<<
>>

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ АЗИЯ?

Пожелания, чтобы Россия "оставалась там, где она есть", были широко распространены в Западной Европе уже в прошлом веке. Причем они были представлены во всех секторах политического спектра - от самых реакционных, которые боялись чрезмерного усиления влияния русского царя на их "домашние дела", до крайне левых, видевших в России главную силу, сдерживающую европейскую революцию.
И для тех, и для других Россия относилась не к Европе, а к Азии, которая, по определению, враждебна Европе; лучшим решением для них всех было бы "запереть" русских в Азии.

Логика рассуждений и терминология как реакционеров, так и революционеров совпадали до смешного. В качестве иллюстрации можно привести следующую цитату: "Итак, для Европы существует лишь одна альтернатива: либо возглавляемое московитами азиатское варварство обрушится, как лавина, на ее голову, либо она должна восстановить Польшу, оградив себя таким образом от Азии двадцатью миллионами героев, чтобы выиграть время для завершения своего социального преобразования"2. Звучит исключительно злободневно, не правда ли? Однако процитированному высказыванию почти полторы сотни лет, его автором является К. Маркс, и сделано оно 22 января 1867 года в Лондоне на митинге в поддержку Польши. Кстати, о том, что слова Маркса не обмолвка и не минутное затмение, свидетельствуют более поздние заявления Ф. Энгельса о готовности "хоть сейчас" взять в руки винтовку, как только зайдет речь о том, чтобы выступить в антирусский поход, и голосование социал-демократов в германском рейхстаге за военные кредиты в августе 1914 года на том основании, что кайзер, наконец, объявил войну ненавистной России. Налицо было самое трогательное единение империалистов, милитаристов и социалистов. Это от их общего имени военная пропаганда рейха обрушивала в 1914-1918 годах на голову французов и анг-

личан немыслимые инвективы за то, что те "предали" европейские интересы и через союз с Россией вовлекли Азию в решение проблем континента.

Похоже, что кое-какие сомнения в этом плане приходили в голову и самим западным руководителям.

Во всяком случае, они с подозрительной поспешностью отказались выполнять свои обязательства перед Россией в отношении послевоенного устройства Европы, как только их обессиливший союзник прекратил военные действия на Восточном фронте. Победа большевизма в России до крайности упростила задачу ее изоляции от остальной Европы. Парижу и Лондону, полагавшим, что раз и навсегда сломили германскую мощь, казалась дикой сама мысль о том, что им когда-либо вновь потребуется помощь восточного гиганта. Они с невероятным тщанием возвели "санитарный кордон" вокруг очага идеологической заразы на территории бывшей Российской империи, будучи убежденными, что в случае нужды Польша сможет взять на себя функцию "Восточного фронта" против возможной германской опасности3.

Теперь уже немцы использовали российский противовес для того, чтобы выстоять в условиях франко-британского диктата в Европе. Десятилетний "Ра- палльский период" (1922-1932 годы) продемонстрировал благотворность российско-германского сотрудничест ва для упрочения европейского мира. Грозовые тучи военных осложнений, несколько раз сгущавшиеся за эти годы над континентом, так и не пролились свинцовым дождем. Правда, Веймарской Германии сильно доставалось в пропагандистском плане за срыв "паневропей ской солидарности" в борьбе с нечестивым коммунизмом, который изображался не иначе как в виде разбойного вида молодчика с азиатским разрезом глаз и с зажатым в зубах ножом. (При этом просто игнорировался тот факт, что "реальный социализм" представлял собой на деле шаржированную, карикатурно искаженную, доведенную до абсурда квинтэссенцию идеальных конструкций, вырабо-танных западноевропейской философской мыслью, и, следовательно, имел очень мало общего с теориями азиатского происхождения.) Надо заметить, что антисоветские тенденции были широко представлены и в самой донацистской Германии, правительству которой приходилось зачастую "прятать" сотрудничество с Советской Россией от собственной общественности. Приход к власти Гитлера с его оголтелым антикоммунизмом и открыто провозглашенным намерением завоевать "жизненное пространство" для Германии за счет Советского Союза вызвал едва скрываемое одобрение Запада, без заметных колебаний вступившего на скользкий путь терпимого отношения к потенциальному агрессору в надежде подорвать его руками ненавистную большевистскую Россию.

Предыстория развязывания Германией второй мировой войны и ее нападения на СССР 22 июня 1941 года также является хрестоматийным примером катастрофических последствий глубокого германо-советского конфликта для судеб мира в Европе.

В данном контексте очень важно точно определить историческое место и значение пакта Риббентропа - Молотова о ненападении от 23 августа 1939 года, на который ныне часто и недобросовестно ссылаются как на доказательство опасности "чрезмерной близости" Германии и России. Разумеется, в плане практической политики пакт был ошибкой сталинского руководства, недооценившего вероятность быстрого разгрома Франции и близость нацистского нападения на СССР, а также переоценившего боеготовность Красной Армии. (Моральную сторону дела приходится оставить в стороне, поскольку все определявшие тогда обстановку в Европе державы пытались в разное время до-

говориться с агрессором). Однако кто может гарантировать, что в конфликте с Германией, возникни он в сентябре 1939 года, а не полутора годами позже, когда Англия и фактически США уже воевали с Гитлером, у СССР вообще были бы союзники на Западе? А что было бы, если бы продвижение вермахта к жизненным центрам страны началось не с отодвинутых на восток рубежей, а с границы 1939 года, проходившей под Киевом и Ленинградом?

В ходе Второй мировой войны нацистам удалось силой оружия осущест-вить практическое объединение Европы по колониаль ному варианту. Был момент, когда за пределами германской сферы господства остались по существу лишь Великобритания и Россия (практически в сегодняшних границах); нейтралы типа Швеции и Швейцарии вели активное экономическое сотрудничество с Берлином. Не случайно именно в этот момент (шел 1943 год) немцы провозгласили создание "Европейского экономического сообщества" (данный термин был позже использован при заключении Римских договоров, положивших начало западноевропейской интеграции в послевоенный период). Однако экономического ограбления континента Гитлеру было недостаточно. Он требовал от закабаленных европейцев личного участия в войне против большевистского "азиатского варварства". Нужна была зримая демонстрация "единого европейского порыва" всего континента под национал-социалистским водительством. В результате помимо контингентов официальных союзников рейха (итальянцев, венгров, румын) на Восточном фронте против СССР воевали испанцы из "Голубой дивизии", а также французы, фламандцы, прибалты и другие из добровольческих формирований СС. Тем не менее единая фашистская Европа не состоялась; германскому национал-социализму не удалось подчинить европейцев кровавому диктату Берлина. С возникновением и распадом нацистской модели объединенной Европы история окончательно отбросила возможность европейской интеграции под эгидой какой-либо одной, пусть даже очень мощной, державы.

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина.. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина. Том III. Ис-следования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)",2002. 491 с.. 2002

Еще по теме С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ АЗИЯ?:

  1. Г.В.Ф. ГЕГЕЛЬО преподавании философии в гимназиях
  2. 3. Идея бессмертия души  
  3.   ПРОСТРАНСТВО  
  4. Оуэн
  5. о поэзии СОЧИНЕНИЕ АРИСТОТЕЛЯ. ПЕРЕВЕЛ, ИЗЛОЖИЛ II ОБЪЯСНИЛ Б. ОРДЫНСКИЙ. МОСКВА. 1854
  6. ПИСЬМА ОБ ИСПАНИИ
  7. [ПОДСТРОЧНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ К ПЕРЕВОДУ МИЛЛЯ]
  8. 8. А. Н. и М. Н. ЧЕРНЫШЕВСКИМ [8 марта 1878.J
  9. 4 ОБЩИЙ ХАРАКТЕР ЭЛЕМЕНТОВ, ПРОИЗВОДЯЩИХ ПРОГРЕСС
  10. ЯЗЫК ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИ
  11. ОБ ИДЕЙНЫХ И СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМАХ И МОТИВАХ ЛИТЕРАТУРНЫХ ПЕРЕДЕЛОК И ПОДДЕЛОК
  12. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ