<<
>>

Преступления против жизни

Наиболее распространенным является определение убийства как противоправного умышленного или неосторожного лишения жизни человека[1043]. М. Д. Шаргородским отстаивалось мнение, что неосторожное лишение жизни человека нельзя считать убийством.

Этот взгляд не нашел поддержки, так как действующее право (ст. 98 Уголовного кодекса УССР) именует этот деликт неосторожным убийством[1044]. Кроме того, непризнание неосторожного лишения жизни убийством могло ослабить борьбу с этим опасным преступлением, давало бы ему неверную моральную оценку. В литературе предлагались и другие определения убийства. Так, некоторые правоведы считают, что оно должно быть дополнено указанием на то, что убийство - это лишение жизни другого человека и что при убийстве основанием ответственности является причинение смерти[1045]. Однако предпочтительней мнение тех юристов, которые считают, что последний признак ничего не дает для полноты определения убийства[1046]. Указание же на то, что убийство - это лишение жизни другого человека, представляется необходимым, так как дает возможность отграничить убийство от ненаказуемого самоубийства.

Итак, убийство - это противоправное умышленное или неосторожное лишение жизни другого человека.

Общепризнано, что начальным моментом жизни следует считать начало физиологических родов. При этом не имеет значения, что рождающийся ребенок еще не начал самостоятельной внеутробной жизни и даже не отделился от утробы матери. Внутриутробное истребление плода до начала родового процесса не считается убийством и квалифицируется как незаконный аборт. Умерщвление ребенка, родившегося в результате преждевременных, в том числе искусственных, родов, рассматривается как убийство.

Конечный момент жизни определяется наступлением биологической смерти, когда в результате остановки сердца наступили необратимые процессы распада клеток центральной нервной системы.

По своим объективным признакам убийство заключается в лишении потерпевшего жизни. Оно может быть совершено путем как действия, так и бездействия. При убийстве путем бездействия лицо не совершает действий, которые бы предотвратили наступление смерти потерпевшего, при условии, что виновный обязан был и имел возможность предотвратить эти последствия. Это, например, случай детоубийства, когда мать, обязанная заботиться о новорожденном, не кормит его, в результате чего он умирает.

Для состава убийства обязательно установление причинной связи между действием (бездействием) виновного и последствиями, т. е. смертью потерпевшего. На это неоднократно обращали внимание вышестоящие судебные инстанции[1047]. Убийство - это противоправное лишение жизни другого человека. Уголовная противоправность деяния исключается, если лишение жизни имело место в результате правомерной необходимой обороны. Напротив, не устраняется противоправность деяния при лишении жизни человека для спасения собственной жизни со ссылкой на состояние крайней необходимости. Не исключает противоправности и согласие потерпевшего на лишение жизни. В частности, убийство по просьбе жертвы, даже совершенное из чувства сострадания, влечет за собой ответственность на общих основаниях. При принятии УК 1922 г. в примечании к ст. 143, устанавливающей ответственность за так называемое простое умышленное убийство, было указано, что «убийство, совершенное по настоянию убитого из чувства сострадания, не карается». Однако 3 января 1923 г. это примечание было от- менено[1048] ввиду явного противоречия этой нормы идее повсеместной охраны личности и возможного ее использования в злонамеренных интересах убийцы.

По субъективным признакам убийство может быть умышленным и неосторожным. Осуждение лица, основанное лишь на факте наступившей смерти потерпевшего, при недоказанности умышленной или неосторожной вины в отношении этого последствия представляет собой объективное вменение, чуждое советскому уголовному праву и поэтому исключающее ответственность за убийство[1049].

Умышленное убийство может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом[1050].

Мотивы и цель при убийстве имеют большое значение как признаки его субъективной стороны. Например, пункты «а», «б» и «в» ст. 93 соответственно предусматривают ответственность за убийство из корыстных, хулиганских мотивов и мотивов, вызванных местью за выполняемый потерпевшим служебный или общественный долг.

При совершении убийства по неосторожности возможна как преступная самонадеянность, так и преступная небрежность[1051].

Субъект убийства - лицо, достигшее 14-летнего возраста.

УК УССР различает несколько видов умышленных убийств по степени их общественной опасности. Их принято делить на три группы (вида): умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, или квалифицированное убийство (ст. 93), умышленное убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, или простое убийство (ст. 94), убийство при смягчающих обстоятельствах, иногда называемое привилегированным убийством (ст. 95-97).

При конкуренции квалификации убийств по ст. 93, 94 или по ст. 95-97 применению подлежат статьи Уголовного кодекса, предусматривающие ответственность за убийство при смягчающих обстоятельствах[1052].

Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах (ст. 93 УК) - это убийство:

а)              из корысти; б) из хулиганских побуждений; в) совершенное в связи с выполнением потерпевшим служебного или общественного долга; г) двух или более лиц; д) женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности; е) совершенное с особой жестокостью или способом, опасным для жизни многих лиц; ж) совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием; з) совершенное особо опасным рецидивистом либо лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства, предусмотренного ст. 95-97 УК.

Давая общую характеристику указанных в ст. 93 отягчающих обстоятельств, следует прежде всего отметить, что их перечень является исчерпывающим.

Это означает, что ни одно обстоятельство, не указанное в ст. 93, не может служить основанием для квалификации действий виновного по этой статье Уголовного кодекса. Далее, это значит, что наличие хотя бы одного из указанных обстоятельств дает возможность привлечь лицо к ответственности за данный вид убийства по ст. 93. И наконец, если в действиях лица имеются признаки двух или более обстоятельств, указанных в ст. 93, совершенное должно квалифицироваться по нескольким пунктам этой статьи, предусматривающим соответственно эти обстоятельства.

Убийство из корысти (п. «а» ст. 93 УК) имеет место, когда преступление совершается из побуждений, направленных на получение всякого рода материальной выгоды (денег, имущества, имущественных прав, прав на жилплощадь и т. п.), с намерением избавиться от материальных затрат (уплата долга, платеж алиментов и др.) либо из иных корыстных побуждений (например, убийство за вознаграждение, для получения более высокооплачиваемой должности потерпевшего, с целью невозвращения взятых взаймы денег)[1053].

Корыстное убийство может быть сопряжено с разбойным нападением. Квалификация этих случаев в литературе получила различное решение. Так, исходя из того что в санкции ст. 93 УК предусмотрена в отличие от всех уголовных кодексов других союзных республик возможность применения за корыстное убийство конфискации имущества, а также полагая, что такое убийство заключает в себе и лишение жизни при разбое, считают, что все совершенное должно квалифицироваться по п. «а» ст. 93[1054].

Большинство криминалистов признают здесь наличие совокупности преступлений, т. е. корыстного убийства и разбоя. Такова и судебная практика[1055].

Убийство из хулиганских побуждений (п. «б» ст. 93 УК) - это убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу, пренебрежения к правилам и нормам социалистической морали, без повода либо из желания использовать незначительный повод как предлог для убийства и т. п.

Убийство в ссоре, на почве личных неприязненных отношений, в драке, возникшей по инициативе потерпевшего, если даже при этом имело место нарушение общественного порядка, не может рассматриваться как совершенное по хулиганским побужде- ниям[1056].

Убийство, совершенное в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. «в» ст. 93 УК). Данное преступление совершается, как правило, на почве мести, вызванной служебной или общественной деятельностью потерпевшего (например, убийство браконьером разоблачившего его лесника, убийство за критику). Однако п. «в» ст. 93 может применяться и в случае убийства по мотивам воспрепятствования нежелательной для виновного деятельности (убийство охранника склада, который может воспрепятствовать хищению, убийство гражданина, пресекающего хулиганство, и др.)[1057].

Убийство двух или более лиц (п. «г» ст. 93 УК). Пленум Верховного Суда УССР ориентирует на то, что п. «г» ст. 93 применяется, если действия виновного охватывались единым умыслом и совершены, как правило, одновременно[1058]. При отсутствии единства умысла и совершении убийства разновременно такое преступление образует собой повторность и подпадает под признаки п. «з» ст. 93.

Разноречиво решался в теории и практике вопрос о квалификации случаев, когда, имея умысел на убийство двух или более лиц, виновный убивает лишь одного из них, в отношении же второго имеет место покушение на убийство. Пленум Верховного Суда СССР признал, что убийство одного человека и покушение на убийство другого не могут рассматриваться как оконченное преступление (убийство двух или более лиц), поскольку преступное намерение убить двух или более лиц не было осуществлено по причинам, не зависящим от воли виновного. Такие действия образуют собой совокупность преступлений и подпадают под признаки ст. 94 или 93 и ст. 17 и п. «з» ст. 93[1059].

Убийство женщины, заведомо для виновного находившейся в состоянии беременности (п. «д» ст. 93 УК), отнесено к числу отягчающих убийство обстоятельств ввиду того, что здесь фактически осуществляется посягательство на две жизни - женщины и ее будущего ребенка. Для применения п. «д» необходимо, чтобы виновный был достоверно осведомлен о беременности потерпевшей[1060].

Применение п. «д» ст. 93 не зависит от продолжительности беременности и жизнеспособности плода. Мотивы данного вида убийства могут быть различными (корысть, хулиганские побуждения, ревность). Если эти мотивы являются сами по себе отягчающими убийство обстоятельствами (например, хулиганские побуждения), убийца отвечает не только по п. «д», но и по п. «б» ст. 93.

Убийство, совершенное с особой жестокостью (п. «е» ст. 93 УК). Данное преступление прежде всего связывается со способом его совершения. Так, убийством с особой жестокостью является лишение жизни, сопровождаемое особо мучительным способом. К особой жестокости, как разъяснено Пленумом Верховного Суда СССР, могут быть отнесены случаи, когда перед лишением жизни или в процессе совершения убийства к потерпевшему умышленно применялись пытки, истязания либо ему причинялись особые страдания путем нанесения большого количества телесных повреждений или использования мучительно действующего яда.

Убийство с особой жестокостью предполагает наличие у субъекта умысла на причинение потерпевшему особых страданий или мучений. Особая жестокость связывается законом также с особой бесчеловечностью, беспощадностью самого убийцы. С этой точки зрения особая жестокость может выражаться в убийстве в присутствии лиц, близких потерпевшему (например, ребенка в присутствии матери), когда виновный сознавал, что причиняет им особые страдания; в глумлении над трупом (например, выкалывание глаз), кроме случаев его уничтожения или расчленения с целью скрыть преступление.

Убийство, совершенное способом, опасным для жизни многих лиц (п. «е» ст. 93 УК). Это преступление имеет место в тех случаях, когда виновный избирает такой способ совершения преступления, которым кроме лишения жизни одного человека создавалась реальная опасность лишения жизни других лиц. Сюда относятся беспорядочная стрельба в толпу, на людном месте, в помещении, автобусе, вагоне поезда, где пребывало много граждан, убийство путем поджога дома, где находится много людей, отравление воды или пищи, которая предназначена для многих лиц, убийство путем затопления, взрыва, обвала, если это угрожало жизни многих людей, и пр.

Под способом, опасным для жизни многих людей, следует понимать такой способ лишения жизни, который опасен для жизни не только одного человека. Опасность лишения жизни многих лиц должна быть реальной, а не мнимой, существовать в действительности, а не быть лишь предполагаемой.

Данное убийство может иметь место и с косвенным умыслом, когда, например, виновный, находясь в пьяном виде, открывает беспорядочную стрельбу в месте скопления людей, в результате чего убивает человека, или когда убийца использует автоматические приспособления, которые создают угрозу для жизни любого лица, соприкоснувшегося с ними, и др. В таких ситуациях виновный не желает смерти какого-то определенного лица, но в результате совершаемых им действий сознательно допускает возможность гибели кого-либо или даже нескольких человек.

В результате умышленного убийства способом, опасным для жизни многих лиц, кроме самого убийства, может быть причинено телесное повреждение другим потерпевшим. Пленум Верховного Суда СССР признал необходимым квалификацию таких действий по совокупности преступлений (как убийство по п. «е» ст. 93 и умышленное телесное повреждение в зависимости от его тяжести)1. Такая точка зрения представляется правильной, так как диспозиция п. «е» ст. 93 обрисована как деликт создания опасности без учета тех последствий, которые эта опасность может вызвать. Если же такие последствия наступили, они должны получить самостоятельную квалификацию по правилам идеальной совокупности.

Убийство, совершенное с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «ж» ст. 93 УК). Для данного вида убийства не имеет значения, достигло ли лицо поставленной цели - скрыть или облегчить совершение другого преступления, могло ли оно ее в конкретном случае достичь или не могло. Достаточно, что указанная цель им преследовалась. Убийца несет ответственность и за то преступление, которое он пытался скрыть или облегчить.

Убийство, сопряженное с изнасилованием (п. «ж» ст. 93 УК), указывается законом наряду с убийством с целью скрыть или облегчить другое преступление. Это можно объяснить, в частности, тем, что нередко убийство совершается с целью скрыть или облегчить такое преступление, как изнасилование. Однако убийство, сопряженное с изнасилованием, будет иметь место и тогда, когда оно совершается из садистских побуждений, по мотивам мести за оказанное при изнасиловании сопротивление.

Как разъяснил Пленум Верховного Суда УССР, убийство, совершенное при изнасиловании или тотчас после него, необходимо квалифицировать по п. «ж» ст. 93 и по ч. 4 ст. 117 как изнасилование, повлекшее особо тяжкие последствия. В случаях, когда убийство с целью скрыть изнасилование совершено через определенное время, т. е. при разрыве во времени, такое деяние надлежит квалифицировать по соответствующим частям ст. 117 и п. «ж» ст. 93 как убийство с целью скрыть ранее совершенное престу- пление[1061].

Убийство, совершенное особо опасным рецидивистом (п. «з» ст. 93 УК), подпадает под признаки п. «з» лишь при условии, что виновный еще до совершения убийства был признан особо опасным рецидивистом вступившим в законную силу приговором суда.

Убийство, совершенное лицом, ранее совершившим умышленное убийство, за исключением убийства, предусмотренного статьями 95-97 (п. «з» ст. 93 УК), - это повторное убийство. Повторность означает совершение убийства хотя бы во второй раз независимо от того, было или не было лицо осуждено за ранее совершенное убийство. Повторным следует признать убийство, если ему предшествовало совершение преступления, составной частью которого является умышленное убийство (например, террористический акт, бандитизм, сопряженный с убийством, посягательство на жизнь работника милиции и др.).

Повторность как квалифицирующий признак убийства имеется независимо от того, совершил ли ранее виновный убийство или покушение на него, был ли он исполнителем или соучастником этого преступления.

Применение п. «з» ст. 93 по признаку повторности убийства исключается: 1) если лицо ранее совершило убийство при смягчающих обстоятельствах, указанное в ст. 95 —97[1062]; 2) если каждое из совершенных убийств учинено при обстоятельствах, указанных в ст. 95-97; 3) если виновным до совершения убийства было совершено деяние, не являющееся соучастием в убийстве, а представляющее собой заранее не обещанное укрывательство умышленного убийства или недонесение о нем; 4) если за ранее совершенное убийство истекли сроки давности привлечения к уголовной ответственности, указанные в ст. 48; 5) если за ранее совершенное убийство с виновного снята или погашена судимость.

Умышленное убийство, совершенное без указанных в ст. 93 УК признаков (ст. 94 УК), - это так называемое простое умышленное убийство, при совершении которого отсутствуют отягчающие обстоятельства, предусмотренные в ст. 93. Оно лишено одновременно и тех смягчающих обстоятельств, которые дают основания квалифицировать убийство по ст. 95, 96 или 97. По ст. 94 квалифицируются умышленные убийства, совершенные в драке, ссоре и на почве бытовой мести, из ревности, из сострадания по просьбе потерпевшего, лица, находящегося в беспомощном состоянии, в результате нарушения правил караульной службы, правил применения огнестрельного оружия представителем власти и др.

Умышленное убийство, совершенное в состоянии сильного душевного волнения (ст. 95 УК), - это так называемое аффектированное убийство, или убийство в состоянии физиологического аффекта. Физиологический аффект представляет собой кратковременную интенсивную эмоцию, доминирующую в сознании действующего лица, в результате чего последний в значительной мере утрачивает возможность контроля над своими действиями и способность руководить ими. Для установления признаков такого аффекта в затруднительных случаях следует прибегать к помощи экспертов- психологов и психиатров. Для применения ст. 95 необходимо, чтобы сильное душевное волнение, т. е. физиологический аффект был спровоцирован поведением потерпевшего, а именно противозаконным насилием или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего. Если аффект вызван какими-либо другими обстоятельствами, убийство не может быть квалифицировано по ст. 95. Насилие может быть физическим (нанесение ударов, побоев, причинение телесных повреждений, лишение свободы и т. п.) и психическим (угроза причинить физический, моральный, имущественный вред и т. п.). Причем насилие должно быть по своим свойствам настолько значительным, чтобы вызвать у виновного аффект[1063]. Насилие, вызвавшее аффект, должно быть противоправным, про тивозаконным.

Тяжким оскорблением является унижение чести и достоинства личности, выраженное в такой неприличной форме, которая исходя из социалистического правосознания считается особенно оскорбительной.

Сильное душевное волнение, при котором совершается убийство, должно возникнуть у виновного внезапно, как немедленная реакция на противозаконное насилие или тяжкое оскорбление. Поэтому убийство, предусмотренное ст. 95, не может быть заранее обдуманным, к нему невозможны приготовительные действия. Умысел на убийство также должен возникнуть внезапно. Однако следует иметь в виду, что внезапность возникновения аффекта и умысла на убийство вовсе не исключает наличия длительных неприязненных, враждебных отношений между потерпевшим и убийцей, относящихся к более раннему времени. Накопившиеся в результате этого переживания находят как бы свое разрешение в аффекте, выступающем разрядкой имевшегося эмоционального напряжения. Это означает, что убийство осуществляется еще тогда, когда возникший аффект продолжается, еще не угас. Именно поэтому судебная практика исходит из того, что если между моментом возникновения умысла на убийство и реализацией этого умысла прошел более или менее продолжительный промежуток времени, исключающий тем самым состояние аффекта, действия виновного не могут квалифицироваться по ст. 95[1064].

Иногда утверждают, что при аффекте возможен только косвенный умысел. Но эта точка зрения противоречит жизненным ситуациям, в которых совершается аффектированное убийство. Применение при таких убийствах огнестрельного оружия, нанесение выстрелов в упор, мотив мести, которым руководствуется субъект, свидетельствуют о наличии прямого умысла. Кроме того, в практике, когда такого рода убийства не удается довести до конца, совершенное квалифицируется как покушение, которое, как известно, возможно лишь при наличии прямого умысла на убийство.

Поэтому убийство, указанное в ст. 95, может совершаться как с прямым умыслом, так и с косвенным[1065].

Умышленное убийство матерью своего новорожденного ребенка (ст. 96 УК). Детоубийство рассматривается законом как убийство при смягчающих обстоятельствах, исходя из особого физического и психического состояния женщины в процессе родов или тотчас после них, которые в значительной мере ослабляют ее возможности руководить своими действиями.

Отношение к оценке детоубийства как в законодательстве союзных республик, так и в теории различно. В период действия УК союзных республик 1926-1935 гг. лишь УК УССР 1927 г. устанавливал в ст. 142 специальную ответственность за это преступление, относя его к убийствам при смягчающих обстоятельствах. Эта норма подвергалась критике со стороны А. А. Пионтковского, который считал детоубийство одним из тяжких преступлений против личности и полагал, что в силу непрерывного роста благосостояния нашего народа, заботы государства о материнстве и детстве исчезли основные причины, которые могут толкнуть женщину на совершение детоубийства[1066]. Однако при этом не учитывается, что смягчение ответственности за детоубийство вызвано лишь особым психофизическим состоянием роженицы-матери и ничем другим. Именно поэтому в настоящее время десять из пятнадцати действующих уголовных кодексов союзных республик пошли по пути законодательства УССР, установив специальный состав детоубийства.

Указание в ст. 96 на совершение убийства новорожденного во время родов или тотчас после родов ограничивает совершение этого преступления определенным промежутком времени, который является непродолжительным и определяется в каждом конкретном случае.

Возникновение умысла на убийство новорожденного еще до начала родов, если затем этот умысел был реализован во время родов или тотчас после родов, не исключает квалификации детоубийства по ст. 96. Неосторожное лишение жизни своего ребенка влечет ответственность по ст. 98.

Субъектом данного вида убийства является только мать ребенка. Соучастники детоубийства несут ответственность по ст. 19 и ст. 93 и 94 УК УССР.

Убийство при превышении пределов необходимой обороны (ст. 97 УК) признается убийством при смягчающих обстоятельствах прежде всего потому, что совершается по мотивам, выражающимся в стремлении защитить правоохраняемые интересы от общественно опасного на них посягательства. Кроме того, законодатель учитывает, что обороняющийся очень часто вследствие внезапности посягательства пребывает в состоянии сильного душевного волнения, лишающего его возможности в достаточной мере контролировать свои действия.

Данное убийство предполагает в качестве необходимого его условия нахождение субъекта преступления в состоянии необходимой обороны (ст. 15 УК).

Спорным и не всегда единообразно решаемым в практике остается вопрос о так называемой несвоевременной, в частности запоздалой, обороне. Одни считают возможным убийство при запоздалой обороне квалифицировать по ст. 97, другие полагают, что такие ситуации ввиду окончания посягательства и, следовательно, состояния необходимой обороны не охватываются ст. 97 и влекут ответственность за убийство на общих основаниях.

Решая этот вопрос, следует исходить из указания Пленума Верховного Суда СССР по данной категории дел: «состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для обороняющегося не был ясен момент его окончания»[1067].

Поэтому ст. 97 может быть применена, когда убийство нападающего было совершено после окончания посягательства, как непосредственное ответное действие обороняющегося, который еще не полностью осознал отсутствие угрожающей ему опасности и действовал по мотивам защиты от нападения. Однако ответственность по ст. 97 исключается, если после окончания нападения прошел определенный промежуток времени, дающий возможность лицу, подвергнувшемуся посягательству, полностью осознать его окончание.

Действующий Уголовный кодекс в отличие от УК 1922 г. не предусматривает ответственность за убийство, совершенное при задержании преступника с превышением пределов такого задержания[1068]. Однако ч. 3 ст. 15 приравнивает правомерное задержание преступника непосредственно после совершения посягательства к необходимой обороне. Поэтому убийство преступника при задержании, если эти действия не являлись необходимыми для задержания и явно не соответствовали характеру и опасности посягательства и обстановке задержания, квалифицируется как превышение пределов необходимой обороны по ст. 97.

Убийство при эксцессе обороны может быть совершено и умышленно, и неосторожно. Об этом, в частности, свидетельствует закон; в ст. 97 в отличие от ст. 93, 94 и 98 убийство не названо ни умышленным, ни неосторожным. Отсюда следует, что законодатель допускает при таком убийстве обе формы вины. Пленум Верховного Суда СССР, однако, признал возможным здесь лишь наличие умысла.

Убийство по неосторожности (ст. 98 УК) - это лишение жизни другого человека по преступной самонадеянности или преступной небрежности. Таким образом, ничем не отличаясь от умышленного убийства по своим последствиям, оно по своим субъективным свойствам представляет собой меньшую общественную опасность. Форма неосторожной вины (преступная самонадеянность или преступная небрежность) на квалификацию преступления влияния не оказывает. Не влияет на квалификацию и степень неосторожности (грубая неосторожность, учиненная в результате сознательного несоблюдения правил предосторожности). Более точна редакция соответствующих статей Уголовных кодексов других республик (например, Молдавской ССР и Литовской ССР), которые содержат состав квалифицированного неосторожного убийства, как совершенного в результате сознательного несоблюдения правил предосторожности, так и по характеру последствий (убийство двух или более лиц). Указанная норма отражает повышенную общественную опасность рассматриваемого деликта.

Доведение до самоубийства (ст. 99 УК). Ч. 1 ст. 99 предусматривает ответственность за доведение до самоубийства или до покушения на самоубийство лица, находящегося в материальной или иной зависимости от другого лица, путем жестокого с ним обращения или систематического унижения его человеческого достоинства.

Под жестоким обращением следует понимать безжалостное, грубое поведение, причиняющее физические и психические страдания (нанесение телесных повреждений, побои, лишение средств к существованию, лишение жилья, пищи, одежды, необоснованные взыскания или увольнение с работы, различного рода издевательства и т. п.).

Систематическое унижение человеческого достоинства - это проявление неоднократного унизительного обращения с потерпевшим (нанесение оскорблений, хулиганские выходки, клевета, анонимные обвинения, издевательство над честью женщины, травля, несправедливая критика и т. п.).

Вследствие жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его человеческого достоинства должно иметь место самоубийство или покушение на него, т. е. сознательные действия потерпевшего, свидетельствующие о его желании лишить себя жизни[1069]. Виновный же в таких случаях не совершает действий, непосредственно причиняющих смерть потерпевшему. Этим данное преступление по своей объективной стороне отличается от убийства.

Преступление, указанное в ст. 99, требует установления причинной связи между поведением виновного и наступившими последствиями - самоубийством потерпевшего или покушением на самоубийство. Отсутствие такой связи исключает ответственность по ст. 99.

Традиционно в литературе считают, что данное преступление возможно лишь с косвенным умыслом или по неосторожности. Полагают, что если установлен прямой умысел на то, чтобы потерпевший покончил с собой, - ответственность должна наступать за убийство[1070].

Однако последнее утверждение представляется неубедительным. В научнопрактическом комментарии к УК УССР 1969 г. указывалось, что в данном преступлении возможен и прямой умысел[1071]. Р. З. Авакян, анализируя практику РСФСР и Армянской ССР, сделал вывод, что она не исключает наличия прямого умысла в данном составе[1072]. И это правильно. Отличие доведения до самоубийства от убийства прежде всего следует проводить по объективной стороне. Если при доведении до самоубийства последствие в виде смерти причиняется непосредственно самим потерпевшим, сознательно наложившим «на себя руки» и тем самым лишающим себя жизни, то при убийстве смерть потерпевшего причиняется в результате действий виновного, так сказать, без сознательного участия в этом самого потерпевшего. Если это так, то субъективная сторона деяния, т. е. констатация при доведении до самоубийства прямого умысла, не может трансформировать этот деликт в убийство. Другое дело, если имеют место подстрекательство или подговор к самоубийству лица, не способного понимать значение совершаемого (невменяемый, малолетний). Если самоубийство имело место, не вызывает сомнения квалификация такого действия как убийства.

Ч. 2 ст. 99 предусматривает ответственность за доведение до самоубийства или до покушения на самоубийство вследствие систематической травли или клеветы со стороны лица, от которого потерпевший не был в материальной или иной зависимости. Если способом доведения до самоубийства или до покушения на него по ч. 1 ст. 99 являются жестокое обращение или систематическое унижение человеческого достоинства потерпевшего, то по ч. 2 ст. 99 - это систематическая травля или клевета. По ч. 1 ст. 99 ответственность наступает, если потерпевший был в материальной или иной зависимости от виновного, по ч. 2 той же статьи такая зависимость отсутствует. Наконец, если субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 99, - лицо, от которого потерпевший материально или иначе зависит, то в ч. 2 ст. 99 этих ограничений не содержится и им может быть любое лицо.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме Преступления против жизни:

  1. Раздел II ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ ЛИЧНОСТИ
  2. 10.1. Преступления против жизни и здоровья
  3. 10.1.2. Преступления против жизни
  4. Глава 9 ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ
  5. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
  6. Глава 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
  7. Преступления против жизни и здоровья в системе преступлений против личности
  8. Глава 1. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
  9. Глава 16. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
  10. Глава 2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ЖИЗНИ И ЗДОРОВЬЯ
  11. § 2. Преступления против жизни. Общая характеристика