<<

О ЗНАЧЕНИИ ПРИНЦИПА «IGNORANTIA JURIS NOCET» ДЛЯ ВМЕНЕНИЯ СОСТАВОВ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Изучение следственной и судебной практики показывает, что при вменении составов экономических преступлений правоприменители нередко не считают нужным доказывать вину лица, преступно нарушившего то или иное положение неуголовного законодательства, поскольку полагают заведомость нарушения предустановленным обстоятельством.

При этом они исходят из правила «незнание официально опубликованного закона не освобождает от ответственности за его несоблюдение» (ст. 67.4 ранее действовавшей Конституции Российской Федерации), трактуя его таким образом: раз обязан был знать, значит — знал.

1 Критику указанного квалифицирующего признака см.: Милевский А. И. О квалифицирующих признаках торговли несовершеннолетними // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности органов внутренних дел. Часть 1. М., 1997. С. 100-101.

234

Пример: гражданин Д., зарегистрированный в качестве предпринимателя и планировавший запинаться деятельностью по сбору у населения использованных радиодеталей и их лома, содержащих драгоценные металлы, приобрел такие детали у гражданина Т., при этом оба полагали свои действия не противоречащими закону.

Согласно ст. 191 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, совершившее сделку, связанную с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, а равно незаконно хранившее, перевозившее или пересылавшее драгоценные металлы, природные драгоценные камни либо жемчуг в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий.

Поскольку мы рассматриваем только проблемы вины, т.е. субъективной стороны преступного деяния, не буду останавливаться на объективных признаках данного состава преступления, замечу лишь, что методологически вопрос о наличии вины необходимо и целесообразно, конечно же, рассматривать после того, как в деянии будут установлены объективные признаки состава.

Иными словами, вывод о нарушении установленных законодательством Российской Федерации правил оборота драгоценных металлов и камней еще не означает, что содеянное Д. и Т. обладает всеми необходимыми для привлечения к уголовной ответственности признаками состава преступления.

Пожалуй, все комментаторы Уголовного кодекса сходятся в том, что для признания деяния преступлением, предусмотренным ст. 191 УК РФ, оно должно быть совершено с прямым умыслом. Учитывая отнесение обсуждаемого состава преступления к формальным, сказанное означает, что Д. и Т. должны были осознавать общественную опасность содеянного ими: такие действия, как сделка с содержащими драгоценные металлы радиодеталями, их хранение и тд. должны были быть для указанных лиц заведомо противозаконными. При этом осознание названными лицами противоправности сделок с драгоценными металлами не может считаться безусловным обстоятельством, которое презюмируется, а потому не нуждается в доказывании. Напротив, для привлечения к ответственности по ст. 191 УК РФ не-

235

обходимо доказать осознание противоправности совершаемых действий.

То, что правоприменитель: следователь, прокурор, судья — делает вывод о наличии в схожих с описанными действиях лица состава преступления, совершенного с прямым умыслом, несмотря на недоказанность осознания лицом неправомерности содеянного, следует расценить как достаточно грубую ошибку, поскольку правило «незнание закона не освобождает от ответственности» давно уже не является принципом уголовного права. Меньше всего данное правило применимо к преступлениям в сфере экономической деятельности, которые с объективной, так сказать, стороны представляют собой нарушение тех или иных установленных законом либо подзаконным актом правил.

Правило «незнание закона не освобождает от ответственности» ранее являлось основанием для вывода о том, что юридическая ошибка не влияет на квалификацию. Эта позиция обоснованно подвергнута критике рядом ученых, в частности, профессорами Волженкиным Б. В., Наумовым А.

В.1 и др. Юридическая ошибка, действительно, не влияет на квалификацию в случае совершения таких преступлений, как, скажем, убийство, изнасилование, кража, когда для лица очевиден запрет совершения данных деяний и он не может ссылаться на незнание Уголовного кодекса и того, в частности, какой именно статьей предусмотрена ответственность за подобное преступление и т. п.

Однако если уголовно-правовой запрет для лица вовсе не очевиден в связи с тем, что этому лицу не знакомы конкретные правила, к которым отсылает статья Уголовного кодекса и которые лицо, таким образом, нарушает, у этого лица отсутствует прямой умысел как конститутивный признак состава преступления, независимо от того, соблюдено ли установленное ст. 15 Конституции требование об обязательной публикации нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина.

Свободный, повсеместный оборот радиодеталей и их лома,

1 Волженкин Б. В. О некоторых спорных вопросах ответственности за преступления в сфере налогообложения. В книге: Актуальные проблемы юридической ответственности за нарушения в сфере экономической деятельности и налогообложения/ Материалы научно-практической конференции. - Ярославль. 2001. С. 13; Наумов А. В. Российское уголовное право. Общая часть. - М., 1999. С. 251-252.

236

вполне возможно, создает у большинства людей впечатление законности совершения сделок с отходами и ломом, содержащими драгоценные металлы. Этим может быть объяснимо заблуждение лица, искренне полагающего, что сделка и иные действия с отходами, содержащими драгоценные металлы, пусть даже объективно находящиеся в противоречии с порядком, установленным нормативными актами, не является сделкой с драгоценными металлами.

Об отсутствии у лица осознания противоправности и, как следствие, общественной опасности содеянного, может также свидетельствовать, к примеру, неверное разъяснение, данное каким-либо ведомством в специальных периодических изданиях, СМИ, опубликованное в Интернете и т.

п. Даже в практике Президиума Высшего Арбитражного Суда, по утверждению заместителя Председателя ВАС РФ О. Бойкова, нередко имеют место случаи освобождения от ответственности налогоплательщика из-за противоречий в разъяснениях, даваемых различными федеральными органами1. Соответствующее разъяснение, если оно, допустим, говорит о непротиворечии закону сделок с драгоценными металлами, вполне может ввести в заблуждение лиц, совершающих такие сделки, и они нарушат установленные правила без вины. Согласно же ст. 5 УК РФ уголовная ответственность за невиновное причинение вреда не допускается. Таким образом, возвращаясь к нашему примеру, очевидность для Д. и Т. незаконности их действий не может презюмироваться, она должна быть доказана: необходимо подтвердить, что им было, безусловно, известно об установленных законом и Правительством (пусть даже без точного знания дат, номеров, названий соответствующих актов) правилах совершения сделок с ломом и отходами, содержащими драгоценные металлы и что, совершая сделки и иные действия с названными предметами, они заведомо шли на нарушение требований закона.

Таким образом, если лицо должно было знать, но не знало соответствующего правила, вследствие чего его нарушило, содеянное им признается совершенным неумышленно. Однако ответственность за неумышленное нарушение закона при сделке и иных дей-

1 Бойков О. Налоговые споры в практике арбитражных с/дои // Российская юстиция. 1999. № 11.

237

ствиях с драгоценными металлами уголовным законом не установлена. Если же убедительных доказательств заведомости нарушения указанными лицами данного порядка нет, в действиях Д. и Т. отсутствует вина в совершении преступления, предусмотренного ст. 191 УК РФ, а привлечение их к уголовной ответственности следует расценить как незаконное решение, противоречащее ст. 5 УК РФ, не допускающей объективного вменения.

<< |
Источник: Борзенков Г. Н., Комиссаров В. С., Кузнецова Н. Ф., Матвеева А. А., Тяжкова И. М.

. Уголовное право в XXI веке: Материалы Международной научной конференции на юридическом факультете МГУ им. М. В.Ломоносова 31 мая — 1 июня 2001 г. — М.: «ЛексЭст»,2002. — 240 с.. 2002

Еще по теме О ЗНАЧЕНИИ ПРИНЦИПА «IGNORANTIA JURIS NOCET» ДЛЯ ВМЕНЕНИЯ СОСТАВОВ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. О ЗНАЧЕНИИ ПРИНЦИПА «IGNORANTIA JURIS NOCET» ДЛЯ ВМЕНЕНИЯ СОСТАВОВ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ
  3. 4. Совершенствование законодательного определения вымогательства
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -