<<
>>

  СПЕЦИФИКА ПОНЯТИЯ ПЕРВОНАЧАЛА В ПРЕДФНЛОСОФСКИХ ГЕНЕТИЧЕСКИХ ПОСТРОЕНИЯХ

  Выше из индийских и китайских источников упомянуты были почти все основные типы первоначал, средствами которых индийцы и китайцы в переходный период пытались решить миров» п- зренческую проблему гармонизации семьи, общества, космо а и сознания.
Первое, на что указывают первоначала,— здесь нет процесса сотворения мира из ничего. Зияющая, безграничная материальная «пустота» оказывается пластически удобной для придания ей той или иной генетической направленности. В зависимости от мировоззренческой задачи в нее помещаются дух или вещь, или то и другое вместе. Собственно, только тогда «пустота ч и начинает функционировать как живое генетическое начало, оплодотворенное противоположностями того и другого.

Во-вторых, чувственный облик первоначала стерт, смешан в хаотическую массу. Исследователи иногда воспринимают его как беспорядочное нагромождение вещества и духа. На поверхности облика хаоса-первоначала так оно и есть. Но если вглядетыл пристальнее, то хаос описывается такими категориями, котор;,:»_ говорят о его утонченном эстетизме и разумности,— он «прекрасно-мрачный», «сокровенно-глубинный», «светло-темный». І-С. Ill следовать мировоззрению Древних индийцев и китайцев, ТО так и должно быть, ведь из хаоса рождается гармония, а из гармонии хаос, одна противоположность содержит в себе другую.

В-третьих, понятие хаоса-первоначала в большинстве случаев исследователи относят на счет родовой организации. Однако образ дисгармоничного хаоса нигде в родовом мировоззрении не умещается. Вначале человек был слит с природой и понимал себя и природу через генетические связи природно-родовых первопредков. Ничего здесь хаотического нет, как нет ничего хаотического в образе родового Хуньдунь (Хаоса). Он «Первопредок-ре- ка», а в виде духа имеет «шесть ног и четыре крыла», т. е. вообще это какое-то летающе насекомое Древним грекам тоже ничего не мешало представлять своего Зевса в виде быка, лебедя и змеи [52, 21].

В период, когда индийский и китайский роды начинают горизонтально и вертикально дифференцироваться, создается и духовно-телесный объемный космос.

Он вбирает в себя предшествующие генетические круговые структуры, которые, собственно, и создают мировоззренческую сеть объемного космоса. Никакой трагедии хаоса здесь не наблюдается. Героический космос, праз- да, сотрясается наводнениями и пожарами, небосвод пробивается, опоры рушатся, но он так никогда и не падает в дисгармонию.

Образ и понятие хаоса-дисгармонии появляются как раз в переходный период, когда «Небо упало, не было форм...», когда «Луна и Солнце бедствием грозят, сойдя с орбиты», когда началась нравственная «пучина бед» и политический произвол, преграждающий «путь к службе лучшим людям». Этот хаос тоже мировоззренчески не умещался в тогдашнем послеродовом настоящем. Его нужно было мировоззренчески в пространстве и времени отодвинуть. Его и отодвинули за границы героического гармонично устроенного космоса, в доисторическую родовую древность. Тогда-то и стали говорить, что «в древности, когда не было ни Неба ни Земли, все было смешано и неразличимо...». Дисгармоничный хаос просто наложили маской на первоначальную родовую циклическую (круговую) модель мира. Она от этого не исчезла и не пострадала, так как сохранялась в структуре и функциях героического космоса. Эту накладку дешифрует Лаоцзы в записях о хаосе-первоначале. Он говорит: «Есть вещь, Хаос образующая, прежде Неба и Земли живущая» и далее следовало бы ожидать описания хаотической смеси. Однако философ пишет: «Беззвучная! Пустая! Одна стоит, не изменяется. По кругу шествует без устали». Под мировоззренческим пластом «Хаоса» легко узнается родовая модель генетического круга. Тут же Лаоцзы ее и называет «Матерью Поднебесной» [4, 25].

Отодвинутый в родовое прошлое образ хаоса тут же попадает и в предметную область будущего, так как родовой строй принят за идеал. Возникала мировоззренческая угроза достижения в идеале пе гармонии, а хаоса. Однако эту трудность за человека в системе космогенеза решала диалектика самого бытия. Не человек двигался к идеалу, а идеал к человеку.

Послеродовой хаос совмещался с родовой гармонией. Создавалось субстанциально-генетическое первоначало из противоположностей гармонии — дисгармонии, прошлого—будущего, между которыми повелся диалектический диалог. Процесс космогенеза шел, как мы уже говорили, в двух линиях. Родовая гармония как прошлое в космогоническом движении к настоящему должна была отрицаться. Но родовая гармония — это не прошлое, а будущее и именно она должна быть реставрирована и достигнута в настоящем. Место родовой гармонии как прошлого в первоначале снимает послеродовой хаос, который и несет в себе хронологическую нагрузку прошлого. Оплодотворенный родовой гармонией-будущим хаос в процессе космогенеза трансформируется в эту гармонию при достижении настоящего. При этом гармония в рамках первоначала, отодвинутая со своего места будущего (ибо этим будущим она еще только должна стать), снимает место хаоса-прошлого. Она оплодотворяется своей противоположностью и в космогоническом движении к настоящему трансформируется в настоящем в хаос-прошлое. Мировоззренческое равновесие настоящего восстанавливается: внутри него хаос находится в мировоззренческом прошлом, а гармония в мировоззренческом будущем. Теперь можно было строить философско-нравственные п политические концепции.

В-четвертых, по сравнению с родовым способом построен!!/ мироздания путем горизонтального и вертикального расширении мира, послеродовая космогония за счет разрыва циклическог . круга между небом и землей приобретает еще и линейную направленность. На каждой ступени своих генетических трансформ., ций первоначало из одной формы превращается в другую. В сознании этот процесс вырабатывает важную мировоззренческую идею— идею развития. Правда, понятие линейности так и не выходит здесь за рамки круговой концепции, так как сознание направлено на мировоззренческую реставрацию все тех же круп- вых циклов.

В-пятых, в контексте идеи развития вырабатывается понятие исторического времени.

В-шестых, предфилософская мысль в разработке космогене.*а приступает к выработке понятия о пребывающем, субстанциальном безличном первоначале.

<< | >>
Источник: Лукьянов А. Е.. Становление философии на Востоке (Древний Китай и Индия): Монография. —М.: Изд-во УДН,1989.— 188 с.. 1989

Еще по теме   СПЕЦИФИКА ПОНЯТИЯ ПЕРВОНАЧАЛА В ПРЕДФНЛОСОФСКИХ ГЕНЕТИЧЕСКИХ ПОСТРОЕНИЯХ:

  1.   СПЕЦИФИКА ПОНЯТИЯ ПЕРВОНАЧАЛА В ПРЕДФНЛОСОФСКИХ ГЕНЕТИЧЕСКИХ ПОСТРОЕНИЯХ