<<
>>

ГлаваIX ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОРЯДКА УПРАВЛЕНИЯ

С наиболее тяжкими из них советское государство ведет борьбу путем применения мер уголовного наказания, так как они причиняют существенный вред порядку управления, нормальному функционированию государственных, общественных и иных органов, реализующих в своей деятельности задачи коммунистического строительства.

Эти деяния рассматриваются уголовным законом как преступления против порядка управления и включены в гл. IX Особенной части УК УССР (ст. 187[1177]—2051).

Уголовное законодательство Украинской ССР об ответственности за преступления против порядка управления, используя в этом отношении опыт РСФСР, совершенствовалось в поисках наиболее оптимального варианта законодательного регулирования, отвечающего потребностям социалистического государства на различных этапах его развития.

Ныне действующий УК УССР 1960 г. расчистил данную главу кодекса от ряда составов, которые были в УК 1927 г. Эта «расчистка» шла по трем направлениям. Прежде всего были исключены из УК статьи, которые предусматривали ответственность за преступления, исчезнувшие из нашей действительности в связи с победой социалистического строя (например, неплатеж кулацкими элементами в определенные сроки налогов и сборов). Второе направление состояло в декриминализации некоторых деяний, не представляющих большой общественной опасности или вообще редко встречающихся в практике (например, покупка леса, заведомо добытого путем самовольной вырубки, разработка недр земли без необходимого разрешения). Наконец, ряд статей, предусматривающих ответственность за преступления против правосудия (например, ст. 77, 88 УК, определяющие наказуемость побега заключенного и ложного доноса), против общественного порядка (например, ст. 70 УК - хулиганство), против общественной безопасности (например, ст. 961 - нарушение действующих на транспорте правил), перемещены в другие главы УК 1960 г.

В результате в гл. IX ныне действующего УК осталось 18 статей; 15 из них предусматривали ответственность за преступления, содержащиеся в разделе «Прочие преступления против порядка управления» УК 1927 г. Формулировки и признаки многих составов преступлений были существенно уточнены и улучшены.

В результате дополнений1 указанной главы в 1963-1969 гг. ст. 1871—187[1178], 1881, 1891, 1901, 1951, 1961, 2051 она теперь содержит 27 статей. Это дает возможность заключить, что законодатель в принципе завершил формирование данного раздела Уголовного кодекса. Следовательно, возможно решение вопроса о родовом объекте этих преступлений. В теории уголовного права относительно этого вопроса можно выделить три этапа.

Первый связан с трактовкой родового объекта применительно к УК РСФСР 1926 г. и УК УССР 1927 г. Все криминалисты считали, что родовой объект преступлений против порядка управления - это нормальная деятельность советского государственного и общественного аппарата, т. е. полностью отождествляли его с родовым объектом должностных преступлений. Различие между ними проводилось лишь по субъекту преступления - должностное лицо при должностных преступлениях и частное - при преступлениях против порядка управления. При должностных преступлениях посягательство осуществляется «изнутри» аппарата, а при преступлениях против порядка управления - «извне». Эту же точку зрения развивал В. Ф. Кириченко и некоторые другие авторы[1179].

Но уже в эти годы в литературе встречаются попытки сформулировать родовой объект преступлений против порядка управления как группу общественных отношений, отличающихся от родового объекта должностных преступлений, хотя теоретически достаточно обосновано это еще не было3.

Существенно развил, как представляется, эту идею П. П. Осипов, который правильно наметил пути подхода к решению данного вопроса. Исходя из того, что в сфере управленческой деятельности складываются различные отношения, П. П. Осипов указывал, что отношения между должностными лицами и органами управления представляют собой именно те, на которые посягают должностные преступления.

Отношения между должностными лицами и гражданами в сфере управления представляют собой родовой объект преступлений против порядка управления. Это субординационные отношения, носящие властный характер. Они возникают по поводу осуществления органами управления административно-распорядительных функций и требуют подчиненности, управленческой дисциплины от граждан[1180]. Следует, как представляется, также указать, что если субъекты управленческой деятельности наделены определенными полномочиями по изданию соответствующих актов и осуществлению властных действий, то граждане, обязанные исполнять законные предписания должностных лиц сферы управления, наделены широкими правами по отстаиванию и защите своих законных прав и интересов. Таким образом, управленческая деятельность предполагает осуществление ее субъектами взаимных прав и обязанностей, определенное взаимодействие между ними.

Конечно, проблема родового объекта преступлений против порядка управления требует дальнейшего изучения. Однако достигнутый уровень исследований позволяет признать в качестве родового объекта рассматриваемых преступлений определенную сферу управленческих отношений между органами (должностными лицами) управления и гражданами. Эти отношения имеют место в связи с осуществлением административнораспорядительных функций в пределах взаимных прав и обязанностей и обеспечивают нормальную деятельность органов управления при реализации ими задач коммунистического строительства.

В связи с рассмотрением проблемы объекта преступления против порядка управления следует указать на неправильную его трактовку, когда им признают «совокупность определенных правил» или даже отдельные правила[1181]. Такие суждения неверны уже потому, что вместо общественных отношений, которые должны выступать в качестве объекта посягательства, ими признаются правила, т. е. нормы права, регулирующие эти отношения и выступающие лишь в качестве «правовой оболочки» существования этих отношений.

По объективным признакам преступления против порядка управления представляют общественно опасные, противоправные деяния, которые могут совершаться как в форме действия (например, самоуправство, подделка документов), так и бездействия (уклонение военнообязанного от учебных сборов, неоказание помощи судну или лицам, терпящим бедствие).

Большая часть преступлений против порядка управления сформулирована законодателем как преступления с формальным составом. Таким образом, для признания их оконченными достаточно учинения лицом самого действия или бездействия независимо от последствий (например, оскорбление представителя власти или представителя общественности, нарушение правил проживания в пограничной полосе или зоне). Лишь в некоторых случаях для оконченного состава преступления требуется установление определенных последствий (например, самоуправство, нарушение охраны линий связи). В этом случае для констатации объективной стороны преступления следует также определить причинную связь между самим деянием и наступившими последствиями.

В ряде составов для признания деяния общественно опасным и уголовнопротивоправным требуется административная преюдиция. Это, например, уклонение военнообязанного от воинского учета (ч. 3 ст. 192 УК), нарушение паспортных правил (ст. 196 УК), самовольное строительство жилого дома (ч. 2 ст. 199 УК) и др.

С субъективной стороны почти все преступления против порядка управления совершаются умышленно, причем там, где состав описан в законе как формальный, возможен лишь прямой умысел. В некоторых составах для субъективной стороны в качестве обязательных признаков указывается на мотив и цель деяния. Так, состав угрозы насилием в отношении должностного лица или общественного работника предполагает обязательное установление специальной цели прекращения или изменения служебной или общественной деятельности потерпевшего (ч. 1 ст. 190 УК). Ответственность за похищение документов из государственных учреждений может наступить в силу ч. 1 ст. 193 лишь при наличии корыстных мотивов или иной личной заинтересованности.

Только некоторые преступления против порядка управления учиняются по неосторожности (нарушение правил охраны линий связи, повреждение морского телеграфного кабеля).

Субъектом преступлений против порядка управления могут быть, как правило, лишь частные лица, достигшие 16-летнего возраста, - граждане СССР, иностранные граждане или лица без гражданства.

Некоторые преступления против порядка управления могут совершаться должностными лицами (например, капитанами судов). В ряде статей гл. IX Особенной части УК предусмотрена ответственность специальных субъектов. Так, по ст. 195[1182] УК им может быть лишь иностранный гражданин или лицо без гражданства, по ст. 1961 УК - лицо, находящееся под административным надзором, по ст. 192 УК - военнообязанный.

Преступления против порядка управления могут быть систематизированы на основании их непосредственных объектов. В литературе предложены различные классификации. Рассмотрим некоторые из них.

Так, П. И. Гришаев делит все преступления против порядка управления на две группы: 1) посягательства на авторитет государственного и общественного строя, на деятельность органов власти и других государственных органов или общественных организаций; 2) специальные виды посягательств, включенные в УК на основе заключенных СССР кон- венций1. Эта система представляется слишком общей, так как по существу в первую группу входят все преступления против порядка управления, кроме тех, ответственность за которые установлена в связи с международными соглашениями.

И. И. Солодкин предложил трехчленную классификацию: 1) посягательства на деятельность органов власти или общественных организаций; 2) посягательства на деятельность государственного аппарата и общественных организаций; 3) специальные посягательства, включенные в УК в соответствии с международными конвенциями[1183]. Однако понятием посягательств на деятельность государственного аппарата и общественных организаций охватываются и посягательства на деятельность органов власти и общественных организаций, поскольку органы власти являются составной частью государственного аппарата, а органы общественных организаций - неотъемлемой частью этих организаций.

В учебниках Особенной части 1965 и 1968 гг. (автор главы П. Ф. Гришанин), а также 1969 г. (автор главы Е. А. Сухарев) все преступления против порядка управления подразделяются на следующие группы: 1) общие виды преступлений против порядка управления; 2) преступления, посягающие на деятельность органов власти и общественных организаций, охраняющих общественный порядок; 3) специальные виды преступлении против порядка управления, включенные в Уголовный кодекс в соответствии с международными конвенциями.

Предложенная классификация преступлений против порядка управления, хотя и более удачна, но также вызывает возражения. Так, к общим видам данных преступлений отнесены, например, такие различные преступления, как распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, и нарушение законов о записи актов гражданского состояния; угроза и насилие в отношении должностных лиц и общественных работников и нарушение законов о национализации земли. Очевидно, что эти преступления имеют различные непосредственные объекты и должны быть отнесены к различным группам.

Появилась и четырехчленная классификация. Одним из первых ее предложил

Н.              А. Стручков. Он подразделяет все преступления против порядка управления следующим образом: 1) посягательства на нормальную деятельность государственного аппарата, выражающиеся в нарушении гражданами общих правил поведения в сфере взаимоотношений с органами государства; 2) посягательства на нормальную деятельность органов государства или общественных организаций, осуществляющих функции, связанные с охраной общественного порядка; 3) посягательства на нормальную деятельность органов государства, выразившиеся в нарушении гражданами специальных правил проживания и передвижения; 4) посягательства на нормальную деятельность органов государства, предусмотренные в качестве преступлений на основании международной конвенции[1184].

В этой классификации вызывает сомнение прежде всего выделение группы преступлений, связанных с нарушением правил передвижения и проживания, так как здесь не обрисовывается непосредственный объект их посягательства. Тем более что ряд преступлений, связанных с нарушением правил (самоуправство, самовольное строительство), не отнесен автором в данную группу. Неясно также, почему в первую группу преступлений наряду с распространением заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй, включены такие преступления, как подделка документов, нарушение правил охраны линий связи, имеющие различные непосредственные объекты.

Пятичленную классификацию преступлений против порядка управления одним из первых предложил Г. Ф. Поленов: 1) преступления, имеющие объектом авторитет советского государства и установленного в нем государственного и общественного строя; 2) посягательства на деятельность органов власти, управления, общественных организаций и на должностных лиц; 3) преступления, имеющие предметом документы, штампы, печати, бланки; 4) преступления, нарушающие отдельные правила, обеспечивающие порядок управления; 5) преступления, введенные в законодательство на основании международных конвенций[1185]. Такую же систематизацию преступлений против порядка управления дает В. И. Василенко[1186].

Г. Ф. Поленов указывает, что в основу данной классификации преступлений против порядка управления могут быть положены различные признаки, а не только объект преступления. Однако представляется, что в основу системы преступлений против порядка управления должен быть положен непосредственный объект посягательства, которым, как известно, являются общественные отношения, терпящие ущерб от конкретного посягательства. Поэтому подразделяя преступления против порядка управления, необходимо и в их наименовании указать на объект преступления как на основание этой классификации.

Представляется, что система преступлений против порядка управления должна иметь следующий вид[1187].

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие авторитет советского государства и установленного в нем государственного и общественного строя. Сюда входят: распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй (ст. 1871 УК); надругательство над Государственным гербом или флагом (ст. 1872 УК); организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок (ст. 1873 УК).

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов власти, управления, общественных организаций, должностных лиц и представителей общественности. В эту группу входят: сопротивление представителю власти или представителю общественности, охраняющему общественный порядок (ст. 188 УК); сопротивление работнику милиции или народному дружиннику при исполнении ими обязанностей по охране общественного порядка (ст. 1881 УК); посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника в связи с их деятельностью по охране общественного порядка (ст. 1901 УК); оскорбление представителя власти или представителя общественности, охраняющего общественный порядок (ст. 189 УК); оскорбление работника милиции или народного дружинника в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка (ст. 1891 УК); угроза или насилие в отношении должностного лица, общественного работника или гражданина, исполняющего общественный долг (ст. 190 УК); самовольное присвоение власти или звания должностного лица (ст. 191 УК).

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие подлинность и сохранность документов, печатей, штампов. В эту группу входят: похищение или повреждение документов, штампов, печатей (ст. 193 УК); подделка документов, штампов и печатей, сбыт их и использование поддельных документов (ст. 194 УК).

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие соблюдение соответствующих правил. К этой группе относятся: уклонение военнообязанного от учебных или проверочных сборов и воинского учета (ст. 192 УК); нарушение правил въезда или проживания в пограничной полосе или в запретных зонах (ст. 195 УК); нарушение иностранными гражданами и лицами без гражданства правил пребывания в СССР и транзитного проезда через территорию СССР (ст. 1951 УК); нарушение правил паспортной системы (ст. 196 УК); нарушение правил административного надзора (ст. 1961 УК); сообщение ложных сведений органам загса (ст. 197 УК); самоуправство (ст. 198 УК); самовольный захват земли и самовольное строительство (ст. 199 УК); нарушение правил охраны линий связи (ст. 2051 УК).

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие соблюдение международных конвенций, участником которых является СССР. Сюда входят: незаконное пользование эмблемами и знаками Красного Креста и Красного Полумесяца (ст. 200 УК); незаконный подъем Государственного флага СССР или союзной республики на речном или морском судне (ст. 201 УК); нарушение правил пользования радиоустановками на судах (ст. 202 УК); неоказание помощи судну и лицам, терпящим бедствие (ст. 203 УК); несообщение капитаном названия своего судна при столкновении судов (ст. 204 УК); повреждение морского телеграфного кабеля (ст. 205 УК).

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие

авторитет советского государства и установленного в нем государственного

и общественного строя

Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй (ст. 1871 УК), может заключаться: а) в систематическом распространении в устной форме заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй; б) в изготовлении или распространении в письменной, печатной или иной форме произведений такого же содержания.

Данное преступление совершается лишь с прямым умыслом, при котором, однако, отсутствует цель подрыва или ослабления советской власти. При наличии в действиях виновного такой цели все совершенное надлежит квалифицировать по ст. 62 УК как особо опасное государственное преступление.

Надругательство над государственным гербом или флагом (ст. 1872 УК). Данное преступление имеет своим предметом Государственный герб или Государственный флаг СССР, УССР или другой союзной республики. Поэтому надругательство над иного рода эмблемами или флагами не может квалифицироваться по ст. 1872, а образует какое-либо другое преступление, в частности хулиганство. Под надругательством в данной статье нужно понимать глумление, срыв флага или герба, его уничтожение или повреждение, совершение над флагом или гербом циничных действий, учинение на этих эмблемах непристойных надписей и рисунков и прочие подобные действия.

В литературе данное преступление иногда трактуют как специальный вид хулиган- ства1, не допуская, таким образом, идеальной совокупности этого преступления с преступлением, предусмотренным ст. 206 УК. Это мнение представляется необоснованным хотя бы потому, что надругательство над Государственным гербом или флагом может быть совершено по мотивам мести, корысти. Поэтому когда надругательство над Государственным гербом или флагом сопровождается грубым нарушением общественного порядка и выражает явное неуважение к обществу, совершенное должно квалифицироваться по ст. 1872 и ч. 2 ст. 206 УК.

Данное преступление совершается лишь с прямым умыслом. Его цели и мотивы значения для квалификации не имеют.

Организация или активное участие в групповых действиях, нарушающих общественный порядок (ст. 1873 УК), выражаются: а) в организации или б) активном участии в групповых действиях, которые либо нарушают общественный порядок, либо сопряжены с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, либо повлекли за собой нарушение работы транспорта, государственных, общественных учреждений, организаций или предприятий.

В отличие от массовых беспорядков (ст. 71 УК) преступление, предусмотренное ст. 1873 УК, может исходить не от толпы, а от отдельной группы людей и не сопровождаться разрушениями, поджогами и другими подобными действиями, а при неповиновении не связано с вооруженным сопротивлением представителям власти.

Преступление совершается только с прямым умыслом.

Субъектом преступления является лицо, организовавшее указанные в ст. 1873 действия, и активные участники таких действий.

Преступления, посягающие на общественные отношения, обеспечивающие нормальную деятельность органов власти, управления, общественных организаций, должностных лиц и представителей общественности

Сопротивление представителю власти, представителю общественности, работнику милиции или народному дружиннику (ст. 188 и 1881 УК) предполагает в качестве потерпевших представителей власти и общественности, работников милиции и народных дружинников.

Представителями общественности, охраняющими общественный порядок, являются, например, члены комсомольских патрулей, рейдов, участники других молодежных формирований, члены уличных и домовых комитетов и т. п.

Под сопротивлением следует понимать активное противодействие выполнению представителем власти или представителем общественности, охраняющим общественный порядок, возложенных на них обязанностей. При этом активные действия сопро- тивляющего могут быть направлены против личности указанных представителей (например, виновный препятствует следователю, производящему обыск, пройти в одну из комнат квартиры) или совершаться в отношении определенных предметов, необходимых для выполнения этими лицами своих обязанностей (например, виновный уничтожает предмет, который следователь пытался изъять).

Давая разъяснение понятия сопротивления, о котором говорит ст. 188, Пленум Верховного Суда СССР указал, что под ним следует понимать активное противодействие осуществлению работником милиции или народным дружинником полномочий, которыми они наделены в связи с исполнением ими обязанностей по охране общественного порядка[1188].

Для наличия преступления необходимо, чтобы сопротивление оказывалось, когда представитель власти или общественности, работник милиции или народный дружинник находились при исполнении служебных обязанностей по охране общественного порядка. При этом не имеет значения, осуществлялись эти обязанности в служебное время, во время дежурства или в иное время. Действия, проявленные по отношению к работнику милиции на почве личного конфликта, а не в связи с его деятельностью по охране общественного порядка, надлежит рассматривать как преступление против личности. Следует также иметь в виду, что ответственность за сопротивление наступает лишь при условии, что представитель власти или общественности, работник милиции или народный дружинник действовали в пределах своих полномочий и с соблюдением установленного порядка. Сопротивление, сопряженное с хулиганскими действиями, образует злостное хулиганство и квалифицируется по ч. 2 или по ч. 3 ст. 206[1189]. Субъективная сторона преступлений, предусмотренных ст. 188 и 1881, характеризуется прямым умыслом, при котором лицо сознает, что оказывает сопротивление представителю власти или общественности, работнику милиции или народному дружиннику, и желает воспрепятствовать исполнению ими своих служебных обязанностей по охране общественного порядка[1190].

Часть 2 ст. 188 и 1881 устанавливают ответственность за данное преступление при квалифицирующих обстоятельствах, которыми являются применение при сопротивлении насилия или угроз, а равно принуждение путем насилия или угроз к выполнению потерпевшим явно незаконных действий. Под насилием понимают причинение виновным ударов, побоев, телесных повреждений и т. п. Угроза - это действия или высказывания, выражающие намерение виновного применить насилие в отношении представителя власти или общественности, работника милиции или народного дружинника.

Принуждение заключается в активном физическом или психическом воздействии на личность потерпевшего, с тем чтобы заставить его вопреки желанию выполнить явно незаконные требования виновного (например, применение насилия в целях освобождения задержанного).

Если при сопротивлении представителю власти или общественности причинены средней тяжести или тяжкие телесные повреждения, а при сопротивлении работнику милиции или народному дружиннику - тяжкие телесные повреждения, наступает ответственность по совокупности преступлений. Сопротивление, соединенное с умышленным убийством представителя власти или общественности, охватывается признаками п. «в» ст. 93 УК, а работника милиции или народного дружинника - ст. 190[1191] УК.

Посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника в связи с их деятельностью по охране общественного порядка (ст. 1901 УК). Данное преступление - наиболее тяжкое из всех преступлений против порядка управления ввиду того, что посягает также на жизнь работника милиции или народного дружинника.

Понятие «посягательство на жизнь» трактуется по-разному. Одни авторы считают, что исходя из этимологического значения самого термина им должно признаваться лишь покушение на убийство работника милиции или народного дружинника1. Другие полагают, что этим понятием охватывается не только покушение на убийство и убийство, но и причинение тяжких телесных повреждений, опасных для жизни потерпевших[1192]. Судебная практика и большинство криминалистов, как представляется, правильно полагают, что посягательство на жизнь - это и покушение на убийство, и убийство работника милиции или народного дружинника[1193].

Такое понимание объективной стороны данного преступления в наибольшей мере соответствует смыслу закона, установившему специальную ответственность за убийство работника милиции или народного дружинника по типу так называемого усеченного состава, когда момент окончания преступления (в данном случае убийства) переносится на предшествующую стадию развития преступной деятельности (покушение на убийство). Такое решение вопроса свидетельствует о стремлении законодателя в максимальной степени защитить жизнь указанных лиц в связи с их деятельностью по охране общественного порядка. В связи с этим при покушении все совершенное охватывается ст. 1901 УК и дополнительной квалификации по ст. 17 УК не требует.

Преступление, предусмотренное ст. 1901 УК, предполагает, что посягательство на жизнь работника милиции или народного дружинника совершается в связи с их служебной или общественной деятельностью по охране общественного порядка. Причем для состава преступления не имеет значения, находился или не находился потерпевший в этот момент при исполнении обязанностей по охране общественного порядка (например, убийство работника милиции в его квартире). Однако если убийство или покушение на убийство были совершены не в связи с деятельностью по охране общественного порядка (например, на бытовой почве), применение ст. 1901 УК исключается. Преступление, указанное в ст. 1901 УК, совершается лишь умышленно.

В содержание умысла входит сознание, что виновный посягает на жизнь работника милиции или народного дружинника именно в связи с их деятельностью по охране общественного порядка. Поэтому если умысел виновного на убийство работника милиции или народного дружинника не установлен, применение ст. 1901 исключается[1194].

В литературе высказано мнение, что посягательство на жизнь возможно не только с прямым, но и с косвенным умыслом[1195]. Однако такая точка зрения представляется неубедительной, противоречащей самому понятию «посягательство» как целенаправленной деятельности лица, конструкции данного состава преступления как усеченного и расходится с позицией практики, признающей покушение на убийство лишь при наличии прямого умысла.

Посягательство на жизнь совершается в целях воспрепятствования деятельности по охране общественного порядка как в настоящем, так и в будущем, а равно по мотивам мести за такую деятельность работника милиции или народного дружинника в прошлом. Некоторые авторы считают, что посягательство на указанных лиц за их прошлую служебную или общественную деятельность по охране общественного порядка с целью прекращения этой деятельности в будущем или просто по злобе на этих лиц не охватывается ст. 190[1196], а должно квалифицироваться по п. «в» ст. 93 УК1. Однако для такого ограничительного толкования ст. 1901 УК нет достаточных оснований. Так, в самом законе говорится о посягательстве в связи с деятельностью по охране общественного порядка. Слова «в связи» дают основание считать, что любое посягательство, связанное с деятельностью работника милиции или народного дружинника по охране общественного порядка, подпадает под признаки ст. 1901 УК. Жизнь потерпевших охраняется указанной нормой именно в связи с исполнением ими указанных функций, а не только тогда, когда посягательство производится в момент исполнения ими обязанностей по охране общественного порядка.

Ответственность по ст. 1901 УК наступает с 16-летнего возраста. Совершение таких действий лицом в возрасте от 14 до 16 лет влечет ответственность по п. «в» ст. 93 УК.

В случае применения ст. 1901 УК возникает вопрос о разграничении посягательства на жизнь работника милиции или народного дружинника от умышленного убийства, совершенного в связи с выполнением потерпевшим своего служебного или общественного долга (п. «в» ст. 93 УК).

Разграничение необходимо проводить следующим образом.

По кругу потерпевших: при посягательстве на жизнь ими могут быть только работники милиции и народные дружинники, при убийстве, предусмотренном п. «в» ст. 93 УК, - любые лица, выполняющие служебный или общественный долг.

По характеру тех обязанностей, которые выполнялись потерпевшим: посягательство на жизнь имеет место лишь тогда, когда оно совершено в связи с выполнением потерпевшим функций по охране общественного порядка. Убийство этих лиц может квалифицироваться по п. «в» ст. 93 УК лишь тогда, когда оно совершено не в связи с осуществлением этих функций (например, убийство следователя органов милиции из мести за изобличение преступника в результате расследования или убийство дружинника за данные им на суде показания, изобличающие обвиняемого).

По субъекту преступления: ответственность за посягательство на жизнь наступает с 16-летнего возраста, за умышленное убийство с 14-летнего.

Следует считать, что круг отягчающих обстоятельств, о которых говорится в санкции ст. 190, включает как указанные в ст. 41, так и предусмотренные в ст. 93 УК.

Оскорбление представителя власти, представителя общественности, работника милиции или народного дружинника (ст. 189, 1891 УК). Под оскорблением понимаются унизительное, обидное как по форме, так и по содержанию обхождение виновного с представителем власти, представителем общественности, работником милиции или народным дружинником.

Для ответственности по ст. 189 УК необходимо, чтобы оскорбление было публичным. Статья 1891 УК не требует публичности оскорбления. Статья 189 УК применяется в тех случаях, когда оскорбление было нанесено либо при исполнении потерпевшим служебных обязанностей (например, оскорбление судьи во время приема граждан), либо по поводу их исполнения (например, оскорбление того же судьи, когда он возвращается с работы, но в связи со слушанием дела или в связи с исполнением иных служебных функций).

По ст. 1891 УК квалифицируются случаи оскорбления лишь работников милиции или народных дружинников в связи с их деятельностью по охране общественного порядка.

Угроза или насилие в отношении должностного лица, общественного работника или гражданина, исполняющего общественный долг (ст. 190 УК). Преступление, предусмотренное в ч. 1 ст. 190 УК, заключается в угрозе убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества путем поджога в отношении должностного лица или общественного работника, а равно гражданина, участвующего в предупреждении и пресечении преступлений и нарушений общественного порядка. Угроза может выражаться в любой форме - устно, письменно, жестами, передаваться через третьих лиц и т. п.

Круг потерпевших, в отношении которых может быть применена угроза, строго ограничен законом. Это должностные лица, общественные работники и при определенных условиях отдельные граждане.

Для состава рассматриваемого преступления необходимо, чтобы угроза вызывалась служебной или общественной деятельностью должностного лица или общественного работника и была направлена на ее прекращение или изменение в интересах угрожающего, либо была вызвана участием гражданина в деятельности по предупреждению или пресечению преступлений и нарушений общественного порядка.

Данное преступление может быть совершено лишь с прямым умыслом, причем когда речь идет об угрозе убийством, нанесением тяжких телесных повреждений или уничтожением имущества путем поджога в отношении должностного лица или общественного работника, требуется наличие специальной цели - добиться прекращения или изменения служебной или общественной деятельности указанных лиц.

В ч. 2 ст. 190 УК установлена ответственность за причинение легких телесных повреждений, побоев или иных насильственных действий в отношении должностного лица или общественного работника в связи с его служебной или общественной деятельностью, а равно учинение таких же действий в отношении гражданина в связи с его участием в предупреждении и пресечении преступлений или нарушений общественного порядка.

Самовольное присвоение власти или звания должностного лица (ст. 191 УК). Преступление предполагает наличие двух взаимосвязанных действий: а) самовольного присвоения власти или звания должностного лица; б) совершения в связи с этим каких- либо общественно опасных деяний. В этих случаях частное лицо самоуправно присваивает себе звание должностного лица либо его полномочия (например, называет себя представителем власти или должностным лицом, предъявляет чужой документ, принадлежащий должностному лицу, появляется в форме представителя власти). Присвоение почетного звания или какой-либо профессии не может квалифицироваться по ст. 191 УК, а при наличии всех других признаков может образовать другое преступление, например мошенничество, незаконное врачевание.

Общественно опасные деяния, с которыми сопряжено самовольное присвоение власти или звания должностного лица, - это различного рода правонарушения, допущенные лицом в связи с таким действием (например, мелкое хулиганство). Если данное правонарушение образует признаки преступления, совершенное квалифицируется по правилам совокупности.

Присвоение власти или звания должностного лица, не сопряженное с учинением общественно опасных действий, преступлением не является.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме ГлаваIX ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОРЯДКА УПРАВЛЕНИЯ:

  1. ГлаваIX ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПОРЯДКА УПРАВЛЕНИЯ