<<
>>

Статья 101. Умышленное тяжкое телесное повреждение

Умышленное тяжкое телесное повреждение, то есть умышленное телесное повреждение, опасное для жизни в момент причинения или повлекшее потерю какого-либо органа либо утрату его функций, душевную болезнь или иное расстройство здоровья, сопряженное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть, или прерывание беременности, либо неизгладимое обезображивание лица, -

наказывается лишением свободы на срок от двух до восьми лет.

Умышленное тяжкое телесное повреждение, совершенное способом, носящим характер мучения или истязания, или если оно наступило вследствие систематических, хотя и не тяжких телесных повреждений, -

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

Умышленное тяжкое телесное повреждение, вследствие которого наступила смерть потерпевшего, а равно совершенное особо опасным рецидивистом, -

наказывается лишением свободы на срок от пяти до двенадцати лет.

Борьба с преступными посягательствами на человеческое здоровье - немаловажная задача уголовного права. Успешной борьбе с преступлениями, направленными против здоровья человека, в значительной мере способствует правильная их квалификация.

К числу преступлений против здоровья относятся прежде всего различные виды телесных повреждений. Действующее уголовное законодательство определения понятия телесного повреждения не содержит. Теория и практика определяют телесное повреждение - как противоправное причинение вреда здоровью другого человека, выражающееся в нарушении анатомической целости или физиологической функции органов и тканей человеческого тела.

В качестве непосредственного объекта телесного повреждения как преступления против личности выступает здоровье человека. Всякое телесное повреждение независимо от степени его тяжести причиняет определенный вред человеческому здоровью. Здоровье обычно принято определять как нормальное функционирование тканей и органов человеческого тела.

Посягательство на здоровье человека вместе с тем причиняет ущерб общественным отношениям, обеспечивающим неприкосновенность здоровью гражданина. В тех случаях, когда причинение вреда здоровья выступает как средство причинения ущерба другим правоохраняемым интересам, ответственность за этот вред может охватываться другими статьями УК (например, причинение тяжкого телесного повреждения работнику правоохранительного органа влечет ответственность по ч. 2 ст. 1894).

Человеческое здоровье в качестве объекта телесного повреждения может выступать с момента начала родового процесса. Закон в равной мере охраняет здоровье всякого человека независимо от того, каким бы ни было это здоровье фактически (здоровье безукоризненно здорового человека, здоровье больного, умалишенного, находящегося в безнадежном состоянии вследствие травмы, болезни и т. п.), независимо от его моральных качеств, возраста (младенца, престарелого), должностного положения и т. д.

Телесное повреждение есть посягательство на здоровье другого человека. Причинение самому себе телесного повреждения, даже тяжкого, по общему правилу не является преступлением и уголовную ответственность влечет лишь в случаях, когда, нарушая государственные и общественные интересы, оно является средством совершения иного преступления. Так, уклонение военнослужащего от несения обязанностей военной службы путем причинения себе какого-либо повреждения (членовредительство) влечет ответственность по ст. 243 УК.

Телесное повреждение может быть причинено как действием, так и бездействием. При этом может быть применено как физическое воздействие на потерпевшего (нанесение удара, причинение ожога и т. д.), так и психическое воздействие (угроза или испуг, вызвавшие душевное заболевание, и т. д.). Виновный может для причинения телесного повреждения использовать только мускульные усилия своего тела или различные орудия (нож, палку и т. п.), а также привести в действие разнообразные механизмы и вещества (пистолет, яд и т. д.).

Виновным для этого могут быть использованы факторы природы, источники повышенной опасности, обстановка стихийного бедствия и т. д.

При нанесении телесного повреждения путем бездействия речь идет о несовершении виновным действия, предотвратившего бы причинение вреда чужому здоровью, при условии, если он обязан был его совершить и имел возможность осуществить это. Такая обязанность действовать может вытекать из закона или других нормативных актов (например, обязанность родителей заботиться о здоровье детей); из служебного положения или профессиональных обязанностей (например, обязанность лица медицинского персонала лечить больного); из предшествующих действий виновного (например, поставление кого-либо в опасность возлагает обязанность принять меры к охране здоровья потерпевшего) и т. д.

Способ причинения телесных повреждений по общему правилу на квалификацию повреждений не влияет, за исключением умышленного причинения тяжкого телесного повреждения способом, носящим характер мучения или истязания. В этих случаях способ является обязательным признаком состава преступления (ч. 2 ст. 101).

Необходимым признаком оконченного состава телесного повреждения является наступление преступного последствия в виде различной тяжести ущерба человеческому здоровью. Отсутствие такого последствия исключает возможность привлечения к ответственности за оконченное телесное повреждение. В таких случаях может встать вопрос о наличии в действиях виновного признаков неоконченного преступления - приготовления или покушения. Так, П. был осужден за покушение на умышленное причинение тяжких телесных повреждений. Как установлено по делу, П., будучи в нетрезвом состоянии, встретил А. и стал с ней разговаривать о возможности совместной жизни. Получив отказ, выхватил из кармана нож и со словами: «Я тебе сейчас выбью глаз» - ударил А. ножом в лицо, порезав щеку. Так как потерпевшая во время удара успела отклонить голову, а затем сразу убежала, тяжких последствий не наступило по не зависящим от воли виновного причинам.

Для привлечения к ответственности за причинение телесного повреждения необходимо установление причинной связи между деянием виновного и наступившими для здоровья потерпевшего вредными последствиями. Этот вопрос должен решаться следственными и судебными органами в каждом отдельном случае с учетом конкретных обстоятельств дела. Отсутствие необходимой причинной связи между деянием виновного и наступившим последствием - ущербом здоровью - означает отсутствие состава телесного повреждения. Ш. был признан виновным и осужден за совершение хулиганства и умышленное причинение телесного повреждения. Как установлено по делу, Ш. совместно с Д. распивал спиртные напитки. Затем между ними возникла драка, которая была прекращена работниками милиции. Выходя из комнаты после драки, Д. вследствие опьянения упал и получил сотрясение головного мозга. Вышестоящая инстанция отменила приговор в части осуждения Ш. в нанесение Д. телесного повреждения, признав, что это повреждение не находится в причинной связи с действиями Ш., так как сотрясение мозга у Д. наступило от падения.

Для ответственности за телесное повреждение необходимо, чтобы причинение вреда здоровью другого человека было противоправным. Причинение такого вреда при таких обстоятельствах, исключающих противоправность деяния, устраняет ответственность за телесные повреждения.

Так, не является преступлением причинение вреда здоровью другого человека в состоянии необходимой обороны при условии, что не были превышены ее пределы. Ш. был признан виновным и осужден за причинение М. тяжкого телесного повреждения. Как установлено по делу, на Ш. и Г. напали хулиганы С. и М. Догнав убегающего от них Г., они повалили его на землю и начали бить ногами. В этот момент Ш., защищая Г., ударил М. ножом в поясницу, причинив последнему тяжкое телесное повреждение. Верховный Суд Украины пришел к выводу об отсутствии в действиях Ш. состава преступления, так как Ш. нанес удар ножом М., защищая Г. от преступного нападения, т. е. действуя в состоянии необходимой обороны[638].

Л. был признан виновным в том, что он, будучи в состоянии сильного душевного волнения, вызванного тяжким оскорблением и насилием со стороны отца, ударил его ногами в живот и причинил тяжкое телесное повреждение, от которого наступила смерть. Как установлено материалами дела, потерпевший начал оскорблять сына, а затем схватил кухонную доску и кинулся к нему, пытаясь ударить. Уклоняясь от удара, Л. оступился и упал. В этот момент потерпевший занес доску для удара. Защищаясь от удара, Л., лежа на полу, ударил отца ногами в живот. Верховный Суд Украины признал, что Л. причинил повреждение отцу во время правомерной защиты от незаконных насильственных действий последнего. Эти действия, как совершенные в состоянии необходимой обороны, не содержат в себе состава уголовного преступления[639].

Отсутствует противоправность и в случаях, когда телесное повреждение причинено в состоянии крайней необходимости при соблюдении всех ее условий.

Нельзя признать противоправными и действия врача, который при операции в интересах пациента причиняет определенный вред его здоровью. Причинение этого вреда, однако, предупреждает наступление более тяжких последствий. В соответствии с существующими правилами такие операции могут производиться только с согласия больного.

Не носят противоправного характера и телесные повреждения, причиненные в процессе спортивных состязаний (футбол, хоккей, бокс, борьба и др.), в которых добровольно принимал участие потерпевший. При этом необходимо, чтобы такие состязания разрешались компетентными органами и чтобы причинение телесных повреждений их участнику не было результатом преднамеренного нарушения установленных правил.

Согласие потерпевшего на причинение ему телесных повреждений может устранять их противоправность лишь при условии, что это согласие было дано для достижения целей, являющихся социально полезными (например, пересадка кожи другому лицу, пострадавшему от ожога), и лицо, давшее это согласие, было совершеннолетним и вменяе мым.

Если согласие потерпевшего на причинение ему телесных повреждений было дано для достижения общественно опасных и тем более преступных целей, то это не устраняет ответственности лица, их причинившего. Так, Н. решил причинить себе телесное повреждение с тем, чтобы попасть в больницу и получить академический отпуск в институте. С этой целью он обратился к своему другу К. с просьбой ранить его выстрелом из самодельного пистолета, изготовленного Н. Произведя выстрел, К. смертельно ранил Н. Вышестоящий суд признал правильным осуждение К. за нанесение умышленного тяжкого телесного повреждения, указав при этом, что К. предвидел и сознательно допускал причинение таких последствий и что причинение телесных повреждений по просьбе потерпевшего от уголовной ответственности не освобождает. Такая же позиция была высказана и по делу Г., признанного виновным в том, что он по просьбе Б. отрубил ему кисть правой руки. Действия Г. были квалифицированы как умышленное причинение тяжкого телесного повреждения.

Не устраняет противоправность причинения телесных повреждений согласие потерпевшего, данное им на почве религиозного изуверства.

Субъективная сторона телесных повреждений может выражаться как в умышленной вине (ст. 101-104, 106), так и неосторожной (ст. 105).

В тех случаях, когда умысел виновного был направлен на причинение неопределенного вреда здоровью, ответственность наступает за телесное повреждение, которое фактически было причинено. Фактическое причинение более легкого телесного повреждения, чем то, на которое был направлен умысел виновного, должно влечь ответственность за покушение на причинение телесного повреждения, которое виновный хотел причинить.

Субъектом телесных повреждений, предусмотренных ст. 101-104 и ч. 1 ст. 106, могут быть лица, достигшие 14-летнего возраста. Телесные повреждения, предусмотренные ст. 105 и ч. 2 ст. 106, влекут ответственность с 16 лет.

По степени тяжести телесные повреждения в УК УССР классифицируются на три вида: тяжкие, средней тяжести и легкие. Судебно-медицинское определение степени тяжести телесных повреждений производится на основе «Правил судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений», утвержденных Минздравом Украины 17 января 1995 г. [640] (далее - Правила).

Согласно ст. 76 УПК Украины проведение судебно-медицинской экспертизы по этим делам является обязательным. Статья 1 Правил предусматривает, что «судебномедицинское определение степени тяжести телесных повреждений производится в соответствии с уголовным и уголовно-процессуальным кодексами Украины и этими Правилами».

Статья 101, устанавливающая ответственность за умышленное тяжкое телесное повреждение, в ч. 1 предусматривает ряд признаков. Наличие каждого в отдельности уже дает возможность признать телесное повреждение тяжким.

К числу тяжких следует относить телесное повреждение, опасное для жизни в момент причинения. Опасными для жизни являются повреждения, которые сами по себе угрожают жизни потерпевшего в момент нанесения или при обычном их течении заканчиваются смертью. Исход причиненного повреждения не может влиять на признание его тяжким. Так, своевременная медицинская помощь, приведшая к быстрому и полному выздоровлению потерпевшего, не исключает ответственность по ст. 101, если повреждения были опасны для жизни в момент их причинения.

К повреждениям, опасным для жизни, Правила относят: проникающие ранения черепа, в том числе и без повреждения мозга; открытые и закрытые переломы костей свода и основания черепа, за исключением переломов костей лицевого скелета и изолированной трещины только наружной пластинки свода черепа; ушиб головного мозга тяжелой степени как сдавливанием, так и без сдавливания головного мозга; ушиб головного мозга средней тяжести при наличии симптомов поражения стволового отдела; изолированные внутричерепные кровоизлияния при наличии угрожающих жизни явлений; проникающие ранения позвоночника, в том числе и без повреждения спинного мозга; подвывихи шейных позвонков при наличии опасных для жизни явлений, а также их вывихи; закрытые повреждения спинного мозга в шейном отделе; перелом или перелом-вывих одного или нескольких грудных или поясничных позвонков с нарушением функции спинного мозга или с наличием клинически установленного шока тяжелой степени; закрытые повреждения грудных, поясничных и крестцовых сегментов спинного мозга, сопровождавшиеся тяжелым спинальным шоком или нарушением функции тазовых органов; проникающие ранения глотки, гортани, трахеи, пищевода; закрытые переломы подъязычной кости, закрытые и открытые повреждения эндокринных желез при наличии угрожающих для жизни явлений; ранения грудной клетки, проникающие в плевральную полость, полость перикарда или в клетчатку средостения, в том числе и без повреждения внутренних органов; ранения живота, проникающие в полость брюшины, в том числе и без повреждения внутренних органов; открытые ранения органов забрюшинного пространства (почек, надпочечников, поджелудочной железы и др.); проникающие ранения мочевого пузыря, верхнего и среднего отделов прямой кишки; закрытые повреждения органов грудной или брюшной полости, полости таза, а также органов забрюшинного пространства при наличии угрожающих жизни явлений; открытые переломы длинных трубчатых костей - плечевой, бедренной и большеторцовой; переломы костей таза, при наличии опасных для жизни явлений, части уретры; повреждение, повлекшее за собой шок тяжелой степени или массивную кровопотерю, вызвавшую коллапс, клинически выраженную жировую или газовую эмболию, травматический токсикоз с явлениями острой почечной недостаточности; повреждение крупного кровеносного сосуда, аорты, сонной (общей, внутренней, наружной), подключичной, подмышечной, плечевой, подвздошной, бедренной, подколенной артерии или сопровождающих ее вен; термические ожоги III—IV степени с площадью поражения, превышающей 15 % поверхности тела; ожоги III степени более 20 % поверхности тела; ожоги II степени свыше 30 % поверхности тела, а также ожоги меньшей площади, сопровождающиеся шоком тяжелой степени; ожоги дыхательных путей при наличии опасных для жизни явлений; повреждения от действий низкой температуры, лучевые повреждения, а также полученные в условиях баротравмы при наличии опасных для жизни явлений; отравления веществами какого-либо происхождения при условии, что в клиническом периоде имели место явления, опасные для жизни; все виды механической асфиксии, сопровождавшиеся комплексом расстройств функций центральной нервной системы, сердечно-сосудистой системы, которые были опасны для жизни, если это установлено объективными данными.

Способ причинения телесного повреждения, а также средства, которые были использованы, не являются критерием отнесения телесного повреждения к опасному для жизни. Эта особенность должна определяться лишь характером самого повреждения.

По делу Д. и З. было указано, что умышленные телесные повреждения, представляющие опасность для жизни, подлежат квалификации как тяжкие телесные повреждения, независимо от степени последующей утраты трудоспособности.

Фактическое причинение телесных повреждений, опасных для жизни, при наличии прямого умысла, направленного на лишение жизни, должно квалифицироваться как покушение на убийство. Судебная практика квалифицирует как покушение на убийство случаи умышленного нанесения повреждений жизненно важным органам тела. Речь идет о повреждениях, которые, как правило, влекут гибель потерпевшего и не привели к смертельному исходу лишь в силу случайного стечения обстоятельств, не зависящих от воли виновного. Так, К. был осужден за то, что, встретив Т. и затеяв с ним ссору, вынул из кармана сапожный нож, догнал Т. и нанес ему удар в левую часть спины на уровне 10-го ребра, причинив проникающее ранение грудной клетки. Было признано, что примененный К. способ, в частности, орудие совершения преступления, а также характер ранения и та сила удара, с которой он был нанесен, свидетельствуют о том, что он предвидел возможность и желал наступления смерти потерпевшего и что смертельный исход не наступил лишь в силу обстоятельств, не зависящих от его воли1.

Тяжким признается телесное повреждение, повлекшее потерю какого-либо органа либо утрату его функций. Под органом следует понимать часть человеческого организма, выполняющую одну или несколько функций, имеющих существенное значение для жизнедеятельности всего организма.

К тяжкому телесному повреждению по этому признаку Правила относят потерю или необратимую утрату функций руки, ноги, зрения, речи, производительной способности. В тех случаях, когда имеет место лишь временное лишение указанных органов способности выполнять свои функции, состав тяжкого телесного повреждения отсутствует. Постоянное ослабление способности органа выполнять его функции может рассматриваться как тяжкое телесное повреждение лишь при условии наличия какого- либо другого признака (например, стойкой утраты трудоспособности не менее чем на одну треть).

Потеря руки, ноги - это отделение их от туловища или утрата ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность). Имеется в виду как отделение от туловища всей руки или ноги, так и ампутация их на уровне не ниже локтевого или коленного сустава. Все остальные случаи рассматриваются как потеря части конечности и оцениваются по признаку стойкой утраты трудоспособности. Например, утрата стопы приводит к потере общей трудоспособности более чем на одну треть и по этому признаку является тяжким телесным повреждением.

Под потерей зрения следует понимать полную стойкую слепоту на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до счета пальцев на расстоянии 2 м и менее (острота зрения 0,04 и ниже). Потеря зрения на один глаз влечет за собой стойкую утрату трудоспособности свыше одной трети и по этому признаку относится к тяжким телесным повреждениям.

Потеря слуха - это полная стойкая глухота на оба уха или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3-5 см от ушной раковины. Потеря слуха на одно ухо влечет за собой стойкую утрату трудоспособности менее одной трети и по этому признаку относится к средней тяжести телесному повреждению.

Под потерей способности речи Правила понимают неизлечимую потерю изъясняться членораздельными звуками, понятными для окружающих. От потери речи следует отличать случаи утраты голоса (когда человек может изъясняться лишь шепотом). При такой утрате вид телесного повреждения определяется степенью потери трудоспособно сти.

Потеря производительной способности означает утрату способности к совокуплению, оплодотворению, зачатию и деторождению.

К тяжким телесным повреждениям относится душевная болезнь, которая может быть следствием как физической, так и психической травмы, инфекции, отравления и т. д. Понятием «душевная болезнь» охватывается любое душевное заболевание, независимо от его тяжести, продолжительности или неизлечимости. Не относится к тяжким телесным повреждениям расстройство нервной деятельности, не являющееся душевным заболеванием. Например, к душевной болезни не могут относиться неврозы, неврастения, психастения, истерия и т. д.

Телесное повреждение является тяжким и тогда, когда оно повлекло иное расстройство здоровья, спряженное со стойкой утратой трудоспособности не менее чем на одну треть. Под иным расстройством здоровья имеется в виду повреждение, не подпадающее ни под один из перечисленных в ст. 101 признаков тяжкого телесного повреждения. Решающее значение здесь имеет стойкая утрата трудоспособности не менее чем на одну треть, которую законодатель связывает лишь с «иным расстройством здоровья» и которая не характеризует другие признаки тяжкого телесного повреждения.

Правила имеют в виду общую трудоспособность. Утрата профессиональной трудоспособности может быть в этих случаях принята во внимание тогда, когда умысел виновного был направлен специально на ее лишение.

Для признания телесного повреждения тяжким необходима стойкая утрата трудоспособности (т. е. постоянная необратимая утрата) и при этом не менее чем на одну треть.

Размер утраченной трудоспособности должен определяться в результате повреждения с учетом объективных данных и документов в соответствии с «Порядком организации и проведения медико-социальной экспертизы утраты трудоспособности», утвержденным постановлением Кабинета Министров Украины от 4 апреля 1994 г. (СП Украины, 1994, № 8, Ст. 190). Степень утраты трудоспособности у детей в связи с полученными повреждениями должна определяться исходя из общих положений, установленных Правилами. У инвалидов стойкая утрата трудоспособности в связи с полученным повреждением определяется так же, как и у практически здоровых людей.

Если телесное повреждение вызвало прерывание беременности, оно относится к числу тяжких. В соответствии с Правилами речь идет о повреждении, в результате которого произошло прерывание беременности, независимо от срока, если оно находится в прямой причинной связи с повреждением. Таким образом, необходимо наличие причинной связи между причинением телесного повреждения и прерыванием беременности. Продолжительность беременности, которая была прервана, на квалификацию не влияет. Необходимо, чтобы виновный знал о беременности потерпевшей и желал или сознательно допускал ее прерывание.

Тяжкое телесное повреждение, выразившееся в неизгладимом обезображивании лица, имеет место тогда, когда повреждение лица, будучи неустранимым, придает лицу отталкивающий, безобразный внешний вид. При этом обязательно одновременное наличие двух признаков: неизгладимость повреждения и обезображивание лица.

Обезображивание является неизгладимым, если оно не может быть устранено с помощью обычных методов лечения. Если обезображивание лица может быть устранено лишь путем косметической операции, оно должно быть признано неизгладимым. Временное обезображивание лица тяжким телесным повреждением не является. Для установления факта неизгладимости повреждения на лице назначается судебномедицинская экспертиза. Эксперт не имеет права квалифицировать повреждение лица как обезображивание, так как это понятие не является медицинским. Он лишь устанавливает характер и степень тяжести самого телесного повреждения и определяет, является ли оно неизгладимым.

Само же наличие обезображивание лица устанавливается следственными и судебными органами. При этом суд оценивает внешний вид потерпевшего на момент судебного разбирательства исходя из общепринятых представлений о человеческом облике. Личность потерпевшего (его пол, возраст, профессия, национальность и т. д.) при решении этого вопроса значения не имеет.

При данном виде тяжкого телесного повреждения, несомненно, причиняется вред здоровью человека, который может быть различен по его тяжести. Однако степень тяжести такого вреда не имеет решающего значения для признания неизгладимого обезображивание лица тяжким телесным повреждением. Так, по делу Д. было признано, что телесное повреждение является тяжким, если оно хотя и не причинило серьезного вреда здоровью, но повлекло за собой неизгладимое обезображивание лица. Случаи обезображивание других частей человеческого тела рассматриваемым понятием не охватываются.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 101, характеризуется умышленной виной. Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Виновный сознает, что может причинить тяжкий вред здоровью потерпевшего и желает или сознательно допускает его наступление. По делу С. было специально отмечено, что ответственность за рассматриваемое преступление наступает лишь при установлении у обвиняемого прямого или косвенного умысла1.

В судебной практике имеют место ошибки, когда причинение тяжких телесных повреждений с косвенным умыслом необоснованно квалифицируется как неосторожное преступление. Так, действия К. были квалифицированы как причинение телесного повреждения по неосторожности. Как установлено по делу К., будучи на вечере в доме знакомого, схватил со стола кухонный нож и, желая выяснить, можно ли им проткнуть телогрейку, начал наносить удары ножом в бок сидевшего рядом с ним Б. Когда последний встал, намереваясь уйти, К ударил его ножом в грудь, прорезал телогрейку и нанес Б. проникающее ранение грудной клетки. Вышестоящий суд признал, что К., наносящий в состоянии опьянения удары ножом Б., сознавал опасный характер своих действий и допускал наступление тяжких последствий, т. е. действовал с косвенным умыслом.

Встречаются случаи, когда, напротив, неосторожное причинение тяжких телесных повреждений ошибочно квалифицируется[641] как совершенное умышленно. Так, было признано неправильным осуждение по ч. 1 ст. 101 Е., который ударил потерпевшего в лицо, в результате чего тот упал и, ударившись головой об асфальт, получил перелом костей черепа и контузию головного мозга. Верховный Суд Украины указал, что Е., нанося удар рукой в лицо, не предвидел таких последствий, хотя должен был и мог предвидеть, т. е. действовал не умышленно, а неосторожно, и квалифицировал его действия по ст. 105 УК. По делу Р., осужденного по ч. 1 ст. 101 УК, было установлено, что он, выясняя в баре отношения со своей бывшей женой К., когда она пила вино из бокала, ударил ее по руке с целью выбить у нее из рук бокал. От этого удара бокал разбился и его осколками было травмировано лицо потерпевшей, в частности глаз, что привело к стойкой утрате трудоспособности. Рассмотрев это дело, Верховный суд Украины пришел к выводу, что, нанося удар по руке К., в которой был бокал с вином, Р. не предвидел, что осколок разбитого бокала может попасть в глаз потерпевшей, хотя мог и должен был предвидеть такие последствия. В связи с этим действия Р. были переквалифицированы на ст. 105 УК[642].

Ответственность по ст. 101 наступает и в тех случаях, когда умысел виновного был направлен на причинение неопределенного вреда здоровью и фактически было причинено тяжкое повреждение. Так, по делу М. и И. было указано, что совместные действия этих лиц, причинивших потерпевшему тяжкие телесные повреждения, надлежит квалифицировать как умышленное преступление, поскольку при нанесении ножевых ранений виновные допускали возможность наступления любых последствий, в том числе и причинение тяжких телесных повреждений[643].

В случае, если прямой умысел виновного был направлен на причинение тяжкого телесного повреждения, а фактически было причинено телесное повреждение более легкое, ответственность должна наступать за покушение на причинение тяжкого телесного повреждения.

Мотив и цель причинения умышленного тяжкого телесного повреждения могут быть различны. Выяснение их содействует правильному определению степени общественной опасности совершенного преступления и индивидуализации наказания. Это важно также и в профилактических целях.

Умышленное причинение тяжкого тесного повреждения работнику правоохранительного органа квалифицируется по ч. 2 ст. 1891 УК. Аналогичные действия в отношении представителя власти, работников правоохранительных органов, связанные с захватом их как заложников, охватываются ч. 5 ст. 1231 УК.

Умышленное причинение тяжкого телесного повреждения влечет ответственность по ч. 2 ст. 101 при наличии хотя бы одного из следующих обстоятельств: если оно было совершено способом, носящим характер мучения или истязания, или если оно наступило вследствие систематических, хотя бы и не тяжких телесных повреждений.

Причинение тяжкого телесного повреждения способом, носящим характер мучения или истязания, причиняет потерпевшему особо сильные страдания, свидетельствует об особой жестокости, бесчеловечности виновного. Для наличия состава рассматриваемого преступления необходимо установить наличие одного или нескольких признаков тяжкого телесного повреждения, предусмотренных в ч. 1 ст. 101, и помимо этого признать, что способ причинения телесного повреждения был сопряжен с мучениями или истязаниями потерпевшего. Иными словами, мучения и истязания сами по себе не являются видом тяжкого телесного повреждения и могут влечь ответственность по ч. 2 ст. 101 лишь при наличии одного из признаков, перечисленных в ч. 1 данной статьи.

В соответствии с Правилами под мучениями следует понимать действия, причиняющие потерпевшему страдания путем длительного лишения пищи, питья, или тепла, либо помещения или оставления жертвы во вредных для здоровья условиях и другие сходные действия.

Истязаниями Правила считают действия, связанные с многократным или длительным причинением особенной боли (щипание, сечение, причинение множественных, но небольших повреждений тупыми или остро-колющими предметами, воздействие термических факторов и иные аналогичные действия). По делу З. и Л. было установлено, что они на почве неприязненных отношений с М., будучи в нетрезвом состоянии в течение двух часов жестоко избивали потерпевшего руками, ногами, палкой, в результате чего М. были причинены множественные повреждения лица, головы, грудной клетки, живота, а также множественные переломы ребер с повреждением внутренних органов. Жалоба адвоката с ходатайством изменить квалификацию действий З. и Л. с ч. 2 на ч. 1 ст. 101 была отклонена Верховным Судом Украины, так как нанесенные повреждения по своему характеру и количеству вызвали у пострадавшего ощущение сильной физической боли, особые физические страдания[644]. По другому делу было указано, что под истязанием следует понимать систематическое, т. е. постоянно повторяющееся нанесение побоев или причинение телесных повреждений, связанных в силу их систематичности со значительными физическими и психическими страданиями.

Следует иметь в виду, что мучения и истязания вызывают не просто болевые ощущения, которые имеют место почти при каждом тяжком телесном повреждении, а причиняют особо сильную физическую боль и страдания. К. был признан виновным и осужден за причинение своей жене тяжкого телесного повреждения, сопровождающегося мучением и истязанием. Находясь в нетрезвом состоянии, он нанес жене удары кулаками по голове, ломал ей руки, зажимал рот, чтобы она не кричала, затем повалил ее на кровать и нанес ей два удара ножом в спину, причинив тяжкое телесное повреждение, опасное для жизни. Вышестоящая инстанция не усмотрела в действиях К. наличия квалифицирующих признаков - причинения потерпевшей мучений или истязаний и указала, что под мучением и истязанием применительно к рассматриваемому преступлению понимается умышленное нанесение тяжкого телесного повреждения, связанного с причинением потерпевшему особенно сильной боли либо тяжких физических или моральных страданий.

По делу М. Верховным Судом Украины было указано, что под мучениями или истязаниями следует понимать такие действия, специальной целью которых являлось причинение тяжких телесных повреждений, соединенных с особо сильной болью или тяжкими физическими или моральными страданиями потерпевшего[645].

Для наличия состава рассматриваемого преступления необходимо, чтобы прямым или косвенным умыслом виновного охватывалось не только то, что он причиняет потерпевшему тяжкое телесное повреждение, но и то, что оно осуществляется способом, носящим характер мучения или истязания.

Судебно-медицинский эксперт не квалифицирует повреждения как мучения или истязания. Решение этого вопроса относится к компетенции следственно-прокурорских и судебных органов.

Умышленное тяжкое телесное повреждение, наступившее вследствие систематических, хотя бы и не тяжких телесных повреждений, имеет место тогда, когда периодически причиняемые телесные повреждения (каждое из которых не является тяжким) в конечном счете причиняет вред здоровью, подпадающий под признаки тяжкого телесного повреждения. При этом в отношении наступившего тяжкого телесного повреждения должна быть установлена умышленная вина.

Часть 3 ст. 101 применяется в случаях, если умышленное тяжкое телесное повреждение повлекло смерть пострадавшего или было совершено особо опасным рецидивистом.

Ответственность по ч. 3 ст. 101 за умышленное тяжкое телесное повреждение, вследствие которого наступила смерть пострадавшего, предполагает, что причиненное потерпевшему телесное повреждение было тяжким, т. е. подпадало под один из признаков, указанных в ч. 1 ст. 101, и явилось причиной его смерти.

Для применения ч. 3 ст. 101 в этих случаях обязательно установление необходимой причинной связи между тяжкими телесными повреждениями и наступившей смертью. В тех случаях, когда связь между нанесенными потерпевшему тяжкими телесными повреждениями и наступившей смертью является случайной, ответственность по ч. 3 ст. 101 наступать не может. Так, если наступление смерти лица, которому были нанесены тяжкие телесные повреждения, было обусловлено привходящими обстоятельствами (например, случайным загрязнением раны), смерть не может быть вменена в ответственность лицу, виновному в нанесении тяжких телесных повреждений.

Судебная практика считает, что ч. 3 ст. 101 может быть применена и в том случае, когда смертельный исход, находившийся в причинной связи с умышленным тяжким телесным повреждением, не был устранен врачебным вмешательством, хотя и мог быть им устранен. 3. был признан виновным и осужден за рассматриваемое преступление. Находясь в нетрезвом состоянии, он нанес Ш. перочинным ножом проникающее ранение брюшной стенки с повреждением передней и задней стенок желудка. После повторной операции Ш. скончался от общего гнойного перитонита. Кассационная инстанция не усмотрела наличия причинной связи между преступными действиями 3. и смертью Ш. Это было мотивировано тем, что при первой операции брюшной полости по недосмотру врача не была обнаружена и ушита рана в задней стенке желудка, ушивание которой сделало бы менее вероятным развитие перитонита со смертельным исходом. Надзорная инстанция признала эти доводы кассационной инстанции неправильными и указала, что врачебная ошибка не устраняет наличия причинной связи между преступными действиями 3. и смертью Ш., поскольку смерть наступила не от врачебного вмешательства, а в результате ранения, которое нанес 3. Ушивание обеих ран на желудке при первой операции сделало бы развитие перитонита менее вероятным, но полностью не исключило бы возможность такого осложнения[646].

Для применения ч. 3 ст. 101 в этих случаях необходимо также установление вины как по отношению к причинению тяжкого телесного повреждения, так и в отношении смерти потерпевшего. Как было указано по делу П., неосторожное причинение смерти может квалифицироваться как умышленное нанесение тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, только в том случае, когда тяжкий характер повреждения охватывался предвидением виновного[647].

В отношении тяжкого телесного повреждения обязательно должна иметь место умышленная вина в виде прямого или косвенного умысла. Если смерть потерпевшего явилась результатом тяжкого телесного повреждения, причиненного по неосторожности, ответственность по ч. 3 ст. 101 наступать не может. Так, было признано неправильным осуждение за рассматриваемое преступление Т., который нанес П. удар рукой в лицо. П. от этого удара упал, ударился головой о тротуар, получив перелом костей черепа. В результате обширного кровоизлияния в мозг потерпевший умер. Как было установлено, смерть П. наступила не от удара, нанесенного Т., а в результате травмы головы, полученной от падения на тротуар. По делу не установлено доказательств, которые свидетельствовали бы, что Т., нанося удар в лицо П., имел умысел причинить ему тяжкое телесное повреждение. Действия Т. были переквалифицированы на ст. 98 УК[648].

По другому делу вышестоящий суд исключил тяжкие телесные повреждения в действиях Л., который ударом кулака в грудь спихнул Н. с лестницы в подъезде дома. Упав с высоты 1 м 40 см, Н. ударился о стенку и от сотрясения мозга скончался. В намерение Л. входило лишь ударить Н. и его предвидением не охватывалось, что последний получит при этом тяжелую травму. Действия Л. представляют собой убийство по неосторожности[649].

Часть 3 ст. 101 применяется при условии, если в отношении наступившего последствия - смерти потерпевшего - имела место неосторожная вина. По делу К. было признано, что преступление может быть квалифицировано как причинение умышленного тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, при условии, если в действиях виновного установлен прямой или косвенный умысел на причинение тяжкого телесного повреждения и неосторожность в отношении наступивших смертельных последствий[650]. Верховный суд Украины признал необходимым квалифицировать по ч. 3 ст. 101 действия К., который бил жену обутой ногой в местах расположения жизненно важных органов. В результате произошло обширное раздробление печени и многочисленные переломы бедер, что вызвало смерть потерпевшей. Суд установил в действиях К. умышленную вину в отношении нанесения жене тяжких телесных повреждений и неосторожную вину по отношению смерти потерпевшей[651].

По делу Д. было установлено, что он, увидев, что 10-летний Ф. подсматривал в женское отделение бани, схватил его за голову и с большой силой повернул ее, причинив повреждения шейного отдела позвоночника и спинного мозга, в результате чего наступила смерть потерпевшего. Действия Д. были квалифицированы по ч. 3 ст. 101. Отклоняя протест по данному делу, в котором ставился вопрос о переквалификации действий осужденного на ст. 98 УК (неосторожное убийство), Верховный суд Украины отметил, что действуя указанным образом в отношении 10-летнего мальчика, Д. сознательно допускал причинение тяжкого телесного повреждения, т. е. действовал с косвенным умыслом. Что же касается смерти Ф., то это последствие осужденный не предвидел, хотя должен был и мог предвидеть[652]. Часть 3 ст. 101 не охватывает случаи, когда виновный в умышленном тяжком телесном повреждении не предвидел возможности наступления смерти и по обстоятельствам дела не должен был или не мог ее предвидеть. Случайное причинение смерти не может быть вменено ему в вину.

Пленум Верховного Суда Украины в постановлении от 1 апреля 1994 года разъяснил, что необходимо отграничивать умышленное убийство от умышленного причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, когда отношение виновного к наступлению смерти выражается в неосторожности.

Вопрос об умысле необходимо разрешать исходя из совокупности всех обстоятельств совершенного преступления и учитывать, в частности, способы и орудия преступления, количество, характер и локализацию ранений и иных телесных повреждений (например, в жизненно важные органы человека), причины прекращения преступных действий виновного и т. д., а также предшествующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Пленум Верховного Суда также указал, что при отграничении умышленного тяжкого телесного повреждения, вследствие которого наступила смерть потерпевшего, от умышленного убийства, суды должны тщательно исследовать доказательства, имеющие значение для установления направленности умысла виновного. При решении этого вопроса следует наряду с оценкой других доказательств учитывать также и то, «... каким орудием, с какой силой и в какую часть тела наносились удары». Действия виновного, выражающиеся в заведомо для него нанесении ударов потерпевшему в жизненно важные органы таким орудием и с такой силой, которые обычно приводят к смерти, свидетельствуют о наличии умысла на лишение жизни и должны квалифицироваться как убийство[653].

Когда такого умысла не установлено, то при наличии всех других признаков состава квалификация наступает по ч. 3 ст. 101. Так, вышестоящий суд признал неправильным осуждение за умышленное убийство П. и Д., которые, затеяв драку с Г., сбили его с ног, после чего П. ударил Г. ногой в голову, а Д. - ногой в правый бок. От телесных повреждений Г. вскоре скончался. Суд пришел к выводу, что предшествующее поведение осужденных и способ совершения преступления не давали основания считать, что они предвидели наступление смерти Г. Материалами дела устанавливается, что, избивая Г., П. и Д. умышленно причинили ему тяжкие телесные повреждения. Наступивший смертельный исход не охватывался их предвидением, и по отношению к нему с их стороны имеется неосторожная вина. Суд квалифицировал их действия как умышленное причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего[654].

Продолжительный промежуток времени, прошедший с момента умышленного причинения ранения до наступления смерти, сам по себе не исключает возможности умысла виновного на лишение жизни потерпевшего[655].

«Для квалификации действий нескольких лиц по ч. 3 ст. 101, если только одним из нанесенных ударов причинено тяжкое телесное повреждение, в результате которого наступила смерть потерпевшего, необходимо установить, что у виновных был единый умысел и они помогали один другому в достижении цели»[656].

Поскольку ч. 3 ст. 101 предусматривает по отношению к смерти потерпевшего неосторожную вину, покушение на тяжкое телесное повреждение, повлекшее смерть потерпевшего, невозможно.

Часть 3 ст. 101 следует отличать от неосторожного убийства (ст. 98), при котором виновный, не имея умысла ни на причинение смерти, ни на нанесение тяжких телесных повреждений, причиняет смерть по неосторожности. Так, Верховный Суд Украины признал неправильным осуждение по ч. 3 ст. 101 П., ударившего во время ссоры потерпевшего С. кулаком в живот, в результате чего тот упал и, ударившись головой об асфальт, умер. Верховный суд пришел к выводу, что в деле отсутствуют доказательства того, что П., нанося потерпевшему удар, имел умысел на причинение тяжких телесных повреждений. Его действия были квалифицированы как неосторожное убийство[657].

По ч. 3. ст. 101 квалифицируется также умышленное тяжкое телесное повреждение, совершенное особо опасным рецидивистом. В соответствии со ст. 26 УК ответственность по ч. 3 ст. 101 в этих случаях может иметь место тогда, когда телесное повреждение причинено лицом, которое за ранее совершенное преступление уже было признано судом особо опасным рецидивистом. Признание лица особо опасным рецидивистом отменяется при снятии с него судимости.

Не может квалифицироваться по ч. 3 ст. 101 причинение особо опасным рецидивистом умышленного тяжкого телесного повреждения при смягчающих обстоятельствах. Ответственность в этих случаях должна наступать соответственно по ст. 103 или 104.

Следует иметь в виду, что в соответствии со ст. 26 УК причинение телесного повреждения, предусмотренного ст. 101, при определенных условиях может служить основанием для признания лица особо опасным рецидивистом.

Осуждение особо опасного рецидивиста за умышленное причинение тяжкого телесного повреждения влечет согласно действующему уголовному законодательству целый ряд правовых последствий. Так, в соответствии со ст. 25 УК суд вправе постановить, что весь срок лишения свободы или часть его будет отбываться осужденным в тюрьме. Если же назначается лишение свободы в исправительно-трудовой колонии, то обязательно в колонии особого режима (для женщин, признанных особо опасными рецидивистками, - колония строгого режима). К особо опасному рецидивисту не может быть применено условно-досрочное освобождение от наказания и замена его неотбытой части более мягким наказанием (ст. 52 УК Украины). Признание лица особо опасным рецидивистом влияет также на срок снятия судимости.

Указанные правовые последствия наступают независимо от того, признано ли было лицо особо опасным рецидивистом до осуждения за умышленное тяжкое телесное повреждение или в связи с осуждением за это преступление. Таким образом, для наступления этих правовых последствий не имеет значения, было ли признание лица особо опасным рецидивистом, квалифицирующим умышленное тяжкое телесное повреждение обстоятельством или нет.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме Статья 101. Умышленное тяжкое телесное повреждение:

  1. § 2. Воля как элемент вины
  2. §5.ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНОВ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  3. ОЧЕРК ИСТОРИИ КАФЕДРЫ УГОЛОВНОГО ПРАВА ХАРЬКОВСКОГО ЮРИДИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА ЗА 50 ЛЕТ (1920-1970 гг.)
  4. § 1. Понятие и виды совокупности преступлений
  5. Статья 93. Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах
  6. Статья 101. Умышленное тяжкое телесное повреждение
  7. Статья 102. Умышленное средней тяжести телесное повреждение
  8. Статья 103. Умышленное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение, причиненное в состоянии сильного душевного волнения
  9. Статья 104. Причинение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой оборон
  10. Статья 105. Неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение
  11. Статья 109. Незаконное производство аборта