<<

ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА


Задача - это то, что требует исполнения, решения. Задачи ставятся извне законодателем для достижения определенной цели. Задачи уголовного права носят исторически предопределенный характер. Они зависят от характера политической и экономической основы государства, защите которых посвяшается уголовное законодательство.

Уголовное законодательство социалистического периода развития страны имело своей задачей охрану общественного строя СССР, его политической и экономической систем, социалистической собственности, личности, прав и свобод граждан и всего соци-
79
алистического правопорядка от преступных посягательств .
В теории уголовного права относительно места его задач среди других институтов данной отрасли права высказываются различные мнения. Часто задачи уголовного права рассматриваются в связи с его функциями и принципами. По мнению В.Г. Смирнова, задачи уголовного права синтезируются функциями данной отрасли. Функции права фактически отражают в совокупности предмет, задачи и метод регулирования80 Как справедливо замечал М.И. Ковалев, прежде чем вести речь о задачах и функциях уголовного права, необходимо выяснить, «какое терминологическое значение имеют в правовой науке термины задачи, функции, предмет и метод, поскольку какое бы содержание ни вкладывалось в первые два понятия, они, несомненно, тесно связаны с предметом регулирования и методами этого регулирования, осуществляемыми уголовным правом»81. Широкий же подход к функциям права, по мнению М.И. Ковалева, придает им весьма широкое, даже всеобъемлющее значение.
Следует отметить, что размежевание этих и других уголовноправовых категорий имеет большое значение как для правотвор-
82
ческой и правоприменительной деятельности , так и для выяснения сути уголовного права, предназначения в целом. Как справедливо замечает Б.Т. Разгильдиев, «без установления задач уголовного права невозможно сформулировать эффективную правотвор-

ческую и правоприменительную политику в сфере уголовного права. Точно так же, не определившись с порядком реализации задач, вряд ли возможно установить действительную ценность уголовного права в обществе и государстве, направлять деятельность правоприменительных органов в русло удержания граждан от совершения преступлений»83. Отмечая принципиальную значимость самостоятельности уголовно правовых категорий, вместе с тем следует согласиться с мнением о том, что «и функции, и предмет, и метод правового регулирования в свою очередь зависят от задач, стоящих перед правом»84. Ведь уголовное право обусловлено существованием общественно опасного поведения людей и потому изначально предназначено для охраны общественных отношений базисного характера85.
Ныне действующее уголовное законодательство, которое олицетворяет Уголовный кодекс РФ, принятый в 1996 году, лишено такого яркого классового и политического подхода. Задачи современного российского уголовного законодательства четко закреплены в Уголовном кодексе Российской Федерации. Задачами Уголовного кодекса РФ в соответствии со ст. 2 данного акта являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступный посягательств, обеспечение мира и безопасности человечества, а также предупреждение преступлений.

Исходя из фабулы приведенной нормы, можно констатировать, что перед УК РФ поставлены задачи, охватывающие три самостоятельные направления. Во-первык, это задача охранительного характера. Она заключается в охране прав и свобод человека и гражданина, собственности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств. Во- вторых, задача обеспечивающая - обеспечение мира и безопасности человечества. В-третьих, задача предупредительная:. Это - предупреждение преступлений.
Из вышеприведенных направлений охранительная задача обладает более широким охватом. Содержание охранительной задачи наиболее глубоко в теории уголовного права исследовано Б.Т. Разгильдиевым86. Как справедливо замечает Б.Т. Разгильдиев, «уголовно-правовое понятие охрана - более широкое. Оно включает в себя охрану существующих, еще не уничтоженных совершенным преступлением общественных отношений. И осуществляется эта охрана, посредством удержания лиц от совершения преступлений. Удержание включает в себя и случаи привлечения виновных в совершенном преступлении к уголовной ответственности. Однако в этой ситуации охраняются не те общественные отношения, которые уничтожены совершенным преступлением, - их нет, потому и нечего охранять. Охраняются другие, еще не уничтоженные общественные отношения. Когда совершено преступление и лицо привлекается к уголовной ответственности, то имеет место защита общественных отношений, что, как представляется, является частью охраны общественных отношений... В последнем случае речь идет о защите еще не уничтоженных общественных отношений, о самозащите общества против нарушений условий его существования. Таким образом, защита выступает органической час-
87
тью охраны» .
Действительно, уголовно-правовое понятие охраны более широкое, более общее направление из круга задач уголовного права. В этом смысле и обеспечение мира и безопасности человечества, и предупреждение преступлений в целом осуществляются посредством реализации охранительной задачи уголовного права.
Говоря об охранительной задаче, Б.Т. Разгильдиев выделяет два ее аспекта. Первый аспект связан с удержанием лица от совершения преступлений посредством воздействия на них охранительных и регулятивных правовых отношений. Второй аспект начинает иметь место после совершения преступления и разрыва виновными этих отношений. Данный аспект, по мнению Б.Т. Разгильдиева, обусловлен содержанием возникающего уголовно-правового отношения ответственности, реализация которого также тесно связана с охраной существующих общественных отношений как от лица, совершившего преступление и обычно уже причинившего ущерб объекту уголовно-правовой охраны, так и от других лиц88. При этом, как замечает Б.Т. Разгильдиев, охрана общественных отношений от преступных посягательств как задача уголовного права имеет свои границы, то есть имеет начало и конец. Она определена рамками: от удержания лиц от совершения общественно опасного деяния (начало) до их привлечения к уголовной ответственности в случаях совершения преступления (конец). Такое понимание роли уголовного права подчеркивает действительные его возможности, в то же время исключает несвойственные ему задачи • • регулирование общественных отношений. Подводя итог сказанному о задачах уголовного законодательства, отмечает далее Б.Т. Разгиль- диев, можно дать их следующее определение. Задачи уголовного законодательства - это уголовно-правовое обеспечение целостности строго определенных общественных отношений путем удержания лиц от посягательства на них89. Итак, по мнению Б.Т. Раз- гильдиева, уголовному праву, в основном, присуща охранительная задача. Вместе с тем в теории уголовного права выделяются и другие задачи.
Так, В.В. Мальцев, отмечая, что для отрицания наличия у уголовного законодательства регулятивной задачи достаточных оснований нет, одновременно выдвигает и следующие задачи: охранительную, регулятивную и обеспечения справедливости90.
Как отмечает EI.B. Мальцев, «охранительная задача - это обеспечение охраны наиболее важных общественных отношений средствами уголовного права. Регулятивная задача уголовного права состоит в обеспечении граждан системой таких правил поведения, соблюдение которых исключает их привлечение к уголовной ответственности, а нарушение порождает возникновение строго определенных уголовно-правовых отношений ответственности между лицами, совершившими преступления, с одной стороны, и государством - с другой. Задача обеспечения справедливости в уголовном праве связана с сохранением соответствия, поддержанием адекватности уголовного права системе социальной справедливости существующего общества»91.
Обосновывая предложенные задачи, В.В. Мальцев предлагает уточнить содержание ч. 1 ст. 2 УК РФ. По его мнению, в итоге ч. 1 ст. 2 УК РФ могла бы выглядеть примерно так: «1. Задачами настоящего Кодекса являются: охрана мира и безопасности человечества, основ конституционного строя и безопасности Российской Федерации, личности, экономической сферы, общественной безопасности и общественного порядка, государственной власти и установленного порядка прохождения военной службы от
преступный посягательств, обеспечение справедливости, а так-
92
же предупреждение преступлений» .
В теории уголовного права имеет место выделение предупреждения преступлений в качестве самостоятельной задачи. По мнению И.Я. Козаченко, «благодаря охранительной и регулятивной роли уголовное право (в комплексе с другими факторами духовного, экономического, политического и идеологического характера) выполняет также задачу предупреждения (превенции) преступлений,
93
ликвидации причин, порождающих преступность» .
Таким образом, можно констатировать, что в теории уголовного права выделяются следующие задачи современного российского уголовного права: охранительная, предупредительная, воспитательная94, регулятивная, и обеспечения справедливости. В число указанных задач, как нам представляется, можно отнести и задачу обеспечения безопасности человека.
Охранительная задача выражается в обеспечении охраны, защиты общественный отношений от преступных посягательств. На выполнение данной задачи направлены все нормы Уголовного кодекса РФ. Реализация охранительной задачи начинается с момента вступления принятого уголовного закона в юридическую силу. Такой подход прямо вытекает из ч. 1 ст. 2 УК РФ. В этой норме прямо подчеркнут, что задачами Уголовного кодекса РФ являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств.
Закон не говорит об охране общественных отношений в вышеприведенных сферах после совершения преступного посягательства. Принятие уголовного закона преследует цели обеспечения охраны общественных отношений до факта реализации преступных посягательств. В данном случае закон говорит о предупредительно-охранительной задаче, конечным моментом которой, как представляется, следует считать не момент привлечения к уголовной ответственности в случаях совершения преступления, а сам факт совершения преступления.
Как известно, «охранять» означает оберегать, стеречь95, удержать лиц от совершения преступных посягательств. Охранение
возможно до определенной стадии развития преступной деятельности . В тех же случаях, когда преступное посягательство совершено, то речь может идти не об охране, а о восстановлении нарушенных законных прав, свобод и интересов людей в рамках конкретных сфер общественных отношений.
Охранительная задача уголовного права в первую очередь обеспечивается запрещением совершения общественно опасного деяния и угрозой наказания за него. Перечень запрещенных деяний, признанных преступлением, а также наказание за несоблюдение указанного запрета, приводится в Особенной части Уголовного кодекса РФ.
Уголовное право является самым суровым средством правового воздействия. Первостепенной задачей уголовного права является обеспечение нормальной жизнедеятельности личности. Данный вывод вытекает из Конституции Российской Федерации, закрепляющей положение о том, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства»96. Именно поэтому Особенная часть Уголовного кодекса РФ начинается нормами, посвященными охране личности человека и гражданина, его жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства, половой неприкосновенности и свободы, конституционных прав и свобод.
Вместе с тем осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц, общественный правопорядок, общественную и национальную безопасность страны в целом. Преступность является одним из основных источников угрозы безопасности личности человека и гражданина, общества и государства.
Как известно, за последние годы, криминальная обстановка в стране остается достаточно сложной. Преступность по-прежнему представляет серьезную опасность и внутренней безопасности России, оказывая крайне негативное влияние на общественнополитическое, социально-экономическое, духовно-нравственное развитие страны, а также и на культурно-воспитательный уровень населения в целом. Примером тому могут служить статистические данные, которые свидетельствуют о том, что если в 2000 г. по стране было зарегистрировано 2952367 преступлений, в 2001 г. - 2968255, в 2002 г. - 2526305 преступлений, то в 2003 году - 2756398 преступлений.
«На первый взгляд, мы наблюдаем внешнее снижение уровня преступности. На самом деле такое снижение произошло в силу введения в действие с 1 июля 2002 года нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. Временное повышение до 5 МРОТ размера ущерба от хищения чужого имущества, за которое применялись административные санкции, привело -тогда к переводу значительной части уголовно наказуемых имущественных преступлений в административные правонарушения. Как показал анализ уголовной статистики, в период действия этой нормы среднемесячная регистрация хищений, предусмотренных ст. 158-160 УК РФ, снизилась на треть. Если учесть, что в общем массиве преступности эти виды преступных деяний составляют более 40 %, то именно их сокращение в конечном итоге и повлекло в 2002 г. столь значительное снижение числа зарегистрированных преступлений (почти на 15 %.). По отношению к этой сокращенной базе и произошел рост всей преступности в 2003 году»97.
Предупредительная задача уголовного права предлагает предупреждение преступных посягательств на охраняемых им общественных отношениях. Считается, что уголовно-правовой запрет самим своим существованием предполагает предупреждение совершения преступления. Вместе с тем следует отметить, что большая часть граждан не совершает преступления не в силу страха перед уголовным наказанием, а в силу достаточно высокого культурно-нравственного уровня, своей ответственности перед личной совестью, близкими, родными, окружением. Однако немалое число граждан не совершает преступлений и под страхом уголовного наказания. Как свидетельствуют данные проведенных в разные годы социологических исследований, определенная часть граждан не совершает преступлений именно под страхом уголовного наказания.
Так, если, по данным, полученным еще в 20-х годах XX столетия, этот мотив сдерживал от совершения преступлений около 20 % опрошенных, то в 1981 году он составил 17,4 %98. К сожалению, социальная эффективность уголовно-правового запрета в этом смысле за последние годы в силу произошедших коренных социально-политических и экономических перемен в России имеет тенденции к снижению.
Предупредительная задача уголовного права осуществляется в двух направлениях - общепредупредительной (общая превенция) и частной (индивидуальной, специальной).
Общая превенция направлена на сдерживание, предупреждение преступлений в; целом. Данное направление не имеег конкретного адресата. Эта задача осуществляется наличием уголовного закона в целом, в том числе наличием в законе норм уголовноправового запрета и норм, поощряющих положительное поведение других граждан, направленное на пресечение преступлений. К таковым, в частности, относятся ст. 37-40 УК РФ (необходимая оборона; причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление; крайняя необходимость) и другие нормы Уголовного кодекса РФ.
Вторым: аспектом предупредительной задачи уголовного права является частная (индивидуальная, специальная) превенция. Данный аспект характеризуется применением уголовно-правовыи мер воздействия в отношении лиц, совершивших преступление. Подразумевается, что неотвратимость уголовной ответственности и наказания должна впредь служить фактором предупреждения нового, в том числе рецидивного, преступления со стороны лиц, ранее уже совершавших преступления.
Следует также заметить, что частная превенция в определенной степени может выполнять и задачу общего предупреждения. Уголовно-правовое реагирование в отношении одного лица, реализация принципа неотвратимости уголовной ответственности могут служить примерами в отношении других лиц, склонных к совершению преступлений.
Воспитательная : вдача преследует цель привития определеннык навыков. Фаю: существования уголовного законодательства, а также применения его норм не только предопределяет охранительную, предупредительную задачу, но и направляет и воспитывает граждан в духе соблюдения предписаний уголовного закона и уважения прав, свобод и интересов других лиц, формируемого правового и общественного порядка. Уголовное право, исходя из наличия в нем норм запрета, дозволения, поощрения, предписания и управомочивания, способствует формированию положительного уголовно-правового сознания как в обществе в целом, так и у отдельного лица.
Говоря о воспитательной задаче уголовного права, невозможно не вспомнить выдающегося русского философа, государствоведа И.А. Ильина. Положения, высказанные им в середине XX столетия, актуальны и сегодня. Размышляя о задачах права и сущности правосознания, И.А. Ильин отмечал: «Задача организовать мирное и справедливое сожительство людей на земле есть задача права и правосознания, то есть современный кризис обнажает, прежде всего, глубокий недуг современного правосознания... Человеку невозможно не иметь правосознания... Народ, не знающий законов своей страны, ведет внеправовую жизнь или довольствуется самодельными и неустойчивыми зачатками права. Люди, не ведающие своих обязанностей, не в состоянии и блюсти их, не знают и их пределов и бессильны против вымогательства «воеводы», ростовщика и грабителя; люди, не знающие своих полномочий, произвольно превышают их или же трусливо уступают силе; люди, не знающие своих, запретностей, легко забывают всякий удерж и дисциплину или оказываются обреченными на правовую невменяемость Незнание положительного права ведет неизбежно к произволу сильного и запуганности слабого... Народу необходимо и достойно знать законы своей страны; это входит в состав правовой жизни» .
Вместе с тем роль воспитательной задачи уголовного права заключается не только в привитии знаний о праве, формировании уголовно-правового сознания сугубо в рамках действующего уголовного закона. Задача воспитания и формирования уголовно-правового сознания имеет более широкое понятие. Как справедливо отмечал И.А. Ильин, «нормальное правосознание отнюдь не сводится к верному знанию положительного права. Оно вообще не сводится к одному «знанию», но включает в себя все основные функции душевной жизни и, прежде всего, - волю и притом именно - духовно воспитанную волю, а затем - и чувство, и воображение, и все культурные и хозяйственные отправления человеческой души. Оно не сводится и к переживанию одного «положительного права», но всегда подходит к нему с некоторым высшим, предметным мерилом; наконец, оно не
есть пассивное состояние, но жизненно активное и творческое.
Поэтому одно знание положительного права, верное сознание его не
100
гарантирует еще наличности нормального правосознания» .
Воспитание является наиболее эффективным средством предупреждения преступности. Воспитание в духе формирования положительного уголовно-правового и общественно-политического сознания начинается с «обучения людей тому, в чем заключаются их общие права и свободы, дабы обеспечить осуществление этих прав и укрепить стремление к защите прав других»101.
Как известно, коренные социально-политические и экономические реформы, начавшиеся в России в конце 80-х годов XX столетия и продолжающиеся в наши дни, обнажили корни ряда имевших место глубоких противоречий в обществе. Резкий переход от одной общественно-политической и экономической системы (социализма) к другой (капитализму) привели: не только к зарождению социально-экономического и политического непонимания этих процессов населением страны, но и к обострению общественных отношений в различных сферах жизнедеятельности. В структуре преступности стали появляться преступления, ране»; не присущие или крайне редко встречавшиеся в практике уголовного судопроизводства. К таковым относятся: преступления, совершаемые на почве национальной, религиозной, расовой, языковой ненависти, экстремистской направленности, террористического характера, а также такие, как захват заложника, похищение людей и другие.
Накапливающаяся правоохранительная и правоприменительная практика, свидетельствует о том, что многие преступления из вышеперечисленных групп можно было предотвратить, если воспитательная задача уголовного права была бы своевременно и полно реализована.
Воспитательная задача уголовного права выражается в привитии уважения к правам, свободам, интересам отдельно взятого человека, их защите средствами уголовно-правового принуждения, а также к обществу и государству в целом, соблюдении, исполнении установленных правил социального общежития. Формирование подлинно правового, демократического, социального Российского государства невозможно без правового воспитания, просвещения. Создание в России гражданского общества является одним из направлений сегодняшней общественной и государственной политики. Реализация же этой полигики невозможна без формирования правового государства, климата доверия, толерантности, взаимного уважения власти и граждан страны, налаживания диалога между самими гражданами. Реализации этой политики вредит правовой нигилизм, превратившийся в одну из доминант нашей действительности1 .
Одним из наиболее опасных источников угрозы национальной безопасности России являются преступления, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо группе. Уголовная ответственность за совершение указанных преступлений предусмотрена разд. X УК РФ «Преступления против государственной власти». Уголовная статистика показывает, что если в 1997 г. в Российской Федерации было зарегистрировано 12 преступлений, предусмотренных ст. 282 УК РФ, то в 2003 г. - уже 72, а за 6 месяцев 2004 г. зареги-
'У /*\              103
стрировано 32 преступления» .
Указанная группа преступлений подрывает основы конституционного строя России, ее федеральную основу. Воспитательная задача уголовного права в отношение указанных явлений выражается не только в объявлении этих явлений уголовно наказуемыми. Уголовное право раскрывает характер этих и подобных им явлений, показывает степень их общественной опасности, последствия, к которым: они могут привести. Известно, что многие преступления данной группы являются следствием формирования интолерантного (неуважительного) отношения у определенной части граждан относительно других лиц. Такое отношение может сформироваться в силу сложившихся социальных, экономических и иных проблем.
Сегодня «мы живем в условиях переходной экономики и не соответствующей состоянию и уровню развития общества политической системы. Мы живем в условиях обострившихся внутренних конфликтов и межэтнических противоречий, которые рань-
о 104
ше жестко подавлялись господствующей идеологией» .
Своевременная профилактика фактов проявления нетерпимости является основой предупреждения преступлений экстремистской направленности и террористического характера. Правовое воспитание граждан, формирование позитивного правового сознания является одним из; приоритетных направлений профилактики как преступлений экстремистского характера, так и правонарушений в целом.
Воспитание может осуществляться различными методами, в том числе убеждением и принуждением. Уголовное право воспитывает убеждением (публичное объявление конкретных деяний преступлениями) и принуждением (применение уголовно-правовых мер в отношении лиц, признанных виновными в совершении преступлений, что может' служить превентивно убеждающим методом в отношении иных лиц).
Регулятивная задача уголовного права выражается в упорядочении общественных отношений, направлении их развития в определенное русло с цельна обеспечения охраны прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, мира и безопасности человечества, а также предупреждения преступлений.
Регулятивная задача уголовного права выполняется через регулирование общественных отношений. С момента своего вступления в силу уголовный закон становится одним из инструментов регулирования отношений в обществе. Регулирование осуществляется в рамках уголовно-правовых отношений, как позитивных (перспективных), так и негативных (ретроспективных).
Позитивные уголовно-правовые отношения возникают с момента вступления в силу принятого уголовного закона и длятся до момента истечения его законной силы. Подразумевается, что вступивший в силу уголовный закон упорядочивает поведение граждан в обществе. Посредством уголовного закона устанавливается определенное законно дозволенное и законно запрещенное поведение. В целом уголовный закон объявляет запрещенными те разновидности поведения, которые причиняют вред либо создают реальную угрозу причинения вреда общественным отношениям. В тех случаях, когда субъекты возникших правоотношений доб~ ровольно соблюдаю! уголовно-правовые запреты, строят свое поведение в соответствии с этими запретами, не нарушают их, то налицо положительное, позитивное поведение. Общественные отношения нормально функционируют. Они насильственно не прерваны и не прекращены. В данном случае уголовное право выполняет регулятивную задачу.
В тех же случаях, когда уголовно-правовые нормы осознанно не соблюдаются, когда вопреки установленным уголовно-правовым запретам совершаются деяния, признанные законом преступлениями, возникают негативные уголовно-правовые отношения. В этих случаях регулируемым уголовно-правовым отношениям причиняется ущерб. Нормальное существование этих отношений прерывается либо вообще прекращается. (Например, в случае причинения смерти. Смерть является юридическим фактом, приводящим к прекращению отношений одного субъекта с другими, хотя отношения между другими правоспособными и дееспособными субъектами продолжают сохраняться).
Обеспечение справедливости является неотъемлемой задачей уголовного права. В силу актуальности и остроты данного вопроса рассмотрим его подробно.
Справедливость как социально-философская категория впервые официально закреплена в УК РФ 1996 г. В нем она рассматривается в качестве принципа, а также цели наказания и правового положения.
Обеспечение справедливости как задача уголовного права в ч. 2 ст. 2 Уголовного кодекса РФ непосредственно не обозначена. Однако, как отмечает В.В. Мальцев, и охрана уголовно-правовых объектов, и предупреждение преступлений неотрывны от обеспечения справедливости. Именно поэтому задачу предупреждения преступлений «надежнее всего увязать со справедливостью» закона, а охранительная задача по существу является лишь «оборотной стороной» обеспечения справедливости в уголовном законодательстве105. В свое время профессор А.В. Наумов справедливо замечал, что «задачей уголовного права является удовлет-
106
ворение чувства социальной справедливости» .
Уголовное законодательство должно удовлетворить чувство социальной справедливости. В противном случае уголовное право не в силе выполнить поставленные перед ним задачи и достичь поставленных целей.
Удовлетворение чувство социальной справедливости в большей своей части носит субъективный характер и зависит от того, кто, как и в каком объеме воспринимает восстанавливаемую справедливость. Объем и пределы восстанавливаемой справедливости могут быть рассмотрены как с позиции потерпевшего или осужденного, так и с позиции суда, рассматривающего уголовное дело и выносящего по нему приговор, других лиц, имеющих отношение к делу, а также общества и государства в целом.
Действующее уголовное законодательство, говоря о восстановлении социальной справедливости, хотя и не раскрывает круг лиц, которые могут оценить степень такого восстановления, тем не менее, отдает предпочтение не потерпевшем}', а лицу, совершившему преступление. Такой вывод вытекает из анализа ч. 3 ст. 46 и ч. 3 ст. 60 УК РФ.
Как известно, в ч. 3 ст. 46 Уголовного кодекса РФ закреплено положение о том, что размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода. В ч.З ст. 60 Уголовного кодекса РФ также закреплено, что при назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, а также влияние назначенного наказания на исправление осз'жденного и условия жизни его семьи.
Как видно из приведенных норм Уголовного кодекса РФ, законодатель нормативно предписывает суду считаться с условиями жизни семьи осужденного, игнорируя при этом условия жизни семьи потерпевшего, состояние его здоровья и другие немаловажные социальные вопросы. В данном случае законодатель сам нормативно создает конфликтующие правовые позиции, возводит препятствия для восстановления социальной справедливости, что не должно иметь место в принципе. Такой подход, на наш взгляд, можно охарактеризовать как правовую патологию. В анализируемой ситуации под патологией права «следует понимать уродливое отклонение от права, противоречащее общим принципам и самой сущности права... закамуфлированное под право»107.
Восстановление социальной справедливости, на наш взгляд, должно означать назначение наказания соразмерно характеру, тяжести, степени общественной опасности совершенного преступления. Справедливость не будет торжествовать, если она оставляет на произвол судьбы потерпевших). Именно он должен быть в первую очередь удовлетворен восстановленной справедливостью по отношении к нему. У него должна быть восстановлена вера в незыблемость закона, в неотвратимость ответственности. Он должен увидеть, ощутить свою защиту со стороны государства посредством назначенного (справедливого) наказания.
Социальное назначение наказания, его цель и содержание являются одним из важнейших вопросов уголовного права, который на протяжении долгого периода времени все еще остается в центре внимания не только специалистов уголовного права, но также философов и социологов. Известно, что отношение к уголовному наказанию не всегда было однозначным. Существуют теории, как признающие наказание, так и отрицающие его. При этом в основу признания закладывалось содержание наказания. Одни считали, что наказание есть зло, а посредством зла нельзя бороться со злом, и что нравственный закон требует уважения человеческой личности, а наказание унижает человека. Оппоненты этой теории полагали, что поскольку в обществе существует принуждение, то должно существовать и наказание, а речь может идти лишь о формах этого принуждения. В этих спорах рождались различные теории наказания и попытки нравственного его обоснования (теории возмездия, устрашения, целесообразности, психологического принуждения, предупреждения, исправления, заглаживания вреда и др.)108. Существовали также переходные и смешанные теории, рассматривавшие наказание, как акт справедливости, так как им уничтожается неправда и восстанавливается право, либо как акт устрашения, предупреждения, исправления. Приведенные теории и их основные идеи подробно рассмотрены российским уголов-
109
ным правом .
Российский законодатель исходит из того, что применение уголовного законодательства как наиболее острого средства в наведении общественного правопорядка должно осуществляться при неукоснительном соблюдении основополагающих принципов гражданского общества. Этими принципами, которые также впервые законодательно закреплены в нормах УК РФ (ст. 3-7), являются принципы законности, равенства граждан перед законом, вины, справедливости, гуманизма. Они призваны обеспечить осуществление задач уголовного законодательства, содействовать формированию' позитивного уголовно-правового сознания и обеспечить условия построения правового государства.
Содержание принципа справедливости в Уголовном кодексе РФ, на наш взгляд, необходимо рассматривать с нескольких позиций.
Во-первых, в качестве одного из основополагающих принципов уголовного права в целом. Исходя из этой позиции, как нам представляется, все уголовно-правовые институты, начиная от понятия, системы, структуры, задач уголовного законодательства и завершая предусмотренным ст. 360 УК РФ составом преступления «Нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой», пронизаны принципом справедливости. В данном случае законодатель преследует цели неукоснительного обеспечения не только интересов потерпевшей стороны, коей являются физические, юридические лица, общество и государство в целом, но и законных прав лица, совершившего преступление.
Так, в ст. 2 УК РФ определены задачи, стоящие перед данным кодексом. Ими являются: охрана прав и свобод человека и гражданина, собственности, общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного строя Российской Федерации от преступных посягательств, обеспечение мира и безопасности человека, а также предупреждение преступлений. Для осуществления этих задач согласно ч. 2 ст. 2 УК РФ устанавливаются основание и принципы уголовной ответственности.
Во-вторых, справедливость как уголовно-правовой принцип необходимо рассматривать с позиции его отражения: в ст. 6 УК РФ. Именно данной нормой справедливость провозглашена в качестве самостоятельного уголовно-правового принципа. Вместе с тем следует отметить, что содержание данной нормы имеет конкретный адресат. Таковым является лицо, совершившее преступление.
Ему и посвящается ст. 6 УК РФ, где закреплено, что наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Законодатель в ст. 6 УК РФ не только провозгласил принцип справедливости, но и раскрыл его содержание, складывающееся из трех компонентов:
характера применяемый к лицу, совершившему преступление, уголовно-правовых мер;
характера и степени общественной опасности преступления и обстоятельств его совершения;
личности виновного.
Только полный, всесторонний и объективный учет указанных компонентов может повлечь применение справедливого наказания.
В-третьих, справедливость законодательно закреплена в качестве одной из целей уголовного наказания. Наказание, как отмечается в ч. 2 ст. 43 УК РФ, применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений.
Нельзя не заметить, что среди целей, предусмотренных уголовным наказанием, справедливость поставлена на первое место. При этом законодатель говорит не просто о справедливости вообще, а именно о восстановлении справедливости, и лишь после - об исправлении осужденного и предупреждении совершения новых преступлений. Такой подход законодателя относительно цели наказания не случаен. Это не только дань моде и учет неоднократных предложений науки и правоприменительной практики или стремление приблизиться к международно-правовым стандартам.
Восстановление социальной справедливости подразумевает максимально полное моральное, психологическое, правовое, экономическое удовлетворение потерпевшего. Именно с этой позиции справедливость возведена в круг целей наказания. В данном случае справедливость должна служить для пользы конкретного адресата. Если справедливость с позиции ст. 6 УК РФ в качестве своего адресата имеет лицо, совершившее преступление, то в соответствии с ч. 2 ст. 43 УК РФ таковым адресатом является потерпевшая сторона. Непосредственно в данной норме впервые в отечественном законодательстве официально закреплено и раскрыто истинно природное назначение уголовного права, а именно - защита естественных социальных, биологических, экономических, политических, иных прав и интересов физических, юридических лиц и окружающие их мира (среды обитания).
Восстановление социальной справедливости как одна из целей наказания предполагает наступление конкретных социально-правовых, экономических, нравственных и иных последствий как в отношении виновного, так и в отношении потерпевшего. Подразумевается, что эти последствия должны быть осознаны и восприняты виновной и потерпевшей сторонами. Однако необходимо отметить, что не все составы преступлений, перечисленные в Особенной части Уголовного кодекса РФ, выделяют конкретного потерпевшего. Так, не совсем однозначно можно вычленить его, например, в преступлениях, предусмотренных ст. 242, 245 УК РФ. Хотя в ст. 245 УК РФ речь идет о жестоком обращении с животными, и в связи с этим можно говорить о живом существе, тем не менее, последнее, не может являться потерпевшей стороной. Ведь «невозможно, чтобы субъектом права была неодушевленная вещь, насекомое или животное, ибо право предполагает способность к знанию, разумению' и к собственному управлению собой»110. В обоих случаях вред претерпевает общество, окружающая социальная среда, аккумулирующая в себе различные группы населения. Ущерб причиняется нравственно-этическим устоям. Здесь практически трудно выделить конкретного индивидуума, который мог бы, выступая в качестве потерпевшего, осознать, оценить назначенное наказание и высказаться о его справедливости и несправедливости .
Восстановление социальной справедливости есть сложный, многоактный процесс, выражающийся в принуждении виновного к претерпеванию неблагоприятных для него социальных, правовых, экономических, нравственно-этических, физиологических и биологических явлений в процессе его посгпреступного поведения в интересах потерпевшей стороны.
Законодатель не конкретизирует, кто же оценивает справедливость и степень ее восстановления посредством примененного
наказания. Такую оценку может дать не только суд, вынося соответствующий приговор, но также и потерпевший, общество и виновное лицо. Вполне естественно, что каждый из них по-своему понимает справедливость.
Как нам представляется, смысл ч. 2 ст. 43 УК РФ заключается в том, что наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости относительно потерпевшего от преступления, Сам механизм восстановления справедливости проходит через приговор суда, где дается оценка совершенного деяния, формы и степени причиненного ущерба и постановляется способ и размер его возмещения.
Однако не всегда причиненный ущерб может быть возмещен в полном объеме, например, при причинении смерти или моральнонравственной травмы. Следовательно, социальная справедливость не всегда может быть соизмерима и, следовательно, восстановлена в максимально полном объеме. Кроме того, справедливость как категория морально-правового сознания потерпевшего, особенно физического лица, будет оцениваться им субъективно. Ведь справедливость - это понятие о должном, о требовании соответствия между деянием и воздаянием, то есть преступлением и наказанием. Несоответствие в этих соотношениях оценивается как «несправедливость». Само слово «справедливость» происходит от слова «месть». На ра.нней стадии развития государства справедливость есть месть, и от субъективной воли потерпевшего зависит, заставит ли он преступника претерпеть то, что тот заслужил1''. С упрочнением государства месть, как и многие другие институты родового строя, трансформируется и получает государственно-правовой статус. Виновность, наказуемость, а также справедливость назначаемого наказания определяются государством посредством его судебных органов.
Таким образом, «справедливость применительно к наказанию проявилась первоначально в талионе, а затем, по мере развития общественных отношений, превратилась в формулу, исключающую крайности талиона, формулу о состгеетствии наказания содеянному»112.
Идея справедливости как философская и социологическая категория глубоко проникает в массовое сознание, быт и нравы, общественную психологию, внутренний мир каждой личности. Она не
столько рассудочно анализируется или теоретически осмысливается, сколько схватывается почти подсознательно, подчас с безотчетной ясностью. Люди, как показывает жизненный опыт, иной раз не могут рационально обосновать свои оценки справедливости или несправедливости того или иного человеческого поступка, акта власти, экономического решения. Но они чувствуют это непосредственно, интуитивно, ибо определенный поступок, акт, решение как бы взвешены ими на «внутренних весах» нравственности и справедливости1'3.
В идее восстановления социальной справедливости языком закона заложено нравственное содержание назначения наказания. Нравственность же есть «идея свободы, как живое добро, которое в своем самосознании имеет свое знание, воление, а через его действование свою деятельность, ровно как самосознание имеет в нравственном бытии свою в себе и для себя сущую свободу и движущую цель: нравственность есть понятие свободы, сггавшее наличным миром и природой самосознания»11''.
Категории нра1ВСтвенности, справедливости и самосознания тесно переплетаются с правосознанием. Чем выше уровень позитивного правового сознания, тем выше должны быть нравственность и справедливость. «Человеку невозможно не иметь правосознания; его имеет каждый, кто сознает, что кроме него на свете есть другие люди. Человек имеет правосознание независимо от того, знает он об этом или не знает, дорожит этим достоянием или относится к нему с пренебрежением. Вся жизнь человека и вся судьба его слагаются при участии правосознания и под его руководством»115.
Оценка потерпевшим степени восстановления социальной справедливости в отношении него не может произойти вне его общественного и правового сознания. С этой позиции им и будет оцениваться как справедливые или несправедливые не только назначенная в отношении виновного конкретная уголовно-правовая мера, [ ю и сама примененная норма, содержащиеся в ней виды наказания и их размер. Все эти элементы с одной стороны и совершен- 1 юе в отношении лица преступление и его последствия - с другой будут взвешены потерпевшим на его «внутренних весах». Конечно, при этом потерпевший не сможет не считаться с мнением близких и знакомый ему лиц по назначенному виновному лицу наказанию. Следует отметипгь, что восприятие степени восстановления социальной справедливости носит, как правило, субъективно-оценочный характер и будет зависеть от того, как данное явление осознается субъектами уголовно-правовых и уголовно-про- цессуальнык отношений с точки зрения нравственных требований, которые обращены к совести человека. Критерием же нравственного поведения можно считать добро и справедливость. В обществе наряду с нравственными ценностями вырабатываются и иные социальные установки. Однако нравственные ценности являются первоосновой иных ценностный ориентиров. В каждом случае и в конкретной ситуации шкала степени ценности этих ориентиров может быть различной, не говоря уже о том. что сами нравственные критерии историчны и классовы. Нравственность и право находятся в основной взаимной связи не только потому, что они представляют в одинаковой мере форму практического познания общественной действительности и средство ее социального регулирования, но и потому, что правовые установления по самому своему существу нельзя оторвать от представлений о правде и правосудии, справедливости, общественном долге и обязанности116.
Справедливость как социально-правовое явление носит больше абстрактный, нежели конкретный характер. Вряд ли можно говорить однозначно о полном восстановлении справедливости путем применения уголовного наказания. Соразмерность совершенного деяния и предусмотренного уголовным законом наказания в подавляющем большинстве случаев носит условный характер. Кроме того, конкретное наказание назначается судом, который при вынесении приговора, также руководствуется своим внутренним правосознанием и не лишен субъективного усмотрения.
Следует отметить, что хотя УК РФ впервые закрепил принцип справедливости в законодательстве, тем не менее отечественная криминалистическая теория и практика оперировали этим социальным понятием и ранее.
Так, до принятия Уголовного кодекса Российской Федерации (1996) в праве о справедливости и несправедливости наказания говорилось не в уголовном, а в уголовно-процессуальном законодательстве. Статьи 342 и 347 УПК РСФСР определяли «явную» несправедливость наказания как основание к изменению и отмене приговора Справедливость находила свое отражение через такие уголовно-правовые принципы, как законность, дифференциация, индивидуализация ответственности и наказания. Характеристика человека как личности, члена общества, конкретного человеческого коллектива, общественное мнение о нем, его собственное поведение до и во время совершения преступления, а также после него, его моральный облик должны дать суду возможность не формально, а по существу назначить законное, целесообразное и справедливое наказание1'7. В свое время на соразмерность и справедливость наказания как весьма важное принципиальное положение уголовного законодательства неоднократно указывал и Пленум Верховного Суда СССР118. Вместе с тем, по справедливому замечанию В.Н. Кудрявцева, факторы, определяющие справедливость наказания и иных уголовно-правовых мер, применяемых за совершение преступления, должны формулироваться вначале уголовным законом, а затем уже процессуальным119.
Провозглашение восстановления социальной справедливости как цели наказания является новеллой российского уголовного законодательства. Теории и практике еще предстоит осмыслить содержание данного института, его направленность и разработать возможные критерии оценки степени восстановления социальной справедливости. Вместе с тем, несмотря на внешнюю и, на первый взгляд, кажущуюся ясность, разработать, а затем внедрить в сознание населения эти критерии будет нелегко. Это сложное многогранное явление. В разработке данной проблемы должны принимать участие философы, правоведы, психологи, медики, социологи, экономисты, а также представители других отраслей знания, причем как теоретики, так и практики.
Сегодня данш1я уголовная новелла уже анализируется отечественными криминалистами. Как подчеркивает А.В. Наумов, право фиксирует определенный уровень прав и обязанностей человека. Нарушение их, то есть нарушение права всегда есть нарушение справедливости. Это прямо относится к уголовному праву, преступлению и наказанию. От других отраслей права уголовное право отличается в этом смысле лишь тем, что преступление, ответственность за которое предусмотрена уголовно-правовыми нормами, есть наивысшее нарушение справедливости в праве, наивысшая степень ее отрицания, проявляющаяся, например, в убийствах, причинениях вреда здоровью, грабежах и разбоях, клевете и других преступлениях.
Наказание и служит восстановлению нарушенных прав и свобод потерпевшего в результате совершения преступления, то есть, в конечном счете, восстановлению справедливости120. СВ. Полу- бинская отмечает, что, поскольку совершенное преступление нарушает социальную справедливость, у государства появляется право наказать виновного. Наказание, по ее мнению, выступает в качестве «платы» за совершенное преступление, размер которой зависит от тяжести последнего121. Да, действительно, наказание является «платой» за совершенное преступление. Однако не всегда такая «плата», предусмотренная различными своими формами в санкциях уголовного закона, является соразмерной последствиям совершенного деяния, а это значит, что в таких случаях вряд ли можно говорить о восстановлении социальной справедливости в полном объеме. В этой связи справедливы слова А.В. Наумова о том, что «чисто восстановительный характер носят имущественные уголовно-правовые санкции типа денежного штрафа, конфискации имущества»122. Но даже такой характер и возможность уголовно-правовых санкций был нарушен законодателем вследствие внесенных 8 декабря 2003 года изменений в действующий Уголовный кодекс РФ. Как известно, законодателем были внесены существенные изменения во многие нормы УК РФ. Перетерпела изменение и ст. 46 данного кодекса, где дается характеристика такого наказания, как штраф. В соответствии с ч. 3 ст. 46 УК РФ, теперь суд в случае назначения наказания в виде штрафа обязан определять его размер, в том числе, и с учетом имущественного положения осужденного и его семьи. Такой подход, как было отмечено нами ранее, не совсем сочетается с принципом восстановления социальной справедливости. На наш взгляд, провозглашение социальной справедливости в качестве одной из целей наказания есть лишь первый шаг к реализации истинного предназначения уголовного законодательства. Вторым шагом могло бы стать нормативное закрепление материальной компенсации потерпевшей стороне за преступления против жизни и здоровья. Подобное предложение ранее уже было высказано СВ. Бородиным и нами123.
Прообразом современной цели восстановления социальной справедливости, как отмечает Т.Ю. Погосян, является цель удовлетворения, наиболее емко и лаконично описанная А.Ф. Бернером: «Преступлением оскорбляется общая воля, (закон, общество, государство). Как та, так и другая должны быть удовлетворены, то есть наказание должно возвратить как обществу, так и пострадавшему лицу чувство сознания господства справедливос- ти»1 24. Иными словами, цель восстановления социальной справедливости, как отмечают И.Я. Козаченко и Т.Ю. Погосян, заключается в том, чтобы оградить государство, общество в целом и каждую личность в отдельности от произвола преступности, чтобы каждый человек, проявивший свое «эго» в отношении общества, осознавал, что это не может пройти безнаказанно125. Позиция И.Я. Козочкина и Т.Ю. Погосяна, на наш взгляд, является неконкретной, расплывчатой. В этом отношении наиболее четкую и ясную позицию занимает А.Э. Жалинский, отмечающий, что «восстановление социальной справедливости путем наказания осужденного осуществляется применительно как к обществу в целом, так и к потерпевшему в частности... Применительно к потерпевшему социальная справедливость восстанавливается путем защиты законных интересов и прав, нарушенных преступлением. Реализуя эту цель, наказание должно обеспечить возможность возмещения причиненного вреда и в возможных пределах - соразмерность лишения или ограничения прав и свобод осужденного страданиям потерпевшего, которые он вынужденно претерпел вследствие совершенного преступления»126.
Итак, восстановление социальной справедливости как цель уголовного наказания есть многофакторный уголовно-правовой институт. Социальную справедливость можно считать восстановленной, если потерпевшая сторона удовлетворена примененными к виновному уголовно-правовыми мерами, средствами постпре- ступной защиты.
Однако уголовное законодательство по своей природе призвано не только защищать, но и восстанавливать нарушенные права потерпевшего, а если полное восстановление объективно невозможно, то хогя бы максимально их компенсировать. На наш взгляд, в УК РФ в части соотношения защиты интересов жертвы (потерпевшего) и преступника чаша весов более склоняется в пользу последнего. К такому выводу можно придти при сопоставлении ряда норм, особенно при анализе ч. 3 ст. 46 и ч. 3 ст. 60 УК РФ.
В настоящее время законодатель не провел четкой восстановительной линии, направленной на заботу о семье потерпевшего, да и о нем самом. Единственным шагом, сделанным законодателем в этой области, является стимулирование виновного лица к оказанию медицинской и иной помощи потерпевшему в соответствии с п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ. При этом выполнение или невыполнение этих действий опять же зависит от субъективного усмотрения виновного. Осуществление им этих действий признается в качестве обстоятельств, смягчающих наказание.
На наш взгляд, в Уголовном кодексе РФ законодатель должен был проявить заботу в первую очередь о потерпевшем, его семье, а уже после них о семье виновного лица. Ведь наказание, согласно ст. 43 УК РФ применяется в целях восстановления социальной справедливости. В контексте данной нормы не может не возникнуть совершенно объективный вопрос: способствует ли подход законодателя, закрепленный в ч. 3 ст. 46 и ч. 3 ст. 60 УК РФ восстановлению социальной справедливости? Ответ очевиден, нет, так как в этих, да и в ряде других норм уголовно-правовые приоритеты неоправданно переставлены. Вместо однозначной защиты интересов потерпевшей стороны Уголовный кодекс РФ содержит излишне открытую заботу о благополучии виновного лица и его семьи.
Тажой подход законодателя свидетельствует о том, что УК РФ еще не в состоянии обеспечивать восстановление социальной справедливости в полном объеме. Особенно наглядно это просматривается через призму преступлений против жизни, здоровья, чести и достоинства личности. Ведь не секрет, что последствия таких преступлений, как убийство, причинение тяжкого вреда здоровью, повлекших увечья, и некоторых других, зачастую ставят потерпевшую сторону, ее семью в несравненно худшее социально-экономическое, нравственное, а в большей своей части - невыносимое положение, чем виновное лицо. На практике нередки случаи, когда члены семьи потерпевшего оказываются на грани экономического выживания, а несовершеннолетние дети по вине преступника лишаются домашнего очага, семейного тепла, и в лучшем случае оказываются в детских домах, а в иных случаях и среди бродяжничающих и попрошайничающих лиц, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Думается, что назрела необходимость закрепления в УК РФ нормы, обязывающей правоприменительные органы, суды учитывать складывающиеся условия жизни потерпевшего и его семьи и лишь после этого определяться в части влияния назначаемого наказания на условия жизни семьи виновного лица.
На наш взгляд, УК РФ не в состоянии обеспечить восстановление социальной справедливости в полном объеме. Особенно наглядно это просматривается через призму преступлений против жизни, здоровья, чести и достоинства личности. Думается, что в новых условиях назрела необходимость возмещения потерпевшей стороне и материального ущерба. Сумма материального ущерба может быть определена рядом обстоятельств.
Так, если жертва совершенного убийства по каким-то объективным причинам не работала, но была вполне трудоспособной (безработный, домохозяйка, сиделка за больным лицом и т. д.), то ежемесячная сумма компенсации могла бы быть не ниже установленного прожиточного минимума и оплачиваться, исхода из возрастного, физического состояния тех лиц, которые находились с жертвой, проживали совместно с ней, вели единое с ней хозяйство и т. д. Если же жертва преступления имела собственный заработок, определенные трудовые доходы, то компенсация должна быть пропорциональной и должна выплачиваться тем лицам, которые находились на ее иждивении. В течение какого срока могла бы производиться данная выплата?
Представляется, что если у потерпевшей стороны остались несовершеннолетние дети, то в компенсацию должны входить все расходы, связанные с их обучением, воспитанием, материально-бытовым обеспечением до достижения ими 21-22-летнего возраста; если же на иждивении жертвы находились престарелые люди, то такая компенсация должна быть для них пожизненной.
Механизм и порядок возмещения ущерба за убийство или причинение тяжкого вреда здоровью можно предусмотреть в гражданском законодательстве по аналогии со ст. 1084-1094 ПС РФ.
Думается, что подобный подход к назначению наказания за совершение умышленного убийства или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью способствовал бы как более полному восстановлению социальной справедливости, так и выполнению превентивной роли уголовного законодательства - предупреждению совершения новых преступлений.
Моим оппонентам могут показаться абсурдными выдвинутые положения. Однако реалии новой России, ход строительства отношений ее центра с субъектами Федерации свидетельствуют о том, что рано или поздно такой подход к восстановлению социальной справедливости, возможно, будет иметь место в отдельных регионах. В частности, в Чеченской республике уже создан Фонд содействия раскрытию преступлений. В принципе, создание такого Фонда - дело позитивное. Однако названный Фонд пытаются использовать в других целях, а именно - переложить некоторые важнейшие функции правоохранительных органов, в том числе и по восстановлению социальной справедливости, на плечи частных лиц, хотя и потерпевших от совершенных преступлений. Так, одним из направлений деятельности Фонда является оказание семьям убитых боевиками глав районов, сотрудников милиции, имамов и просто жителей республики финансовой помощи особого рода. На полученные деньги родственники убитого смогут объявлять вознаграждение за поимку убийц127.
Результаты подобного «справедливого» мироустроительства в Чеченской республике не заставили себя ждать. Уже имеются факты похищения людей и их убийства по заказу «кровников»,128 как новые формы отечественного «бизнеса» и «обеспечения» правопорядка, а значит и справедливости.
Такая «правоохранительная» деятельность не нова. По мнению члена Совета Федерации Российской Федерации Ахмада Завгаева, одного из авторов проекта нововведения, в Чечне существует многовековая традиция, когда люди объявляли вознаграждение за голову того или иного преступника, сообщая об этом в местах массового скопления людей. И, как отмечает А. Завгаев, посоветовавшись с председателем правительства Чеченской республики, главой администрации, бизнесменами, решили легализовать оправдавшую себя на деле практику. Пример, по словам Завгаева, подал сам глава администрации Чеченской республики А. Кадыров, который объявил вознаграждение за Масхадова129.
Да, по сравнению с эмиром Афганистана середины XIX века Шер-Алиханом, узаконившим убийство намеченной жертвы при условии предварительного внесения в казну 300 рупий, данное «нововведение» А. Завгаева является более «прогрессивным». Ведь оно практически вводит платную форму кровомщения, что в истории Востока тоже имело место. В данном случае финансируется потерпевшая сторона, чтобы она осуществила акт кровомщения, осуществляя тем самым вместо государства правоохранительную и правоприменительную деятельность, и «восстановила» попранную справедливость. Такой способ «обеспечения» правопорядка, финансирования посторонних лиц является неприкрытым соучастием в совершении особо тяжкого преступления, наказуемого в соответствии с действующим Уголовным: кодексом РФ.
Современным «знатокам» многовековых традиций и «именитым» авторам подобных нововведений следовало бы знать, что Аллах среди других ценностей вручил мусульманам Коран - источник истины и Разум - способность познания Корана. Диалектическое сочетание этих ценностей позволяет избегать сомнительных путей и способов решения чрезвычайно важных социальных проблем, к которым, в частности, относится и вопрос о кровной мести.
Привнесение в государственную правоохранительную и правообеспечивающую деятельности подобных «оправдавших» себя многовековых традиций не может не привести к дискредитации государственной уголовно-правовой политики, в том числе и в сфере восстановления социальной справедливости и истинно ценных народных традиций и обычаев. Подтверждением тому являются последствия необдуманного привнесения в социально-политическую и бытовую жизнь населения «оп-
равдавших себя многовековых традиций» в Чеченской республике, а также в районах Карамахи, Чабанмахи и Кадар Республики Дагестан.
Считаем, что социальную справедливость можно признать восстановленной, если потерпевшая сторона получила максимально полное моральное, материальное и иное социально обоснованное и предусмотренное законом удовлетворение. Достижению данной цели призваны служить не только уголовно-правовые, но и гражданско- правовые меры.
Так, действующее гражданское законодательство дает потерпевшему право обращения с иском о возмещении причиненного моральнонравственного вреда. Гражданским кодексом Российской Федерации введены в правовую жизнь беспрецедентные ранее нормы (ст. 1064-1094 ГК РФ), предусматривающие возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных либо иных обязательств.
Ученым и практикам еще предстоит кропотливый анализ норм уголовного и гражданского законодательства в части выяснения допустимых и возможных пределов применения норм ГК РФ относительно последствий, являющихся результатом, например, такого преступления, как убийство.
Нынешняя ст. 1084 ГК РФ, предусматривающая возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, при исполнении договорных либо иных обязательств, имеет четко установленный субъект причинения и напрямую не распространяется в отношении других лиц.
Вместе с тем анализ ст. 17, 20 Конституции РФ, ст. 2, 6, 150, 151, 1064, 1088, 1089, 1099-1101 ГК РФ не могут не давать нам повода, правда, пока в теоретическом, постановочном плане, к выдвижению гипотезы о реальности материального и морального вреда, причиненного любому гражданину вследствие совершенного убийства. При этом вред должен быть возмещен лицом, признанным виновным в совершении преступления.
Считаем, что возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, при наличии обстоятельств, оговоренных в ст. 1084 ГК РФ, является убедительным доводом для применения вышеприведенных норм. Ведь не может не возникнуть правомер-
ныи вопрос о том, почему государство гарантирует компенсацию за жизнь и здоровье работника милиции, военнослзЛжащего и некоторых других лиц, оставляя за пределами правового поля правопослушных граждан? Справедлив ли такой подход? Наверное, нет.
Сказанное дает нам повод сделать вывод о том, что принцип восстановления социальной справедливости в первую очередь должен служить максимально полному удовлетворению интересов потерпевшего от преступления, коим являются как частные лица, так и общество и государство в целом.
Лишь восстановленная справедливость может способствовать достижению последующих целей уголовного наказания - исправлению осужденного и предупреждению совершения нового преступления.
Задана обеспечения безопасности человека заключается в исключении опасных состояний, в которых может оказаться человек. Безопасность в соответствии со ст. 1 Закона РФ «О безопасности» есть состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз. Обеспечение безопасности человека заключается в исключении опасных состояний, в которых может оказаться человек. Эти опасные состояния, носящие уголовно-правовой характер, приведены в Особенной части действующего уголовного законодательства. В принципе, уголовное законодательство представляет собой превентивное государственно-правовое средство обеспечения безопасности человека. Преступление, как известно, непосредственно посягает на безопасные условия существования человека либо создаст реальную угрозу причинения вреда его безопасности.
Следует отметить, что в соответствии с Концепцией национальной безопасности России личность наряду с обществом и государством является объектом национальной безопасности. Важно заметить при этом, что личность, ее интересы поставлены на первое место Национальную безопасность России в соответствии с данной Концепцией составляет безопасность личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. Интересы личности, состоящие в реализации конституционных прав и свобод, в обеспечении личной безопасности, данным документом признаны национальными интересами России. Криминализация общественных отношений, масштабы терроризма и рост организованной преступности, обострение межнациональных отношений признаны в качестве одних из основных угроз национальной безопасности страны130.
Следует отметить, что обеспечение безопасности человека, как приоритетное направление права, в том числе и уголовного, впервые, нашло свое отражение в фундаментальной работе профессора А.А. Тер-Акопова. Его монография «Безопасность человека (теоретические основы социально-правовой концепции)»131 представляет собой первую научную работу, в которой ставится и теоретически решается акгуальная для современности проблема безопасности человека в России. По справедливому замечанию А.А. Тер-Акопова, «безопасность государства начинается с безопасности человека. Вначале необходимо разработать концепцию безопасности человека, а затем только надстраивать над ней идеи безопасности общества и государства, так чтобы последние исходили из первой, а не наоборот. Всякие попытки построения безопасности государства без первоочередного учета интересов безопасности личности обречены на неуспех. Безопасность личности, общества и государства можно обозначить единым понятием социальной (по современной терминологии - национальной) безопасности. Социальная безопасность в широком смысле отражает социальные требования и гарантии предупреждения опасности, угрожающей личности (личностная безопасность), обществу (общественная безопасность), отдельной группе (коллективная, групповая безопасность), государству... Безопасность человека - относительно самостоятельный блок социальной безопасности, она характеризует условия, защищающие интересы конкретной личности во всех ее индивидуальных проявлениях. Предметом ее является не социум, а индивид со всеми его свойствами, качествами и отношениями»132.
Одним из основных направлений обеспечения безопасности человека является обеспечение его юридической безопасности. Под юридической безопасностью человека «понимается состояние защищенности человека, в связи с вступлением его в сферу правовых отношений. Предметом защиты являются жизнь, здоровье (физическое и психическое), законные права и интересы, вытекающие из данных отношений»133.
Источники юридической опасности многообразны. Это: про- бельность, противоречивость и неэффективность правовых норм, регламентирующих конкретную сферу отношений, их экономическая необеспеченность; неприменение правовых норм юридическими органами и должностными лицами, что подрывает авторитет власти и закона, способствует «беспределу», развитию «теневого» права, авторитету криминала и в целом криминализации отношений, а значит, дальнейшему подрыву безопасности человека; произвол работников судебных, правоохранительных и иных юридических органов и должностных лиц, призванных решать возникший юридический конфликт и другие134.
Юридическая безопасность человека, исходя из современной общественно-политической ситуации страны, должна обеспечиваться выстраиванием всей системы права в строгом соответствии со ст. 2 и 15 Конституции Российской Федерации, закрепляющей, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства... Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации ... Законы подлежат официальному опубликованию. Неопубликованные законы не применяются. Любые нормативно-правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения»'35.
Особую роль в обеспечении юридической безопасности человека занимает уголовное законодательство. Обеспечение безопасности человека образует сущность этой отрасли законодательства. Об этом свидетельствует Особенная часть действующего Уголовного кодекса РФ, «построенная, преимущественно, по видам безопасности человека, общества и государства. В ней четко выделяется глава о преступлениях, посягающих на витальную и физическую безопасность человека (убийство, причинение вреда здоровью), сексуальную, политическую, материальную безопасность (преступления против собственности)»136.
Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< |
Источник: Боронбеков С.. Уголовное право: понятие, предмет, метод, система, задачи и функции: Монография. - Рязань: Рязанский филиал Московского университета МВД России,2005. - 112 с.. 2005

Еще по теме ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА:

  1. 1.2. Задачи российского уголовного права
  2. 1.6. Метод науки уголовного права
  3. 1.1. Понятие, задачи и система уголовного права
  4. 1.2. Задачи уголовного права (ст. 2). Уголовная политика
  5. В истории уголовного права зксплоататорских государств, в особенности в истории буржуазного уголовного права, можно отметить два основных взгляда на основание ответственности за преступление:
  6. С. Сторонники психологического обоснования уголовного права
  7. § 1. Понятие уголовного права и его предмет
  8. § 2. Задачи уголовного права
  9. § 3. Наука уголовного права
  10. § 1. Понятие уголовного права, его предмет и задачи
  11. 2. Содержание курса уголовного права как юридической науки
  12. 3. ПРЕДМЕТ, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА
  13. 25.1. Понятие и задачи уголовного права
  14. Понятие и задачи уголовного права. Уголовный закон
  15. Понятие, предмет, метод, система и источники уголовного права. Принципы, функции и задачи уголовного права
  16. ЗАДАЧИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  17. § 1. Понятие и система принципов уголовного права
  18. Тема: ПОНЯТИЕ, ЗАДАЧИ, СИСТЕМА УГОЛОВНОГО ПРАВА
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -