<<
>>

§ 3. Преступления, нарушающие общие принципы установленного порядка осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности участниками этой деятельности

Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц, реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета (ст, 170 1 УК). Состав преступления, предусмотренного в ч.

1 ст. 1701 УК, формальный. Объективная сторона выражается в общественно опасном действии - представлении в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, или в организацию, осуществляющую учет прав на ценные бумаги, документов, содержащих заведомо ложные данные. Преступление считается оконченным с момента получения органом или организацией документов, содержащих ложные сведения.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Целями данного преступления могут быть: внесение в единый государственный реестр юридических лиц, в реестр владельцев ценных бумаг или в систему депозитарного учета недостоверных сведений об учредителях (участниках) юридического лица, о размерах и номинальной стоимости долей их участия в уставном капитале хозяйственного общества, о зарегистрированных владельцах именных ценных бумаг, о количестве, номинальной стоимости и категории именных ценных бумаг, об обременении ценной бумаги или доли, о лице, осуществляющем управление ценной бумагой или долей, переходящих в порядке наследования, о руководителе постоянно действующего исполнительного органа юридического лица или об ином лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, - либо иные цели, направленные на приобретение права на чужое имущество. Условно цели можно разделить на две группы: те, где фальсификация системы учета является самоцелью, и цели хищения. К последним следует относить «иные цели, направленные на приобретение права на чужое имущество».

Действия по умышленному предоставлению в регистрирующий орган ложных сведений в документальной форме в целях приобретения права на чужое имущество традиционно рассматривались как покушение на мошенничество.

Каким образом будет складываться практика с появлением этой нормы, сказать трудно.

В ч. 2 ст. 1701 УК предусмотрена ответственность за внесение в реестр владельцев ценных бумаг, в систему депозитарного учета заведомо недостоверных сведений путем неправомерного доступа к реестру владельцев ценных бумаг, к системе депозитарного учета. В

281 федеральный закон от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» // СЗ РФ. 2007. №31. Ст. 4017.

отличие от ч. 1 ст. 1701 УК, где фальсификация реестра владельцев ценных бумаг или системы депозитарного учета осуществляется посредством обмана (путем представления заведомо ложных сведений), здесь фальсификация осуществляется путем неправомерного доступа к реестру владельцев ценных бумаг, к системе депозитарного учета. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Мотив и цели на квалификацию содеянного не влияют. Квалифицирующим признаком данного состава является совершение указанных в ч. 2 ст. 1701 УК действий, если они были сопряжены с насилием или с угрозой его применения.

Незаконное образование (создание, реорганизация) юридического лица (ст 173 1

УК). Близкими по своим задачам к упомянутым выше составам являются две новеллы, предусмотренные в ст. 1731 и ст. 1732 УК, принятые в едином пакете законодательных положений, направленных на борьбу с так называемыми «фирмами-однодневками», которые зарегистрированы либо на лиц, утративших документы (паспорт), либо на маргинальных лиц по их согласию (как правило, возмездно). Количество таких юридических лиц в России превышает все разумные пределы. Они служат, в первую очередь, для обналичивания денежных средств, помогают уклоняться от уплаты налогов либо создаются в целях вывода денежных средств в офшорные зоны. Борьба с масштабными проявлениями экономической преступности невозможна без разрешения катастрофической ситуации с фирмами-однодневками. Анализ новелл позволяет сказать, что законодатель, образуя диспозиции норм, решал задачу выявления и воздействия на преимущественно реальных бенефициаров этих компаний.

Статья 1731 УК предполагает ответственность за образование юридического лица через подставных лиц. Под образованием понимаются создание или реорганизация юридического лица так, как это подразумевает ГК РФ. Согласно примечанию к ст. 1731 УК подставными признаются лица, являющиеся учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица, путем введения в заблуждение которых было образовано (создано, реорганизовано) юридическое лицо.

По сути, в ст. 1731 УК предусмотрен специальный случай фальсификации единого государственного реестра юридических лиц, ответственность за которую предусмотрена в ст. 1701 УК.

Традиционно действия лица, использовавшего для совершения преступления иное лицо, находящееся под влиянием добросовестного заблуждения, рассматриваются как исполнение преступления. Представление в регистрирующий орган ложных документов для образования юридического лица означает фальсификацию государственного реестра, поскольку правосубъектность юридического лица изменяется только с момента внесения соответствующей записи в нем.

Преступление, предусмотренное ст. 1731 УК, по смыслу закона следует считать оконченным с момента регистрации вновь созданного или реорганизованного юридического лица.

В ч. 2 ст. 1731 УК предусмотрены квалифицирующие признаки: совершение преступления с использованием своего служебного положения и в составе группы лиц по предварительному сговору.

Незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица (ст. 173 2 УК).

В ст. 1732 УК предусмотрена ответственность за два вида деяний, совершенных для образования (создания, реорганизации) юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом: по ч. 1 - за предоставление документа, удостоверяющего личность, или выдачу доверенности; по ч. 2 - за приобретение документа, удостоверяющего личность, или использование персональных данных, полученных незаконным путем.

Оба эти деяния являются, по сути, приготовительными действиями к совершению преступления, предусмотренного ст. 1701 УК, поскольку представляют собой приискание соучастников и средств совершения преступления. Тем не менее согласно закону они требуют самостоятельной квалификации.

Согласно примечанию к ст. 1732 УК под приобретением документа, удостоверяющего личность, понимается его получение на возмездной или безвозмездной основе, присвоение

найденного или похищенного документа, удостоверяющего личность, а также завладение им путем обмана или злоупотребления доверием.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом и специальной целью. Причем последняя определена в законе сложным образом: образование юридического лица для совершения одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом. Таким образом, для применения ст. 1733 УК необходимо доказать, что преступник действовал с намерением использовать приобретенный (предоставленный) документ, удостоверяющий личность, и, более того, преследовал цель последующей незаконной деятельности самого юридического лица.

Законодатель не определил, какие преступления следует считать связанными с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом.

Согласно и. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств ИЛИ ИНОГО имущества, приобретенных преступным путем» 282 ПОд финансовыми операциями и другими сделками следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей.

К сделкам с имуществом или денежными средствами могут относиться, например, дарение или наследование. Несмотря на то что данное определение дано применительно к ст. 174 и 1741 УК, его, по-видимому, можно применять и при толковании ст. 1731 УК.

В науке отмечается проблематичность установления соотношения рассматриваемой нормы с другими предписаниями УК. В частности, справедливо отмечается, что действия, предусмотренные в ч. 1 ст. 1732 УК, представляют собой при дальнейшем развитии событий пособничество в незаконном образовании юридического лица (ст. 1731 УК) 283 либ0 могут перерасти в соисполнительство. Если предоставление лицу собственного документа или выдача доверенности в указанных целях и могут рассматриваться как самостоятельный состав, то преду смотренное ч. 2 ст. 1732 УК приобретение удостоверяющего личность документа, как это раскрывается в примечании к ст. 1732 УК, представляет собой специальную норму применительно к ст. 324 и 325 УК.284

Под документом, удостоверяющим личность, для целей данной нормы следует понимать прежде всего паспорт и иной приравненный к нему документ. Таким образом, по общему правилу «сделки» с такими документами охватываются объективной стороной состава, содержащегося в ст. 324 УК, а похищение этих предметов - ч. 2 ст. 325 УК. Вероятно, при наличии цели в рамках указанных действий следует применять новеллы.

Субъект у всех описанных выше составов (ст. 1701, 1 731, 1 73 2 УК) общий, за исключением и. «а», ч. 2 ст. 1731 УК, где таковым выступает лицо, выполняющее определенные служебные функции.

Незаконное предпринимательство и его специальные формы (ст. 171—172 УК). Существовавшая изначально в УК норма о незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК) была дополнена двумя специальными, предполагающими ответственность за незаконное предпринимательство в отношении специальных предметов (ст. 1711 УК «Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции»), а также в области азартных игр (ст.

1712 УК «Незаконные организация и проведение азартных игр»).

282 БВСРФ. 2005. №1.

282 Егорова Н. Реформа Уголовного кодекса РФ (декабрь 2011г.): проблемы применения новых норм // Уголовное право. 2012. № 3 (СПС «КонсультантПлюс»).

28^ Тишин А. П. Создание юридических лиц: уголовная ответственность за нарушение закона // Налоговая проверка. 2012. № 1 (СПС «КонсультантПлюс»).

По ч. 1 ст. 171 УК наступает ответственность за осуществление предпринимательской деятельности без регистрации или без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

Объективная сторона преступления может складываться из двух альтернативных систем преступного поведения: а) осуществление деятельности без регистрации и б) осуществление деятельности без специального разрешения (лицензии), когда таковая является обязательной.

Осуществление предпринимательской деятельности без регистрации будет иметь место лишь в тех случаях, когда в едином государственном реестре для юридических лиц и едином государственном реестре для индивидуальных предпринимателей отсутствует запись о создании такого юридического лица или приобретении физическим лицом статуса индивидуального предпринимателя либо содержится запись об исключении юридического лица или прекращении деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков осуществления предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение обязательно, следует исходить из того, что отдельные виды деятельности, перечень которых определяется федеральным законом, могут осуществляться только на основании специального разрешения (лицензии). Право осуществлять деятельность, на занятие которой необходимо получение специального разрешения (лицензии), возникает с момента получения разрешения (лицензии) или в указанный в нем срок и прекращается по истечении срока его действия (если не предусмотрено иное), а также в случаях приостановления или аннулирования разрешения (лицензии) (п. 3 ст. 49 ГК РФ).

При этом состав может выглядеть при квалификации либо как формальный (если эта деятельность сопряжена с извлечением дохода в крупном размере), либо как материальный с последствиями и причинно-следственной связью между деянием и последствиями (если эта деятельность причинила крупный ущерб гражданам, организациям или государству).

Согласно п. 1 ст. 2 ГК РФ к предпринимательской относится самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

Преступление будет считаться оконченным либо с момента образования признака систематичности в действиях лица, либо с момента наступления последствий в виде крупного ущерба.

Пленум Верховного Суда РФ дал характеристику основным признакам состава незаконного предпринимательства в своем Постановлении от 18 ноября 2004 г. № 23.

Состав преступления образуют не любые действия, содержащие общие признаки предпринимательства, установленные в ст. 2 ГК РФ, а лишь связанные с деятельностью, в принципе способной быть легальной, т. е. осуществлять которую возможно в соответствии с действующим законодательством либо на осуществление которой может быть выдана разрешительная документация. Если какая-либо деятельность запрещена иными нормами УК, квалификация по ст. 171 УК не требуется (п. 18 Постановления).

Наиболее остро стоит вопрос об определении признака систематичности в поведении тех или иных лиц, поскольку, с одной стороны, предпринимательство осуществляется в самых разных сферах, а с другой - граждане имеют право совершать разнообразные сделки с целью получения дохода, не регистрируясь в качестве предпринимателя. Пленум Верховного Суда РФ дает разъяснение в отношении единственного случая - приобретения физическим лицом недвижимого имущества с последующей сдачей его в аренду. В п. 2 Постановления, в частности, отмечается: «В тех случаях, когда не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя лицо приобрело для личных нужд жилое помещение или иное недвижимое имущество либо получило его по наследству или по договору дарения, но в связи с отсутствием необходимости в использовании этого имущества временно сдало его в аренду или внаем и в результате такой гражданско-правовой сделки получило доход (в том

числе в крупном или особо крупном размере), содеянное им не влечет уголовной ответственности за незаконное предпринимательство». Однако в данном случае не уточняется, сколько раз можно приобретать такие помещения, а также каковы критерии определения приобретения для личных нужд. На сегодняшний день широко распространена практика вложения средств в ту или иную недвижимость с целью ее последующей перепродажи или сдачи в аренду как источника дохода для многих семей. Граждане изначально не планируют проживать в этой недвижимости. Запрещать такое означало бы ограничить в основных конституционных правах существенную часть населения. Однако в качестве недвижимости может выступать и крупная коммерческая единица - отель. В этом случае признаки предпринимательства налицо.

Другая проблема - это повсеместно распространенное оказание различных услуг гражданами на частной основе, а также продажа различных товаров. Например, продажа сельхозпродукции, выращиваемой на собственном участке, не должна рассматриваться как незаконное предпринимательство. Все описанные случаи, как и сдача в аренду помещений, приобретенных гражданами, должны рассматриваться исключительно с позиций уплаты налогов. Здесь Верховному Суду РФ следовало бы дать более широкое и конкретное толкование нормы.

Доход при квалификации деяния понимается как вся совокупность незаконно вырученных средств без учета расходов (п. 12 Постановления). Это представляется логичным, поскольку в качестве расходов российское законодательство рассматривает лишь затраты на законную деятельность. Из данного положения естественно вытекает вывод о том, что невозможна одновременная квалификация деяния как незаконного предпринимательства и уклонения от уплаты налогов, поскольку налоги с такой деятельности также уплачены быть не могут (п. 16 Постановления). При исчислении размера дохода, полученного организованной группой лиц, судам следует исходить из общей суммы дохода, извлеченного всеми ее участниками.

Отдельного внимания заслуживает вопрос о субъекте данного преступления. Субъект данного преступления - общий в том смысле, что закон никаких специфических требований к нему не предъявляет. Единственным условием, вытекающим из объективной стороны данного состава, является то, что им может быть только сам предприниматель, т. е. лицо, непосредственно извлекающее доход из незаконной деятельности. Однако в части занятия лицензируемой деятельностью без лицензии, естественно, таковыми могут считаться лишь индивидуальные предприниматели, а также руководители организации (в том числе фактические) и иные лица, выполняющие управленческие функции. Другие граждане, связанные с предпринимателями юридически или фактически трудовыми правоотношениями, нести ответственность за данные преступления не могут. Тем не менее, поскольку незаконное предпринимательство имеет квалифицированный состав по признаку организованной группы, вопрос об оценке этих связей стоит особенно остро. Как следует дать квалификацию в том случае, если все работники незарегистрированного субъекта предпринимательской деятельности достоверно знали, что занимаются незаконной деятельностью? Наиболее взвешенным представляется следующее решение. Если данные лица лишь непосредственно оказывали услуги или производили товар, такая деятельность должна считаться трудовой и не предусматривать ответственности. Если же лицо обеспечивало функционирование всего «производственного» цикла, то такую деятельность следует считать соисполнительством в незаконном предпринимательстве.

Уточнения требует вопрос о квалификации действий фактических руководителей. Постановление Пленума Верховного Суда от 18 ноября 2004 г. №23 в и. 10 указывает, что в качестве субъекта могут выступать не только лица, действующие в качестве предпринимателей без регистрации или являющиеся руководителями того или иного органа юридического лица, но и осуществлявшие фактическое руководство таким лицом. Последнее представляется спорным, поскольку затруднительно усмотреть весь объем предпринимательской деятельности в действиях таких лиц. Это представляется тем более неудачным, что далее Пленум Верховного Суда РФ указывает, что криминальное поведение лиц, внешне подпадающее под признаки незаконного предпринимательства, следует квалифицировать по специальным нормам (например, ст. 241 УК).

Пленум Верховного Суда РФ также охарактеризовал соотношение незаконного предпринимательства со смежными составами преступлений. Коллизии с некоторыми из них (например, с незаконной частной медицинской практикой или фармацевтической деятельностью) при наличии признаков состава следует разрешать по правилу общей и специальной нормы (в пользу специальной - ст. 235 УК). Иные же нормы могут образовывать идеальную совокупность (ст. 1711, 180, 181, 238 УК).

Спорным представляется отнесение к последней группе ст. 1711 УК («Производство, приобретение, хранение, перевозка или сбыт немаркированных товаров и продукции»). Эта норма по своей диспозиции очевидно представляет собой специальный вид незаконного предпринимательства. Не являясь зарегистрированным предпринимателем или же не имея в отдельных случаях лицензии, невозможно приобрести акцизные или специальные марки, а также надлежащее право на размещение знаков соответствия, как этого требует Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. № 184-ФЗ «О техническом регулировании».285

С точки зрения субъективной стороны это преступление является умышленным. Наиболее распространенный вид умысла - прямой, однако теоретически не исключена возможность существования косвенного умысла по отношению к последствиям в виде крупного ущерба.

УК также содержит две специальные нормы, регламентирующие вопросы ответственности за незаконное проведение и организацию азартных игр и незаконную банковскую деятельность.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем (ст, 174 и 174 1 УК).

Появление в УК РФ 1996 г. новеллы, связанной с отмыванием денег, было вызвано очевидной необходимостью: деньги, полученные в результате различных финансовых махинаций, преступники чаще всего предпочитали вкладывать в легальный бизнес. Кроме того, Россия присоединилась к сообществу государств, которые сформировали целый блок международно-правовых актов, направленных на противодействие этому транснациональному явлению. Еще в 1993 г. ООН приняла Типовой закон об отмывании денег, полученных от наркотиков, а далее эти положения были развиты в целом ряде международных актов вплоть до Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. 286 и Конвенции ООН против коррупции 2003 г.287

В России ведется постоянная работа по усовершенствованию механизмов этого противодействия, системное начало которой положило принятие Федерального закона от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма». 288 Общественная опасность этих преступлений состоит в том, что за счет более дешевых криминальных активов формируется существенная часть бизнеса, имеющая конкурентные преимущества перед остальными участниками рынка. Наибольшие сложности возникли в связи с вопросом об определении самого понятия «легализация», а также предметов. Закон раскрывает эти понятия.

Легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, в соответствии с Законом представляет собой придание правомерного вида владению, пользованию или распоряжению денежными средствами или иным имуществом, полученными в результате совершения преступления.

В объект данных составов включен обязательный признак - предмет преступления.

285 СЗ РФ. 2002. № 52 (ч. I). Ст. 5140.

28^ Бюллетень международных договоров. 2005. № 2. С. 3-33. 282 Бюллетень между народных договоров. 2006. № 10. С. 7-54. 288 СЗ РФ. 2001. № 33 (ч. I). Ст. 3418.

Собственно, составы различаются только по признаку предмета: в ст. 174 УК в качестве такового выступают денежные средства и иное имущество, приобретенное заведомо преступным путем другими лицами, а ст. 1741 УК говорит о ценностях, полученных лицом в результате собственных преступных действий.

Как следствие, уяснения требуют термины «денежные средства» и «иное имущество». Понятие «денежные средства» широко используется в гражданском, налоговом и коммерческом законодательстве, охватывая всю массу наличных денег, в том числе в иностранной валюте. Статья 128 ГК РФ, в свою очередь, включает в состав иного имущества: безналичные денежные средства; бездокументарные ценные бумаги; имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. Таким образом, мы говорим о всей совокупности вещей и иного имущества.

При этом закон устанавливает и такой признак квалифицированного и ультраквалифицированного состава, как размер. В соответствии с примечанием к ст. 174 УК крупным размером считается финансовая операция на сумму, превышающую 1 млн 500 тыс. руб., а особо крупным - 6 млн руб. Как видно из текста, за время существования УК произошло уравнивание этих показателей с указанными в примечании к ст. 169 УК, что делает излишним исключающую оговорку в последнем.

Отдельные положения норм толкует упоминавшееся выше Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г. №23. Как и федеральный закон, оно достаточно широко толкует объективную сторону данных составов. В п. 19 Пленум указывает, что под финансовыми операциями и другими сделками, названными в ст. 174 и 1741 УК, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например, договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами могут относиться, например, дарение или наследование.

Поскольку оба состава являются формальными, не имеет значения, сколько таких операций было совершено. Достаточно хотя бы одной завершенной операции или сделки, чтобы считать выполненной объективную сторону состава преступления.

Некоторые особенности в указанных составах преступлений имеет и субъект . В целом его можно было бы считать общим, однако конструкция предмета предопределила некоторые особенности. В ст. 174 УК им может быть только лицо, не участвовавшее в совершении предикатного (ochobhoγo)289 преступления. В ст. 1741 УК, наоборот, субъектом является лишь то лицо, которое добыло данное имущество или денежные средства в результате собственной преступной деятельности.

Если лицом был заключен договор купли-продажи в целях легализации имущества, полученного им в результате преступления, и покупатель, осознавая указанное обстоятельство, приобрел это имущество для придания правомерного вида владению, пользованию или распоряжению им, то действия покупателя надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 174 УК, а действия продавца- по соответствующей части ст. 1741 УК (п. 26 Постановления).

С точки зрения субъективной стороны преступления являются умышленными. При этом наличие указания на цель в обоих случаях позволяет сделать вывод о прямом умысле.

Таким образом, необходимо установить, что лицу было достоверно известно о том, что имущество, запущенное им в оборот, было добыто именно преступным путем. Как следствие, нельзя привлечь к ответственности по ст. 174 или 1741 УК лицо, которое либо заблуждалось относительно происхождения этого имущества, либо полагало, что оно приобретено незаконно,

Предикатным называют основное преступление, предшествовавшее отмыванию денег. См., напр., ст. 2(h) Конвенции ООН против транснациональной преступности (2002 г.).

но не преступно.

Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. До появления норм о легализации эта норма и ее предшественники фактически занимали нишу преступлений с двойным (предикатным) основанием вины. Вопрос отнесения этого состава к гл. 22 УК, а не к иным преступлениям (например, против правосудия) представляется достаточно спорным. Считается, что основы предпринимательской и экономической деятельности включают в себя и абсолютный запрет на оборот имущества, изъятого у владельца криминальным способом.

Действительно, презумпция добросовестности участников делового оборота - непреложное условие его стабильности. Так, ч. 2 ст. 168 ГК РФ устанавливает, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.

Предметом преступления, предусмотренного в ст. 175 УК, следует считать имущество, добытое преступным путем. Объективная сторона может выражаться в одном из двух альтернативных действий: приобретении или сбыте данного имущества. Эти действия могут сводиться как к возмездным, так и к безвозмездным сделкам. Некоторую сложность представляет тот факт, что при высокой распространенности данного преступления одно и то же лицо сначала приобретает, а потом сбывает указанное имущество. Представляется, что такие действия следует квалифицировать в части сбыта, поскольку в данном случае мы сталкиваемся с перерастанием одного деяния в другое, охватываемое единым умыслом, и совокупности преступлений нет.

Под имуществом мы понимаем любое имущество из перечисленных в ГК РФ, но при этом необходимо учитывать, что ст. 175 УК содержит общую норму по отношению к отдельным составам преступления. Например, незаконный оборот наркотических средств, оружия, порнографических материалов образует самостоятельные составы преступлений.

Как указывает нам термин «заведомо», преступление может быть совершено только с прямым умыслом.

Наиболее актуально отграничение незаконного приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого преступным путем, от физического пособничества в преступлении. Различие тут кроется в моменте дачи согласия на приобретение этого имущества. Если желание приобрести такое имущество было выражено до фактического окончания реализации объективной стороны преступления, такие действия следует считать соучастием в совершаемом преступлении.

Эта форма укрывательства (а в ст. 175 УК сформулирован именно такой специальный вид прикосновенности) может приобрести характер соучастия и в случае своей систематичности (три и более раза). Таким образом, можно сделать вывод о том, что на умысел исполнителя оказывает влияние тот факт, что пособник поможет ему укрыть предметы, полученные в результате преступления. Этой позиции много лет придерживается и судебная практика.290

Мотивы и цели в данном составе могут быть любыми. Исключение составляет цель, указанная в нормах, предусмотренных ст. 174 и 1741 УК. Собственно, это и является критерием, позволяющим отграничивать составы данных преступлений.

Из квалифицирующих признаков отдельного внимания заслуживает указанный в и. «б» ч. 2 ст. 175 УК - совершение преступления в отношении нефти и продуктов ее переработки, автомобиля или иного имущества в крупном размере.

Данную формулировку следует признать неудачной. Не до конца ясно, к чему относится словосочетание «в крупном размере». Нефть, продукты ее переработки, а также автомобиль являются имуществом. Если указание на крупный размер относилось ко всем трем видам

См., напр.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. №11 «О судебной практике по делам о заранее не обещанном укрывательстве преступлений, приобретении и сбыте заведомо похищенного имущества» // СПС «КонсультантПлюс».

предметов, мы имеем дело с юридической тавтологией - такого указания просто не требуется. Если же речь идет о крупном размере по отношению к любому имуществу за исключением нефтепродуктов или автомобиля, то продукты нефтепереработки встречаются в нашей жизни повсеместно - от пластмасс до косметики. Этот вопрос особенно актуален при возрастании крупного размера в примечании к ст. 169 УК до 1 млн 500 тыс. руб.

Также к преступлениям, посягающим на общие принципы установленного порядка осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности участниками этой деятельности, следует отнести новеллы, предусмотренные ст. 1854 и 1855 УК.

Корпоративные права, проистекающие из ценных бумаг, также являются базовыми для гражданского оборота. Не случайно новая редакция ГК РФ была дополнена гл. 91 «Решения собраний».

Воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ст. 185 4 УК) , равно как и фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества (ст. 185 5 УК) посягают на

отношения, связанные с корпоративным управлением и участием в нем владельцев ценных бумаг. По конструкции составы различаются. Статья 1854 УК формулирует состав, который альтернативно может быть формальным (если действия виновного сопряжены с извлечением дохода в крупном размере) или материальным (если они причинили крупный ущерб). В свою очередь ст. 1855 УК, обладая казуистичной диспозицией, содержит исключительно формальный состав, который имеет обязательный признак, относящийся к объективной стороне, - способ совершения преступления. Диспозиция содержит огромный перечень альтернативных действий, которые могут совершаться разными альтернативными способами. Юридически таких действий всего два: 1) умышленное искажение результатов голосования; 2) воспрепятствование свободной реализации права при принятии решения на общем собрании акционеров, общем собрании участников общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью или на заседании совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества.

<< | >>
Источник: Уголовное право России. Особенная часть Санкт-Петербург. 2014

Еще по теме § 3. Преступления, нарушающие общие принципы установленного порядка осуществления предпринимательской или иной экономической деятельности участниками этой деятельности:

  1. 3.5 СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  2. § 1. Способы защиты гражданских прав
  3. § 6. Иные способы судебной защиты исключительных прав
  4. Юридические лица
  5. 2. Коррупция: понятия, формы проявления и факторы, способствующие ее росту. Субъекты коррупционных отношений
  6. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  7. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  8. Глава 1.2. ОБЩЕСТВЕННАЯ ОПАСНОСТЬ КАК ОСНОВАНИЕ КРИМИНАЛИЗАЦИИ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  9. § 2. Объект и предмет хищения
  10. Частнопредпринимательская деятельность
  11. § 1. Понятие преступлений в сфере экономической деятельности
  12. § 2. Преступления должностных лиц, нарушающие установленные гарантии и порядок ведения предпринимательской и иной экономической деятельности
  13. § 3. Конкретные виды преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления
  14. §11.5. Право и религия в современном мире
  15. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  16. ТЕСТОВЫЕ ЗАДАНИЯ
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -