<<
>>

ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ И ПРЕСТУПНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Понятие организованной преступной группы и преступной организации //Зб. наук. пр. Харк. Центру вивч. орг. злочинності. - 2000. - Вип. 1. - С. 7-24.

Данная работа представляет собой фрагмент (параграф) главы учебника «Уголовное право Украины: Общая часть.

Соучастие в преступлении», где освещается вопрос о понятии организованной группы и преступной организации как определенных формах соучастия, так как последнее во многом определяет нормативную базу для уголовноправовой борьбы с организованной преступностью. Вопросы эти имеют важное значение для формирования у студентов как будущих практиков четких представлений об уголовном законодательстве о соучастии, практике его применения, теоретическом осмыслении различных концепций, положениях проекта УК Украины, принятого в первом чтении Верховной Радой Украины.

Вводные замечания. Соучастие является одним из важнейших институтов уголовного права. Его роль в значительной мере возрастает в наше время, когда растет организованная преступность, и ее уровень, как и всей остальной преступности, остается угрожающим для общества. Более одной трети всех преступлений совершается организованными группами, а наиболее тяжкие преступления - преступными организациями. Правоохранительные органы Украины в период 1995-1998 годов сумели обезвредить 4250 криминальных группировок. Последние все больше вторгаются в коммерческую деятельность. Так, в Украине более 200 таких группировок контролируют 12 тыс. коммерческих предприятий. Совершение ими тяжких преступлений в значительной мере затрудняет своевременное раскрытие преступлений и изобличение их участников. Например, из 559 заказных убийств, совершенных в 1995-1998 годах, раскрыто лишь 131, а ведь большая их часть - это результат преступной деятельности криминальных групп.

Значение института соучастия в этих условиях состоит в том, что он, в той или иной мере отражая феномен организованной преступности, выступает как правовая база и одновременно средство борьбы с ней.

Приступая к изучению таких понятий, как организованная группа и преступная организация, необходимо прежде всего дать анализ действующих норм УК, сюда относящихся. Отмечу, что УК не дает понятий этих группировок, хотя и устанавливает в ряде статей Особенной части ответственность за совершение ими отдельных преступлений.

УК Украины об организованной группе и преступной организации. Проследим в этой связи развитие законодательства в этой сфере. УК 1960 г. в первой своей редакции указывал в Общей части (п. 2 ст. 41) на организованную группу как обстоятельство, отягчающее ответственность при назначении наказания, и на группу лиц, организовавшихся для занятия контрабандой (ст. 70). Что касается преступной организации, то УК устанавливал ответственность за бандитизм (ст. 69) и преступную группировку в местах лишения свободы (ст. 691). В 1989 г., отвечая на случаи распространившегося к тому времени вымогательства в различных его формах, УК был дополнен ст. 862, а ст. 144 была дана в новой редакции, где было предусмотрено совершение вымогательства организованной группой. Учитывая рост организованной преступности в сфере незаконного оборота наркотиков, а также в хозяйственной (рыночной) деятельности, УК в середине 90-х годов начинает пополняться рядом статей, устанавливающих ответственность за эти преступления, указав на их совершение организованной группой. В 1996 г. этот квалифицирующий признак был введен в ст. 93 УК (умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах). Таким образом, в настоящее время совершение преступления организованной группой предусмотрено в 15-ти статьях Особенной части УК. Но само понятие организованной группы в Общей части законодатель не сформулировал. Аналогично поступил УК и в отношении преступной организации, установив дополнительно лишь ответственность в ст. 1876 за создание незаконных военизированных формирований или групп.

Следует отметить, что диапазон возможностей квалификации действий организованных групп и преступных организаций значительно шире, чем прямое обозначение их в статьях УК.

Законодатель очень часто предусматривает ответственность за совершение отдельных преступлений по предварительному сговору группой лиц. В действующем УК таких статей 39, т. е. в 39 составах совершение преступления по предварительному сговору группой лиц является квалифицирующим признаком. Например,

ч.              2 ст. 140 устанавливает ответственность за кражу, совершенную по предварительному сговору группой лиц. Для наличия этого признака достаточно установить, что два или более лица предварительно, т. е. до начала кражи, договорились о совместном совершении этого преступления. Представим себе, что такая группа, действуя какое-то время, приобрела организованный характер, детально готовится к кражам, устанавливает их объекты, распределяет роли, разрабатывает план действий. Таким образом, данная совместная деятельность указанных лиц уже представляет собой организованную группу. Как же квалифицировать теперь их действия? Оказывается, по признаку совершения кражи по предварительному сговору группой лиц. Если кража по предварительному сговору группой лиц подпадает под признаки ч. 2 ст. 140 УК, то и подавно (с тем большим основанием) ею охватывается совершение этого преступления организованной группой. Отсюда вытекает важный практический вывод: во всех 39 статьях УК, где указан такой квалифицирующий признак, как совершение преступления по предварительному довору группой лиц, он имплицитно включает в себя и учинение преступления организованной группой. Таким образом, более 50 статей действующего УК предусматривают совершение преступления организованной группой и тем самым формулируют достаточно широкую юридическую базу для борьбы с этой формой организованной преступности.

Являются ли организованная группа и преступная организация формами соучастия? Это важный и для теории, и для практики вопрос. Как же организованная группа и преступная организация, предусмотренные в статьях Особенной части УК формами соучастия, соотносятся со ст. 19 УК, определяющей понятие соучастия и описывающей виды соучастников? В литературе нередко отстаивают мнение, что указанные формы групповой преступности соучастием не являются и ни в каком соотношении со ст.

19 УК не находятся. Так, М. Д. Шаргородский первым высказал эту идею, утверждая, что случаи соисполнительства и групповой преступности не имеют отношения к соучастию. По его мнению, статьи Общей и Особенной частей УК, где говорится о преступных деяниях группы лиц, означают не соучастие, а просто совершение при определенных условиях преступления несколькими лицами[949]. Немного иначе, но по сути ту же мысль высказал известный украинский правовед Ф. Г. Бурчак, считающий, что ст. 19 УК распространяется только на случай соучастия с исполнением различных ролей[950]. Эта позиция в какой-то мере воспроизводит доктрину соучастия в германском праве, где так называемое собственно соучастие, включающее подстрекательство и пособничество, рассматривается обособленно от соисполнительства и организованной преступной деятельности. Но главное, конечно, в том, что с этой точкой зрения нельзя согласиться, ибо она не соответствует нормам действующего УК.

По своему существу степень соотношения понятия соучастия и других положений ст. 19 УК со статьями Особенной части о совместной преступной деятельности - это часть более широкою вопроса о соотношении норм обеих частей УК. Очевидно, что нормы Общей части распространяют свое действие на положения части Особенной. Так, если в ст. 8 и 9 УК даются определения умысла и неосторожности, то они обязательны для понимания субъективной стороны всех составов преступлений. Положения ст. 10 и 12 УК о возрасте и вменяемости обязательны для решения вопроса об ответственности за все преступления. Общее понятие соучастия, данное в ч. 1 ст. 19 УК, должно распространяться на все случаи совместной умышленной преступной деятельности, предусмотренной в статьях Особенной части УК. Но это, так сказать, общие соображения. Конкретизируем их путем сопоставления самого определения соучастия и отдельных составов совместной преступной деятельности. Закон в ч. 1 ст. 19 определяет соучастие как умышленное совместное участие в совершении преступления двух или более лиц.

Из этого определения видно, что соучастие предполагает:

а)              совершение преступления двумя или более лицами; б) это преступление совершается совместно и в) умышленно.

Совместность означает, что преступление совершается общими усилиями всех соучастников (хотя роль, функции каждого из них могут быть различными, преступление при этом остается результатом их общей, совместной деятельности), а достигнутый результат является единым и неделимым для всех соучастников независимо от выполняемой ими роли. Совместность предполагает наличие причинной связи между действием (бездействием) каждого соучастника и тем преступлением, которое совершает исполнитель (соисполнители).

При соучастии не только все соучастники действуют умышленно, но и само преступление является умышленным, а у соучастников имеется совместный умысел, т. е. соглашение (согласие) на совершение конкретного преступления. Именно он находит свое объективное выражение в совместности действий соучастников, причем соглашение (согласованность) - обязательный признак любого соучастия. Разумеется, само это соглашение может иметь различный характер, выражаться разным способом, формы обмена информацией могут быть самыми различными: устно, письменно, с использованием различных технических средств и даже с помощью конклюдентных действий, т. е. путем жестов, мимики и т. п. Без соглашения нет соучастия. Объективированный в этом соглашении умысел состоит в том, что каждый соучастник должен быть осведомлен о преступных намерениях или преступных действиях исполнителя (соисполнителей).

Организованная группа и преступная организация формы соучастия. Все указанные признаки должны быть установлены при совершении преступления организованной группой или преступной организацией. Только тогда они могут быть признаны формами соучастия и подпадать под признаки ч. 1 ст. 19 УК. Для доказательства этого возьмем любую норму Особенной части, которая говорит об организованной группе или преступной организации. Так, в ч.

3 ст. 144 говорится о вымогательстве, совершенном организованной группой, а ст. 69 предусматривает совершение преступления бандой (преступной организацией).

В этих случаях преступление совершается не одним лицом, а двумя или более, совместно, т. е. общими усилиями всех соучастников, несмотря на различие их ролей. Так, участник организованной группы при вымогательстве, обеспечивающий ее транспортными средствами при совершении преступления, действует совместно с соучастниками, осуществляющими насилие над потерпевшим. Равным образом участник банды, реализующий добытые в результате нападения ценности, обеспечивает совместность, общность усилий всех соучастников. Поэтому при соучастии все виновные отвечают в целом за результат, достигнутый исполнителем (соисполнителями). Если три соучастника банды участвовали в убийстве потерпевшего, они должны нести ответственность за убийство в целом, а не 1/3 убийства, хотя отдельный соучастник сам непосредственно не убивал жертву, а, скажем, препятствовал ее побегу с места происшествия. Наконец, очевидно, что между действиями каждого участника организованной группы или преступной организации (в нашем примере банды) имеется причинная связь с тем преступлением, которое совершает исполнитель (соисполнители).

Как видим, имеются в наличии все необходимые объективные признаки соучастия, описанного в ст. 19 УК.

Перейдем к субъективным признакам. Все преступления, в которых организованная группа выступает как квалифицирующий признак, являются умышленными: и вымогательство, и преступления в сфере оборота наркотиков, и бандитизм, и создание преступной группировки в местах лишения свободы, и создание незаконных воинских формирований. Отсюда очевидно, что и участники этих форм совместной преступной деятельности действуют с умыслом. Последний является совместным, так как объективируется в соглашении соучастников, - в предварительном соглашении. Действительно, как может иметь место организованная группа или банда без предварительного соглашения соучастников? Именно вследствие этого предварительного соглашения, содержание которого может быть разным (распределение ролей, разработка плана, подыскание новых соучастников и т. п.), для каждого из соучастников ясно, для какой цели создается группа или преступная организация. Он знает о действительных намерениях группы (организации) или о ее преступных действиях, т. е. осведомлен о них. Причем в больших преступных объединениях отдельные их участники могут не знать конкретных исполнителей преступления, деталей и других обязательств совершения конкретного преступления; важно, что они осведомлены о намерениях группы, ее планах, преступных действиях в целом. Так, если организатор вымогательства знал, что исполнители вооружены огнестрельным оружием, он несет уголовную ответственность за любые последствия, связанные с его применением, даже если он не имел представления, при каких обстоятельствах это оружие было применено.

Таким образом, описанные во многих статьях Особенной части организованные группы, а в некоторых - преступные организации представляют собой отдельные формы соучастия, о котором говорит ч. 1 ст. 19 УК, и полностью охватываются этим понятием.

Может возникнуть вопрос: для чего уделяется этому так много внимания? Это объясняется тем, что если совершение преступления организованной группой или преступной организацией является соучастием, то определяются четкие объективные и субъективные основания ответственности за эти виды совместной преступной деятельности и все положения, выработанные теорией и практикой о соучастии, должны применяться и в этих случаях. Иначе основания ответственности остаются размытыми, не имеющими юридической базы, что может привести к неправильному применению закона, а то и к произвольному его толкованию.

Понятие организованной группы. Прежде чем рассмотреть сами понятия организованной группы и преступной организации, остановимся на вопросе о количестве участников, необходимых для наличия этих форм преступной деятельности. В связи с подготовкой нового УК Украины в периодической печати, ряде кандидатских диссертаций предлагается признавать указанные преступные объединения лишь при участии в них трех и более лиц. Аргументация в пользу последнего сводится к тому, что в психологии именно группы с таким количеством участников признаются более устойчивыми. Однако и в психологической литературе, и в трудах по социологии группами принято считать также и взаимодействие двух или более лиц. Именно из этого исходит действующий УК, определяя соучастие как умышленное совместное участие в совершении преступления двух и более лиц. Выборочные исследования показывают, что около 50 % всех групповых преступлений совершаются группами, состоящими из двух лиц. Если исключить такие группы из числа организованных, то, вполне очевидно, резко ослабится борьба с организованной преступностью. Поэтому предложение об увеличении числа участников группы для признания ее организованной не может быть принято. Итак, организованная группа или преступная организация - это объединение (взаимодействие) двух или более лиц. Причем все эти лица должны достичь возраста уголовной ответственности и быть вменяемыми.

Понятно, что и организованная группа, и преступная организация предполагают предварительный сговор соучастников о совместном совершении преступления. Но участие двух и более лиц и наличие предварительного сговора еще не образуют ни организованной группы, ни тем более преступной организации. Требуется еще один важнейший признак - организованность группы (организация). Рассмотрим этот признак применительно к организованной группе.

Понятие организованности предполагает более тесное взаимодействие участников. Однако очевидно, что разграничение организованной группы и группы, действующей по предварительному сговору, это вопрос факта, разрешаемый в каждом конкретном случае с учетом установленных обстоятельств дела. В общем плане можно лишь обозначить те признаки, которые могут быть критерием такого разграничения. Первое - это количество преступлений, для совершения которых она создается. Организованная группа, как правило, создается для совершения нескольких преступлений, хотя могут быть случаи ее создания и для учинения одного преступления, например, случаи посягательства на особо важные объекты (банк, воинский склад и т. п.). Такая группа предполагает разнообразную организационную деятельность: распределение ролей между соучастниками, наличие одного или нескольких организаторов, совершение приготовительных действий, вовлечение в группу большого числа участников, разработка плана действий и т. п.

В теории и практике эти признаки в той или иной их комбинации именуют устойчивостью группы. Именно устойчивость отличает организованную группу от группы, действующей лишь по предварительному сговору.

Так, А. и В., оба без определенных занятий, проходя мимо дома и увидев открытое окно на первом этаже, решили совершить кражу, влезли в окно и похитили несколько носильных вещей; это кража по предварительному сговору группой лиц. Но если они совершали такие кражи не один раз, подыскивая при этом удобные объекты, находя для сбыта похищенного скупщика, то уже эти обстоятельства дают основание признать их организованной группой.

Конечно, степень устойчивости организованной группы может быть разной. Группа может распасться после совершения нескольких преступлений, разделиться на несколько групп, а может действовать в течение длительного времени, все более и более укрепляясь. Это обстоятельство может быть учтено при назначении наказания соучастникам.

Иногда в литературе к обязательным признакам организованной группы относят иерархию подчиненности ее членов, действия на отдельной территории, связь с другими преступными группами и др. Безусловно, эти признаки могут свидетельствовать об организованности, но они вовсе не обязательны для констатации группы: их может и не быть, а она будет обладать устойчивостью, свойственной организованной группе. Пленум Верховного Суда Украины в постановлении от 29 февраля 1999 г., разъясняя понятие организованной группы применительно к умышленным убийствам, указал, что это устойчивое объединение двух или более лиц, специально организовавшихся для совместной преступной деятельности. Представляется, что под преступной деятельностью здесь надо понимать совершение как нескольких, так и одного преступления. В литературе дают различные определения организованной группе, делаются предложения о включении в Общую часть будущего УК самого понятия ее. Проект УК Украины[951], который находится сейчас на рассмотрении Верховной Рады, дает определение организованной группы и во многих статьях Особенной части указывает ее в качестве квалифицирующего обстоятельства. Так, ч. 3 ст. 27 проекта считает преступление совершенным организованной группой, если в нем участвовали два или более лица, предварительно объединившихся в устойчивую группу для совершения одного или нескольких преступлений.

Конечно, понятие устойчивости группы является оценочным и наполнение его определенным содержанием всецело зависит от конкретных обстоятельств дела и правильной оценки правоприменителем.

Понятие преступной организации. Преступная организация - это вид организованной группы. Обладая всеми признаками организованной группы, указанными выше, преступная организация отличается от нее двумя признаками - еще большей устойчивостью, переходящей в стабильность и сплоченность, и тем, что само создание такой организации и участие в ней образуют оконченное, завершенное преступление. В настоящее время ответственность за создание и участие в преступной организации предусмотрено в 3-х статьях Особенной части УК - 69, 691, 1876, первая из них - это бандитизм, неотъемлемым признаком которого является банда. Ее определение было дано пленумом Верховного Суда Украины в постановлении от 7 июля 1995 г. «О судебной практике по делам о бандитизме». Пленум, опираясь на многолетнюю практику и положения теории, указал, что банда - это устойчивая организованная и вооруженная группа из двух или более лиц, которые предварительно объединились для совершения одного или нескольких бандитских нападений. Причем признак устойчивости трактуется как наличие стабильности и сплоченности группы, а лица, в ней участвующие, имеют единые намерения в отношении совершения преступления.

Бандитизм отличается от организованной группы видовыми признаками - наиболее высокой степенью внутренней организации, устойчивости, сплоченности и вооруженностью. Это преступление считается оконченным с момента создания (организации) банды независимо от того, совершили ли члены банды хотя бы одно нападение.

Поэтому большое значение имеет определение того, что следует понимать под организацией банды. В указанном постановлении Пленум Верховного Суда понимает под созданием банды совокупность действий по объединению лиц для совершения бандитских нападений. Эти действия могут заключаться в разработке планов преступной деятельности или совершения конкретного преступления, общих правил поведения, в распределении ролей, в поисках возможностей прикрытия деятельности как своими силами, так и при помощи других лиц, а также финансового обеспечения[952].

Фактически ту же идею провел Пленум, определяя понятие преступной группировки, о которой говорит ст. 691 УК, как объединение двух или более осужденных с целью совершения нападений на администрацию исправительно-трудового учреждения или терроризирования осужденных, вставших на путь исправления. Причем, как и бандитизм, преступление считается оконченным даже в том случае, когда группировка еще не совершила намеченных ею преступных действий[953].

Обратимся теперь к анализу диспозиции ст. 1876 УК. В ч. 1 этой статьи устанавливается ответственность за создание не предусмотренных законодательством военизированных формирований или групп либо участке в их деятельности. Очевидно, что такие объединения обладают достаточной сплоченностью, строятся на дисциплине и на воинской иерархии, включают в себя достаточное количество людей и представляют повышенную общественную опасность. В примечании к ст. 1876 указано, что под военизированным следует понимать формирование или группу, которые имеют организационную структуру военного типа (единоначалие и подчиненность, дисциплину) и в которых проводится военная или строевая либо физическая подготовка.

Сказанное дает возможность определить преступную организацию как устойчивую организованную группу из двух или более лиц с целью совершения одного или нескольких преступлений, предусмотренных статьями 69, 691, 1876 УК, отличающуюся стабильностью и сплоченностью ее участников, объединенных одним намерением в исполнении намеченного или совершенного ими преступления.

В литературе в связи с подготовкой нового УК предлагается установить ответственность за создание и участие в террористической организации, а также предусмотреть специальную ответственность за создание преступной организации, независимо от характера намеченного ею преступления. Проект УК в какой-то мере отражает эти идеи. Так, в ст. 230 устанавливается ответственность за создание преступной организации с целью совершения тяжкого или особо тяжкого преступления, за руководство такой организацией или участие в ней. По проекту понятие последней резко расширяется по сравнению с действующим УК. Если будет принята эта или сходная с ней норма, то ответственность за создание преступной организации и участие в ней будет распространяться на все тяжкие и особо тяжкие преступления. Укажем, что тяжкими по проекту считаются преступления, за которые по закону может быть назначено наказание в виде лишения свободы свыше пяти и до десяти лет, а особо тяжкими, за которые может быть назначено наказание свыше десяти лет лишения свободы. В то же время проект сохраняет специальные нормы об ответственности за создание банды (ст. 231), преступной группировки в местах лишения свободы (ст. 364), незаконных воинских формирований и групп (ст. 285), за участие в них.

В Общей части проект делает попытку дать понятие преступной организации как сплоченной организованной группы, созданной для совершения тяжких и особо тяжких преступлений, либо объединения организованных групп, созданных с этой же целью. Таким образом, кроме уже известного определения такой группы, само объединение организованных групп (даже, может быть, и не обладающих необходимой для преступной организации сплоченностью) признается проектом преступной организацией. Здесь объединение хотя бы двух организованных групп превращает вновь образовавшуюся группу в преступную организацию. Количество переходит в новое качество. Стремление проекта к такому регулированию ответственности преступных организаций объясняется необходимостью в большей мере отразить в уголовном законе феномен организованной преступности с соответствующим усилением наказания. Конечно, приведенные статьи проекта УК пока представляют собой рабочий вариант решения этого вопроса и требуют серьезного обсуждения и, возможно, какой-то доработки со стороны законодателя, в частности, путем формулирования соответствующих норм Уголовного кодекса.

Понятие организатора и других участников указанных групп. Рассмотрение понятий организованной группы и преступной организации приводит к вопросу о роли, которую выполняют лица, входящие в эти преступные объединения. Уже из текста ст. 69, 691 УК и ряда других видно, что закон говорит об организаторах и участниках таких объединений. Поэтому и в теории, и на практике принято разделять всех лиц, входящих в подобные группы, на организаторов и других участников. На первый взгляд признание того или иного лица организатором или участником как будто не должно вызвать каких-либо недоразумений. Однако, изучая этот вопрос глубже, сталкиваемся с некоторыми неясностями. Прежде всего отметим, что согласно ч. 4 ст. 19 УК организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его совершением.

Не останавливаясь на некоторой тавтологичности этого определения (организатор - лицо, организовавшее совершение преступления) отметим, что это, возможно, несовершенство закона, не нашедшего лучшей формулировки, или боязнь не охватить всех форм деятельности организатора. Формулировка столь обща, что дает возможность подвести под нее любую организационную деятельность. Организатор занимает особое место в группе, он как бы стоит над всеми участниками, регулируя и направляя их деятельность. Некоторые юристы не без оснований сравнивают его деятельность с ролью режиссера при постановке спектакля, который руководит труппой, регулируя и направляя ход действий и поведение актеров в пьесе.

Как же трактуется в теории и на практике текст ч. 4 ст. 19. В соответствии с ней организатор - это лицо, предпринимающее действия для объединения усилий остальных участников группы. Эти действия могут заключаться в разработке планов преступной деятельности или даже отдельного преступления, координации общих правил поведения, распределении ролей, поисках путей и средств прикрытия преступной деятельности, финансовом обеспечении группы и ее участников, установлении контактов и разграничении регионов деятельности различных преступных групп, действиях по их объединению для достижения преступных целей и т. п. Часто в больших преступных группировках имеется не один, а несколько организаторов, между которыми соответственно распределяются функции.

Практика столкнулась со случаями, когда лицо (чаще группа лиц) разрабатывает саму стратегию будущей преступной деятельности (как правило, при наличии больших организованных преступных групп такое «идейное» обоснование имеет место). Такого рода действия охватываются общей формулировкой, которая дана в ч. 4 ст. 19 УК: это лицо (лица), организовавшее совершение преступлений. Может быть, в этом и смысл той общей и далеко не конкретной формулировки закона, которая дает возможность относить к организационной деятельности все ее многообразные формы.

Но в ч. 4 ст. 19 УК говорится и о том, что организатором признается лицо, руководившее совершением преступления. Здесь имеется в виду главная роль при совершении конкретного преступления (например, лицо распоряжается на месте происшествия, дает конкретные задания, ориентирует на совершение каких-либо действий, распределяет обязанности и т. п.).

Формулировка ч. 4 ст. 19 УК неоднократно подвергалась обоснованной критике за свой слишком общий характер, за неполноту, приводящую к достаточно произвольным ее толкованиям. Поэтому, сохранив эту формулировку, ее стоит конкретизировать. Это в какой-то мере учитывает проект УК Украины. В ч. 3 ст. 26 проекта указывается, что организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его подготовкой или совершением. Здесь повторяется формулировка действующего УК. Но ст. 26 проекта добавляет, что организатором также признается лицо, создавшее организованную группу или преступную организацию или руководившее ими, а также лицо, обеспечивающее финансирование или организацию сокрытия преступной деятельности организованной группы или преступной организации. Если к этому добавить текст ст. 230 проекта, то в соответствии с ней организатором считается лицо, организовавшее, руководившее или содействующее встрече (сходке) представителей организованных групп или преступных организаций для разработки планов и условий совместного совершения преступлений, материального обеспечения преступной деятельности или координации действий объединений организованных групп или преступных организаций. Эти формулировки учитывают сложившуюся практику и в большей мере соответствуют эффективности борьбы с организованной преступностью. Представляется, что большинство из них будут сохранены в будущем УК Украины.

Перейдем к характеристике остальных участников рассматриваемых преступных объединений. Прежде всего возникает вопрос о соответствии этого понятия кругу соучастников, обозначенному в ч. 2 ст. 19 УК, где в качестве последних кроме организаторов указаны исполнитель, подстрекатель и пособник.

В литературе иногда понятием «участник организованной группы и преступной организации» охватывается и деятельность других лиц. Так, указывают на инициатора преступления. Но инициатор в каждом конкретном случае выступает либо как организатор, либо как подстрекатель. Есть лица, которые не выполняют функций пособника, но в то же время являются участниками группы (например, телохранители). На практике возник вопрос об оценке действий не только телохранителей, но и хранителей денежных средств («общака») преступной группы, а также технического персонала (прачек, парикмахеров, горничных, поваров и т. п.). Иногда утверждают, что действующий УК не дает возможности привлечь указанных лиц к уголовной ответственности. Однако эти суждения не основаны на законе и являются необоснованными1. Действия телохранителя, если он не выполняет одновременно других функций в организованной группе или преступной организации, всегда охватываются данным в ч. 6 ст. 19 УК понятием пособничества. Он содействует совершению преступления (преступлений) путем или устранения препятствий, или заранее обещанного сокрытия преступника (организаторов или других участников). Когда телохранитель, например, сопровождает соучастников, идущих на совершение преступления, охраняя их, он тем самым устраняет препятствия для совершения задуманного. Если же он осуществляет охрану соучастников в период между преступлениями, он виновен в заранее обещанном укрывательстве. Иными словами, телохранитель является пособником в соответствии с ч. 6 ст. 19 УК. То же самое следует сказать о лицах, держащих «общак» - денежные средства, добытые преступным путем. Если такой держатель предоставляет денежные средства для совершения преступления, например, для дачи взятки, покупки оружия или транспортных средств, он выполняет функции физического пособника. Во всех других случаях, лишь держа «общак», он укрывает предметы, добытые преступным путем, т. е. подпадает под признаки той же ч. 6 ст. 19 УК, если, конечно, не является в подобных ситуациях организатором преступления.

Несколько слов о техническом персонале. Если эти лица (повара, прачки, парикмахеры и др.) непосредственно не участвовали и ничем не содействовали в подготовке или совершении преступлений, учиняемых организованной группой или преступной организацией, они не признаются соучастниками и ответственности по правилам о соучастии не несут. Но это совершенно не значит, что они во всех случаях тем самым избегают ее. Они могут быть привлечены к ответственности за заранее не обещанное укрывательство преступлений согласно ст. 20 УК или за недонесение о преступлении по ст. 21 УК.

Таким образом, участники организованной группы или преступной организации могут выступать лишь в роли исполнителей, подстрекателей и пособников. Причем само вступление в такие группы в качестве ее участника свидетельствует о наличии пособничества: в действиях такого лица имеет место своеобразное устранение препятствий к совершению преступления, так как присоединение лица к группе усиливает ее потенциальные возможности по совершению преступлений.

Эти теоретические рассуждения находят свое подтверждение и в руководящей судебной практике. Так, под участием в банде, как разъяснил пленум Верховного Суда Украины, следует понимать не только непосредственное осуществление нападений, но и сам факт вступления в нее или какое-либо иное участие в деятельности банды в качестве ее члена (предоставление транспорта, помещений, финансирование, снабжение оружием, поиск объектов для нападений и т. п.). Под активным участием в преступной группировке, указанной в ст. 691 УК, следует понимать, как указывает Верховный Суд, подстрекательство отдельных осужденных к совершению противоправных действий в отношении других осужденных или нападения на администрацию, подыскание необходимых средств, предметов или орудий преступления1.

Таким образом, кроме исполнителей участниками преступных групп признаются именно пособники и подстрекатели, выполняющие соответствующие роли в таких группах.

В итоге можно заключить, что понятие участника преступной группы в полном соответствии со ст. 19 УК охватывает - исполнительство (соисполнительство), подстрекательство и пособничество.

Ответственность организаторов и других участников групп. Действующий УК прямо не регулирует вопрос ответственности участников организованных групп и преступных организаций. Теория и практика выработали здесь следующие положения. Организатор несет ответственность за все преступления, совершенные любым участником организованной группы или преступной организации, при условии, если эти преступления охватывались его умыслом. Очевидно, что организатор отвечает за создание преступной организации и руководство ею, если даже ее участники не совершили ни одного из замышляемых преступлений. Возникает, однако, вопрос: как понимать вышеприведенные слова «при условии, что преступления, совершенные участниками группы или организации, охватывались его умыслом»?

Прежде всего речь идет о конкретных преступлениях исполнителей и других участников, которых организатор знает и осведомлен об их преступных намерениях и совершаемых действиях, ибо они действуют под его руководством. Однако современные преступные объединения очень часто представляют собой разветвленные группировки, включающие в себя достаточно много участников группировки. Но независимо от того, знают ли участники друг друга, известно ли, кто именно совершит преступление, они действуют по единому плану, принадлежат к группировке, созданной для совершения определенных преступлений. В этих случаях организатор может не знать конкретного исполнителя преступления, времени, места и других обстоятельств совершенного преступления. Но его умыслом охватывается совершение любого преступления, входящего в общий план действий такой группы; вот почему он и несет ответственность за совершение этих преступлений.

Другие участники преступных группировок несут ответственность за участие в них (если речь идет о преступной организации) и за подготовку и совершение преступления, в котором они участвовали.

Следует иметь в виду, что действия организатора и участника организованной группы или преступной организации подлежат квалификации по соответствующим статьям Особенной части УК без ссылки на ст. 19 УК, независимо от того, какую роль они выполняли при совершении преступления: и организатор, и исполнители, и пособники организованной группы, совершившей, например, вымогательство, будут нести ответственность по ч. 3 ст. 144 УК.

Проект УК Украины в ст. 29 воспроизводит эти сложившиеся в теории и практике положения.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОЙ ГРУППЫ И ПРЕСТУПНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ:

  1. Организация преступного сообщества (преступной организации) - ст. 210 УК РФ
  2. 3.5. Психология преступных групп
  3. 36.ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ, ЕЕ ПРИЗНАКИ
  4. Основные направления деятельности организованной преступности
  5. §3. ПОНЯТИЕ И ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ СОВРЕМЕННОГО БАНДИТИЗМА
  6. 16.4. Понятие и цели наказания
  7. 2. Коррупция: понятия, формы проявления и факторы, способствующие ее росту. Субъекты коррупционных отношений
  8. 3. Социально-психологические механизмы сплочения и интеграции малых групп. Группы с антиобщественной направленностью
  9. Глава 2.2. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  10. Глава 2.3. ЗАРУБЕЖНЫЙ ОПЫТ В СФЕРЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЮ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  11. Глава 3.2. ПРЕДМЕТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  12. Глава 3.3. КВАЛИФИКАЦИЯ ПРИЗНАКОВ ОБЪЕКТИВНОЙ СТОРОНЫ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  13. Глава 3.4. КВАЛИФИКАЦИЯ СУБЪЕКТИВНЫХ ПРИЗНАКОВ СОСТАВА ЛЕГАЛИЗАЦИИ (ОТМЫВАНИЯ) ДОХОДОВ, ПРИОБРЕТЕННЫХ ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ
  14. § 1.   Понятие коррупции
  15. § 5. Преступления, посягающие на конституционный запрет разжигания политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, а также ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы