<<
>>

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

В югославской и албанской исторической науке ведутся споры о происхождении албанцев и об их исконных землях в ранней албанской истории. Первое упоминание албанцев относится к XI в.
Один из источников говорит об "Арбано-

не", который находился в гористой области, в центре современной Албании. Ди-ректор Исторического института Сербской академии наук С. Терзич считает, что географические области Косово и Метохия никогда не находились в составе какого-либо албанского государства, а с XII в. входили в средневековое Сербское государство и с тех пор европейской науке известны как исторические области Сербии, что в XIV в. "южная граница сербского средневекового государства проходила по реке Мат в современной Албании"3. В средние века, до турецкого завоевания, это были территории, наиболее сильные в культурном отношении в Сербском государстве, что подтверждают существующие там и ныне 1300 монастырей, церквей и других памятников сербской православной культуры. Само название "Косово", которому сегодня придается особое значение исторического и этнического целого, выделяющегося из всего сербского этнического про-странства, связано прежде всего со старым географическим понятием Косово- поле. Так называлась равнина около рек Ситница и Лаб, окруженная со всех сторон горами. Только в конце XIX в. это понятие начинает расширяться в результате названия турецкой административной области Косовский вилайет. Метохия - область в Южной Сербии, где о XIV в. большинство земель принадлежало церкви. Названия этих областей произошли от сербских слов "кос" - "дрозд" и "ме- тох" - "церковное имение". Первые турецкие переписи из 1455 и 1485 гг., опубликованные в Сараево и Тиране, упоминают населенные пункты со староалбанскими названиями только на периферии Метохии. Почти вся топонимика здесь - сербского, т.е. славянского, происхождения. Из 280 сел в Метохии и Алтины (охватывает часть нынешней Албании) только 30 населенных пунктов имеют названия староалбанского происхождения.

Многие источники показывают, что в первые десятилетия турецкой власти этой части Сербии в преобладающем большинстве жили православные сербы, и так состояние продлилось до конца XVII в.

На Косово поле в 1389 г. произошел бой сербов с турками, который историки считают одной из важных вех европейской истории. Он открыл Османскому царству дорогу в Европу, положил начало многовековому завоеванию Балкан и рабству славянских народов. Сербы не смогли выиграть битву, понесли огромные потери, но сражались стойко. Косово поле стало символом сербского героизма и сопротивления турецкому завоеванию, которое занимает особое место в сербском эпосе, литературе, искусстве и коллективном сознании.

В Албании полагают, что Косово "является территорией с автохтонным иллиро-албанским населением, которое не только постоянно проживало там в разные исторические периоды, но и составляло большинство жителей", что, "несмотря нашествие на Косову (албанцы называют край "Косова". - Е.Г.) в IX-XI вв. славян и ее вхождение в болгарские и сербские государственные структуры, албанцы все остались в большинстве на своих землях, успешно со-

4

противляясь процессу славянизации" .

Нашествие турок на Балканы в конце XIV - начале XV в. привело к росту эмиграции славянского населения на запад и север, за реки Дунай и Саву, на протяжении XVI-XIX столетий. Сокращение православного населения в исконных районах его проживания стало важным следствием турецких завоеваний. Турецкие правители заселяли опустошенные юго-западные районы Старой Сербии мусульманским населением, преимущественно турками и албанцами из горных областей Албании. Туркам удалось закрепить многочисленное мусульманское население в важных со стратегической точки зрения районах Вардарской

Македонии, Косова, Метохии, Санджака5 и Боснии. Этот мусульманский коридор как бы делил надвое область расселения сербов и черногорцев6. Спасаясь от массовых злодеяний турецкого войска и албанских чет, часть сербов покидала родные места, другие же принимали ислам, что приводило к их постепенной ис- ламизации.

Стоян Новакович, посланник Сербии в Константинополе, писал в 1898 г. министру иностранных дед Турции о злодеяниях албанцев над христиан-ским населением сербской народности, которые преследовали цель "тот народ истребить в тех краях": "Арбанасы, хорошо вооруженные и почти уверенные, что не будут наказаны, дали полную свободу своим набегам, поскольку их фанатизму и их необузданной ненависти ничего не стоит на пути. Убийства и грабе-жи случаются каждый день. Число беженцев, которые переходят границу, чтобы спасти свои жизни, огромно, и оно растет каждый день. По данным Королевского правительства, за короткое время, только за несколько месяцев прошлого лета и зимы в санджаках Приштинском, Ново-Пазарском, Печском и Призрен- ском было совершено более 400 преступлений - убийств, поджогов, разбойных

7

нападений, осквернений храмов, насилий, захватов, грабежей" .

Несмотря на длительное вытеснение из района Косова и Метохии, сербы - как православные, так и принявшие ислам - в середине и в конце XIX в. еще составляли там около половины населения . Например, в городках Печ, Джаковица и Призрен в 1838 г. жили 31650 православных сербов и сербов-мусульман и 23650 албанцев-мусульман и албанцев-католиков. Православные сербы в Призре- не имели абсолютное большинство: - 16800 сербов, 6150 албанцев. В Пече сербы православные и сербы-мусульмане также были в большинстве по отношению к албанцам - 11050 и 500, в то время как в Джаковице абсолютное большинство составляли албанцы-мусульмане. В религиозной структуре сельского населения этих трех округов мусульмане преобладали над христианами - 80150 и 562509.

В результате победы в Первой балканской войне против Турции, которую в 1912 г. вели Сербия, Черногория, Болгария и Греция, создав Балканский союз, Турция утратила почти все свои владения на Балканах, а территории стран Балканского союза расширились. Хотя великие державы создавали независимую Албанию, сербское правительство не шло ни на какие уступки по поводу Косова и Метохии, называя их "святой землей" сербского народа, с которой начиналась сербская государственность.

Эти области отошли к Сербии, что дало повод Албании предъявлять ей территориальные претензии, албанцам края говорить об оккупации Косова Сербией, а всем вместе после 1918 г. начать борьбу за присоединение этих областей к Албании. Генеральный секретарь Коммунистической партии Албании Э. Ходжа позже писал, что "Берлинский конгресс и Вер-сальский мирный договор несправедливо нарушили интересы Албании и албанского национального меньшинства в Косово. Они не согласились с таким решением вопроса и не желают оставаться в границах Югославии, независимо от ее политического строя. Их единственный идеал - это слияние с Албанией"10.

С началом второй мировой войны в процессе расчленения югославского государстве большая часть Косова и Метохии вошла в созданную Италией Великую Албанию. Именно тогда активно осуществлялась идея выселения с этой территории неалбанского населения. Мустафа Кроя, премьер-министр албанского марионеточного правительства, в июне 1942 г. заявил, что "необходимо при-ложить усилия к тому, чтобы всех сербов-старожилов из Косова выгнать. сослать в концентрационные лагеря в Албанию. А сербов-переселенцев надо

убить"11. По данным американских спецслужб, с апреля 1941 до августа 1942 г. албанцы убили около 10 тыс. сербов, а число изгнанных сербов за время оккупации составило 100 тыс. человек. Примерно такое же количество албанцев переселилось из Албании в Косово. Ходжа объяснял, что на территории Косова не велось народно-освободительной борьбы, поскольку албанцы не были уверены в

том, что "сражаясь наряду с народами Югославии против фашизма они этим за-

12

воевывают себе право на самоопределение для соединения с Албанией" .

Руководство Югославии после войны ничего не сделало для восстановления прежней этнической структуры Косова. Наоборот, уже 6 марта 1945 г. было принято постановление "О временном запрещении возвращения колонистов в места из прежнего проживания" - в Македонию, Косово, Метохию, Срем и Воеводину. На протяжении нескольких десятилетий этот факт в научной литературе не обсуждался.

Однако в последние годы были опубликованы новые документы, которые позволили историкам сделать несколько предположений относительно мотивов появления такого указа.

Известный политик, ученый и писатель, близкий соратник Иосипа Броз Тито Милован Джилас писал в воспоминаниях, что правительства Албании и Югославии в конце войны стояли на той точке зрения, что "Албания должна объединиться с Югославией, что разрешило бы и вопрос албанского национального меньшинства" в Югославии". Это "принесло бы не только непосредственные выгоды и Югославии, и Албании, но одновременно покончило бы с тради-ционной нетерпимостью и конфликтами между сербами и албанцами. И - что... особенно важно - это дало бы возможность присоединить значительное и компактное албанское меньшинство к Албании как отдельной республике в югославско-албанской федерации"13. И. Броз Тито намного больше интересовала судьба задуманной им балканской федерации, ядром которой стала бы Югославия, чем область Косово в составе Сербии. Он готов был ею пожертвовать, чтобы сделать эти планы привлекательными для Албании. Майор Дж. Хеникер Мейджор, член британской военной миссии в Сербии, записал в конце 1944 г.: "Я верю в заявление Тито, что его не интересует будущее Косова, которое бы он отдал Албании, если бы она этого захотела"14. Ходжа подтверждал такое желание, дословно повторив слова Тито в письме в ЦК ВКП (б): "Косово принадлежит Албании и должно быть присоединено к Албании. Мы желаем этого ото всей души, но в настоящий момент не можем этого допустить, потому что реакция великосербов еще очень сильна"15. Сама идея долго оставалась для Тито актуальной, он все делал для сближения двух стран. В 1946-1947 гг. было заключено 46 договоров, которые фактически устанавливали единую экономическую политику Албании и Югославии. Договоры о сотрудничестве и соглашение об отмене виз осуществляли планы Тито "принять все меры к сближению населения Косова и Метохии с населением Албании"16. Югославские ученые оценивают такую политику как ущемление прав прежде всего сербского населения. Одни полагают, что "для Броза Косово было каналом по овладению Албанией, а одновременно средством разрушения исторического сознания сербского наро-

да"17, другие видят в этом "стратегию ослабления сербского фактора в будущей

18

Югославии" , третьи отмечают стремление руководства уменьшить территорию Сербии под влиянием синдрома "великосербской опасности"19.

Особый статус территориальной политической единицы Косово и Мето- хия получили только после образования ФНРЮ. Каждое послевоенное десятиле-

тие повышало статус Косова и приносило существенное расширение автономии - от Автономной области в составе Сербии в 1945 г. до Автономного края с широчайшими полномочиями, самостоятельного субъекта федерации в 1974 г.

<< | >>
Источник: Т.А. Шаклеина.. Внешняя политика и безопасность современной России. 1991-2002. Хрестоматия в четырех томах Редактор-составитель Т.А. Шаклеина. Том III. Ис-следования. М.: Московский государственный институт международных отношений (У) МИД России, Российская ассоциация международных исследований, АНО "ИНО-Центр (Информация. Наука. Образование.)",2002. 491 с.. 2002

Еще по теме ИСТОРИЯ ВОПРОСА:

  1. ИСТОРИЯ ВОПРОСА
  2. 5.1. История вопроса
  3. Краткая история вопроса
  4. 274. Краткая история вопроса
  5. 331. Краткая история вопроса о сложноподчиненном предложении
  6. Всемирная история (философия истории)
  7. § 188. История вопроса
  8. Предложения с однородными членами История вопроса.
  9. История вопроса. Спорные вопросы теории сложного синтаксического целого.
  10. 242. Краткая история вопроса