы принятия Кодекса о преступлениях против мира и безопасности человечества и привели к тому, что проблема ответственности за подобные преступления стала превращаться в проблему национального уголовного права. Учитывая же, что нормы об ответственности за эти преступления имеют тенденцию к увеличению в национальном уголовном законодательстве, отдельные государства, «обгоняя» кодификацию международно-правовых норм об ответственности за преступления против мира и безопасности человечества, объединяют эти нормы в самостоятельные разделы (главы) своих национальных уголовных кодеков. Так, например, в новом Уголовном кодексе Франции (1992 г.) в книге II («О преступлениях и проступках против человека») предусмотрен раздел I «О преступлениях против человечества», объединяющий три главы и насчитывающий девять статей. По этому пути пошел и российский законодатель, предусмотрев в УК самостоятельный раздел (главу) об этих преступлениях.

Преступления против мира и безопасности человечества (в том числе и международные уголовные преступления) необходимо отличать от так называемых преступлений международного характера. Эти преступления предусмотрены в соответствующих международно-правовых конвенциях, однако в отличие от международных уголовных преступлений они не находятся в непосредственной связи с действиями государств '. Юридическая природа этих преступлений носит двойственный характер. Формулирование состава соответствующего преступного деяния содержится в международно-правовых конвенциях, а уголовно-правовые санкции за совершение этих деяний — в нормах внутреннего (национального) уголовного законодательства. Как в прежнем УК РСФСР, так и в действующем УК РФ содержится достаточно много норм о таких преступлениях. Это нормы об ответственности: за изготовление или сбыт поддельных денег и ценных

' См.: Карпец И.И. Преступления международного характера. М. 1979.

РОССИЙСКОЕ УГОЛОВНОЕ ПРАВО

бумаг, захват заложников, нарушение законодательства о континентальном шельфе, угон воздушного судна, терроризм, незаконное обращение с радиоактивными материалами, незаконный оборот наркотических средств, незаконное распространение порнографических материалов и предметов и некоторые другие. В этих нормах налицо переплетение международно-правовых интересов с внутренней (национальной) юрисдикцией соответствующих государств. Конечно же, для такого (совместного) способа охраны общества от преступных посягательств запрещаются не любые общественно опасные деяния, а только те, которые совершаются на территории не одного государства (переходят национальные границы), однако не столько потому, что могут быть совершены гражданином одного государства на территории другого государства, а в связи с тем, что они (эти преступления) посягают на нормальные отношения между государствами, наносят ущерб мирному сотрудничеству в различных областях межгосударственных отношений (экономических, социально-культурных, имущественных), а также организациям и гражданам '. Вполне типичными (характерными) преступлениями такого вида можно поэтому назвать такие преступления, как фальшивомонетничество, угон воздушного судна, незаконные операции с наркотическими средствами. В последние годы совершение этих преступлений приобретает все более организованный характер, и они во многом становятся проявлением международной организованной преступности.

Все преступления, уголовная ответственность за которые предусмотрена в разделе XII (глава 34) УК, посягают на мир и безопасность человечества. Последние выступают в качестве родового (специального) объекта этих преступлений. Вместе с тем то или иное из этих преступлений посягает на определенный элемент мира и безопасности человечества. В связи с этим рассматриваемые посягательства можно дополнительно классифицировать в зависимости от непосредственного объекта:

' См.: Карпец И.И. Международная преступность. М. 1998. С. 203; Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями. М. 1993. С. 13—16.

856

Глава 20

1) преступления, посягающие на мир и мирное сосуществование государств (ст. 353—355 УК);

2) преступления, посягающие на регламентированные международным правом средства и методы ведения войны (ст. 356—359 УК);

3) преступления, посягающие на безопасность представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой (ст. 360 УК).

<< | >>
Источник: Рарога А.И.. Российское уголовное право: В 2-х т. Т. 2. Особенная часть / Под ред. проф. А.И. Рарога. — М.: Профобразование.2001. 872 с.. 2001

Еще по теме § 1. Понятие и виды преступлений против мира и безопасности человечества:

  1. 3.6.1. Виды объектов преступления
  2. 7.9. Освобождение от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда (ст. 83)
  3. § 1. Понятие и значение объекта преступления
  4. § 2. Классификация объектов преступления
  5. § 1. Понятие, признаки и система преступлений против военной службы
  6. § 1. Понятие и виды преступлений против мира и безопасности человечества
  7. t. ОТКАЗ ОТ СОБЛЮДЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫХ НАЧАЛ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ И ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕЧНОСТИ. «КРИТИКА» И ДИСКРЕДИТАЦИЯ РЕШЕНИЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ВОЕННОГО ТРИБУНАЛА В НЮРНБЕРГЕ
  8. Понятие, задачи, предмет, принципы уголовного права
  9. 16.6. Виды преступлений
  10. 17.5. Юридическая ответственность за экологические правонарушения
  11. Понятие, предмет, метод, система и источники уголовного права. Принципы, функции и задачи уголовного права
  12. § 3. Объект экологических преступлений как система социально-экологических отношений
  13. § 2. Преступления, посягающие на социально-экологические отношения по обеспечению экологической безопасности
  14. § 1. Понятие и виды преступлений против мира и безопасности человечества
  15. Лекция № 1. Введение в спецкурс
  16. УГОЛОВНОЕ ПРАВО: ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ, ФУНКЦИИ, СИСТЕМА
  17. СОВРЕМЕННОЕ ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО РОССИИ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -