Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 1.2. Уголовно-правовые аспекты законодательства Российской Федерации о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних

Половые преступления против несовершеннолетних посягают на один из самых охраняемых объектов уголовно-правовой охраны - половую неприкосновенность детей, их нормальное физическое и психическое развитие.

Отечественный законодатель, конечно же, защищает эти интересы, но преимущественно уголовно-правовыми способами. Это проявляется, в основном, в изменении санкций преступлений, посягающих на половую неприкосновенность несовершеннолетних, внесении поправок в диспозиции указанных статей, что предполагает недостаточную урегулированность законодательного описания данных противоправных деяний, что мы и отметим

далее.

Название ст. 134 УК РФ «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста» шире ее содержания. Ст. 134 УК РФ устанавливает ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста. Однако диспозиция рассматриваемой статьи УК РФ устанавливает ответственность за половое сношение (ч. 1 ст. 134) и мужеложство и лесбиянство (ч. 2 ст. 134). Наука уголовного права и

47

правоприменительная практика под половым сношением понимают совершение полового акта между мужчиной и женщиной. Поскольку в отечественном законодательстве предусмотрена ответственность за отдельный состав преступления, связанный с насильственными действиями сексуального характера, то, по мнению А.В. Дыдо, «половое сношение представляет собой только введение полового органа мужчины в половой орган женщины» . В качестве медицинской основы юридической трактовки изнасилования, М. Авдеевым было предложено определение полового сношения, который определял данное сексуальное действие как «физиологический акт, направленный на продолжение рода и заключающийся во введении мужского члена во влагалище. Половое сношение как нормальный, т.е. физиологический, акт может иметь место только между лицами разного пола - между мужчиной и женщиной. Все остальные действия, направленные на удовлетворение половой потребности в иной форме, не являются половым сношением»[46] [47] [48]. Развивая указанную трактовку, А.Н. Игнатов, А.П. Дъяченко, писали: «с научных позиций определяющим признаком полового сношения является соединение (контакт) мужских и женских половых органов... Различные способы имитации полового акта существенно отличаются от полового сношения, поскольку не могут порождать беременность женщины... (а также дефлорацию)»[49]. Практически все авторы научной и учебной литературы поддерживают указанное мнение[50].

Однако до принятия Уголовного кодекса 1996 г. в российской юридической науке довольно распространено было мнение, согласно которому, под половым сношением понимался всякий половой акт, а не только гетеросексуальный. По утверждению М.Д. Шаргородского, «насильственное половое сношение в извращенных формах следует также квалифицировать как изнасилование»[51]. Также и современник А. Ткаченко, критикуя позиции современного Уголовного кодекса РФ в части половых преступлений, отмечает его характерные двусмысленности, не оправданные с точки зрения сексологии.

Он замечает, что УК РФ 1996 г., повторяя ошибки прошлых лет, различает гомо- и

гетеросексуальное насилие, не оправданное с точки зрения сексологической науки. При этом «акцент сделан не на насилии как способе достижения сексуальной близости, а именно на обыденном различении разных форм сексуальной активности..., хотя в специальной литературе уже наиболее употребляемым является представление о «половом цикле»[52] [53]. Разделение составов ст. ст. 131 и 132 УК РФ считает недопустимым и Т.Г. Шувалова, полагая что законодатель таким образом «придает разное значение действиям,

54

заложенным в данных составах, а значит, закрепляет неравенство полов» .

В п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» от 15 июня 2004 г. № 11 разъясняется, что «...под иными действиями сексуального характера следует понимать удовлетворение половой потребности другими способами, включая понуждение женщиной мужчины к совершению полового акта путем применения насилия или угрозы его применения»[54]. В свою очередь, в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» от 4 декабря 2014 г. № 6[55] не дается разъяснений критериям «половое сношение», «мужеложство», «лесбиянство», «иные действия сексуального характера». Следовательно, под иными действиями сексуального характера подразумевается удовлетворение половой потребности другими способами, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства.

Уголовно-правовая доктрина под иными действиями сексуального характера понимает любые действия (кроме мужеложства или лесбиянства), являющиеся проявлением половой активности, независимо от пола партнеров. Практически все авторы относят к ним оральный и анальный половой акт между мужчиной и женщиной, межбедренный коитус, введение во влагалище инородных предметов, имитацию полового контакта, нарвасадату (половое сношение путем введения полового члена между молочных желез женщины), традиционный половой акт, совершенный вследствие насилия, примененного

женщиной к мужчине , обнажение тела женщины и проникновение рукой в ее

58

половые органы и т.д .

А. Кибальник специально отмечает, что иные действия сексуального характера должны иметь характер сексуального проникновения, под которым следует понимать введение как полового члена, так и иных предметов в естественные полости другого лица с целью получить сексуальное удовлетворение, за исключением полового сношения, мужеложства и лесбиянства[56] [57] [58]. Некоторые исследователи требуют даже законодательно закрепить признаки понятия «иные действия сексуального характера» в целях обеспечения единообразия применения норм о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы несовершеннолетних и не бесспорно предлагают понимать под ними «действия, совершаемые для достижения сексуального удовлетворения, сопряженные с проникновением, либо связанные с любым манипулированием виновным обнаженными половыми органами потерпевшего или принуждением потерпевшего к аналогичным действиям в отношении виновного»[59].

С момента начала действия Уголовного кодекса, с 1 января 1997 г., в статью 134 УК РФ вносилось в общей сложности 6 поправок. УК РФ в первой редакции с момента начала действия, с 1 января 1997 г., в ст. 134 УК РФ устанавливал ответственность за половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим шестнадцатилетнего возраста. При этом иные действия сексуального характера указывались только в названии статьи - «Половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». Ничего не изменили поправки, внесенные Федеральными законами РФ № 92-ФЗ от 25 июня 1998 г., № 162-ФЗ от 8 декабря 2003 г., № 215-ФЗ от 27 июля 2009 г., № 420-ФЗ от 7 декабря 2011 г. (изменена только санкция статьи), 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ, от 28 декабря 2013 г. № 380- ФЗ. Законодатель вновь оставил неразрешенным вопрос об ответственности за иные действия сексуального характера в ст. 134 УК РФ. Сколько же раз вносились изменения в эти составы, а элементарные вопросы, на которые исследователи обращают внимание уже добрый десяток лет[60], остались вновь неурегулированными. Очевидно поэтому, что диспозицию ст. 134 УК РФ необходимо дополнить фразой «и иные действия сексуального характера».

Здесь же, не выделяя отдельно, стоит отметить и еще одну проблему, связанную с «размежеванием по степени общественной опасности таких деяний, как противозаконные половое сношение, с одной стороны, и мужеложство и лесбиянство - с другой»[61]. Почему законодатель, разграничивая действия сексуального характера на виды (насильственное половое сношение - ч. 1 ст. 131 УК РФ и мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера с применением насилия - ч. 1 ст. 132 УК РФ), считает их одинаково общественно опасными, а в частях 1 и 2 ст. 134 УК РФ (половое сношение с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ч. 1), и мужеложство или лесбиянство с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ч. 2)), уровень общественной опасности деяния различен (наказание до 4 (преступление средней тяжести) и 6 лет лишения свободы (тяжкое преступление) соответственно), а в частях третьей и последующих вновь приравнивает ответственность. Может быть, это влияние традиций советского уголовного законодательства, которое внезапно проявилось спустя десятилетие?[62]

В ст. 134 УК РФ нет признака отсутствия насилия. На данное обстоятельство исследователи также обращают внимание достаточно давно. Одна из первых - Г.П. Краснюк, которая отмечает, что «конструкция статьи в части изложения объективной стороны преступления не безупречна. Прежде всего, в ней отсутствует принципиально важный признак, позволяющий отграничивать данное преступное деяние от сходных - отсутствие физического или психического насилия по отношению к потерпевшему»[63]. И добавляет, что в связи с этим, «было оправданным внести изменения в редакцию данной статьи, указав, что перечисленные сексуальные действия совершаются при отсутствии физического и психического насилия по отношению к потерпевшему»[64]. Похожего мнения придерживается и Н.Н. Сяткин, предлагая новую редакцию ст. 134 УК РФ следующего содержания:

«Статья 134. Ненасильственные половое сношение, гомосексуальный контакт или иные действия сексуального характера

1. Ненасильственные половое сношение, гомосексуальный контакт или иные действия сексуального характера, совершенные лицом, достигшим

восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим

шестнадцатилетнего возраста, - наказываются...»[65].

В.Г. Романов уверяет, что в целях правильного разграничения насильственных и ненасильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних, УК РФ необходимо дополнить статьей 132-1 «Насильственные действия сексуального характера в отношении

несовершеннолетних»[66].

Указанный пробел попытался исправить Верховный суд РФ, который в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» от 4 декабря 2014 г. № 6 указал, что «уголовная ответственность за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, достигшим двенадцатилетнего возраста, но не достигшим

шестнадцатилетнего возраста, а равно за совершение в отношении указанных лиц развратных действий (статьи 134 и 135 УК РФ) наступает в случаях, когда половое сношение, мужеложство, лесбиянство или развратные действия были совершены без применения насилия или угрозы его применения и без использования беспомощного состояния потерпевшего лица»[67].

Однако мы полагаем, внесение законодателем слова «ненасильственное» в диспозицию статьи 134 УК РФ исключит ошибки при квалификации и разграничении насильственных и ненасильственных преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних. Хотя 34% респондентов (преимущественно судьи) и указали на то, что данная проблема устранена разъяснением высшей судебной инстанции, однако 57% опрошенных нами экспертов поддержали поправки именно в действующее законодательство.

Примечание к ст. 131 УК РФ. Федеральным законом от 29 февраля 2012 г. № 14-ФЗ ст. 131 УК РФ дополнена примечанием следующего содержания: «К преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей-пятой статьи 134 и частями второй-четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий».

Закрепляя указанную норму, законодатель, по-видимому, руководствовался положениями Рекомендации № R (2002) 5 Комитета министров Совета Европы «О защите женщин от насилия», в которых предусмотрено, что возраст, с которого согласие на осуществление сексуальных актов признается законом, не всегда совпадает с возрастом, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности[68] [69]. Здесь имеется в виду возраст, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности, а за государствами остается право определить возраст, с которого данное согласие считается законным. Если этот возраст не был достигнут, речь идёт о неоспоримой презумпции отсутствия согласия. Согласие, данное лицом, не достигшим установленного законом

70

возраста, недействительно .

Подобная идея законодателя о насильственном характере использования беспомощного состояния потерпевшего в связи с его возрастом не нова и ранее неоднократно обсуждалась в доктрине. В судебной практике советского периода квалифицировалось в качестве изнасилования вступление в половое сношение с малолетними девочками, безотносительно к тому, возражают ли они против этого или нет. Так, определением от 3 февраля 1977 г. судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР согласилась с квалификацией в качестве изнасилования вступления в половую связь с 12-летней девочкой, исходя из того, что осужденный воспользовался ее беспомощным состоянием, определявшимся возрастом . Я.М. Яковлев, а за ним и Г. П. Краснюк также утверждают, что «все половые контакты взрослых с малолетними нужно квалифицировать как насильственные сексуальные действия по ст. 131 либо по ст. 132 УК РФ» . М.А. Конева придерживается того же мнения - любые сексуальные контакты с малолетними должны квалифицироваться по ст. 131 или 132 УК РФ по признаку беспомощного состояния жертв . Э.Э. Поскоков добавляет: «...совершение любых сексуальных действий в отношении потерпевшего (потерпевшей), в силу малолетнего возраста, не осознающего(щей) характера совершаемых с ним(ней) действий, даже если они не насильственные, необходимо квалифицировать как насильственные действия сексуального характера» . Проф. Л.Л. Кругликов уточняет, что «малолетний возраст, т.е. недостижениепотерпевшей 14 лет, не всегда является свидетельством беспомощного состояния. Необходимо установить, что последняя в силу своего возраста не могла понимать и действительно не понимала характера и значения поведения виновного. Если [70] [71] [72] [73] будет установлено, что потерпевшая уже имела опыт интимной жизни, была к ней в определенной мере подготовлена, половое сношение с таким лицом может влечь ответственность по ст. 134, а не за изнасилование»[74]. Того же мнения придерживается и Е. В. Поддубная[75] [76] [77]. Зарубежный законодатель в некоторых случаях также определяет, что половые контакты взрослых с малолетними нужно квалифицировать как насильственные сексуальные действия. Так, согласно § 166-1 Собрания официального законодательства штата Джорджия, изнасилованием является половое сношение с лицом женского пола с применением силы и против ее воли, либо половое сношение с лицом женского пола, не достигшим 10-летнего

77

возраста .

Такого же мнения, в основном, придерживаются и суды. Например, по приговору Новосибирского областного суда от 13 ноября 2012 г. К. осужден по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (в ред. от 27 декабря 2009 г.). К. признан виновным в действиях сексуального характера, совершенных в отношении своего не достигшего 14-летнего возраста сына, с использованием его беспомощного состояния, повлекших тяжкие последствия. Содеянное К. квалифицировано по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Являясь отцом потерпевшего, проживая вместе с ним и занимаясь его воспитанием, осужденный с достоверностью знал, что потерпевшему исполнилось семь лет, и осознавал, что в силу как возраста, так и своего положения в семье, ребенок находился в отношении совершаемых с ним действий в беспомощном состоянии, так как не понимал в полной мере происходящего с ним и не имел возможности оказать физическое сопротивление

78

применяемому к нему насилию .

В другом случае, К. и другие осуждены за совершение действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния в отношении не достигших четырнадцатилетнего возраста потерпевших и за совершение развратных действий без применения насилия в отношении лиц, не достигших четырнадцатилетнего возраста. Судом установлено, что всем осужденным в период совершения ими преступных действий был известен возраст потерпевших, не достигших четырнадцатилетнего возраста, что объективно подтверждается внешними данными потерпевших и заключениями комиссий экспертов психиатров и психологов, согласно которым потерпевшие тринадцати, двенадцати и одиннадцати лет соответственно хотя и могли понимать характер (сексуальную направленность) совершаемых в отношении их действий, но не могли оказывать сопротивление. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ оставила приговор без изменения, не согласившись с доводами жалоб осужденных о том, что основным критерием данного состава преступления является применение насилия в физической или психической форме и указала, что по смыслу закона, в случае совершения действий сексуального характера в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, применение физического или психического насилия не является обязательным[78].

Мы не станем обсуждать справедливость решения законодателя об отнесении возраста потерпевшей(го) при половом сношении, мужеложстве или лесбиянстве к признакам беспомощного состояния, хотя в литературе на этот счет высказываются, в том числе, и негативные мнения, поскольку «возраст, с которого лицо начинает понимать истинное значение сексуальных действий, в том числе полового акта, сугубо индивидуален. Кто-то верно оценивает их уже в

12 лет, а кто-то - только в 15» . В литературе высказывается и такая точка зрения, согласно которой, идея так называемого «статутного изнасилования», заимствованная из американского права, не верна по сути . При таком решении вопроса, по мнению авторов данной точки зрения, не учитываются ни степень умственного и физического развития потерпевшей, ни ее воспитание и поведение, ни степень ее осведомленности в вопросах половой жизни . О.А. Гоноченко предлагает даже установить четкий возрастной критерий для определения состояния беспомощности, который будет способен оптимизировать практику применения УК и облегчить задачу правоприменения: «семилетний возраст вполне пригоден в качестве такого критерия» . Гораздо больше вопросов вызывает крайне сомнительное решение законодателя об отнесении развратных действий к изнасилованию и насильственным действиям с использованием беспомощного состояния потерпевшего (п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ).

В теории уголовного права отмечается, что сам термин «развратные действия» не является правовым понятием, поскольку принадлежит скорее к сфере морально-этических отношений . Само слово «развратный» происходит от существительного «разврат», которое объясняется в толковом словаре русского языка как «половая распущенность»[79] [80] [81] [82] [83] [84]. Стоит заметить, что упоминание о развратных действиях встречается в приказе Минздравсоцразвития Российской Федерации «Об утверждении Порядка организации и производства судебно - медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях

Российской Федерации» от 12.05.2010 г. № 346н. Согласно положениям данного нормативного правового акта, при развратных действиях могут совершаться различные противоестественные сексуальные манипуляции, поэтому в задачу эксперта входит установление возникающих при этом объективных признаков. Однако решение вопроса о наличии признаков развратных действий образует исключительную компетенцию правоприменителя. Специалисты в сфере медицины могут констатировать лишь повреждения, которые могли быть связаны с сексуальными контактами в каких-либо формах.

Анализ мнений большинства ученых по данной проблеме позволяет нам утверждать, что под развратными действиями понимаются физические действия сексуального характера (например, обнажение половых органов ребенка с последующим прикосновением к ним руками и другие действия сексуального характера, за исключением естественного полового сношения, а также полового акта в оральное или анальное отверстие), а равно действия интеллектуального характера (например, ознакомление подростка с порнографической литературой и предметами, пересказывание различного рода развратных историй, подстрекательство несовершеннолетних к совершению между собой действий, носящих сексуальный характер)[85], хотя в науке высказывается мнение о неприемлемости термина «интеллектуальный характер развратных действий» и о необходимости его замены на термин «развратные действия, воздействующие на психику несовершеннолетнего», поскольку при совершении такого рода развратных действий «не применяются какие-либо средства и методы, требующие особых умственных способностей» . А.Д. Оберемченко добавляет, что развратные действия могут выражаться в любых действиях сексуального характера, за исключением естественного полового сношения, потерпевший должен осознавать фактическийхарактер совершаемых действий, и они обязательно подразумевают контакт совершеннолетнего лица и лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста. Причём такой контакт должен быть не только физическим, но и визуальным, вербальным . По мнению Т.В. Кондрашовой, «действия интеллектуального характера в такой же мере, как и физические действия, преждевременно возбуждают у несовершеннолетнего полового любопытства и сексуальный инстинкт, прививают циничные взгляды подросткам на отношения между полами» . Проф. П.С. Яни, однако, справедливо уточняет, что «не сопряженные с насилием или угрозой его причинения развратные действия интеллектуального характера (обнажение половых органов, демонстрация порнофильмов и т.п.), совершенные в отношении лица, которое в силу малолетства, психического или иного заболевания или по иным обстоятельствам (например, находясь в состоянии сна или гипноза) заведомо не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий, не могут квалифицироваться по ст. 132 УК по признаку совершения иных, помимо мужеложства и лесбиянства, действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. Исключением являются те случаи, когда малолетний или иное лицо как раз оказываются в состоянии более или [86] [87] [88]

менее адекватно оценить характер и значение совершаемых указанных

~ 90

действии» .

Пленум Верховного суда РФ в Постановлении от 4 декабря 2014 г. № 6, в свою очередь, разъясняет, что к развратным действиям в статье 135 УК РФ относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших шестнадцатилетнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение

91

у него интереса к сексуальным отношениям .

Исходя из изложенных обстоятельств, мы можем сделать простой и крайне интересный вывод: демонстрация порнофильма, либо рассказанный малолетнему развратный анекдот, в случае, когда последний адекватно оценивает характер и значение совершаемых с ним действий, влечет уголовную ответственность за особо тяжкое преступление, предусмотренное пунктом «б» части четвертой статьи 131 УК РФ и может повлечь наказание в виде лишения свободы от двенадцати до двадцати лет! Что это? Аналогия Уголовного закона? Или что-то иное? Или это памятник права с примерами четкой законодательной техники для будущих поколений?

Как нами уже отмечалось выше, в современном уголовном праве распространена точка зрения о том, что выделение в самостоятельный состав ст. 132 УК РФ необоснованно. Так, например, Тыдыкова Н.В. не признает справедливой квалификацию действий двух лиц, когда одно лицо совершило два половых акта в естественной форме, объединенных единством умысла, без существенного разрыва во времени, то есть, по существу, одно преступление, [89] [90] предусмотренное ст. 131 УК РФ, а другое - один половой акт в естественной форме и одно оральное или анальное проникновение, что квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 УК РФ. Но такая квалификация возможна только в случаях, когда насильник - мужчина, а потерпевшая - женщина, аналогичные действия женщины по отношению к мужчине будут иметь иную квалификацию и потенциально влечь иное наказание. Например, женщина, применяя насилие к мужчине, совершает гетеросексуальный половой акт, и оральное проникновение. Содеянное будет квалифицировано только по ст. 132 УК РФ. Если же виновным в преступлении выступит мужчина, то содеянное будет квалифицировано по совокупности ст.ст. 131 и 132 УК РФ . Такого же мнения придерживается и высшая судебная инстанция .

Исходя из приведенных соображений, создаются также проблемы и при квалификации, например, случая демонстрации порнофильма одновременно мальчику и девочке, понимающих действительный характер совершаемых с ними действий. По логике законодателя, подобное деяние, совершенное мужчиной в отношении малолетней девочки надлежит квалифицировать в соответствии с п. «б» ч. 4 ст. 131 УК, а в отношении мальчика, не достигшего двенадцатилетнего возраста - по п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ (разницу в объективной стороне указанных составов мы помним все). Как вариант - налицо идеальная совокупность преступлений и действия виновного надлежит квалифицировать по обоим составам - п. «б» ч. 4 ст. 131 УК РФ, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ. Те же деяния, совершенные женщиной, будут квалифицировано только по ст. 132 УК РФ.

Вступление в брак с потерпевшей (потерпевшим). Не лишено противоречий и примечание к ст. 134 УК РФ, согласно которому, лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью первой настоящей статьи, [91] [92] освобождается судом от наказания, если будет установлено, что это лицо и совершённое им преступление перестали быть общественно опасными в связи со вступлением в брак с потерпевшей (потерпевшим). Вступление в брак с потерпевшим лицом означает добровольную государственную регистрацию брака в установленном законом порядке в органах записи актов гражданского состояния (ЗАГС)[93]. Это также соответствует Конвенции о согласии на вступление в брак, брачном возрасте и регистрации браков от 10 декабря 1962 г. (ст.2)[94].

Ю.Е. Пудовочкин совершенно справедливо отмечая нелогичность ситуации, связанной с действием указанного примечания, пишет: «если виновный совершал лишь развратные действия с потерпевшей и вступил с ней в брак, он не может быть освобождён от наказания; а вот если он совершал с ней половое сношение - то может»[95] [96] [97]. На это же обстоятельство указывает в своих исследованиях и А.Д. Оберемченко . Кроме того, буквальное толкование данного примечания приводит проф. А.И. Чучаева к выводу о том, что «освобождение от наказания распространяется только на преступления, выразившиеся во вступлении в половое сношение, поскольку брак с потерпевшим лицом при мужеложстве и лесбиянстве по законодательству РФ не допускается». Такое ограничение действия представляется ему труднообъяснимым, поскольку это законодательное

98

положение нарушает принцип равенства граждан перед законом .

«Парадоксом правоприменения» и «узаконением привилегии взрослых лиц на применение к ним наказаний, не связанных с лишением свободы, в случае совершения ими ненасильственных преступлений сексуального характера»[98] А.

Ситниковой представляется и другое противоречие настоящего примечания: при посягательстве на половую неприкосновенность лиц, не достигших 14-летнего возраста, виновное лицо, достигшее 14 лет, совершившее преступные действия, предусмотренные п. «б» ч. 4 ст. 131, п. «б» ч. 4 ст. 132 УК РФ, подлежит наказанию в виде лишения свободы на срок от двенадцати до двадцати лет, а взрослое лицо, совершившее половое сношение или развратные действия с потерпевшим в возрасте до 14 лет, лишению свободы не подлежит.

Помимо указанного, здесь же необходимо отметить также, что по своей юридической природе примечание к ст. 134 УК РФ представляет собой специальный вид освобождения от уголовного наказания в связи с изменением обстановки. Однако, по мнению Н.Н. Сяткина, с которым мы полностью солидарны, исходя из смысла закона и реализации целей общей и специальной превенции, «правильнее было бы говорить в подобных случаях об освобождении не от наказания, а от уголовной ответственности»[99].

Примечание к ст. 73 УК РФ. В данном примечании указывается, что к преступлениям против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста, относятся деяния, предусмотренные ст. ст. 131 - 135, 240, 241, 242.1 и 242.2 УК РФ, совершенные в отношении несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста. Даже, несмотря на то, что мы полностью разделяем позицию о том, что примечания недопустимы в предписаниях Общей части УК РФ[100] (в этом нас поддержали 71% опрошенных судей и сотрудников правоохранительных органов), указанное примечание не лишено иных, более заметных системных противоречий. Во- первых, законодатель вновь демонстрирует «чудеса» законодательной техники, объединяя в одну группу преступления, различающиеся видовыми и даже

родовыми объектами составов (ст.ст. 131-135 - личность, половая

неприкосновенность и половая свобода личности; ст.ст. 240, 241, 242.1 и 242.2 УК РФ - общественная безопасность и общественный порядок, здоровье населения и общественная нравственность). По справедливому замечанию А.Н. Классена, М.С. Кириенко, «если придерживаться логики законодателя, возникает вопрос, почему он не включил в такой перечень ст. 242 УК РФ, в ч. 2 которой предусматривается ответственность за публичное распространение, демонстрацию, рекламирование порнографических материалов или предметов среди несовершеннолетних» . Во-вторых, в п. «а» ч. 1 ст. 73 УК РФ законодатель устанавливает, а в примечании дополнительно разъясняет положения о то том, что условное осуждение не назначается осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста. И тут же возникает вопрос. Возможно ли назначение условного осуждения осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, достигших

двенадцатилетнего, но не достигших четырнадцатилетнего возраста (ч. 3 ст. 134, ч. 2 ст. 135 УК РФ)?

В целом следует отметить, что отечественный законодатель, несмотря на не совсем последовательную уголовно-правовую политику в области охраны половой неприкосновенности несовершеннолетних, твердо придерживается определенных принципов этой охраны: установление двух возрастных границ для потерпевших («возраст согласия») - лица, не достигшие 16-летнего и 14-летнего возраста; установление возраста субъекта преступления - 18 лет.

Как мы уже отмечали, отечественный законодатель, конечно же, защищает эти интересы, но преимущественно уголовно-правовыми способами. В этой связи считаем целесообразным изучить и по возможности использовать опыт, [101] накопленный законодателем и правоприменительной практикой зарубежных государств.

<< | >>
Источник: Авдалян Артур Яшевич. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (КОМПАРАТИВИСТСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Елец - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 1.2. Уголовно-правовые аспекты законодательства Российской Федерации о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних:

  1. Приложение А (рекомендуемое) Основы законодательства Российской Федерации о нотариате
  2. § 2. К истории уголовного законодательства Российской Федерации
  3. Первый параграф посвящен общим вопросам финансово-правового статуса субъектов Российской Федерации, финансовых полномочий субъекта Российской Федерации
  4. § 1. Основы административно-правового статуса граждан Российской Федерации
  5. Актуальные правовые вопросы в Российской Федерации на современном этапе Интернет-конференция Советника Президента Российской Федерации В.Ф. Яковлева (18 мая 2005 г.)
  6. НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПРАВОВОГО ГОСУДАРСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ
  7. Тема 7. ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ РЕЖИМЫ В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  8. ГЛАВА III. ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ОТНОШЕНИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА В ОБЛАСТИ КОСМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  9. § 3.2. Правовые основы сотрудничества Российской Федерации и Европейского космического агентства
  10. Статья 2. Законодательство Российской Федерации и иные нормативные правовые акты о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд
  11. Статья 102. Общественный контроль за соблюдением требований законодательства Российской Федерации и иных нормативных правовых актов о контрактной системе в сфере закупок
  12. Глава 4. ПРОБЛЕМЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ
  13. Национальные меры политико-стратегического характера и законодательства Российской Федерации по борьбе с экстремизмом
  14. Патентно-правовая охрана дизайна одежды в законодательстве Российской Федерации
  15. Авдалян Артур Яшевич. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ И КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ (КОМПАРАТИВИСТСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Елец - 2015, 2015
  16. ОГЛАВЛЕНИЕ
  17. ГЛАВА 1. СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ
  18. § 1.2. Уголовно-правовые аспекты законодательства Российской Федерации о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних
  19. § 1.3. Уголовно-правовые аспекты законодательства США о защите половой неприкосновенности несовершеннолетних
  20. § 2.1. Криминологические аспекты предупреждения преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних в России
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -