<<
>>

Источники и критерии их отбора

Основным источником для изучения киммерийской эпохи в степях Северного Причерноморья являются погребальные памятники. Предскифские погребальные комплексы впервые были выделены в самостоятельные группы памятников черногоровского и новочеркасского типов А.А.

Иессеном [1954, с. 119-127] и А.И. Тереножкиным [1976]. Благодаря работам этих и некоторых других исследователей (В.В.Отрощенко, Э.С.Шарафутдинова и др.), были определены основные критерии отбора памятников. В данной работе эти термины используются для условного обозначения двух групп погребений предскифского времени. Группа вытянутых захоронений называется новочеркасской, группа скорченных - черногоровской.

Для черногоровской группы обычны впускные подкурганные погребения в подбоях или грунтовых ямах. Скорченные и ориентированные в большинстве случаев на восток костяки покоятся, преимущественно, на левом боку, реже на спине или правом боку, иногда с завалом на грудь (ничком). В положении рук выделяются сочетания, когда левая рука вытянута вдоль тела, а правая согнута в локте, или обе руки вытянуты вперед к коленям ног либо согнуты в локтях кистями перед черепом. Ноги зачастую согнуты под прямым или тупым углом в тазобедренных суставах и под острым - в коленных. Помимо характерной керамики, в погребениях фиксируется напутственная пища, главным образом кости овцы, а также бронзовые или костяные детали конской узды, металлические ножи, каменные оселки, бронзовые или кожаные очелья, деревянная посуда с металлическими оковками и некоторые другие категории инвентаря.

К новочеркасской группе отнесены предскифские погребения, произведенные на спине или на боку вытянуто и ориентированные, главным образом, в западном направлении. Ноги иногда перекрещены в голенях. Руки протянуты вдоль туловища, реже они соединены в кистях или одна рука согнута в локте, вторая вытянута вдоль тела. Могильные ямы нередко с подбоями.

В устройстве грунтовых могил зафиксировано применение довольно сложных деревянных конструкций. В погребениях этой группы присутствуют разнообразные типы керамики, однокольчатые и двукольчатые удила, бляхи, кинжалы и мечи, наконечники стрел, украшения.

Таким образом, основными критериями для выделения предскифских памятников является инвентарь в сочетании с характерными элементами погребальной обрядности (положение скелета, ориентировка и пр.). При их анализе я исходил из предположения, что достоверно киммерийскими погребениями могут считаться лишь те, возраст и культурная принадлежность которых подтверждается соответствующими чертами погребальной обрядности и вещами.

Значительный интерес представляют не только собственно раннекочевнические (черногоровские и новочеркасские) погребения, но и сезонные стоянки (зимники), выявленные, в частности, на берегу Сиваша около с. Сергеевка [Leskov 1974, s. 59; Тереножкин 1976, с. 199; Махортых 1993, с. 47]. Стоянки являются наименее изученным видом археологических памятников кочевого населения, так как отсутствие на них значительных культурных напластований не позволяет найти их и исследовать в достаточной мере. Вместе с тем малочисленность выявленного там материала и его культурное своеобразие затрудняет их культурно-хронологическую атрибуцию. Скудность находок на стоянках раннего железного века зачастую не позволяет сделать определенных выводов относительно их культурной принадлежности. Однако, на зимнике у с. Сергеевка, помимо маловыразительных обломков керамики, оказался набор уздечных принадлежностей (бронзовые удила с кольчатыми окончаниями и пара стержневидных трехпетельчатых псалиев), не оставляющий сомнений относительно принадлежности этого памятника к предскифскому периоду, точнее к IX-VIII вв. до н.э.

Следует упомянуть также и памятники т.н. камышеватского типа представляющие собой поселения, имеющие признаки временных стоянок обнаруженные в Северо-Восточном Приазовье на р. Камышеватой. Анализ полученных археологических, геологических и палеоботанических данных указывают на постбелозерский возраст камышеватского типа памятников и ограничивают его нижний временной рубеж начальным этапом позднейшего предскифского периода, связываемого с появлением памятников черногоровского пласта [Горбов, Подобед 1996, с.

96].

Исходя из современного уровня накопления источников и концентрации киммерийских памятников в бассейнах рек, необходимо изучить локальные особенности и общие черты изучаемых памятников Северного

Причерноморья. Это поможет понять происхождение, становление и развитие обществ, относящихся к кругу киммерийской культуры.

Предскифские памятники Северного Причерноморья рассматриваются в рамках шести территориальных подгрупп: Дунайско-Днестровской,

Южнобугской, Приднепровской, Орельско-Самарской, Крымской и

Восточноукраинской. В основе территориального деления лежит

концентрация памятников в бассейнах крупных рек. Подобное деление, очевидно, отражает реальную историческую картину приуроченности перекочевок древнего населения в засушливый климатический период к долинам рек.

Попытка выделения локальных зон среди предскифских, и в частности, скорченных погребений типа Черногоровки, предпринималась также О.Р.

Дубовской [1994, с. 15-29]. Среди категорий инвентаря, определяющих локальные различия, она называет уздечные принадлежности, украшения и лощеную керамику. С помощью их картографирования О.Р. Дубовская выделила четыре локальные зоны распространения скорченных черногоровских погребений (северо-западную, орельско-самарскую,

нижнеднепровскую и северо-восточную), которые различаются между собой наличием или отсутствием отдельных категорий инвентаря. Однако, проведенный мной критический анализ критериев предложенного О.Р. Дубовской деления показал их несоответствие имеющимся археологическим реалиям [Махортых 2002, с. 103-106; 2005].

Так, например сосредоточение погребений с кубками и сосудами «гальштатоидного» (по О.Р. Дубовской) облика на территории СевероЗападного Причерноморья явилось основанием для выделения северо - западной зоны [Дубовская 1994, с. 18, рис. 1]. Необходимо отметить, что в черногоровских памятниках Дунайско-Днестровской подгруппы лощенная керамика сопровождает только половину погребений, в другой она, либо вообще отсутствует, либо представлена кухонной посудой.

Кроме этого, укажем на аморфность термина «сосуды гальштатоидного облика». Наряду с керамикой, вероятно прямо заимствованной из культур фракийского гальштата Карпато-Подунавья (например, корчага из п.2 к.1 у с. Калиновка в Южном Побужье), О.Р. Дубовская включает в число «гальштатоидных» и сосуды чернолесского типа (Днепрорудный, Волошское и др.), о фракийской принадлежности которых говорить не приходится. Примечательно, что исследовательница ни в этой, ни в предыдущих своих работах самостоятельно не рассматривала вопрос о генезисе посуды предскифской эпохи. О.Р. Дубовская, как правило, только “присоединяется” к мнениям своих предшественников (работы В. А. Ильинской, А.И. Тереножкина, А.И. Мелюковой), которые зачастую не имеют ничего общего с реконструируемыми на их основе представлениями О.Р. Дубовской о происхождении предскифского керамического комплекса.

К числу «гальштатоидной» керамики, типичной для северо-западной зоны, О.Р. Дубовская относит также сосуды из погребений у Золотой Балки (к.14) и Петрово-Свистуново. Примечательно, что эти же сосуды фигурируют в работе О.Р. Дубовской в качестве особого типа узкогорлой корчаги, составляющей локальное своеобразие керамического комплекса не северо - западной, а нижнеднепровской зоны [Дубовская 1994, с. 18, 21].

Лощеные кубки из черногоровских погребений с жаботинским орнаментом (Колпаковка ХХѴІ, 4/1; Облои 3/1) одновременно фигурируют у О.Р. Дубовской в качестве «кубков гальштатоидного облика», а также среди типов с генетической черногоровской подосновой, которые якобы продолжают линию развития керамики скорченных черногоровских погребений [Дубовская 1994; 1997]. Очевидно, что О.Р. Дубовская использует в качестве критерия понятие «сосуды гальштотоидного облика», содержание которого остается для нее расплывчатым. Данное обстоятельство делает невозможным его дальнейшее использование.

Отмечу также другое заключение О.Р. Дубовской, согласно которому уздечные принадлежности составляют специфику северо-восточной локальной зоны черногоровских памятников, занимающей, по ее мнению, обширную территорию от Орельско-Самарского междуречья и р.

Молочной на западе, до Заволжья на востоке [Дубовская 1994]. Однако, при ближайшем рассмотрении оказывается, что девять (82%) из 11 упомянутых в работе О.Р. Дубовской комплексов локализуются в восточных областях Украины и сопредельных районах Нижнего Дона, тогда как в Поволжье их известно всего два (18%). Иными словами, подавляющее большинство погребений с уздечными принадлежностями черногоровского типа локализуется в степной части достаточно компактной территории. Приведенные выше данные требуют внесения корректив и уточнения границ локальных зон, выделенных О.Р. Дубовской. В качестве специфических деталей уздечного набора скорченных предскифских захоронений восточной Украины и Нижнего Дона следует также назвать псалии черногоровского типа, которые в Поволжье до сих пор неизвестны.

Сделанные выше критические замечания по поводу работы О.Р. Дубовской ни в коей мере не ставят под сомнение актуальность и необходимость изучения территориальных групп и локально-типологических особенностей предскифских древностей Северного Причерноморья.

Мною привлечено к анализу 129 захоронений черногоровской группы и 96 погребений новочеркасской группы с территории Северного Причерноморья (рис. 1). Их подробное описание приведено в Каталоге памятников. В работе рассматриваются только инвентарные погребения, которые с уверенностью можно связать с киммерийской культурой. Большинство из них сопровождается предметами инвентаря, характерными для предскифского периода.

Для территории Дунайско-Днестровского междуречья и Нижнего Поднестровья я располагаю данными о 24 черногоровских погребениях. При их перечислении здесь и далее в числителе указан порядковый номер кургана, а в знаменателе - номер погребения: Березки; Бутор 14/2, 14/5, 14/6; Васильевка 43/1; Великодолинское 1/5, 1/11; Глиное 4/2; Гура-Быкулуй 5/1; Желтый Яр 2/12; Котюжень 3/16; Кочковатое 50/1 б; Красное 1/7, 5/3; Лиманское 1/1; Орловка 1/8; Плавни 8/2; Рошканы 3/4; Семеновка 2/1; Старые Бедражи 22/4; Суворово 5/1, 5/2, 6/1; Траповка 1/9.

В этом регионе найдены и 24 погребения новочеркасского типа: Бутор 3/3; Дальник 1/1; Каушаны 1/2; Киркаешты 2/6; Маяки 2/5; Ново-Котовск 1/9; Новоселица 1/3; Новосельское п.3 и п.4; Огородное 1/9; Парканы к.97 и к.98б; Петродолина 2/1; Пивденное 1/1; Саицы 5/9; Сарата 10/13; Слободзея 3/1, 3/3;

Суворово 4/1; Суклея к.3; Тирасполь к.385; Урсоая 1/4; Хаджиллар 1/2; Холмское 2/3. Особо следует подчеркнуть факт локализации киммерийский захоронений не только в степных, но и в лесостепных районах региона. В Поднестровье к числу предскифских памятников можно отнести и клад в кургане у с. Пуркары, включавший наконечник копья и сбрую, а также ряд разрушенных захоронений [Мелюкова 1989, с. 308, табл. 3, 10; Махортих 1996, с. 11; Яровой, Бруяко 2000, с. 157].

А.И. Тереножкин считал Суворовский могильник одним из старейших предскифских памятников черногоровской ступени, начало которой он относил к рубежу X-IX вв. до н.э. [Тереножкин 1976, с. 207-208].

Впоследствии некоторыми авторами была предпринята попытка пересмотра культурной принадлежности курганов №№ 3-6 Суворовского могильника, и все они или большая их часть были отнесены к белозерской культуре [Отрощенко 1989, с. 111; Ойстрах 1991, с. 82-86]. При этом исследователи ссылались на принципиальные различия между белозерскими и киммерийскими погребениями, первые из которых являются основными, а вторые - впущены в курганы эпохи бронзы. Поддерживая мнение указанных исследователей об архаичности погребений из с. Суворово, нельзя согласиться с их аргументацией о культурной принадлежности захоронений. В настоящее время на юге Восточной Европы выделяется группа киммерийских погребений, датирующихся IX - началом VII вв. до н.э. и являющихся основными в курганах. Они найдены в Молдове (Котюжаны, Слободзея), в степной и лесостепной Украине (Бандышевка, Большемихайловка, Квитки, Петродолина, Провалье и др.), а также на Северном Кавказе (Уашхиту). Эти памятники показывают, что традиция сооружения курганов на юге Восточной Европы существовала на протяжении всего предскифского периода [Machortych 1998, s. 437-439]. Вместе с тем материалы Суворовского

Редкую комбинацию двух погребальных конструкций представляет «парное» захоронение в к.50 белозерского могильника у с. Кочковатое [Ванчугов, Субботин, Дзиговский 1992, с. 56-58; Отрощенко 2001, с. 191]. Один из обнаруженных там умерших (№1) находился в большой прямоугольной яме, тогда как другой (№2) - был похоронен в подбое, устроенном в восточной стенке этой ямы. При этом, ровик, первоначально вырытый по периметру стенок центральной погребальной камеры, на участке стыка ямы и подбоя (опущенного своим основанием ниже дна ямы на 0,2 м) был снивелирован и наклонно обрывался по его краям. Данное обстоятельство позволяет рассматривать погребение в подбое, как хронологически более позднее по отношению к погребению, совершенному в прямоугольной яме. Об этом свидетельствует и сам тип погребального сооружения в виде подбоя, который является характерным не для белозерской культуры, а для последующего киммерийского периода. Более того, выявленный в подбойном захоронении горшок биконической формы с невысоким горлом ближайшие соответствия также находит в предскифских захоронениях Северного Причерноморья (Орловка 1/8; Чечелиевка 2/4 и др.).

Вторая подгруппа объединяет памятники, сосредоточенные в бассейне Южного Буга: 10 черногоровских и 13 новочеркасских захоронений.

Черногоровская группа этого ареала представлена следующими погребениями: Анатольевка 1/5; Виноградный Сад 4/2; Донино-Каменка 2/1; Калиновка 1/2; Ковалевка 4/6; Константиновка 12/11; Новошмидтовка 1/15; Отрадное 9/5; Соколовка 2/3; Терновка.

Новочеркасская группа включает захоронения Благодатное 4/1, 4/11; Виноградный Сад 2/6; Ивановка 4/1; Касперовка 2/5, 2/12; Костычи 1/8, 2/2; Мефодиевка 1/4; Новая Одесса 1/6; Новопетровка; Привольное 3/1; Яблоня 4/1. Вероятно, из разрушенных киммерийских погребений этого региона происходят два сосуда хранящиеся в Николаевском музее [Гаврилюк 1979, с. 31, 32].

Памятники Приднепровской подгруппы занимают, главным образом, Надпорожье и Нижнее Поднепровье и включают более 50 погребений черногоровского типа: Аккермень 11/9, 17/11; Андрусовка 1/5; Башмачка; Бехтеры 1/7; Благовещенка 1/4, 2/5; Бурчак 9/1; Васильевка 1/3;

Вильногрушевка 11/2; Висунск 1/2; Высокая Могила п.5; Высокое 5/3; Галагановка 1/4; Головковка 6/3; Грушевка к.1/3, п.2(8); Днепрорудный 7/1; Жовтневе 7/3; Заповитное 9/2; Звонецкое 15/2; Златоустовка 1/2; Золотая Балка 11/4, 14/3; п.3; Каменское 1/12; Кисличеватое 4/7; Львово 14/2; Любимовка 23/2, 56/2; Малокатериновка 2/1; Марьянское 7/1; Мелитополь 2/3; Метрополь 1/3; Новочерноморье 4/9, 4/19; Облои 3/1; Орджоникидзе 24/2; Орехово 3/3; Павловка 2/3; Первомаевка 2/5, 3/5; Поддубное 2/2; Пришиб 41/2; Скелеватое 2/8; Софиевка 40/1; п.3; Старобогдановка 1/2; Чечелиевка 2/8; Шевченковка 21/10; Шированка 4/1; Широкая Балка 2/13.

Довольно многочисленны и погребения новочеркасского типа на этой территории. Исследовано 38 погребений этого круга: Аккермень 19/5; Александрия 2/7; Балки 1/1; Богдановка 2/4; Большемихайловка 1/1; Васильевка 1/8; Великая Александровка 1/1; Верхнетарасовка 52/2; Видножино 1/3; Высокая Могила п.2; Головковка 6/13; Димитрово 1/1; Днепровка 1/14; Дубовая Могила, п.14; Звонецкое 2/10; Зеленый Луг 3/6; Каменка 5/15; Кривой Рог, курган «Могила» п.3; Кут 8/12 и 32/7; Лиманцы 3/3; Малокатериновка 2/8; Мамай-Гора 161/8; Никополь 2/5, 3/10; Орджоникидзе 2/16; Первомаевка 3/4; Показовое 5/2; Пришиб 4/15, 25/25, 30/19; Рыбасово 6/1; Софиевка 40/2, 40/5; Чернобаевка; Чечелиевка 2/4; Ясиноватое 19/1, 27/3.

В этом же регионе известны клад в кургане 11 у г. Каменка - Днепровская, включавший наконечники копий и сбрую, а также несколько разрушенных киммерийских захоронений: Волошское, Малая Цимбалка, Петро-Свистуново, Родионовка.

Орельско-Самарская подгруппа занимает пограничье двух природных зон: степи и лесостепи в бассейнах рек Самары и Орели. Здесь исследованы 16 погребений черногоровского типа: Булаховка 1/2, 1/4; Дубовики 1/2; Заплавка 5/8, 7/2; Колпаковка 1/1, 4/1; Котовка 1/8; Николаевка 1/4, 3/4; Песчанка 5/1; Соколово 2/1, 3/4; Спасское 3/3; Терны 1/1; Троицкое 13/5.

К новочеркасской группе в этом регионе можно отнести шесть погребений: Александровка 1/1; Богдановка 5/3; Бузовка 2/3; Лычково 2/2; Соколово 1/2, 5/9.

Крымская подгруппа включает памятники, которые локализуются, в основном, в Присивашье, реже - в Южном и Западном Крыму, а также на Керченском полуострове. Здесь исследовано 13 черногоровских погребений. Они локализуются в основном в Присивашье: Изобильное 2/9, 3/3; Рисовое 5/9; Рюмшино 1/3; Танковое 9/4; Целинное 16/3. Помимо этого они встречены в Южном (Зольное 1/5, Марьино 3/3) и Западном Крыму (Владимировка 2/10; Западнодонузлавский курган 1/5), а также в центральных районах полуострова (Колоски 12/7, Ленинское 2/1) и на Керченском п-ве (Астанино 7/7). В п.2 к.1 у с. Рюмшино были обнаружены разрозненные кости скелета взрослого человека, однако, судя по размерам могилы и местоположению жертвенной пищи и сосуда, можно предполагать, что захоронение совершено в скорченном положении головой на северо-восток [Колотухин 2000, с. 9]. Однако в этой работе я отнес данное захоронение к числу разрушенных.

В новочеркасскую группу включено 10 захоронений Крыма: Зеленый Яр 4/6, 5/1; Зольное 1/10; Ленинское 2/2; Луговое 2/2; Марьино 2/1; Орлянка 1/1; Суворово 10/2; Танковое 9/6; Шалаши 9/3.

На территории Восточноукраинской территориальной группы 15 черногоровских памятников изучены в бассейне р. Северский Донец и его притоков, а также в северном Приазовье. Несколько изолированно от всех остальных, на северо-востоке Луганской области, располагается Заречное 1/11. На юге Луганщины в пределах юго-восточной оконечности Донецкого кряжа (в физико-географическом отношении этот район относится к пограничной зоне Донецкой лесостепи и степей северо-восточного Приазовья) локализуются такие черногоровские памятники как Астахово III, 14/3, IV, 18/13; Бирюково 8/2; Веселая Долина 1/2; Говоруха 6/3; Зимогорье 2/5; Клунниково 6/1; Новоалександровка 3/2; Провалье 8/1; Черногоровка 1/2, 1/3. Несколько черногоровских комплексов выявлено в северном Приазовье неподалеку от побережья Азовского моря (Кременевка 2/4; Приморский 2/5) или же верховьях р. Кальмиус (Высокое 5/1).

Новочеркасские погребения этого региона немногочисленны: Астахово 3/11; Васильевка 1/25; Кременевка 1/9; Куйбышево 3/9; Раздольное 4/3. Киммерийскими являются и несколько разрушенных погребений этого региона: Камышеваха к.256, Кременевка 2/3, Луганское, Николаевка 3/3. С этой же территории происходит и клад конской сбруи в кургане у с. Преображенное Сватовского р-на Луганской области.

2.2.

<< | >>
Источник: Махортых С.В.. КУЛЬТУРА И ИСТОРИЯ КИММЕРИИЦЕВ СЕВЕРНОГО ПРИЧЕРНОМОРЬЯ. 2008

Еще по теме Источники и критерии их отбора:

  1. Универсальные кадроведческие технологии: конкурсный отбор, аттестация, работа с резервом кадров.
  2. Основные понятия. Сущность и источники содержания образования.
  3. СООТНОШЕНИЕ ЭВРИСТИЧЕСКОЙ И РЕГУЛЯТИВНОЙ ФУНКЦИИ ФИЛОСОФСКИХ ПРИНЦИПОВ в ФОРМИРОВАНИИ НОВОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  4. Экологические критерии реализации инвестиционных проектов.
  5. Критерии отбора рисков
  6. 6. Фальсифицируемость как критерий демаркации
  7. Источники, аспекты, основные результаты и перспективы когнитивного осмысления истории изучения глаголов речи
  8. Критерии отбора многоквартирных домов ДЛЯ МУНИЦИПАЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ
  9. § 1. Правовые системы и критерии их классификации. Правовые семьи
  10. 7. Кросс культурное исследование: основные источники ошибки (bias). Как обеспечить кросс культурную эквивалентность инструмента?
  11. Источники и критерии их отбора
  12. Обоснованы ли решения о высвобождении персонала?
  13. § 2. Обнаружение и фиксация источников и носителей доказательственной информации как основная задача первоначального этапа расследования преступлений
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -