<<
>>

ЗАВИДНЫЙ ЖЕНИХ

Что происходит с министрами, когда они уходят в отставку и исчезают с экранов телевизоров? Что они делают в отставке? Зарабатывают деньги? Отдыхают? Пишут воспоминания? Играют в домино?

Прежде всего, о бывших министрах мгновенно забывают.

Это произошло и с Козыревым. Первые полгода после ухода в отставку Андрей Владимирович провел в думском кабинете и в своем избирательном округе. Отставка пошла Козыреву на пользу: он отдохнул, расслабился и женился на молодой и красивой женщине.

—Как вы перенесли столкновение с бытовыми проблемами после пяти лет министерской жизни?

—Переход из одного состояния в другое практически шоковый. И когда становишься министром, и когда перестаешь им быть, особенно если ты был министром пять лет. Хорошо это сформулировал мой друг Джим Бейкер. Когда он перестал был Государственным секретарем США, то сказал: «Самое неожиданное — это то, что машина у подъезда желтая (то есть такси) и водитель спрашивает, куда ты хочешь ехать».

—При всем при том жизнь в Соединенных Штатах весьма отлажена, чего не скажешь о нашей стране.

—Безусловно. Бейкер ушел в свою семейную фирму, которую основал его дед больше ста лет назад. Там хорошие деньги, у него прекрасный офис в Вашингтоне. Он пришел на пост Государственного секретаря из той жизни и вернулся в нее. А я пришел из ниоткуда и ушел в никуда. Это и создает предпосылки для того, что люди, оказавшись на должности, стараются время государственной службы максимально использовать для собственного блага. Это основа коррупции. Если министр видит, что у него в распоряжении есть какие-то квоты (у меня их не было), распределив которые он сможет потом пересесть в лучшую машину и вести лучшую жизнь, то убедить его не делать этого очень трудно. Я, сталкиваясь сейчас с весьма неприятными жизненными обстоятельствами — такими, как у всех, впрочем,— иногда в сердцах себе говорю: надо было, черт возьми, что-нибудь придумать тогда такое, чтобы сейчас все было проще…

Джеймс Бейкер, которого привел в пример Козырев, немало преуспел в сфере бизнеса.

Он основал компанию «Кэрлайл груп» — она считается чуть ли не самой прибыльной в мире. Бейкер собрал целое созвездие удачливых бизнесменов и бывших государственных деятелей. В его компании работает всего сто десять человек. Но какие! Скажем, Бейкер пригласил на должность советника бывшего премьер-министра Великобритании Джона Мейджора. Его задача — по всему миру скупать компании, которые можно модернизировать и перепродать за большие деньги. Мейджор работал всего два дня в неделю, а получал чуть больше полумиллиона долларов в год…

БУТЫЛКА КОНЬЯКА

—Ваше лицо всем знакомо. Когда люди вас видят, какими глазами они на вас смотрят?

—На меня везде смотрят — и дома, и, что удивительно, за рубежом. Я никуда не могу пойти, чтобы на меня просто не показывали пальцем. Многие подбегают здороваться. Некоторым еще хочется и потрогать руками, что невыносимо, хотя это все доброжелательные люди. Я вообще не сталкивался с какими-то враждебными проявлениями, попыткой обидеть.

—Как же так, вы такой антинародный политик, прозападный, если почитать известную прессу?

—Я даже удивлен, что никто не подходит и не говорит: «Продал Россию, гад?» Известность иногда удобна. Меня везде пускают без пропуска. Иногда подвозят на машине и не берут денег, хотя я предлагаю.

От половины проблем Козырева спасает завидный характер.

—У меня практически не бывает устойчивого дурного настроения. Сгорела дача — да, огорчительно, тем более что нет денег ее восстановить, но долго огорчаться я не могу. А чтобы я просто предавался меланхолии — не в моем характере. Но это не значит, что я не переживаю, что у меня нет сильных страстей и пристрастий, скажем политических. Просто я считаю необходимым держать их при себе.

—Вы генетически спокойный человек? Вы с детства были спокойным? Или это результат самовоспитания, умения держать себя в руках, не распускаться?

—Я спокойный по манере поведения. И это сознательно, я очень стараюсь так делать. У меня был только один срыв, за который мне до сих пор стыдно.

Еще в роли министра я приехал в Мурманск. У нас такая манера: когда приезжают люди определенного уровня, то в провинции останавливают движение целыми кварталами. Впереди машина с мигалкой, сзади машина с мигалкой. Меня это всегда раздражало. А когда приезжаешь в Мурманск вести избирательную кампанию?.. И так на тебя люди смотрят — почему ты не можешь проехать нормально? Зачем тебе охрана? В избирательном округе тебе это может стоить большого числа голосов. Я один раз доказываю, что подобного не нужно, второй раз — в своей спокойной манере. Но все бесполезно. Наконец я остановил кавалькаду, вышел из машины и, довольно грубо поговорив с представителями соответствующих служб, настоял все-таки на том, чтобы весь этот кортеж разогнали, и я спокойно проехал по своему избирательному округу — как человек, а не как президент банановой республики. За грубость мне было неприятно, потому что эти люди не виноваты — у них свои инструкции. То есть у меня бывают срывы.

—Для ушедшего в отставку министра вы очень молоды. Вы думали о продолжении политической карьеры?

—Я действительно исхожу из того, что жизнь у меня только начинается. Евгений Максимович Примаков стал министром — после меня — в шестьдесят пять лет. Так что у меня впереди по крайней мере столько же, сколько позади.

В одном из наших разговоров Андрей Козырев предложил поспорить на бутылку коньяка, что в скором времени у нас в стране опять возникнет необходимость в такой вот открытой, либеральной внешней политике, которую он проводил. Пока трудно сказать что-либо определенное о судьбе поставленной на кон бутылки коньяка. Хотя возможно, я уже могу на нее претендовать.

В 1999 году Козырев не стал баллотироваться в депутаты. Он ушел из политики и работал в московском представительстве транснациональной фармацевтической корпорации, принадлежавшей американскому миллионеру югославского происхождения Милану Паничу. В решающие для Югославии дни Панич стал премьер-министром страны, баллотировался на пост президента Сербии, но проиграл Слободану Милошевичу, который — в результате нескольких войн — привел сербов к катастрофе. Когда Козырев был министром иностранных дел, он пытался доказать, что Милошевича нельзя поддерживать — он опасен для собственной страны, но к нему не прислушались.

Мемуары Андрей Владимирович не написал, сколько я его ни уговаривал. Предпочел заняться бизнесом.

<< | >>
Источник: Леонид Михайлович Млечин. Министры иностранных дел. Внешняя политика России. От Ленина и Троцкого – до Путина и Медведева»: Центрполиграф; М.; 2011. 2011

Еще по теме ЗАВИДНЫЙ ЖЕНИХ:

  1. В. А. Жуковский
  2. Пушкин и М.А. Дмитриев-Мамонов
  3. Некоторые вопросы структурного изучения текста
  4. В КОРРИДОРАХ КРЕМЛЯ И КГБНЕУДАЧНАЯ ЛЮБОВЬ ОЛЕЧКИ РУСАКОВОЙ
  5. ЗАВИДНЫЙ ЖЕНИХ
  6. § 4. Распространение безличных форм в категории состояния
  7. Античная философия
  8. ПИСЬМА ОБ ИСПАНИИ
  9. ХАРАКТЕР
  10. ЗАМЕТКИ ПО РУССКОМУ СЛОВООБРАЗОВАНИЮ*
  11. ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ, МОТИВИРОВАННЫЕ ГЛАГОЛАМИ