<<
>>

§ 2. Виды лишения свободы

В ст. 23 Основ (ст. 25 УК УССР) сказано, что «отбывание наказания в виде лишения свободы по приговору суда назначается в исправительно-трудовых колониях - поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, в колониях общего, усиленного, строгого и особого режимов или в тюрьме, а также в воспитательнотрудовых колониях общего и усиленного режима».

Таким образом, закон прямо указывает, что вид лишения свободы назначается только по приговору суда. Такое указание является конкретизацией общего принципиального положения, закрепленного в ч. 2 ст. 3 Основ, согласно которому «уголовное наказание назначается лишь по приговору суда». Далее закон относит к прерогативе суда и определение вида ИТК.

Видами лишения свободы в соответствии со ст. 25 УК УССР являются исправительнотрудовые колонии, тюрьмы и воспитательно-трудовые колонии.

В законе четко регламентированы обязанности и права суда по назначению того или другого вида ИТУ. Подробные указания по этому вопросу имеются и в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 19 октября 1971 г. «О практике назначения судами видов исправительно-трудовых учреждений лицам, осужденным к лишению свободы».

Исправительно-трудовые колонии (ИТК) являются основным видом исправительнотрудовых учреждений (ИТУ) для содержания осужденных к лишению свободы, достигших совершеннолетия (ч. 3 ст. 11 Основ исправительно-трудового законодательства Союза ССР и союзных республик). Как указывалось на сессии Верховного Совета СССР при принятии Основ исправительно-трудового законодательства в 1969 г., именно в ИТК содержится более 99 % осужденных к лишению свободы и в них созданы условия, которые в наибольшей степени обеспечивают наряду с карой осуществление воспитательного воздействия на осужденных[364].

В ИТУ, в том числе и в ИТК, устанавливается раздельное содержание мужчин и женщин; совершеннолетних и взрослых; впервые осужденных к лишению свободы и ранее отбывавших это наказание; осужденных за умышленные преступления и лиц, совершивших впервые преступления по неосторожности; впервые осужденных за преступления, не являющиеся тяжкими, и впервые осужденных за тяжкие преступления на срок свыше трех лет.

Отдельно также содержатся особо опасные рецидивисты, лица, осужденные за особо опасные государственные преступления (ст. 13 Основ исправительно-трудового законодательства).

В ст. 25 УК УССР (ст. 23 Основ уголовного законодательства) устанавливается, что отбывание наказания совершеннолетним осужденным к лишению свободы мужчинам назначается в ИТК-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, колониях общего, усиленного, строгого и особого режима.

В колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности, отбывают наказание лица, совершившие неосторожные преступления и осужденные за них впервые к лишению свободы на срок не свыше 5 лет.

Учреждение в 1977 г. таких колоний-поселений - шаг по пути дальнейшей индивидуализации наказания и дифференциации содержания осужденных в ИТУ.

Отмечая особенности лиц, совершивших неосторожные преступления (уровень образования, наличие специальности, добросовестный, как правило, труд до совершения преступления), И. И. Карпец еще в 1973 г. ставил вопрос о возможности создания для них специальных ИТК[365].

Проведя в 1967-1968 гг. серьезные социологические исследования в ряде ИТУ, Л. В. Багрий-Шахматов установил, что из 200 осужденных за такие преступления 96 % признали себя виновными, 83 % глубоко переживают содеянное, 95 % трудно переносят факт изоляции от общества, помещение в среду преступников и продолжительность срока наказания, отрыв от семьи и упреки собственной совести, 88 % из них добросовестно работают, 55 % имеют поощрения, 45 % активно участвуют в работе самодеятельных организаций осужденных. На основании этих данных автор предлагал содержать таких лиц в ИТК- поселениях, специально создаваемых для подобных категорий осужденных[366].

Созданные в порядке эксперимента такие колонии показали целесообразность своего существования, что и было учтено законодателем при внесении изменений и дополнений в Основы уголовного и исправительно-трудового законодательства в 1977 г.

В ИТК общего режима отбывают наказание три категории осужденных: а) лица, впервые осужденные к лишению свободы за преступления, не являющиеся тяжкими;

б) лица, впервые осужденные к лишению свободы за тяжкие преступления, но на срок не более 3 лет; в) лица, осужденные впервые к лишению свободы на срок свыше 5 лет за преступления, совершенные по неосторожности.

В ИТК усиленного режима помещаются для отбытия наказания лишь лица, осужденные впервые к лишению свободы на срок свыше 3 лет за преступления, являющиеся тяжкими.

В связи с тем что помещение осужденного в ИТК общего или усиленного режима зависит от того, совершено им тяжкое преступление или, напротив, преступление, не являющееся тяжким, существенное значение имеет вопрос, какие преступления относятся к категории тяжких.

До 18 мая 1972 г. единого понятия тяжкого преступления в масштабах всего Союза ССР не существовало.

Это понятие формулировалось в законодательстве отдельных республик и при этом различно. В одних (например, в УК РСФСР) давался перечень тяжких преступлений, осуждение за которые независимо от срока лишения свободы предоставляло суду возможность определять виновному ИТК усиленного режима.

В других республиках (например, в УССР) требовалось осуждение за такое преступление и притом не ниже чем на 5 лет.

Эти различия были устранены, когда в Основы уголовного законодательства в 1972 г. была введена ст. 71, давшая понятие и исчерпывающий перечень преступлений, являющихся тяжкими (ст. 71 УК УССР).

При осуждении лица за преступление, указанное в ст. 71, то есть за тяжкое преступление, суд определяет вид ИТК (общего или усиленного режима) в зависимости от срока лишения свободы, назначенного в приговоре. Если лишение свободы за такое преступление назначено на срок не более 3 лет, наказание отбывается виновным в ИТК общего режима, если же определено наказание на срок свыше 3 лет, - в ИТК усиленного режима.

В связи с этим Пленум Верховного Суда разъяснил в постановлении от 19 октября 1971 г., что: а) осужденному за совершение двух или более тяжких преступлений, за каждое из которых назначено наказание в виде лишения свободы на срок не свыше 3 лет, а по совокупности преступлений - более 3 лет, отбывание наказания надлежит назначать в колонии усиленного режима; б) лицу, осужденному за совершение нескольких преступлений, в том числе одного тяжкого, за которое назначено наказание, не связанное с лишением свободы, либо лишение свободы на срок не более 3 лет, отбывание наказания надлежит назначать в колонии общего режима, независимо от срока лишения свободы, назначенного по совокупности преступлений.

В ИТК строгого режима отбывают лишение свободы две категории лиц: а) осужденные, хотя бы и впервые, за особо опасные государственные преступления и б) ранее уже отбывавшие наказания в виде лишения свободы.

В связи с этим Пленум Верховного Суда разъяснил, каких именно лиц следует считать «ранее отбывавшими наказание в виде лишения свободы». К таким лицам Пленумом отнесены в точном соответствии с законом:

а) лица, которые за совершенное в прошлом преступление были осуждены к наказанию в виде лишения свободы и отбывали это наказание в тюрьме, ИТК и ВТК, независимо от снятия или погашения судимости к моменту вынесения приговора за вновь совершенное преступление;

б) условно освобожденные из мест лишения свободы на строительство предприятий народного хозяйства;

в) условно осужденные к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, которые за злостное или систематическое нарушение трудовой дисциплины, общественного порядка или установленных правил проживания направлены для отбывания наказания в исправительно-трудовую колонию;

г)              осужденные к лишению свободы, которые по вступлению приговора в законную силу отбывали это наказание в следственном изоляторе и были условно освобождены для работы на строительстве предприятий народного хозяйства.

При совершении этими лицами нового преступления, за которое они осуждены к лишению свободы, последнее назначается к отбыванию в ИТК строгого режима.

В ИТК особого режима отбывают наказание особо опасные рецидивисты, а также лица, которым смертная казнь заменена в порядке амнистии или помилования лишением свободы (ст. 14 Основ исправительно-трудового законодательства).

Известно, что лицо считается особо опасным рецидивистом до снятия с него судимости. Поэтому лицо, признанное ранее особо опасным рецидивистом, если оно после отбытия наказания, но до снятия с него судимости совершило новое преступление и осуждено за него к лишению свободы, также направляется для отбывания наказания в ИТК особого режима1.

Осуждаемым к лишению свободы женщинам отбывание наказания назначается в соответствии со ст. 25 УК УССР в ИТК строгого, ИТК общего режимов и в ИТК-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности.

ИТК строгого режима назначается трем категориям женщин: а) признанным особо опасными рецидивистками; б) осужденным за особо опасные государственные преступления; в) тем, кому смертная казнь заменена в порядке амнистии или помилования лишением свободы (ст. 14 Основ исправительно-трудового законодательства).

В ИТК общего режима отбывают наказание остальные женщины, осужденные к лишению свободы, за исключением тех, которые совершили неосторожные преступления и помещаются в ИТК-поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности.

Вопрос о месте отбытия лишения свободы несовершеннолетними четко решен в ст. 25 УК УССР, которая различает воспитательно-трудовые колонии двух видов: общего и усиленного режимов.

В ВТК общего режима назначается наказание в виде лишения свободы трем категориям осужденных: а) всем несовершеннолетним женского пола; б) несовершеннолетним мужского пола, осужденным впервые к лишению свободы за преступления, не являющиеся тяжкими; в) несовершеннолетним мужского пола, осужденным впервые к лишению свободы на срок не более трех лет за тяжкие преступления (см. ч. 2 ст. 71 УК УССР).

В ВТК усиленного режима отбывают наказание лишь несовершеннолетние мужского пола, а именно: а) несовершеннолетние, которые ранее уже отбывали наказание в виде лишения свободы, и б) осужденные к лишению свободы на срок более 3 лет за совершение тяжких преступлений.

Таким образом, определение ИТК или ВТК с указанием вида режима является исключительной прерогативой суда, причем в силу ст. 17 Основ исправительно-трудового законодательства осужденный к лишению свободы должен отбывать весь срок наказания в одном и том же виде колонии, за исключением случаев перевода, допускаемого Основами исправительно-трудового законодательства.

Изложенное дает основание для важного вывода: при наличии соответствующих условий (характер преступления, отбывание ранее наказания в виде лишения свободы, признание лица особо опасным рецидивистом, возраст и пол) суд назначает в приговоре строго определенный вид исправительно-трудовой или воспитательно-трудовой колонии с соответствующим режимом.

Но принцип индивидуализации наказания, о котором подробно говорилось ранее, находит свое выражение не только при применении конкретного наказания, в частности при назначении конкретного срока лишения свободы. Этот принцип осуществляется и при определении судом вида колонии. Так, ст. 25 УК УССР предоставляет суду право в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного и иных обстоятельств дела отступить от вышеприведенного общего положения и назначить лицу: а) впервые осужденному к лишению свободы на срок не свыше десяти лет за преступления, совершенные по неосторожности, отбывание наказания в колониях-поселениях для лиц, совершивших преступления по неосторожности; б) осужденному, не признанному особо опасным рецидивистом, отбывание наказания в любом виде исправительно-трудовой колонии, кроме колонии особого режима.

Суд также вправе на тех же основаниях назначить несовершеннолетнему мужского пола отбывание наказания вместо ВТК усиленного режима в такой же колонии общего режима.

В таких случаях суд обязан, как того требует закон, мотивировать принятое решение. И это требование закона вполне объяснимо: суд определяет осужденному вид колонии с менее строгим или с более строгим режимом в отступление от общего правила, поэтому приведение подробной мотивировки необходимо[367].

При решении данного вопроса надлежит прежде всего руководствоваться ст. 39 УК УССР, определяющей общие начала назначения наказания. Далее, особое внимание должно быть обращено на учет смягчающих обстоятельств и на учет личности осужденного. Так, Пленум Верховного Суда СССР предложил, в частности, учитывать длительность времени, истекшего с момента отбытия наказания по предыдущему приговору, и сроки нахождения лица в местах лишения свободы[368]. В любом случае помещение осужденного на более мягкий или на более суровый вид режима колонии должно содействовать достижению целей наказания, определенных в ст. 22 УК УССР, и только тогда такое решение будет целесообразным.

Кроме ИТК и ВТК лишение свободы может отбываться в виде заключения в тюрьме. Тюремное заключение является более тяжким видом лишения свободы, чем направление в ИТК, применяется к незначительному контингенту осужденных - особо злостным преступникам. Тюремное заключение по приговору суда может применяться лишь к лицам, достигшим совершеннолетия к моменту совершения преступления, и притом лишь к следующим трем категориям осужденных:

а) особо опасным рецидивистам;

б) лицам, совершившим особо опасные государственные преступления;

в) лицам, совершившим тяжкие преступления (ст. 71 УК) при осуждении их на срок свыше 5 лет.

Тюремное заключение может быть назначено на весь срок наказания или на часть срока, определенного приговором с отбытием остальной части срока в соответствующей ИТК. Причем в последнем случае в приговоре суда надлежит указывать, что после отбытия этой части срока наказания осужденные оставшийся срок должны отбывать: особо опасные рецидивисты - в ИТК особого режима; осужденные за совершение особо опасных государственных преступлений или ранее отбывавшие наказание в виде лишения свободы, но не признанные особо опасными рецидивистами, - в ИТК строгого режима; осужденные за совершение тяжких преступлений - в ИТК усиленного режима.

В ст. 25 УК УССР сформулировано принципиальное положение о возможности замены назначенного осужденному вида ИТУ. Прежде всего закон относит вопрос о замене одного вида ИТУ другим его видом исключительно к компетенции суда. Таким образом, суд и только суд уполномочен как на определение вида ИТУ при вынесении приговора, так и на его замену. Далее, такая замена осуществляется в порядке, установленном Основами исправительно-трудового законодательства СССР и союзных республик 1969 г. и принятыми в их развитие ИТК союзных республик.

Статья 33 Основ исправительно-трудового законодательства предусматривает, что осужденные, ставшие на путь исправления, могут быть представлены администрацией к переводу для дальнейшего отбывания наказания:

из тюрьмы в исправительно-трудовую колонию - по отбытии не менее половины срока тюремного заключения, назначенного по приговору суда;

из исправительно-трудовой колонии особого режима в колонию строгого режима - по отбытии не менее половины срока наказания в колонии особого режима;

из исправительно-трудовых колоний общего, усиленного, строгого режимов в колонию-поселение - по отбытии не менее одной трети срока наказания, а осужденные за преступления, указанные в ч. 6 ст. 44 и ст. 441 Основ, - по отбытии соответственно не менее половины и двух третей назначенного срока наказания.

Статья 18 Основ исправительно-трудового законодательства устанавливает, что несовершеннолетние, отбывающие наказание в воспитательно-трудовой колонии и достигшие 18 лет, переводятся судом для дальнейшего отбывания наказания в исправительно-трудовую колонию соответствующего режима. Закон также предоставляет возможность оставления такого лица в воспитательно-трудовой колонии до 20 лет, если это необходимо для закрепления результатов исправления и перевоспитания, завершения общеобразовательного или профессионально-технического обучения.

Наконец, ст. 34 Основ исправительно-трудового законодательства решает вопрос о возможности перевода для дальнейшего отбывания наказания осужденных, злостно нарушающих требования режима: из колонии-поселения в исправительно-трудовую колонию того вида режима, который ранее был определен судом; из колонии-поселения для лиц, совершивших преступления по неосторожности, в колонию общего режима; переведенных из колонии особого режима в колонию строгого режима - в колонию особого режима; из исправительно-трудовой колонии в тюрьму на срок не свыше 3 лет с отбыванием оставшегося срока наказания в колонии; из воспитательно-трудовой колонии общего режима в воспитательно-трудовую колонию усиленного режима.

Формулируя эти общие положения, Основы исправительно-трудового законодательства предоставляют возможность более детального регулирования этих вопросов другим законам, в частности исправительно-трудовым кодексам союзных республик.

В связи с созданием колоний-поселений для лиц, совершивших преступления по неосторожности, большое значение для суда приобретает установление субъективной стороны преступления и отнесение того или иного преступления к неосторожным или к умышленным1. Перед теорией уголовного права стоит достаточно сложная задача выработать рекомендации по этому вопросу. Не претендуя на законченное ее решение, приведем некоторые соображения.

Прежде всего, следует выделить преступления, которые могут совершаться лишь по неосторожности (например, неосторожное убийство, неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение), и преступления, которые могут быть учинены как умышленно, так и в результате неосторожной вины (например, выпуск недоброкачественной продукции, разглашение государственной тайны).

В этих случаях отнесение преступления к неосторожным не представляет большой сложности. Более затруднительно решить этот вопрос в отношении преступлений, связанных с нарушением каких-либо правил (например, правил охраны труда, безопасности движения и эксплуатации транспорта), где само нарушение правил может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности, отношение же к последствиям во всех случаях предполагает неосторожную вину. Такие преступления в литературе именуют, как известно, деликтами с «двойной», «сложной», «смешанной» формой вины.

Вопрос о характере такого рода преступлений возник в судебной практике применительно к автотранспорту и получил свое разрешение в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 6 октября 1970 г. В нем указано, что преступления, предусмотренные статьями 211, 211[369], 213, 252 УК РСФСР (статьями 215, 2152, 217, 246 УК УССР), должны рассматриваться как совершенные по неосторожности, поскольку субъективную сторону этих деяний определяет неосторожное отношение лица к возможности наступления общественно опасных последствий при нарушении им соответствующих правил.

Отсюда можно сделать общий вывод, что преступления, заключающиеся в нарушении каких-либо правил, если это нарушение повлекло за собой наступление определенных, указанных в законе последствий и отношение к этим последствиям было неосторожным, должны рассматриваться как неосторожные независимо от того, умышленно либо по неосторожности нарушены виновным соответствующие правила.

В этом плане представляется противоречивым предложенное А. Зелинским деление преступлений на умышленные и неосторожные. Так, автор считает, что преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 77 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного и воздушного транспорта, повлекшее определенные последствия), ч. 2 ст. 135 (нарушение правил охраны труда, повлекшее несчастные случаи с людьми), должны быть признаны умышленными или неосторожными в зависимости от вины лица в отношении самого нарушения правил[370]. Однако это суждение находится в противоречии с правильным утверждением автора, что преступления, предусмотренные ст. 157 (нарушение ветеринарных правил, повлекшее тяжкие последствия), ст. 158 (нарушение правил по борьбе с заболеваниями и вредителями растений, повлекшее тяжкие последствия), ст. 215, ст. 2152, ст. 217 (транспортные преступления) и рядом других, являются неосторожными, если даже само нарушение правил совершено умышленно.

Очевидно, что конструкция, например, состава, описанного в ст. 215 УК, ничем не отличается от конструкции состава, обрисованного в ч. 1 ст. 77 УК, почему и характер субъективной стороны этих деликтов является одинаковым. Поэтому отнесение одного из них к умышленным, а второго к неосторожным преступлениям непоследовательно.

Они оба, как и другие преступления, указанные в приведенных статьях УК, являются преступлениями неосторожными. Представляется, что Верховному Суду СССР либо Верховным Судам союзных республик целесообразно разработать хотя бы ориентировочный перечень неосторожных преступлений, которым могли бы руководствоваться при назначении ИТК-поселений судебные органы в своей практике.

Применительно к УК УССР может быть предложен следующий перечень преступлений, которые совершаются лишь по неосторожности:

ст. 68 УК (утрата документов, содержащих государственную тайну); ч. 1 ст. 77 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, водного и воздушного транспорта);

ст. 90 (неосторожное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества);

ст. 98 (убийство по неосторожности);

ст. 105 (неосторожное тяжкое или средней тяжести телесное повреждение); ч. 2 ст. 135 (нарушение правил охраны труда, повлекшее несчастные случаи с людьми);

ст. 157 (нарушение ветеринарных правил);

ст. 158 (нарушение правил по борьбе с болезнями и вредителями растений); ст. 2051 (нарушение правил охраны линий связи);

ст. 215 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта лицами, управляющими транспортными средствами);

ст. 215[371] (выпуск в эксплуатацию технически неисправных транспортных средств); ст. 217 (нарушение действующих на транспорте правил); ст. 217[372] (самовольная без надобности остановка поезда);

ст. 218 (нарушение правил горных работ, если оно причинило вред здоровью людей, повлекло человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);

ст. 219 (нарушение правил при производстве строительных работ, если оно причинило вред здоровью людей или повлекло человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);

ч. 2 ст. 220 (нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах, если оно повлекло человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);

ч. 2 и ч. 3 ст. 2201 (нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее возникновение пожара или человеческие жертвы);

ч. 2 ст. 221 (нарушение правил хранения, использования, учета и перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ, повлекшее человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);

ч. 2 ст. 2211 (незаконный перевоз на воздушном судне взрывчатых или легковоспламеняющихся веществ, повлекший тяжкие последствия);

ст. 224 (небрежное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов);

ст. 225 (незаконная пересылка легковоспламеняющихся или едких веществ);

ст. 226 (незаконное врачевание);

ст. 227 (нарушение правил борьбы с эпидемиями; ряд воинских преступлений, например неисполнение приказа, утрата вверенного имущества и пр.).

Наряду с этими преступлениями, которые при любых условиях являются неосторожными, следует выделить деликты, которые могут совершаться и умышленно, и по неосторожности.

К этим преступлениям относятся различные нарушения правил, создающие возможность наступления опасных последствий, и некоторые другие деликты, характер субъективной стороны которых допускает их как умышленное, так и неосторожное совершение.

Кроме ряда воинских преступлений к такого рода преступлениям следует отнести:

ст. 67 (разглашение государственной тайны);

ст. 76 (нарушение правил международных полетов);

ч. 2 ст. 77 (нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта, создающее угрозу наступления тяжких последствий);

ст. 91 (преступно-небрежное отношение к охране государственного или общественного имущества);

ст. 97 (убийство при превышении пределов необходимой обороны); ст. 104 (причинение тяжких телесных повреждений при превышении пределов необходимой обороны);

ст. 108 (заражение венерической болезнью)1; ч. 2 ст. 111 (оставление в опасности);

ст. 112 (неоказание помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни положении);

ч. 2 ст. 113 (неоказание помощи больному лицом медицинского персонала);

ч. 1 ст. 135 (нарушение правил охраны труда); ст. 147 (выпуск недоброкачественной продукции);

ст. 14 7[373] (преступно-небрежное использование или хранение сельскохозяйственной техники);

ст. 156 (продажа недоброкачественных товаров в торговых предприятиях); ст. 162 (незаконное занятие рыбным, звериным или иным водным добывающим промыслом);

ст. 163[374] (нарушение законодательства о континентальном шельфе); ст. 167 (халатность);

ст. 202 (нарушение правил пользования радиоустановками на судах); ч. 1 ст. 218 (нарушение правил горных работ, если оно заведомо могло причинить человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);

ч. 1 ст. 219 (нарушение правил при производстве строительных работ, если оно заведомо могло причинить человеческие жертвы или иные тяжкие последствия);

ч. 1 ст. 220 (нарушение правил безопасности на взрывоопасных предприятиях или во взрывоопасных цехах);

ч. 1 ст. 2201 (нарушение правил пожарной безопасности);

ч. 1 ст. 221 (нарушение правил хранения, использования, учета и перевозки взрывчатых и радиоактивных веществ);

ч. 1 ст. 2211 (незаконный провоз на воздушном судне взрывчатых или легковоспламеняющихся веществ);

ст. 228 (загрязнение водоемов);

ст. 2281 (загрязнение моря веществами, вредными для здоровья людей или живых ресурсов моря);

ч. 2 ст. 229 (нарушение правил изготовления, хранения, отпуска, обмена, перевозки, пересылки ядовитых и сильнодействующих веществ);

ст. 2292 (нарушение правил изготовления, приобретения, хранения, учета, отпуска, перевозки или пересылки наркотических веществ).

В этой группе преступлений суду надлежит обязательно констатировать в приговоре, умышленно или неосторожно учинено виновным соответствующее деяние. Если преступление совершено по неосторожности, то при определении за него наказания не свыше 5 лет лишения свободы суд назначает отбывание этого наказания в колониях- поселениях для лиц, совершивших преступление по неосторожности.

В связи с анализом ст. 25 УК УССР (ст. 23 Основ уголовного законодательства) хотелось бы высказать соображения о самой законодательной технике изложения этой нормы. В юридической науке, которая учитывает многолетнюю практику издания и применения уголовных законов, общепризнано, что отдельные статьи УК должны быть изложены предельно сжато и что само содержание закона должно быть описано по возможности простыми предложениями, наиболее доступными для восприятия. Об этом убедительно писали, например, М. М. Гродзинский1, Н. Н. Полянский2, Н. Ф. Кузне- цова[375], М. И. Ковалев[376]. Однако в последние годы при внесении изменений и дополнений в Основы и в соответствии с ними в УК ст. 25 УК УССР (ст. 23 Основ) стала чрезвычайно громоздкой. Если при принятии Основ в 1958 г. она насчитывала шесть частей, то в настоящее время - девять частей. Кроме того, сама конструкция этих частей включает в себя еще и десять подчастей, подабзацев. Такое изложение закона приводит к ошибкам в его применении, затрудняет его понимание как гражданами, так и юристами (ведь ст. 25 занимает в тексте Кодекса две полных страницы!). Поэтому целесообразно, следуя проверенным рекомендациям законодательной техники, текст ст. 25 УК изложить в нескольких статьях, то есть разбить эту статью на несколько статей, дав им соответствующие наименования, например: «Сроки лишения свободы»; «Виды лишения свободы»; «Назначение и изменение вида лишения свободы лишь по приговору или определению суда»; «Назначение исправительно-трудовой колонии осужденным к лишению свободы мужчинам»; «Назначение тюремного заключения» и т. п.

Все эти статьи можно объединить в одну из глав Общей части УК под заглавием «Лишение свободы». Сама эта глава должна входить в раздел УК «Назначение наказания». Представляется, что такое улучшение законодательной техники изложения ст. 25 УК привело бы не только к большей четкости и ясности закона, но и явилось бы существенным условием правильного его применения.

<< | >>
Источник: М. И. БАЖАНОВ. Избранные труды / М. И. Бажанов ; [сост.: В. И. Тютюгин, А. А. Байда, Е. В. Харитонова, Е. В. Шевченко ; отв. ред. В. Я. Таций]. - Харьков : Право,2012. - 1244 с. : ил.. 2012

Еще по теме § 2. Виды лишения свободы:

  1. Статья 390. Уклонение от отбывания наказания в виде ограничения свободы и в виде лишения свободы
  2. Статья 393. Побег из места лишения свободы или из-под стражи
  3. 25.20. Побег из места лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи (ст. 313)
  4. 25.21. Уклонение от отбывания лишения свободы (ст. 314)
  5. ПОБЕГ ИЗ МЕСТА ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ
  6. Уклонение от отбывания лишения свободы
  7. 69. УСЛОВИЯ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ В ВИДЕ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ В ТЮРЬМАХ
  8. Статья 314. Уклонение от отбывания ограничения свободы, лишения свободы
  9. § 1. Сроки лишения свободы
  10. § 2. Виды лишения свободы