<<
>>

Тема 7. Объективные факторы, обусловливающие электоральное поведение

Предполагается, что процесс формирования у человека мотивов принятия электорального решения обусловлен совокупностью объективных и субъективных факторов.

В качестве объективных факторов будут рассматриваться различные характеристики политической социализации: возраст, пол, социальное происхождение, статус, образование; внутренняя и внешняя политическая обстановка.

К факторам, характеризующимся как субъективные, относятся: индивидуальные психологические качества избирателя, его воспитание, культура, воздействие СМИ, специфика влияния политических организаций.

Взаимоотношения между субъективными условиями существования, политическим сознанием и поведением индивидов могут быть представлены следующим образом.

Объективные условия существования формируют определенное политическое сознание, которое преобразуется затем в политическое поведение. Однако, по утверждению ряда ученых42, существует и другая система взаимоотношений. При ней субъективные условия существования вызывают политическое поведение, порождающее определенную политическую ориентацию, которая либо стимулирует соответствующие политические действия, либо, наоборот, способствует их приглушению. В свою очередь, политическое поведение может стать фактором, способным видоизменить объективные условия.

К первичным объективным условиям существования относится социальное происхождение индивида, которое распадается на следующие компоненты:

роль главы семьи и других ее взрослых членов в системе общественного производства, их статус;

место социальной группы, к которой они принадлежат в социальной иерархии;

уровень жизни данной семьи и его соотношение с уровнем жизни смежных социальных групп.

Перечисленные компоненты могут действовать следующим образом. «В современных условиях многие семьи социально неоднородны. В результате социальный статус мужа и жены, сестер и братьев и т.

д. становится различным. В этих случаях воздействие социального положения членов семьи в общественном производстве на воспитание нового поколения будет противоречивым. То же самое происходит при несовпадении других компонентов. Влияние статуса работника может быть деформировано необычно высоким или неоправданно низким местом конкретной группы в иерархической структуре. Материальный уровень жизни индивида, не обеспечивающий минимальных потребностей физического существования, нередко несет неверие в свои силы и стремление приспособиться к окружающей действительности»43. И наоборот, выигрышное положение той или иной профессиональной группы может породить иллюзию принадлежности к более привилегированной социальной прослойке. Тогда из-меняется и сознание, что, естественно, накладывает отпечаток на характер политической социализации подрастающего поколения.

С социальным происхождением тесно связано социальное окружение. На первых этапах социализации его влияние уступает семейному. По мере взросления объекта социализации сила домашних связей и родительского авторитета ослабевает, а значение подростковых референтных групп возрастает. В их роли выступает, прежде всего, сообщество сверстников, находящихся в территориальной близости, школьный коллектив, а также формальные общественные организации.

Своеобразное воздействие оказывают на социализацию личности так называемые неформальные группы. В западной социологической литературе преобладает точка зрения44, согласно которой влияние этих групп имеет, как правило, неполитический характер, поскольку они обычно замыкаются на специфические, локальные цели. С этим можно поспорить, ведь неформаль-

ные группы — непременный фактор становления, развития или модификации политического сознания на протяжении всей жизни человека.

Формы и методы влияния неформальных групп различны в разных типах поселений и социальных слоях. В сельских населенных пунктах в роли неформальной группы выступает местное руководство и его окружение.

Их влияние на личность подкрепляется системой неформальных санкций: от морального осуждения до нарушения личностных и групповых коммуникаций с вытекающими отсюда экономическими последствиями.

В малых городах возрастающую роль специфических референтных групп играют представители социального слоя, занима-ющего высокое место в общественной иерархии. Их политические позиции выступают в качестве эталона общественного (в том числе политического) поведения.

В больших городах в качестве неформальной группы выступает коллектив предприятия, соседи по дому, группы личностных интересов и т. д. Особенность воздействия неформальных групп в большом городе — это способность уклониться от неформальных санкций: сменить место работы, жительства и т. д.

Очевидно, что интенсивность воздействия неформальных групп на модификацию политического сознания зависит от го-могенности политических предпочтений в соответствующих социальных слоях и от силы санкций, которые могут быть использованы для навязывания своей воли. Однако эта интенсивность убывает в зависимости от масштабов населенного пункта и степени его включенности в процессы индустриальной модернизации.

В то же время на формирование политического сознания оказывают возрастающее влияние формальные (институализи- рованные) организации. Здесь прослеживается обратная связь. Их влияние тем выше, чем крупнее тип поселения и значительнее включенность людей в систему современного производства.

Как отмечалось, первичная политическая социализация является лишь начальным этапом процесса формирования политического сознания. Вступая в систему общественного производства, у каждого конкретного человека на первое место выдвигается социальное положение. Если социальное положение адекватно социальному происхождению и окружению, происходит

закрепление политического сознания, сложившегося в процессе социализации на первом этапе.

Однако наиболее распространена перестройка политического сознания — в результате конфликта между социальным происхождением и новым социальным положением, которая чаще всего обусловлена миграцией либо из деревни в город, либо из аграрного региона в промышленный.

Естественно, что такая модификация политического сознания обостряется при особо сильном внешнем давлении окружения, стремящегося адаптировать пришельца.

Менее болезненна адаптация в тех случаях, когда первичная социализация прерывается на раннем этапе и, следовательно, политическое сознание остается не полностью закрепленным. Если же социализация подкреплена личным опытом, то переориентация требует большего времени и осуществляется не полностью.

Существенное значение при факторном подходе имеют половозрастные характеристики. Выделение молодежной и женской части электората вторично по сравнению с социальной дифференциацией. Понятие молодежи неоднородно. Оно подразумевает не молодежь вообще, а представителей тех или иных групп молодежи: сельской, городской, безработной, элитной, маргинальной и т. д.45

То же самое можно сказать и о женской части избирательного корпуса. В него входят и женщины — работницы, и женщины, занимающие места в высших сферах социальной и политической иерархии, и женщины — домработницы, хотя диапазон их политических ориентаций и поведения немногим отличается от избирателей — мужчин.

Выделение половозрастных групп дает возможность установить масштабы влияния отдельных партий на такие элементы электората, как молодежь и женщины. Они представляют собой важный источник пополнения рядов избирателей, голосующих за партию. Первые — потому, что электорат в целом пополняется за счет молодежи, вторые — потому, что именно женщины образуют основную часть группы абсентеистов — лиц, воздерживающихся от голосования. Поэтому удельный вес обоих элементов в партийном электорате служит свидетельством ее успехов либо неудач.

Структура политических ориентаций и поведение различных возрастных групп обладает спецификой, которая обусловлена тем, что младшие возрастные группы более подвержены воздействию новых социально-экономических и духовных реальностей, чем старшие. Если у первых настоящий опыт доминирует над прошлым, то у последних соотношение является обратным.

Поэтому характер смещения политических предпочтений и электорального поведения разных возрастных групп может служить материалом для выводов относительно перемен в позиции электората, отражающих новые реальности.

Масштабы смещения таких структур при определенных об-стоятельствах действуют как показатель глубины политического кризиса общественной системы, ибо свидетельствуют о степени разрыва между ценностными ориентациями различных поколений.

Аналогичным образом следует интерпретировать данные о специфике электорального поведения женщин. Как показывают многочисленные исследования, в большинстве стран женский избирательный корпус постоянно сдвинут вправо по сравнению с мужским. И это вполне объяснимо. Хотя женская часть населения в большей степени, чем мужская, занята в общественном производстве. Образовательный уровень женщин в среднем выше, чем мужчин; у них значительно больше возможности приобщиться к плодам современной культуры, их уклон вправо обусловлен врожденным консерватизмом женщин46.

Сокращение разрыва между политическими предпочтениями и электоральным поведением мужской и женской части избирательного корпуса в результате сдвига женского избирательного корпуса влево может считаться признаком модернизации политического поведения даже в больших масштабах, чем это можно было бы предположить, имея в виду лишь одних избирательниц — женщин.

Для понимания специфики поведения электората исключительно важно выделение его национальных групп.

С точки зрения электорального поведения, это означает, что принадлежность к национальной группе не только сохраняет прежнее значение как фактор формирования системы политических предпочтений, но даже и усиливает его. При определенных обстоятельствах принадлежность к национальной группе может оказывать большее воздействие на политический выбор,

чем социальный статус. Специфику политического поведения национальной группы, по сравнению со всем электоратом, можно рассматривать как показатель ее замкнутости и, следовательно, остроты национальной проблемы.

Кроме того, следует учитывать, что национальные требования нередко представляют собой особую форму выражения социальных противоречий.

Как отмечал французский социолог А. Дюамель, решающим для электорального выбора, наряду с социальным положением избирателя, является его религиозность. Принадлежность к устойчивым религиозно-мировоззренческим общностям оказывает определенное влияние на политическое, в том числе и элек-торальное, поведение граждан и тем самым представляет собой переменную, без учета которой анализ избирательного корпуса не будет считаться полным, так как конфессиональные связи избирателей сказываются на их политическом поведении. Как правило, высокая религиозность определяет более консервативные политические предпочтения, а менее высокая — либеральные или левые.

Для лучшего понимания специфики электорального поведения в электоратах могут быть выделены также территориальные единицы. При точном определении таких единиц поведение объе-диняемых ими избирателей оказывается весьма специфичным. Бывают районы, в которых электоральные позиции особенно подвижны. Это, как правило, находит выражение в многолетней устойчивой поддержке определенной партии или направления. Встречаются единицы, где структура политических симпатий в целом совпадает с общенациональной, что делает их моделью избирательного корпуса в целом. Иногда динамика политических предпочтений в выделенной части электората противоречит тенденциям, наблюдаемым в общенациональных масштабах.

Так, после выборов в Госдуму РФ в 1995 г. в литературе была предложена Типология регионов по основным политическим ориентациям:

к регионам коммунистической ориентации отнесено 49 субъектов РФ;

коммунистическо-центристская ориентация объединила 3 субъекта — Кабардино-Балкарскую Республику, Калмыкию, Республику Саха (Якутия);

национально-патриотическая ориентация характерна для Курской области, Приморского края, Магаданской обл.;

центристская — для Чеченской республики, Ингушетии, Республики Тува, Свердловской области и др. (всего 10 субъектов);

демократическая ориентация — Москва, Санкт-Петербург, Камчатская обл.;

неопределившаяся ориентация у 22 субъектов РФ.

В данном случае считаем важным, что субъекты РФ со сходными политическими предпочтениями почти всегда соседствуют друг с другом. Это не случайность, а объективная региональная закономерность. На территории РФ прослеживается крупный пояс регионов с преобладанием коммунистической ориентации избирателей. Особенностью этих регионов является повышенная, в сравнении со среднероссийскими показателями, доля сельского населения и, соответственно, во многих случаях аграрная или аграрно-индустриальная специализация.

С особой силой специфика поведения избирателей проявляется в двух случаях. Во-первых, когда на территории проживает сплоченная этническая общность, отношения которой с национальным большинством напряженные. Особенности голосования в таком районе следует рассматривать как дополнительный по-казатель остроты национальной проблемы в соответствующем государстве. Во-вторых, когда речь идет о районе, уровень экономического развития которого отличается от общенационального. Если его развитие выше, чем по стране в целом, особенности поведения избирателей можно считать существенными для всего национального электората. Если же оно ниже, специфика политического выбора избирателей сигнализирует о резервах, которые могут быть использованы теми или иными партиями при благоприятных обстоятельствах47.

<< | >>
Источник: Охременко И.В.. Электоральное поведение: теория вопроса: Учебное пособие: В 2 ч. Ч. 1. — Волгоград: Издательство ВолГУ,2002. - 52 с.. 2002

Еще по теме Тема 7. Объективные факторы, обусловливающие электоральное поведение:

  1. Тема 7. Объективные факторы, обусловливающие электоральное поведение