<<
>>

Недопущение к свидетельству лиц с определенными недостатками

Свидетель вызывается для сообщения сведений о фактах, имеющих значение по делу. Сведения эти должны соответствовать объективной действительности, так как только в этом случае уголовное дело будет разрешено в соответствии с задачами советского правосудия.

Такие сведения может сообщить следствию и суду лишь лицо, способное правильно воспринимать явления и давать о них правильные показания. Лица же, лишенные указанных способностей в силу физических либо психических недостатков, не могут быть допущены к свидетельству. Иное решение вопроса могло привести к неправильному решению дела и, следовательно, причинить ущерб делу советского правосудия.

Некоторые физические недостатки могут лишить свидетеля возможности правильно воспринимать те или иные явления. Лицо, страдающее близорукостью либо же дальтонизмом (болезнью, выражающейся в неправильном восприятии цвета), в ряде случаев неспособно к тому, чтобы правильно воспринять событие и дать об этом событии правильные показания.

Слепой не может вообще свидетельствовать о виденном, а глухой - о слышанном. Но, напротив, всегда можно допросить глухого о том, что он видел, а слепого - по поводу того, что он слышал.

В судебной практике имел место весьма интересный случай, когда трое слепых, выступая в качестве свидетелей, помогли изобличить гр-ку С. в спекуляции промышленными товарами.

В своих показаниях свидетели слепые заявили, что узнают по голосу женщину, которая им продала отрез шевиота. У слепых людей слуховая память очень хорошая, и они почти всегда безошибочно узнают человека по голосу. В данном деле следователь и решил использовать эту способность свидетелей. В кабинет следователя были приглашены четыре женщины, среди которых находилась С. Затем туда был вызван один из свидетелей-слепых. В его присутствии находившиеся в кабинете женщины поочередно рассказывали свою автобиографию.

Выслушав всех женщин, свидетель указал на С., как на ту, которая продала ему отрез. То же самое было произведено в отношении остальных двух свидетелей. Показания каждого из них полностью совпадали с показаниями первого свидетеля. После этого С. вынуждена была сознаться в том, что действительно продавала шевиот по повышенной цене.

Если обстоятельства, о которых допрашивается лицо, воспринимались при помощи вкусовых ощущений, то проверяется, нормально ли развиты у допрашиваемого вкусовые ощущения. В этом отношении интерес представляет следующее дело.

Четверо штукатуров после работы решили закусить и выпить водки. Один из них направился в магазин, где и купил литр водки. Возвращаясь назад к своим приятелям, он увидел на дороге литровую бутылку из-под вина, наполненную до верху жидкостью, похожей на водку. Подняв бутылку, он, по его словам, попробовав содержимое, пришел к заключению, что найденная им бутылка наполнена водкой.

Решив сохранить купленный им литр водки для себя и распить его дома с родными, рабочий передал ожидающим его штукатурам найденную на дороге бутылку. Те, выпив по небольшому количеству жидкости, находящейся в бутылке, сразу же обнаружили, что это не водка, но было уже поздно. Вскоре они почувствовали себя плохо, потеряли сознание, и, несмотря на срочную медицинскую помощь, оказанную в больнице, умерли.

На произведенном в связи с этим предварительном следствии выяснилось, что в бутылке, которая была найдена, содержалось отравляющее вещество. Судебно-медицинской экспертизой было установлено, что рабочий, нашедший бутылку, страдает болезнью, в силу которой некоторые вкусовые ощущения у него атрофированы. При этих условиях, попробовав жидкость из найденной бутылки, он не мог определить, действительно ли это водка. А так как он попробовал лишь самое незначительное количество этой жидкости, то отравление и не последовало.

Вопрос о способности лица быть свидетелем в ряде случаев может разрешить сам следователь или суд.

Когда же у следователя или суда возникает сомнение, наше законодательство предусматривает возможность приглашения эксперта для дачи заключения о способности лица при наличии физических недостатков быть свидетелем по делу (примечание к ст. 61 УПК РСФСР). Кроме физических недостатков, недопущение к свидетельству возможно из-за психических недостатков.

Та или иная психическая болезнь (например, шизофрения, слабоумие) может сделать данное лицо неспособным правильно воспринимать то, что оно наблюдало, либо же неспособным удержать в памяти воспринятое и затем его правильно воспроизвести.

Так, по обвинению Б. в нанесении телесных повреждений была допрошена свидетельница В. Давая показания, В. заявила, что родные обвиняемой оказывают давление на суд и что дело слушается при закрытых дверях. На вопрос народного суда, что свидетельница имеет в виду, последняя ответила, что «родные Б. стоят у дверей и закрывают их при движении публики». Учитывая явную нелепость и бессмысленность таких показаний, суд назначил судебно психиатрическую экспертизу для определения способности В. быть свидетелем по делу. Экспертная комиссия дала заключение, что В. страдает шизофренией. На этом основании суд признал невозможным допустить В. к даче показаний по делу в качестве свидетеля.

Однако наличие какой-либо психической болезни не всегда приводит к полной неспособности быть свидетелем по делу. Психические заболевания могут проявляться в различных формах и иметь различную степень развития. Поэтому возможны случаи, когда лица с психическими недостатками допускаются к даче свидетельских показаний. В этих случаях обязательно следует вызвать эксперта врача-психиатра, который и определит после соответствующего исследования способность психически больного быть свидетелем по делу.

М. обвинялась в нанесении побоев и легких телесных повреждений О. Для определения возможности допроса О. в качестве свидетеля была проведена психиатрическая экспертиза. Экспертная комиссия дала заключение, что хотя О.

является психически больным (состояние слабоумия в умеренной степени), однако это не исключает, что его показания об избиении являются правдоподобными и должны быть проверены в суде путем сопоставления с другими материалами дела[1450].

По делу по обвинению К. в изнасиловании, была допрошена потерпевшая психически больная С. Показания ее явились одним из доказательств по делу, ибо судебнопсихиатрическая экспертиза дала заключение, что ее показания в основном могут оказаться достоверными, несмотря на выраженную умственную неполноценность[1451].

В том случае, если суд использует показания психически больного человека, не прибегая к заключению психиатров о возможности допроса его в качестве свидетеля, показания такого лица лишаются какого бы то ни было значения. Основывать приговор на показаниях такого лица нельзя. Верховный суд РСФСР отменил приговор по делу, в котором все обвинение было построено на показании психически больной П., а судебно-психиатрической экспертизы для определения возможности допроса П. в качестве свидетельницы произведено по делу не было[1452].

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме Недопущение к свидетельству лиц с определенными недостатками:

  1. 15.10. Золотое правило поведения
  2. § 1. Способы защиты гражданских прав
  3. Недопущение к свидетельству лиц с определенными недостатками
  4. Реальное конституирование нового строя предполагает одно необходимое предварительное условие – достижение в переходном обществе относительного гражданского согласия
  5. Сущностные характеристики идеологии
  6. КАК МОЛОДЫ МЫ БЫЛИ, КАК ИСКРЕННЕ ТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ ЛЮБИЛИ...
  7. 5. В. И. Ленин и кодификация советского права
  8. Глава 1. КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ РОССИИ
  9. 1.2. Мониторинг деятельности предприятия с целью определения кризисных явлений