<<
>>

КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА


[Рецензия] / / Сов. государство и право. - 1982. - № 11. - С. 151153. - Рец. на кн. : Курс советского уголовного права : в 5 т. Т. 1-5. - Л. : Изд-во Ленингр. ун-та, 1968-1981 (соавт. В. В. Сташис).

Авторским коллективом юридического факультета ЛГУ завершено издание пятитомного курса советского уголовного права. В нем получили освещение проблемы теории и практики советского уголовного права, основные его институты, рассмотрены исходные его положения. Курс отражает современный этап развития науки уголовного права и уголовного законодательства, синтезирует имеющиеся в этой области знания, в нем сформулированы основополагающие выводы советского уголовного права.
При изложении материала авторы руководствовались методом диалектического материализма, широко использовали также и частные научные методы (сравнительного правоведения, социологический, статистический, моделирования, системный и др.). Это дало возможность глубже познать правовые явления и развитие криминологической науки. Необходимо обратить внимание на специальный раздел т. 5, посвященный методологическим основам конкретных уголовно-правовых исследований. Научный аппарат всей работы отличается обстоятельностью. При изложении материала авторы не оставили без внимания ни один сколько-нибудь значащий литературный или нормативный источник.
Курс охватывает Общую и Особенную части советского уголовного права. Проблемы Общей части освещены в т. 1 (вводные положения, учение об уголовном законе, учение о преступлении) и т. 2 (учение о наказании, история уголовного права, уголовное право зарубежных социалистических стран). Особенная часть рассматривается в т. 3 (понятие Особенной части, особо опасные государственные преступления, иные государственные преступления, преступления против социалистической собственности, преступления против личности, преступления против политических и трудовых прав граждан, преступления против личной собственности граждан); в т. 4 (хозяйственные преступления, должностные преступления, преступления против правосудия, преступления против порядка управления) и в т. 5 (преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения, преступления, составляющие пережитки местных обычаев и воинские преступления). Кроме того, в т. 5 специальные главы отведены дополнениям и изменениям к первым 4 томам. В 1 и 2 томах раскрываются причины преступности, меры ее профилактики и личность преступника. Таким образом, здесь получили отражение все основные проблемы уголовного права. Причем подавляющее большинство теоретических выводов снабжено серьезной научной аргументацией, в ряде случаев с привлечением данных других наук (социологии, психологии, судебной медицины, психиатрии и др.). Концепции авторов, как правило, отличаются глубиной и убедительностью, и в этом смысле они являются хорошим фундаментом для дальнейшего развития научных исследований.
Курс создавался в течение 15 лет и, конечно, за этот период шло развитие науки уголовного права. Так, за эти годы интенсивное развитие получила, например, теория юридической, в том числе и уголовной ответственности. Поэтому авторы имели основание вместо трактовки ее как обязанности отвечать за свои действия (т.
1, с. 222) изложить новую позицию о понятии правовой ретроспективной ответственности как негативной реакции общества на безответственное поведение личности, показать связь негативной и позитивной ответственности и т. д. То же следует сказать и относительно структуры общественного отношения как объекта преступного посягательства. Интенсивное развитие уголовно-правовой теории объекта в работах Е. А. Фролова, В. Каир- жанова, Н. И. Коржанского, В. К. Глистина и других криминалистов открыло возможности более глубоко, что и сделано в т. 5 Курса. Представить учение о сущности самого понятия общественной опасности преступления, показать механизм причинения вреда социалистическим общественным отношениям как объекту посягательства.
В изложении вопроса об основаниях уголовной ответственности авторы проявили явную непоследовательность. Если в т. 1 (с. 231-238) отстаивалось мнение, что единственным основанием уголовной ответственности является состав преступления, то в т. 5 (с. 527- 532) эта точка зрения критикуется и выдвигается иная - основанием ответственности выступает совершение лицом преступления. В свою очередь последняя позиция критикуется в т. 1 Курса.
Вызывает замечания изложение проблем субъективной стороны преступления, прежде всего вопрос о так называемой смешанной форме вины, остающийся, как известно, и сейчас остро дискуссионным. Очевидно, что в таком издании, представляющем собой цельное исследование, должна быть единая концепция. Однако и этот вопрос изложен противоречиво. Так, в т. 1 (с. 436), где рассматриваются общие проблемы субъективной стороны, смешанная форма вины категорически отвергается. Такова же позиция авторов и при трактовке субъективной стороны ряда преступлений в последующих томах Курса (т. 3, с. 321, 720; т. 5, с. 86, 109). Однако применительно к составу преступления - халатности - отстаивается, причем с приведением аргументов, существование в этом деликте смешанной формы вины. Развивается эта идея и в т. 5. При таком изложении читатель остается в неведении, какую же позицию занимают авторы.
Обратим внимание еще на одно противоречие. В т. 1 (с. 417) термин dolus in directus наряду с термином dolus even tualis применяется к косвенному умыслу в том значении, в каком его описывает ст. 8 УК РСФСР. Однако в т. 3 (с. 490) указывается, что «практике часто приходится также сталкиваться с непрямым умыслом (dolus in diroctus), когда при совершении умышленного преступления результат выходит за рамки того, чего желал преступник». Причем из текста на с. 490-491 (т. 3) видно, что «непрямой умысел» не отождествляется с эвентуальным, а образует собой какой-то самостоятельный вид умысла. Кроме того, нельзя не заметить, что к так называемому непрямому умыслу (т. 3), в отличие от косвенного, авторы относят ситуацию, складывающуюся при причинении умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, когда вина в отношении смерти выступает в форме неосторожности. Действительно, в доктрине до Фейербаха такая форма вины именовалась непрямым умыслом (dolus indiroctus), но постепенно было выработано понятие «dotus eventualis - косвенного умысла, а «dolus indirectus» трансформировался применительно к умышленным телесным повреждениям, повлекшим смерть, в смешанную форму вины (culpa dolo doterminata). Поэтому наименование этой формы вины в т. 3 Курса непрямым умыслом не имеет под собой в настоящее время каких-либо серьезных оснований.
В изложении некоторых вопросов есть непоследовательность. В т. 1 (с. 329, 339 и сл.), решая вопрос о причинной связи между общественно опасным деянием и его последствиями, авторы признают причиняющий вред характер бездействия, так как понятие «деяние», по их мнению, охватывает обе формы преступного поведения - и действие, и бездействие. Но в т. 5 (с. 79) уже отстаивается мнение, что «бездействие само по себе никогда ничего не причиняло и причинить не может», и тем самым отрицается сама постановка вопроса о причинной связи между бездействием лица и последствием.
Далее, например, в т. 2 (с. 365) условное осуждение по своей юридической природе рассматривается как неприменение назначенного судом наказания, а в т. 5 (с. 540) трактуется как освобождение от реального отбывания наказания. В т. 3 (с. 350) объектом хищений признается социалистическая собственность, т. е. общественные отношения по поводу материальных ценностей - имущества, а на с. 749 того же тома применительно к преступлениям против личной собственности граждан таким объектом считаются уже не общественные отношения собственности, а «право личной собственности граждан», что, очевидно, не одно и то же.
Несколько замечаний по вопросам Особенной части. Видимо, в т. 5 следовало бы уделить внимание системе Особенной части, которая сейчас обсуждается в плане большей ее дифференциации, выделения новых в ней глав (например, преступлений в сфере экологических отношений и др.). Отметим и неравноценную разработку в курсе родовых объектов отдельных групп преступлений. Так, если, например, заслуживают внимания попытки исследовать родовые объекты преступлений против порядка управления (т. 4), против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения (т. 5), то в некоторых главах Особенной части курса родовые объекты выявлены недостаточно глубоко. Практически обойден вопрос о родовом объекте хозяйственных преступлений (т. 4), хотя, как известно, он до сих пор продолжает оставаться остро дискуссионным. Иногда проблема родового объекта решается без достаточно глубокого проникновения в сущность тех общественных отношений, которые защищаются единым комплексом соответствующих норм УК. Исходя только из формального толкования наименования гл. VIII Особенной части УК РСФСР «Преступления против правосудия», авторы считают, что все преступления, посягающие на нормальную деятельность соответствующих органов по исполнению приговора и назначенного им наказания (например, побег из мест лишения свободы и др.), должны быть отнесены к преступлениям против порядка управления (т. 4 с. 317, 323, 328). В то же время, понимая, что такая узкая трактовка родового объекта привела бы к необходимости исключить из этой главы и преступления, посягающие на нормальную деятельность органов дознания, следствия и прокуратуры, авторы включили и эти органы в осуществляющие функции правосудия (т. 4, с. 324). Но это утверждение не согласуется с Конституцией и действующим законодательством, относящим функцию осуществления правосудия исключительно к прерогативе суда. Очевидно, что наименование гл. VIII Особенной части УК не полностью отражает те отношения, которые охраняются указанными в ней нормами.
Творческий характер курса стимулирует дальнейшие исследования в области уголовного права.
<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА:

  1. 1.1. Понятие и предмет уголовного права
  2. § 1. Понятие уголовной ответственности
  3. § 1. Понятие и признаки уголовного наказания
  4. § 3. Принципы уголовного права
  5. § 5. Наука уголовного права
  6. § 1. Понятие уголовной ответственности
  7. § 1. Понятие и система Особенной части уголовного права Российской Федерации
  8. 3. Понимание собственности и имущественных отношений в уголовном праве
  9. 2. Взаимодействие уголовного и семейного права в сфере имущественных отношений
  10. 1.4.Теория пенализации общественно-опасных деяний как раздел уголовно-правовой науки
  11. 2. Уголовная ответственность за торговлю несовершеннолетними по Российскому законодательств
  12. ПОНЯТИЕ РОССИЙСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА И ЕГО РОЛЬ В СИСТЕМЕ ОТРАСЛЕЙ ПРАВА
  13. ПРЕДМЕТ УГОЛОВНОГО ПРАВА. УГОЛОВНОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА, НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА
  14. Н. А. Беляев и др.. КУРС СОВЕТСКОГО УГОЛОВНОГО ПРАВА. (Часть Особенная) т. 4. ИЗДАТЕЛЬСТВО ЛЕНИНГРАДСКОГО УНИВЕРСИТЕТА, 1978г., 1978
  15. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)