<<
>>

4.3. Содержание общественно опасных последствий в преступлениях,

предусмотренных ст. 176 УК РФ В теории уголовного права под общественно опасным последствием понимается вред, причиненный общественным отношениям, охраняемым уголовным законом, в результате совершенного общественно опасного деяния.

Содержание общественно опасных последствий определяется содержанием объектов, вредные изменения в которых они производят. «При этом конечный элемент объективной стороны — преступное последствие должно быть однородно по характеру вреда с тем общественно опасным действием (бездейст-

\ « 206

вием), которое предусмотрено данной нормой уголовного права».

По конструкции составы преступлений, предусмотренные ст. 176 УК РФ, являются материальными, и преступления считаются оконченными в момент причинения крупного ущерба, который является конститутивным признаком объективной стороны и причиняется, по смыслу ч. 1 ст. 176 УК РФ, кредитору, а по ч. 2 ст. 176 УК РФ гражданам, организациям или государству. Кроме того, по мнению Н. А. Лопашенко, по ч. 1 ст. 176 УК РФ ущерб может быть причинен помимо кредитора гарант}', государству, другим хозяйствующим субъектам и т. д.20'

204

Мамедов А. А. Объективная сторона преступлений в сфере банковской деятельности // Уголовное право. 2000. № 2. С. 37. 20е Там же. С. 37. г^Там же. С. 36.

Лопашенко Н. А. Указ. соч. С. 116.

102 Глава 1

Для преступлений, сконструированных законодателем по типу «материальных», т. е. для признания которых оконченными требуется наступление последствий, непосредственно предусмотренных в диспозиции уголовно-правовой нормы, важное значение имеет то обстоятельство, как указанный признак описан в составе преступления.

Не вызывает трудностей ситуация (при квалификации деяний), когда в законе указан исчерпывающий объем признаков, характеризующих общественно опасные последствия. Это позволяет однозначно установить характер и размер последствий. И наоборот, наибольшее затруднение вызывают те случаи, когда законодатель ограничивается лишь ссылкой на значительный ущерб, крупный ущерб, существенный вред, тяжкие последствия, не раскрывая эти признаки и не давая критериев для отнесения к таковым конкретных случаев наступления последствий.

С одной стороны, понятно стремление законодателя учесть наибольшее количество возможных вариантов причинения такого рода вреда или наступления последствий определенного характера. Но, не устанавливая критериев (прежде всего стоимостных), законодатель тем самым препятствует применению закона либо делает возможным отнесение деяния к разряду преступных, основываясь не на законе, а на правосознании лица, применяющего закон. Иными словами, основанием уголовной ответственности является не совокупность строго установленных законом признаков преступного деяния (состав преступления), а некая совокупность признаков, формируемых, по сути, произвольно.

Понятие и критерии «крупного ущерба» законодателем в преступлениях, предусмотренных ст. 176 УК РФ, не определены. Как полагает Б. В. Волженкин, решение о неуказании на размер ущерба было принято, поскольку финансовое положение обманутых кредиторов может быть весьма различным208. На этот момент, правда, указывали еще при разработке Проекта УК РФ Л. Д. Гаухман и С. В. Максимов 209.

Однако именно неопределенность понятия

•°В Комментарий к УК РФ / Отв. ред. В. И. Радченко. М., 1996. С. 286. ю9 Гаухман Л. Д., Максимов С. В. Уголовно-правовая охрана финансовой сферы: новые виды преступлений и их квалификация. М., 1996. С. 52.

Юридическая характеристика составов преступлений... 103

«крупный ущерб» вызывает неоднозначное толкование данного последствия и как результат приводит к проблемам при квалификации.

В подтверждение же мнения о том. что отсутствие формального определения стоимостных параметров (указанных преступных последствий, являющихся конструктивным признаком различных составов преступлений) вызывает трудности при квалификации, можно привести противоречивые рекомендации ученых и практиков по определению понятий крупного ущерба, причиненного гражданину, организации (юридическому лицу), государству.

Так, А. Э. Жалинский и другие исследователи предлагают размер крупного ущерба определять с учетом примечания к ст. 177 УК РФ210. Это решение неприемлемо, ввиду того, что принцип недопустимости аналогии, на котором базируется отечественное уголовное законодательство, не позволяет использовать с этой целью опреде-

/~ " 211

ление крупного размера по объему кредиторской задолженности . По этой же причине нельзя руководствоваться и рекомендацией П. Н. Панченко, который предлагает определять этот размер не менее чем в 500 минимальных размеров оплаты труда (согласуясь, вероятнее всего, с ущербом в преступлениях против собственности)212. Подобное решение предлагается большинством опрошенных респондентов. Кроме того, и материалы изученных уголовных дел позволяют сделать вывод о применении аналогичного решения. Это обстоятельство свидетельствует скорее о том. что правоприменителям необходимо точное количественное описание такого признака, как «крупный ущерб».

'10 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Особенная часть / Под общ. ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева. С. 181; Волженкин Б. В. Экономические преступления... С. 120; Гарифуллина Р. Ф. Указ. соч. С. 36. — Мнение А. Э.Жалинского отражено в Методических рекомендациях Следственного комитета МВД РФ от 1997 г. по расследованию незаконного получения кредита.

11 По мнению В. Минской, также «логично предположить, что должны быть одинако вые размеры крупного ущерба при получении кредита в ст. 176 УК РФ и крупного размера кредиторской задолженности (ст. 177 УК РФ), понятие которого дано в при мечании к ст. 177 УК РФ» (см.: Минская В. Уголовно-правовое обеспечение примене ния норм об ответственности за преступления в сфере экономической деятельно сти // Уголовное право. 1999. № 3. С. 31).

12 Научно-практический комментарий к УК РФ. Т. 1 / Под ред. П. Н. Панченко. Н. Новгород, 1996. С. 488; см. также: Плешаков А. М. Уголовная ответственность за незаконное получение кредита... С. 22.

104 Глава 1

Следующие предложения по толкованию рассматриваемого признака связаны с учетом не только размера материального ущерба, но и иных обстоятельств.

По мнению В. П. Верина. при оценке ущерба как крупного необходимо учитывать как сумму незаконно полученного кредита, так и финансовое положение обманутых кредиторов213.

А. В. Яковлев предлагает рассматривать в качестве крупного ущерба такие случаи, когда незаконное получение кредита существенно ухудшило экономическое положение банка или иного кредитора 214. Эта позиция вызвала горячую критику со стороны В. Д. Ла-

ричева .

Б. В. Волженкин говорит о том, что такой ущерб, прежде всего, связан с невозвращением денежных средств, выданных заемщиком по кредитному договору, неуплатой процентов или несвоевременным возвращением кредита216.

Другие авторы приводят в качестве примеров конкретные ситуации, характеризующие, по их мнению, причинение крупного ущерба. Так, называются следующие возможные последствия незаконного получения кредита: банкротство организации-кредитора, нарушение режима его нормальной работы, включая срыв запланированных сделок, важных для региона и государства коммерческих переговоров и заключения значимых коммерческих контрактов; снижение финансового оборота; вынужденная неуплата налогов, невыполнение других принятых на себя обязательств; необходимость проведения вынужденного сокращения штатов и т. д.21'

13 Уголовный кодекс РФ: Научно-практический комментарий / Отв. ред. В. М. Лебедев. Варшава, 1997. С. 340.

и Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В. Н. Кудрявцева, А. В. Наумова. М., 1997. С. 190.

"5 Ларичев В. Д., Абрамов В. Ю. Проблемы совершенствования уголовного законодательства в области защиты прав кредиторов // Государство и право. 1998. № 8. С. 101.

216 Комментарий к УК РФ / Отв. ред. В.И. Радченко. М., 1996. С. 288. — В приведенном выше примере с предпринимателем из Нижнего Тагила, получившим незаконно кредит в отделении Сбербанка, ущерб был нанесен именно уклонением от уплаты процентов по полученному кредиту.

! 7 Максимов С. В. Уклонение от погашения кредиторской задолженности // Уголовное право. 1998. № 2. С. 4; Ривкин К. Новый Уголовный кодекс Российской Федерации: ответственность за злоупотребление кредитами // Экономика и жизнь. 1997. № 3; Лопашенко Н. А. Указ. соч. С. 30.

Юридическая характеристика составов преступлений... 105

Наряду с этим, например, для кредитной организации возможно даже определять ущерб исходя из положений Инструкции Центрального банка № 1 («О порядке регулирования деятельности банков»), вступившей в силу с 1 января 1998 г., утвержденной приказом Центрального банка РФ от 01.10.97 г. за № 02-430. Согласно этой Инструкции максимальный размер крупных кредитных рисков устанавливается как процентное соотношение совокупной величины крупных кредитных рисков и собственных средств (капитала) банка. Совокупная сумма требований, взвешенных с учетом риска, к одному заемщику (или группе связанных заемщиков) банка по кредитам с учетом 50% сумм забалансовых требований (гарантий, поручительств), имеющихся у банка в отношении одного заемщика (или группы связанных заемщиков), превышает 5% капитала банка и рассматривается в качестве крупного кредита. Сказанное позволяет рассматривать ущерб, причиненный незаконным получением кредита (в ч. 1 ст. 176 УК РФ) банку или иной кредитной организации, в качестве крупного, если он составляет цифру, приблизительно равную 2-5% уставного капитала банка.

Что касается ч. 2 ст. 176 УК РФ, то такой подход будет не совсем правильным, так как оценка суммы ущерба для граждан, организаций и государства явно различна.

Для гражданина, например, имеющего право на получение кредита на постройку дома, но не получившего его в результате различных махинаций, совершенных другим гражданином, этот ущерб может выражаться как в самой непостройке дома, так и в получении кредита в другом месте с более жесткими условиями (больший процент за пользование кредитом, меньший срок возврата и т. п.). Для государства ущерб может выражаться в дополнительных затратах, например, на ввоз продуктов в районы Крайнего Севера. И. В. Шишко полагает, что в ч. 2 ст. 176 УК РФ характер ущерба не ограничивается имущественным, а может быть и организационным, и моральным218, и даже физическим 219.

!1а По мнению С. Максимова, «моральный вред может быть связан с существенным понижением рейтинга стабильности и надежности кредитора, утратой доверия у партнеров и клиентов..» (Максимов С. В. Уголовная ответственность за невыполнение должником заемных обязательств... С. 12). "9 Горелик А. С., Шишко И. В., Хлупина Г. Н. Указ. соч. С. 49.

106 Глава 1

Таким образом, исходя из анализа уголовных дел и приведенных точек зрения получается, что в каждом случае размер крупного ущерба должен определяться отдельно с учетом хозяйственного положения и финансового состояния кредитора, степени отрицательного влияния на них данного ущерба, а также признания данного факта кредитором, наличия объективной для заемщика возможности осознать действительное финансовое состояние и хозяйственное положение кредитора220. Даже если согласиться с таким положением, то последние два обстоятельства, отстаиваемые С. В. Максимовым, требуют оговорок.

Как представляется, органы расследования все-таки не должны выяснять мнение пострадавшей от изъятия средств стороны о размере ущерба и учитывать это мнение при уголовно-правовой квалификации деяний, связанных с незаконным получением кредита. Ущерб и его размеры -- категории объективные. Поэтому мнение сторон относительно размеров ущерба не должно учитываться при квалификации незаконных действий заемщика при получении средств. Опрошенные работники прокуратуры и МВД во взглядах по данному вопросу разошлись. Около 60% респондентов высказывались за выяснение отношения потерпевшей стороны к величине причиненного ущерба и признания его крупным.

В. Д. Ларичев и В. Ю. Абрамов, обоснованно критикуя такие позиции, предлагают свое решение этого вопроса, предлагая или внести законодателю изменения в данную норму, конкретно указав размер крупного ущерба, или сформулировать норму как формальный состав преступления221.

Думается, что, несмотря на все выдвинутые выше аргументы в пользу широкого толкования признака «крупный ущерб», они не являются основанными на законе. В теории и практике по разрешению уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 176 УК РФ, следует признавать преступными последствия в виде причинения крупного ущерба только материальные последствия в форме реального имущественного ущерба, упущенной выгоды или непередачи должного, но ни организационный, ни моральный и ни тем бо-

120 Максимов С. В. Уголовная ответственность за невыполнение должником заемных обязательств... С. 12.

221 Ларичев В. Д., Абрамов В. Ю. Банковские преступления // Уголовное право. 1998. Nal.C. 111.

Юридическая характеристика составов преступлений... 107

лее физический222. Причина такой категоричности в том, что законодатель при конструировании состава ст. 176 УК РФ использовал термин «крупный ущерб», понимаемый в теории уголовного права и на практике как имущественное последствие преступления, в отличие, например, от понятия «тяжких последствий», которые могут быть образованы как материальным ущербом, так и причинением физического вреда. Что касается морального вреда, то он не должен включаться в крупный ущерб, поскольку определяется судом в гражданском порядке.

Рассмотрим подробнее вопрос о соотношении понятий, используемых гражданским и уголовным правом для обозначения негативных последствий: имущественного вреда, структуры ущерба, его составляющих и видов.

В уголовном праве для правильной квалификации преступлений традиционно выделялись прямой ущерб и неполучение должного 223 (упущенная выгода). Гражданский кодекс в качестве одного из способов защиты гражданских прав предусматривает возмещение убытков (ст. 12 ГК РФ). При этом виды убытка различаются в зависимости от того, представляют ли они собой: а) расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права; б) утрату или повреждение его имущества (реальный ущерб); в) неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода) (ч. 2 ст. 15ГКРФ).

Как видно из сказанного выше, понятие «ущерб», используемое в уголовном законодательстве для обозначения имущественных последствий преступления, значительно уже понятия «убыток», используемого гражданским правом для обозначения подлежащего возмещению имущественного вреда.

^Такой же подход у Л. В. Иногамовой-Хегай (см.: Иноаамова-Хеаай Л. В. О совершенствовании уголовно-правовых норм об ответственности за преступления в сфере экономической деятельности// Уголовно-правовые и криминологические проблемы борьбы с преступностью в сфере экономики. Материалы расширенного заседания Ученого совета НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре РФ. М., 2001. С. 76).

23 Кудрявцев В. Н. Причинность в криминологии. М., 1968. С. 87; Михлин А. С. Последствия преступления. М., 1969. С. 18.

108 Глава!

На данный момент бесспорным является тот факт, что для квалификации такого вида преступных деяний, как, например, хищений, значение имеет размер похищенного (т. е. стоимость имущества в его денежном выражении на момент совершения преступления). Никакие другие виды убытка при определении размеров хищения (кроме прямого ущерба) при квалификации не учитываются.

Имущественные последствия преступлений в виде упущенной выгоды характеризуются тем, что потерпевший в результате преступления не получает того имущества или денег, которые он вправе получить в силу закона, договора или иного законного основания.

В уголовном праве грань между прямым ущербом и упущенной выгодой зависит от того, находилось ли в фондах собственника (в обладании потерпевшего) имущество (деньги, ценные бумаги, иные материальные ценности), которое подверглось изъятию, повреждению, уничтожению или передаче. Юридическое значение (в том числе для квалификации преступления) имеет не только сумма ущерба, но и то, в чем конкретно выразился этот ущерб224.

В правоприменительной практике и юридической литературе сформировался такой подход к оценке ущерба, который предполагает отнесение его к крупному: материальный ущерб большей величины при упущенной выгоде и меньшей — при реальном ущербе. В подтверждение этого вывода можно сослаться на мнение Г. А. Кри-гера, анализирующего аналогичное положение применительно к разграничению хищения и причинения имущественного ущерба путем обмана и злоупотребления доверием без признаков хищения225. Учет законодателем именно этого объективного обстоятельства прослеживается в санкциях статей, предусматривающих наказание за различные преступления, обязательным признаком которых выступает имущественный ущерб в том или ином его выражении.

Следует заметить, что вопросы, касающиеся размеров (суммы) ущерба и установления причинной связи между деянием и наступившими последствиями в преступлениях, где имеется ситуация, когда виновный, удерживающий имущество или деньги, в силу на-

г24 МихлинА. С. Указ. соч. С.18.

225 Кригер Г. А. Квалификация хищений социалистического имущества. М., 1974.

С. 36.

Юридическая характеристика составов преступлений... 109

званных оснований обязан передать их потерпевшему (ст. 165, 194 уК РФ и др.), не вызывает затруднений, поскольку ответ на них вытекает из перечисленных законных оснований. И совсем иная ситуация возникает, когда в результате совершения каких-либо преступных действий (бездействия) потерпевший не получает доход, который он мог или должен был бы получить от третьих лиц, если бы указанные деяния не были совершены, при этом в результате их совершения потерпевшему, как правило, причиняется и прямой материальный ущерб. В этой ситуации решение тех же вопросов значительно затрудняется, поскольку в законодательстве нет достаточной ясности, в частности, по следующим вопросам: какого вида ущерб должен учитываться при квалификации; как быть, если размер неполученных доходов не поддается прямому подсчету или требует компетентного подтверждения (экспертизы); какова должна быть вероятность получения этих доходов, достаточная для установления причинной связи, и ее (вероятности) критерии.

Установление и доказывание всех этих моментов имеет важное (и обязательное — в силу п. 4 ст. 68 УПК РСФСР (п. 4 ч. 1 ст. 73 УПК РФ)) значение для квалификации деяния, поскольку любые «неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого» (ч. 3 ст. 49 Конституции РФ).

Следующее, на чем необходимо остановиться. Среди экономических оснований криминализации и пенализации деяний в сфере экономической деятельности основное место принадлежит стоимостным критериям преступности и наказуемости деяний, совершаемых в указанной выше сфере, поскольку, как уже говорилось, ущерб от этих деяний выражается, прежде всего, в материальном виде, а указание на критерии наказуемости осуществляется в законе посредством установления имущественных санкций. Выступая в качестве конструктивного признака состава преступления, стоимостные критерии преступности деяния являются одновременно и главными критериями разграничения преступного деяния и иных правонарушений, совершаемых в сфере экономической деятельности. И специфичность экономических преступлений заключается в том, что они причиняют или создают угрозу причинения имущественного вреда, выражающегося стоимостным значением последствий или Деяния.

Таким образом, для преступлений, совершаемых в сфере экономической деятельности, именно количественные показатели, являясь обязательным признаком состава преступления, во многом определяют их качественное отличие от правонарушений. Деяние становится преступлением лишь при достижении определенного уровня или при ущербе определенного размера, величина которых (уровня или размера) выражается количественным значением стоимостных критериев.

В этом случае преступность деяния определяется размером последствий имущественного характера, который выражается, прежде всего, в стоимостной оценке причиненного ущерба.

Как представляется, стоимостные параметры имущественного ущерба должны выступать в качестве конструктивного признака, позволяющего отграничить преступное поведение от непреступного и в составах преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ. Таким образом, наличие состава преступления связывается с конкретными признаками, определяющими повышенную степень опасности совершенного деяния и делающими его преступным деянием. Отсутствие таких признаков свидетельствует об отсутствии состава преступления, о пониженной степени опасности совершенного деяния226, об отнесении этого деяния к числу экономических проступков, влекущих за собой финансовую, административную, дисциплинарную ответственность.

В таких ситуациях «нормативное закрепление характера общественной опасности без использования количественных показателей опасности деяний невозможно. Невозможно именно потому, что изменения в характере опасности преступлений нередко обладают количественно-качественным наполнением»227. Уместно вспомнить здесь мысль Гегеля о том, что преступление «должно быть в качестве наличного бытия определено соразмерно качественным и количественным различиям»228.

Если исходить из того, что определить точные размеры крупного материального ущерба едва ли возможно. И, прежде всего потому, что они будут разными для разного характера ущерба (как ука-

'2е Курс советского уголовного права. Часть общая: В 5 т. Л., 1968. Т. 1. С. 170. :27 Мальцев В. В. Проблема отражения и оценки общественно опасного поведения в уголовном праве: Дис. ... докт. юрид. наук. М., 1993. С. 212. Гегель Ф. Философия права. М., 1990. С. 256.

Юридическая характеристика составов преступлений... 111

зывалось ранее, выше для ущерба в виде упущенной выгоды), для различных преступных деяний, для разных потерпевших (физическое лицо, коммерческая или иная организация, государство), то, конечно, широкое толкование «крупного ущерба», как и предлагается указанными исследователями, является единственно правильным.

Вместе с тем уяснение содержания и смысла уголовно-правовых норм, предусматривающих ответственность за деяния, совершаемые в сфере экономической деятельности, показывает, что законодатель, конструируя составы по типу «материальных», не требует выяснения вопроса о том, в каком именно виде причинен имущественный ущерб229. Иными словами, как указывалось выше, используя термин «ущерб», законодатель фактически подразумевает причинение потерпевшему убытков, в том смысле, в каком понятие «убытки» используется в гражданском законодательстве (ч. 2 ст. 15 ГК РФ). Следовательно, для квалификации деяния имеет значение денежная оценка имущественного вреда в целом, т. е. не что иное, как сумма убытка. Практически именно это толкование предлагает А. М. Плешаков, который считает, что «ущерб от преступления (предусмотренное ст. 176 УК РФ) по своему объему может быть более значительным, чем сумма выданных кредитных средств, и дополнительно включать в себя расходы, которые банк должен будет понести для восстановления нарушенного права, и сумму неполученных доходов»230.

Иное решение вопроса может привести к неадекватной оценке последствий преступного деяния, не обеспечит объективной оценки степени общественной опасности указанных последствий и преступления в целом.

Конечно, по существу, только практика сможет выработать примерные денежные критерии крупного материального ущерба для каждого из материальных составов преступлений в сфере экономической деятельности. Однако это не причина для широкого толкования «крупного ущерба». А. Н. Андреев и С. А. Гордейчик, также делая вывод о том, что последствия в данном деянии носят имуще-

129 Мурзаков С. И. Структура имущественного ущерба и квалификация преступлений в сфере экономики // Российский следователь. 2000. № 3. С. 10.

Плешаков А. М. Уголовная ответственность за незаконное получение кредита... С. 22.

112 Глава 1

ственный характер, говорят об их возможном стоимостном выражении. На основании материалов проверок, проведенных контрольно-ревизионным управлением Минфина РФ, они предлагают исходить из суммы в пятьсот минимальных размеров оплаты труда как критерия для трактовки понятия крупного ущерба231.

Итак, проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что для эффективного использования уголовного закона в настоящее время представляется необходимым законодательное установление и формальное закрепление нижней границы преступности деяний, в диспозиции которых присутствует такой обязательный признак, как «крупный ущерб» или формулирование составов преступлений по типу «формальных».

Формальный размер материально исчисляемого крупного ущерба на сегодняшний день, с учетом высказанных предложений, не может быть менее 500 МРОТ (минимальных размеров оплаты труда). Необходимость именно формального закрепления стоимостных критериев объясняется тем, что в случае указания в норме на причинение ущерба собственнику или владельцу имущества без определения его размера (оценочный признак) признание его таковым будет зависеть от конкретных обстоятельств дела. А установление данного признака, как это видно из настоящего исследования, связано со значительными трудностями.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: А. А. Сапожков. КРЕДИТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. Незаконное получение кредита и злостное уклонениеот погашения кредиторской задолженности. Санкт-Петербург Юридический центр Пресс, 2002. 2002

Еще по теме 4.3. Содержание общественно опасных последствий в преступлениях,:

  1. 3.8.1. Общественно опасное деяние (действия или бездействия)
  2. 3.8.2. Общественно опасные последствия
  3. В международном праве содержится целый ряд норм по ограничению и запрещению средств массового уничтожения людей, а также пресечению подобных общественно опасных действий. Непосредственным объектом рассматриваемых преступлений являются посягательства на безопасность человечества.
  4. По степени общественной опасности
  5. § 2. Общественно опасное деяние. Понятие и формы
  6. § 3. Общественно опасные последствия. Понятие и виды
  7. § 2. Общественная опасность деяния
  8. § 6. Причинная связь между общественно опасным действием (бездействием) и наступившими общественно опасными последствиями
  9. ОГЛАВЛЕНИЕ
  10. §4. Содержание и специфика объективной стороны преступлений, предусмотренных ст. 176 УК РФ
  11. 4.3. Содержание общественно опасных последствий в преступлениях,
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -