<<
>>

Половые преступления

Наиболее распространенной и отвечающей кругу половых преступлений является их трехчленная классификация, намеченная в общих чертах П. И. Люблинским[1098]. В этом плане половые преступления подразделяются на: 1) половые преступления, посягающие на половую свободу женщины (изнасилование, удовлетворение половой страсти в извращенных формах, понуждение женщины к вступлению в половую связь); 2) половые преступления, посягающие на нормальное половое развитие несовершеннолетних (половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости, развращение несовершеннолетних); 3) иные половые преступления (мужеложство).

Представляется обоснованной точка зрения тех юристов, которые к третьей группе половых преступлений относят также находящиеся в гл. X Особенной части Уголовного кодекса такие преступления, как содержание притонов разврата и сводничества (ст. 210), изготовление, сбыт и распространение порнографических предметов (ст. 211), а ко второй их группе - вовлечение несовершеннолетних в занятие проституцией (ст. 208).

Рассмотрим преступления, которые входят в первую группу.

Изнасилование (ст. 117 УК). Данное преступление определяется законом как половое сношение с применением физического насилия, угрозы или с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Изнасилование посягает на половую свободу женщины, а если последняя не достигла половой зрелости, - на ее половую неприкосновенность. Отсюда очевидно, что потерпевшей при изнасиловании может быть только женщина. Серьезное значение в связи с этим приобретает оценка виктимного поведения женщины. На квалификацию преступления такое поведение повлиять не может, однако должно быть учтено при определении наказания. Суждение, что во всех случаях виктимное поведение потерпевшей, создавшее условия для последующего ее изнасилования, должно служить основанием для смягчения наказания[1099], справедливо поставлено под сомнение[1100].

Еще более сомнительно предложение о включении данного обстоятельства как одного из признаков состава данного преступления со смягчающими (привилегированными) при- знаками[1101]. Это означало бы косвенное признание того, что жертва преступления сама частично виновата в содеянном над ней надругательстве и насильник заслуживает снисхождения. Такой подход противоречит задаче наиболее полной охраны половой свободы женщины, так как даже ее безнравственное поведение не может снизить общественную опасность учиненного над нею насилия. Поэтому советское право исходит из того, что ни моральный облик женщины, ни порочный образ жизни, ни ее безнравственное поведение не исключают ответственности за учиненное над ней насилие.

С объективной своей стороны изнасилование заключается в половом сношении с женщиной с применением физического насилия, угрозы или с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Таким образом, половое сношение при изнасиловании совершается против воли женщины. При применении физического насилия или угрозы воля потерпевшей подавляется, при использовании ее беспомощного состояния женщина лишена возможности сопротивляться - воля ее игнорируется.

Вопрос о том, что следует понимать под половым сношением как признаком изнасилования, не так очевиден, как это кажется на первый взгляд. Споры по этому вопросу велись и ведутся применительно к уголовным кодексам тех союзных республик, которые не предусматривают специальной ответственности за насильственные гетеросексуальные действия, не являющиеся изнасилованием. Так, анализируя ст. 117 УК РСФСР, считают, что ею охватывается лишь естественное половое сношение (совокупление) мужчины с женщиной и что иные насильственные гетеросексуальные действия могут квалифицироваться как хулиганство или иное преступление против личности[1102]. В то же время полагают, что ст. 117 УК РСФСР охватывает и случаи насильственного противоестественного сношения с женщиной, т. е. полового сношения per os или per anum[1103]. Практика в ряде случаев признает возможность применения ст.

117 в таких случаях[1104].

Однако в теории и практике применения УК УССР данной проблемы не существует. Ст. 118 действующего Уголовного кодекса предусматривает специальную ответственность за насильственное удовлетворение половой страсти в извращенных формах, которыми, в частности, охватываются и случаи полового сношения с женщиной per os или per anum.

Поэтому под половым сношением как признаком изнасилования в ст. 117 УК УССР следует понимать лишь естественное половое сношение, т. е. совокупление (соитие) мужчины с женщиной путем введения мужского полового члена в половые органы женщины. Изнасилование считается оконченным с момента начала полового сношения. Действия же, непосредственно направленные на совершение полового акта, но не доведенные до его начала по причинам, не зависящим от воли виновного, образуют собою покушение на изнасилование. Это, например, связывание женщины, угроза немедленной физической расправой, срывание одежды[1105].

Добровольный отказ от изнасилования имеет место в тех случаях, когда лицо, сознавая полную возможность совершения преступления, по своей воле окончательно прекращает начатое деяние и тем самым не доводит его до конца. Такое действие, как неоднократно указывали вышестоящие судебные инстанции, в соответствии со ст. 18 УК УССР исключает уголовную ответственность за приготовление или покушение на изнасилование[1106].

Физическое насилие как признак объективной стороны изнасилования - это физическое преодоление оказываемого или ожидаемого сопротивления потерпевшей, которое обусловлено нежеланием женщины вступить с виновным в половую связь. Физическое насилие должно быть таким, чтобы преодолеть действительное, а не мнимое сопротивление женщины. Виновный может применить физическую силу, различного рода предметы или оружие, чтобы сломить сопротивление женщины. Он может пытаться связать женщину, нанести ей побои, оглушающие удары и т. д.

Поскольку применение физического насилия и причинение в результате этого вреда здоровью потерпевшей является составным элементом объективной стороны изнасилования, нанесение ей побоев, ударов, различной тяжести телесных повреждений не требует специальной дополнительной квалификации[1107], а охватывается ч.

1-3 ст. 117. Если же при изнасиловании причинены телесные повреждения, повлекшие последствия, указанные в ст. 101, то такое деяние квалифицируется по ч. 4 ст. 117. Практика допускает в данном случае лишь одно исключение, когда потерпевшей при изнасиловании или покушении на изнасилование были причинены телесные повреждения, опасные для жизни в момент нанесения. Такие действия квалифицируются по совокупности преступлений по соответствующим частям ст. 101 и ст. 117 в зависимости от наличия или отсутствия других квалифицирующих признаков[1108].

Изнасилование или покушение на него, сопряженное с убийством, квалифицируется по п. «ж» ст. 93 и ч. 4 ст. 117.

Применение угрозы как признак объективной стороны изнасилования представляет собой различного рода психическое насилие, употребляемое к потерпевшей с тем, чтобы сломить ее сопротивление. В ст. 117 при характеристике изнасилования учинение угрозы поставлено в один ряд с применением физического насилия, и эта угроза как бы равнозначна физическому насилию, т. е. является непосредственной и может быть немедленно осуществлена субъектом преступления. Характер угрозы и возможность ее осуществления ставят женщину в безвыходное положение, вынуждают ее уступить домогательствам насильника.

По своему содержанию угроза при изнасиловании заключается в немедленном причинении потерпевшей именно физического насилия, например угроза убить, изувечить. Угроза может выражаться словами, в демонстрации оружия или других предметов, которыми можно нанести женщине телесное повреждение, может вытекать из создавшейся обстановки, когда, например, группа насильников окружает женщину в безлюдном месте, требуя подчиниться их домогательствам. Угроза может носить и неопределенный характер.

Угроза разглашения позорящих женщину сведений или уничтожения имущества, а равно угроза виновного покончить с собой или причинить себе вред, если женщина не вступит с ним в половой акт, не ставит потерпевшую в безвыходное положение, не парализует ее волю, поэтому исключает ответственность за изнасилование или покушение на него.

Разъясняя понятие угрозы при изнасиловании, Пленум Верховного Суда СССР отметил, что под ней следует понимать запугивание потерпевшей такими действиями или высказываниями, которые выражали намерение немедленного применения физического насилия к самой потерпевшей или к ее родственникам (например, к ее детям)[1109].

Использование беспомощного состояния потерпевшей при изнасиловании заключается в совершении полового акта с женщиной, которая не могла понимать характера и значения совершаемых с нею действий или, если понимала происходящее, не имела возможности оказать сопротивление насильнику.

При использовании беспомощного состояния нет надобности применять насилие или угрозу, так как сопротивление женщины здесь отсутствует.

В литературе предложены различные классификации видов беспомощного со- стояния[1110]. Судебная практика признает наиболее приемлемым деление беспомощного состояния (как признака объективной стороны изнасилования) на психическую беспомощность, при которой женщина не понимает значения совершаемого с ней полового акта (душевная болезнь, бессознательное состояние, малолетний возраст), и физическую беспомощность, когда женщина, хотя и понимает характер совершаемых с ней действий, не в состоянии оказать сопротивление насильнику (в результате болезни, не связанной с душевным заболеванием, физических недостатков, престарелого возраста, в результате сложившейся ситуации).

В судебной практике признается, что само по себе половое сношение с женщиной, находящейся в состоянии опьянения, без применения физического насилия и угрозы не является достаточным основанием для рассмотрения этого деяния как преступного. Для подобной оценки содеянного необходимо, чтобы степень опьянения характеризовала состояние потерпевшей как беспомощное, лишала ее возможности сознавать окружающую обстановку, понимать значение совершаемых виновным действий или оказывать ему сопротивление. Именно такая степень опьянения свидетельствует, что женщина находилась в беспомощном состоянии[1111].

Для признания изнасилования, совершенного с использованием беспомощного состояния потерпевшей, причины беспомощности значения не имеют. Виновный несет ответственность за данное преступление, когда он сам привел женщину в такое состояние или же когда она находилась в таком состоянии независимо от его действий (например, была малолетней, потеряла сознание вследствие несчастного с ней случая)[1112].

С субъективной стороны изнасилование совершается лишь с прямым умыслом, при котором виновный сознает, что применяет насилие, угрозу или использует беспомощное состояние потерпевшей для вступления с ней в половое сношение, и желает этого. Мотивом изнасилования всегда является мотив сексуальный. Этот мотив может сочетаться с другими побочными мотивами - хулиганскими побуждениями, желанием опозорить женщину, унизить ее, отомстить ей. Но доминирующим в этом преступлении остается мотив сексуальный.

Субъектом изнасилования может быть лицо мужского пола, достигшее 14-летнего возраста. В качестве соучастника может выступать и женщина. Вопрос же о том, может ли женщина быть соисполнителем изнасилования, решается в литературе различным образом. Одни криминалисты считают, что в таком преступлении женщины могут выступать лишь в качестве организаторов, подстрекателей и пособников, отрицая тем самым соисполнительство[1113]. Другие, напротив, признают соисполнительство в изнасиловании с участием женщины[1114]. Последнее мнение представляется более обоснованным. По своей объективной стороне изнасилование - сложное преступление, состоящее не только в половом акте, который действительно может совершить только мужчина, но и в том, что этот акт совершается путем применения физического насилия или угроз. Поэтому исполнителем преступления признается и тот, кто применяет к женщине физическое насилие с целью заставить ее вступить в половое сношение с насильником. Пленум Верховного Суда СССР признает соисполнителями не только тех лиц, которые совершали половой акт с потерпевшей, но и тех, которые содействовали изнасилованию путем применения насилия к потерпевшей, т. е. применяли к ней физическое насилие или угрозу[1115].

Изнасилование, совершенное лицом, ранее совершившим такое преступление

(ч. 2 ст. 117 УК). Повторным является изнасилование, если ему предшествовало такое же деяние, указанное в ч. 1-4 ст. 117. Понятие повторности изнасилования охватывает как фактическую повторность, так и специальный рецидив. Поэтому для признания изнасилования повторным не имеет значения, был ли виновный осужден за ранее совершенное изнасилование или оба они совершены до осуждения. Для повторности не имеет также значения, были ли оконченными оба изнасилования, а также являлся ли виновный их соисполнителем или иным соучастником.

Повторность может иметь место, когда потерпевшими (от каждого случая изнасилования) являются разные или одна и та же женщина.

Следует иметь в виду, что изнасилование не может быть признано повторным, если судимость за ранее совершенное преступление снята или погашена или истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности[1116].

Изнасилование, совершенное группой лиц, или изнасилование несовершеннолетней (ч. 3 ст. 117 УК). Совершение изнасилования группой лиц предполагает: а) участие в преступлении двух или более лиц, действующих в качестве исполнителей; б) согласованность действий участников группы в отношении потерпевшей, при этом предварительный сговор между участниками изнасилования является необязательным[1117].

Исполнителем изнасилования признается лицо, которое непосредственно совершает половой акт с потерпевшей или покушается на такие действия, и тот, кто применяет к потерпевшей физическое насилие или угрозы, чтобы заставить ее вступить в половой акт с кем-либо из участников группы. Действия соисполнителей квалифицируются по ч. 3 ст. 117 без ссылки на ст. 19[1118]. Пленум Верховного Суда СССР разъяснил, что действия лиц, организовавших изнасилование группой, следует квалифицировать по ч. 3 ст. 117 независимо от того, что остальные участники группы не достигли возраста уголовной ответственности[1119]. Развивая это положение, Пленум Верховного Суда УССР признал, что действия участника группового изнасилования подлежат квалификации по ч. 3 ст. 117 и в том случае, если другие участники преступления ввиду невменяемости, недостижения возраста уголовной ответственности или по иным основаниям, установленным законом, не были привлечены к уголовной ответственности[1120].

Изнасилование несовершеннолетней имеет место в случаях, когда потерпевшая находится в возрасте от 14 до 18 лет. Применительно к УК УССР в литературе было высказано мнение, что поскольку на Украине установлен для женщин пониженный брачный возраст (17 лет), то изнасилование несовершеннолетней, предусмотренное в ч. 3 ст. 117, означает изнасилование женщины, не достигшей брачного возраста[1121]. Однако эта точка зрения находится в противоречии с прямым указанием ч. 3 ст. 117, связывающей квалифицирующие признаки изнасилования с недостижением именно несовершеннолетия, т. е. 18 лет. Верховный Суд УССР специально обратил внимание, что для квалификации преступления по ч. 3 ст. 117 не имеет значения, достигла ли потерпевшая брачного возраста или половой зрелости[1122]. Несовершеннолетие потерпевшей должно обязательно осознаваться насильником. Пленум Верховного Суда СССР пошел еще дальше, признавая, что подлежит ответственности и лицо, которое могло и должно было предвидеть, что совершает насильственный половой акт с несовершеннолетней[1123]. Если виновный заблуждался относительно фактического возраста потерпевшей, действительное ее несовершеннолетие не может служить основанием для применения ч. 3 ст. 117[1124].

Изнасилование, совершенное особо опасным рецидивистом или повлекшее особо тяжкие последствия, а равно изнасилование малолетней (ч. 4 ст. 117 УК). Квалификация изнасилования по признаку совершения его особо опасным рецидивистом возможна лишь при условии, что виновный еще до совершения изнасилования был признан таковым в установленном законом порядке.

Понятие особо тяжких последствий изнасилования закон не раскрывает, предоставляя это теории и судебной практике. Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 25 марта 1964 г. дал примерный перечень таких последствий, отнеся к ним смерть или самоубийство потерпевшей, расстройство душевной деятельности, последовавшие в результате изнасилования, а также причинение потерпевшей телесных повреждений в процессе изнасилования или покушения на него, повлекшее потерю зрения, слуха, прерывание беременности или иные последствия, предусмотренные ст. 101[1125]. Таким образом, особо тяжкими последствиями признаются лишь те, которые причиняют потерпевшей реальный вред. Причинение же потерпевшей тяжких телесных повреждений, опасных для жизни, не относится к особо тяжким последствиям изнасилования, так как под ним «понимается не любое изнасилование, отличавшееся особо опасным характером, а такое, в результате которого наступили исключительные по своей тяжести последствия»[1126]. Изнасилование, указал в связи с этим Пленум Верховного Суда УССР, соединенное с причинением тяжкого телесного повреждения, опасного для жизни потерпевшей в момент нанесения, но не вызвавшее особо тяжких последствий, не может быть основанием для квалификации по ч. 4 ст. 117[1127].

Эта линия практики подвергается критике в литературе, где, как представляется, достаточно обоснованно указывается, что телесное повреждение, опасное для жизни в момент нанесения (например, перелом основания черепа, тяжкое сотрясение головного мозга, проникающие раны черепа, позвоночника, груди, живота), причиняет весьма серьезный вред здоровью и должно, как любое другое тяжкое телесное повреждение, расцениваться как особо тяжкое последствие изнасилования[1128]. Кроме того, надо учитывать, что в таких случаях смерть потерпевшей не наступает лишь в силу случайных обстоятельств (например, предотвращение смерти в результате врачебного вмешательства). Это случайное обстоятельство не должно влиять на смягчение участи насильника.

Лишение девственности (дефлорация) и беременность потерпевшей как возможный (естественный) результат изнасилования не расценивается как особо тяжкие последствия. Заражение венерической болезнью считается таковым, если оно привело к последствиям, указанным в ст. 101 (например, к бесплодию).

Для ответственности за изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия, необходимо установить причинную связь между изнасилованием и этими последствиями. Отсутствие такой причинной связи исключает возможность квалификации изнасилования по ч. 4 ст. 117[1129].

С субъективной стороны для вменения лицу особо тяжких последствий достаточно установить к ним наличие косвенного умысла или даже неосторожной вины[1130].

Изнасилование малолетней, предусмотренное в ч. 4 ст. 117, предполагает, что потерпевшей является девочка, не достигшая 14 лет[1131]. Изнасилование девочки от 14 до 18 лет квалифицируется по ч. 3 ст. 117 как изнасилование несовершеннолетней. Изнасилование малолетней квалифицируется по ч. 4 ст. 117 лишь при условии, что виновный осознавал, что девочке еще нет 14 лет.

Удовлетворение половой страсти в извращенных формах (ст. 118 УК) образует преступление, если оно совершено с применением физического насилия, угрозы или с использованием беспомощного состояния потерпевшей. В данной статье установлена ответственность за насильственные гетеросексуальные действия в отношении женщины. Это преступление может выражаться: 1) в противоестественном половом сношении с женщиной, т. е. сношении per os или per anum; 2) в иных сексуальных действиях, направленных на удовлетворение половой страсти (например, насильственное принуждение женщины к мастурбации penis’a). Такое половое сношение или иные сексуальные действия должны сопровождаться физическим насилием либо угрозой или совершаться с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Естественное половое сношение при этих же обстоятельствах образует собой изнасилование и квалифицируется по ст. 117.

Такие признаки данного преступления, как физическое насилие, угроза, использование беспомощного состояния потерпевшей, аналогичны одноименным признакам изнасилования и даны при его характеристике.

С субъективной стороны преступление совершается лишь с прямым умыслом и в целях удовлетворения половой отрасти.

В отношении этой нормы единого мнения в теории нет. Одни авторы считают включение такой нормы в законодательство необходимым, поскольку понятие полового сношения при изнасиловании не охватывает противоестественного полового сношения с женщиной, а иные насильственные гетеросексуальные действия вообще исключаются из сферы преступлений[1132]. Другие, напротив, считают такую норму излишней, исходя из широкого понимания ими понятия полового сношения и полагая, что степень опасности противоестественного насильственного полового сношения отнюдь не меньше, чем совершаемого при этих условиях «обычного» изнасилования[1133].

Представляется, что последняя точка зрения не учитывает необходимости большей дифференциации ответственности за насильственное половое сношение с женщиной, стремление законодателя признать половым преступлением и иные гетеросексуальные действия и тем самым в большей мере поставить под охрану половую свободу и половую неприкосновенность женщины. Достаточно в связи с этим указать, что если при кодификации 1959-1961 гг. лишь УК УССР включил такую норму (ст. 118), то в настоящее время аналогичные статьи содержат УК Эстонской ССР (ст. 1151) и УК Молдавской ССР (ст. 1031).

В ч. 2 ст. 118 установлена ответственность за данное преступление, совершенное повторно или группой лиц, или особо опасным рецидивистом, либо лицом, ранее совершившим какое-либо из преступлений, предусмотренных ст. 117 или ч. 2 ст. 122, или повлекшее особо тяжкие последствия, а равно совершенное в отношении несовершеннолетней. Признаки эти по своему характеру таковы же, что и при изнасиловании.

Понуждение женщины к вступлению в половую связь (ст. 119 УК). Под понуждением понимают противоправное воздействие на женщину с тем, чтобы заставить ее против своей воли вступить в половое сношение. Это, например, угроза увольнением, переводом на нижеоплачиваемую работу, лишением премии, материальной поддержки или возможности пользоваться жилплощадью и др. Понуждение может быть направлено как на то, чтобы склонить женщину вступить в половую связь с самим понуждающим, так и с третьими лицами.

Преступление считается оконченным с момента самого понуждения к половому сношению. Потерпевшей является лишь женщина, которая находится от виновного в служеб ной[1134] или материальной[1135] зависимости.

С субъективной стороны данное преступление может быть совершено лишь с прямым умыслом.

Субъектом преступления может быть лицо, в отношении которого потерпевшая является по службе или материально зависимой. Этим субъектом может быть и женщина, когда она осуществляет понуждение в интересах какого-либо мужчины, склоняя потерпевшую к вступлению с ним в половую связь.

Рассмотрим преступления, которые входят во вторую группу.

Половое сношение с лицом, не достигшим половой зрелости (ст. 120 УК), заключается в добровольном естественном половом сношении мужчины или женщины с лицом противоположного пола, не достигшим половой зрелости. Такое половое сношение может иметь место и в результате фактического брака. Добровольным признается такое половое сношение, которое совершено без применения физического насилия, угроз или использования беспомощного состояния потерпевшей[1136]. Добровольность полового сношения должна определяться в каждом случае тем, могла ли потерпевшая в силу своего возраста и развития понимать характер и значение совершаемых с нею действий[1137].

Потерпевшими от данного преступления являются подростки как мужского, так и большей частью женского пола, не достигшие половой зрелости. Лица обоего пола до 14 лет считаются не достигшими половой зрелости. Вопрос о достижении половой зрелости потерпевшей в возрасте от 14 до 17 лет разрешается с помощью экспертизы. Вступление в добровольную половую связь с женщиной, достигшей брачного возраста, не наказуемо.

С субъективной стороны данное преступление совершается лишь с прямым умыслом.

Иногда указывают, что за данное преступление могут отвечать лишь лица, достигшие совершеннолетия[1138]. Однако закон не содержит никаких ограничений в отношении возраста субъекта, поэтому практика исходит из того, что таким субъектом может быть лицо противоположного пола с потерпевшим, как мужчина, так и женщина, достигшие 16-летнего возраста[1139].

Развращение несовершеннолетних (ст. 121 УК) заключается в совершении развратных действий в отношении лица, не достигшего 16-летнего возраста. Развратные действия носят сексуальный характер и направлены на удовлетворение половой страсти виновного или на возбуждение полового инстинкта у потерпевшего. Они, однако, не могут заключаться в естественном или противоестественном половом сношении, ответственность за которые установлена в ст. 117, 120, 118, 122. По своим внешним признакам развратные действия могут быть физическими и интеллектуальными (например, ведение циничных бесед с потерпевшим, ознакомление с порнографическими изображениями).

Потерпевшими от данного преступления являются лица обоего пола, не достигшие 16 лет. Ответственность по ст. 121 не исключается при согласии потерпевшего на совершение развратных действий. Не имеет равно значения, достиг потерпевший половой зрелости или нет. Добровольное согласие, однако, может иметь значение при квалификации полового сношения per os или per anum с девушкой, не достигшей 16 лет. Совершение таких действий может быть квалифицировано по ст. 121 лишь при наличии добровольного согласия на то потерпевшей. При его отсутствии виновный отвечает по ст. 118.

С субъективной стороны данное преступление может быть совершено лишь с прямым умыслом.

Субъектом преступления являются лица обоего пола, достигшие 16-летнего возраста.

Мужеложство (ст. 122 УК) - это противоестественное половое сношение мужчины с мужчиной per anum. Другие, кроме педерастии, формы мужского гомосексуализма не наказуемы, если они сами по себе не образуют признаков другого преступления, например хулиганства или преступления, предусмотренного ст. 121. По ч. 1 ст. 122 установлена ответственность за добровольное мужеложство обоих партнеров независимо от выполняемой ими роли. Уголовная ответственность наступает с 16 лет. В ч. 2 ст. 122 предусмотрено квалифицированное мужеложство, а именно совершенное с применением насилия или в отношении несовершеннолетнего.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме Половые преступления:

  1. § 1. Общая характеристика преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности
  2. § 2. Половые преступления, совершаемые с применением насилия
  3. § 3. Половые преступления, совершаемые без применения насилия
  4. 4.5. Половые преступления против детей
  5. 4.8. Гомосексуализм и преступления
  6. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ПОЛОВЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  7. 25.11. Уголовная ответственность за преступления против личности, прав и свобод граждан
  8. 16.6. Виды преступлений
  9. Половые преступления
  10. § 4. Половые преступления
  11. § 3. Преступления против жизни, здоровья, свободы и достоинства личности
  12. 79 преступления на сексуальной почве
  13. § 1. Понятие преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, их виды и общая характеристика
  14. § 2. Преступления против ПОЛОВОЙ свободы
  15. § 3. Преступления против половой неприкосновенности