Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

БЕЛЬГИЯ (Королевство Бельгия)

Общие сведения

Бельгия относится к числу малых капита­листических стран Европы; меньше ее лишь Люксембург и микрогосударства. Территория Бельгии занимает всего 30,5 тыс. кв. км и населяет ее около 10 млн.

жителей.
Здание Европейского экономического сообщества в Брюсселе

Бельгия — высокоиндустриальная страна, почти вся прокопченная дымом заводских труб, густо перевитая сталь­ными рельсами и автострадами, с боль­шими городами и портами европейского и международного значения, с широкими внешнеэкономическими связями.

При относительно малой численности жителей, Бельгия — одно из самых плотно населенных, высокоурбанизиро­ванных государств в мире, население которого состоит из двух основных национальных групп — валлонов и фла­мандцев; государство, сумевшее сохра­нить до наших дней свежесть народных обычаев и традиций, уходящих своими корнями в глубину веков, страна музеев и архитектурных памятников старины.

Бельгия граничит с Нидерландами, ФРГ, Люксембургом и Францией; лишь узкая полоса Северного моря отделяет ее от Великобритании. В радиусе 250 км от Брюсселя — столицы страны — находят­ся такие крупные города, как Амстердам, Роттердам, Кёльн, Дюссельдорф, Лилль, Реймс. Таким образом, Бельгия располо­жена в центре наиболее густонаселенной и промышленно развитой зоны Западной Европы. Через ее территорию издавна проходят транспортные пути, связыва­ющие соседние государства между собой и с Северным морем. Такое географиче­ское положение способствовало высоко­му уровню экономического развития и установлению обширных международ­ных связей и в то же время приносило стране много бед. В Западной Европе было мало войн, обошедших Бельгию.

Ее расположение между крупными за­падноевропейскими странами приобрело новый аспект в связи с отменой некото­рых таможенных ограничений в торговле с соседними странами, которые вместе с Бельгией объединились в 1957 г. в Европейское экономическое сообщество. Бельгия становится как бы географиче­ским центром Сообщества, где размеща­ются предприятия, работающие на другие страны «Общего рынка». Именно отсюда удобнее всего экспортировать продукцию в Рурский и Саарский районы ФРГ, Люксембург, северную и восточную Францию, Нидерланды и Великобрита­нию. Бельгийский порт Антверпен пре­вращается в один из крупнейших по гру­зообороту портов Европы, а Брюссель — в административную и финансовую сто­лицу «Общего рынка». В Брюсселе раз­мещается и штаб-квартира НАТО. Мно­гие западноевропейские страны представ­лены в столице тремя послами или пред­ставителями: при бельгийском короле, при совете НАТО и при «Общем рынке».

Бельгия — конституционная монархия; законодательная власть находится в руках короля и парламента, состоящего из двух палат — палаты представителей и сената. Депутаты парламента избираются на 4 года. Исполнительная власть осуще­ствляется Советом министров. В полити­ческой жизни страны наибольшую роль

играют несколько партий.

Интересы крупной и средней финансовой буржу­азии, монархических кругов и духовен­ства выражает Социально-христианская партия. Либеральная партия и Партия свободы и прогресса объединяют пред­ставителей различных слоев буржуазии (в том числе и крупной), а также интелли­генции. Среди значительной части рабо­чих и мелкой буржуазии пользуется вли­янием Бельгийская социалистическая партия.

Большую роль в политической жизни страны играет Коммунистическая партия Бельгии. Она выступает за мир, европей­скую безопасность, принимает активное участие в классовых боях рабочего клас­са, выступает организатором забастовок трудящихся.

Свыше 70 % трудящихся Бельгии охва­чено профсоюзными организациями. Это самый высокий процент в капиталистиче­ских странах.

Бельгия

■-) Е Л*. 0

-/с^У / р .

АЬрехт '

Тюрнхаут^4; _ >\ "7 Антверпен L^^^C •

Ж^^оГ! Ломмел4^»., _______

// о, £

" ••-Кнокке^-----------

ЗебрюггеІНС^М

1 tfEWe

Остенде
їокерен
Руселаре
Хасселт..
^-Q Ипр ■ Кортрейк.
ІРЮССЕЛЬ
Нинове
Жамблу
jF^rr^ Вервье *V

іЬотрамш- /п&Г ( -о

L^ СОЛ -* w

Се неф
-Рошфор і
.Мартелан*
Полизёль

Лдминистра- В административном отношении страна

тивное деление делится на 9 провинций (Антверпен, Бра- Бельгии бант, Западная Фландрия, Восточная

Фландрия, Эно, Льеж, Лимбург, Люксем­бург и Намюр), куда входит 596 коммун, или общин. Бельгия участвует почти во всех экономических и военно-политиче­ских группировках капиталистических стран Европы. Она — член НАТО, Евро­пейского экономического сообщества (ЕЭС), Экономического союза Бель­гии, Нидерландов и Люксембурга (Бе­нилюкс), Бельгийско-Люксембургского экономического союза (БЛЭС) и других организаций капиталистических стран.

Важнейшие исторические события

Как самостоятельное государство Бель­гия сравнительно молода: она ведет свое начало с 1830 г. Предшествовавший исто­рический период отличался неоднократ­ными сложными территориально-полити­ческими изменениями, охватывавшими и соседние области, в частности Нидерлан­ды, история которых в течение многих столетий была неразрывно связана с историей Бельгии.

В древности территорию Бельгии насе­ляли кельтские племена, среди которых наиболее известным было племя белгов, жившее на юге страны. В первых веках нашей эры южную часть территории захватили римляне, создавшие здесь свою провинцию Белгику (откуда и пошло современное название государства), а се­верную — германские племена, главным образом салические франки. Граница ме­жду землями, захваченными римлянами, и землями, завоеванными франками, окончательно установилась в IV в. н. э. Протянувшаяся в широтном направлении и на большей своей части совпадавшая, как предполагают, с проходившей здесь римской оборонительной линией от Ку­лони (Кёльна) до Булони, она стала гра­ницей между двумя основными народами страны.

В южной, романизированной половине Бельгии сформировались валлоны — на­род, близкий по происхождению к фран­цузам. Валлоны говорят на диалекте

французского языка, в культуре и быте у них много общего с жителями соседних районов Франции. В северной, германи­зированной части страны сформирова­лись фламандцы, язык которых, восходя­щий к нижненемецким диалектам, очень близок к голландскому; сходство между фламандцами и голландцами наблюдает­ся и в их культуре.

В V в. территория Бельгии входит в состав Франкского государства, а после его распада здесь возникает несколько феодальных владений, крупнейшими из которых были графства Фландрия и Бра­бант, епископство Льеж и др. После араб­ских завоеваний в Средиземноморье и перемещения основных торговых путей на север территория Бельгии оказывается почти в центре экономической жизни средневековой Европы. В XII—XIII вв. Фландрия и Брабант становятся одними из самых развитых в промышленном отношении областей Европы. Наиболь­шего расцвета достигает сукноделие, ко­торым особенно славятся города Гент, Брюгге, Ипр и др. Многие города в борьбе с феодалами добиваются относи­тельной свободы, статуса городских ком­мун. Быстрое экономическое развитие и связанный с ним расцвет культуры, в частности живописи, продолжаются и в последующие столетия.

В конце XIV в. почти вся страна, за исключением княжества Льеж, была объ­единена (главным образом в результате династических браков) под властью бур­гундских герцогов. В конце XV в. она перешла к Габсбургам, а в начале XVI в. была включена в состав испанской монархии. На месте феодальных владе­ний на территории нынешней Бельгии и Нидерландов создаются 17 провинций. Эта область становится одним из главных центров европейского ренессанса, в ее экономике быстро развиваются капита­листические отношения, особенно в кора­блестроении и текстильной промышлен­ности. Бурно развиваются такие города, как Брюссель и Антверпен, который ста­новится по существу основным западно­европейским портом, финансовым и тор­говым центром. Отправляющиеся отсюда корабли бороздят волны всех океанов. В XVI в. выходец из Антверпена Симон де Кордес в своем плавании на юг дости­гает Земли Грахама в Антарктиде. Бель­гийские купцы налаживают торговлю со странами Африки и Азии, в частности с Индией, Индонезией и Китаем. Выходцы из северной части Бельгии были в числе тех, кто основал первое поселение на острове Манхеттен, давшее начало Нью- Йорку. Не случайно, что именно во Флан­дрии развертывается деятельность ос­нователя современной картографии Г. Меркатора.

Однако развитие капитализма в нидер­ландских провинциях стало тормозиться (особенно с середины XVI в., при испан­ском короле Филиппе II) гнетом абсолю­тизма, опорой которого была католиче­ская церковь. Борьба против этого гнета вылилась в так называемую Нидерланд­скую буржуазную революцию, идеологи­ческая программа которой была связана с реформацией церкви. Переход большей части населения северных провинций в протестантство (кальвинизм) способство­вал этническому отделению их от католи­ков и формированию в особый народ — голландцев. К этому же вело и государ­ственное обособление голландцев, кото­рые (вместе с присоединившимися к ним католиками-фламандцами) в результате упорной борьбы с испанцами создали свое государство — так называемую Рес­публику Северных провинций (Голлан­дию, или Нидерланды).

Земли Бельгии, заселенные валлонами и основной массой фламандцев, остались под властью испанской короны и стали называться Испанскими Нидерландами. В начале XVIII в. в результате войны за испанское наследство территория Бельгии попала под власть австрийских Габсбургов, а в конце XVIII в. была захвачена Францией. После окончатель­ного поражения наполеоновской Фран­ции решением Венского конгресса 1815 г. территория Бельгии была присое­динена к Нидерландам. Однако уже сло­жившаяся к тому времени бельгийская промышленная буржуазия была недо­вольна господством голландской, преиму­щественно торговой буржуазии. Это не­довольство, охватившее и значительную часть трудящихся, привело к восстанию 1830 г., в результате которого Бельгия получила статус независимого парламен­тарного королевства. Первым бельгий­ским королем стал родственник правив­шей в то время английской королевы Виктории — Леопольд I.

С середины XIX в. в Бельгии усиленно развивается капитализм, и к концу столе­тия она превращается в высокоразвитую индустриальную страну. Подобно круп­ным империалистическим державам, Бельгия вступила на путь колониальных захватов и в 1885 г. установила свою власть над Бельгийским Конго.

Внутриполитическая история Бельгии во второй половине XIX в. характеризу­ется борьбой между двумя основными буржуазными партиями — либераль­ной и клерикальной (католической).

В 1885 г. образовалась Бельгийская ра­бочая партия. Все большее значение во внутренней жизни Бельгии приобретает национальный вопрос, отношения между основными народами страны — фла­мандцами и валлонами.

Примерно с XVII в., после хозяйствен­ного и культурного упадка Фландрии и Брабанта, ведущую роль в экономи­ке Бельгии начала играть Валлония. В стране стали господствовать фран­цузский язык и культура, влияние кото­рых особенно усилилось после присоеди­нения Бельгии к Франции. Новый эконо­мический кризис, пережитый в 1830-х годах текстильной промышленностью Фландрии, не выдержавшей конкуренции с Англией, привел к тому, что центр про­мышленного производства Бельгии окон­чательно переместился из ее северной, фламандской части в южную, валлон­скую, в район развивающейся угольной и металлургической промышленности равноправие фламандского языка с французским. Во главе его стоит извест­ный поэт и философ Ф. Виллемс. В ре­зультате в последней четверти XIX в. были приняты законы, устанавливающие официальное равенство фламандского языка с французским во всей Бельгии, вводящие его в систему образования и т. д.

В начале первой мировой войны немец­кие войска, нарушив нейтралитет Бель­гии, вторглись на ее территорию и к ав­густу 1914 г. оккупировали всю страну. Немцы пытались сыграть на фламанд­ском национализме, придать фламандско­му движению сепаратистский уклон, однако это успеха не имело.

Холм Ватерлоо, сооруженный в честь победы англо-прусских войск

над Наполеоном

По Версальскому мирному договору 1919 г. Бельгия получила от Германии округа Эйпен и Мальмеди с валлоно- немецким населением, а также мандат на территорию Руанда-Урунди в Африке. В 1920 г. Бельгия заключила военный


(Шарлеруа, Льеж и др.). В середине XIX в. французский язык был основным языком администрации, армии, судопро­изводства и образования; он широко использовался и в деловых кругах фла­мандских районов, тесно связанных с индустрией Валлонии и Франции. Фла­мандский же язык фактически оставался языком крестьян и мелкой буржуазии, он широко употреблялся в быту, но в обла­сти литературы не получил еще права гра­жданства. Правда, уже в этот период в Бельгии развертывается движение за воз­рождение и развитие фламандского языка и культуры, в частности литературы, за союз с Францией, а в 1921 г. — таможен­ный союз с Люксембургом. В обстановке усилившегося после первой мировой войны рабочего движения, на подъем которого большое влияние оказала Вели­кая Октябрьская социалистическая рево­люция в России, в 1921 г. создается Ком­мунистическая партия Бельгии. Трудя­щимся удалось добиться некоторых демо­кратических свобод, в частности закона о восьмичасовом рабочем дне. Были сде­ланы попытки решения и национально- языковых проблем. В 1921 г. террито­рию страны, разделили на фламандскую и валлонскую области, в каждой из кото-
рых было узаконено употребление своего языка с добавлением к нему в случае необходимости второго языка. Брюссель был выделен в особую область, состо­ящую из нескольких общин с француз­ским и фламандским языком.

Под влиянием прогрессивно настроен­ных демократических сил в 1935 г. между Бельгией и СССР были установлены дипломатические отношения. В начале второй мировой войны Бельгия объявила о своем нейтралитете, однако 10 мая 1940 г. в страну вторглись гитлеровские полчища. Бельгийская армия оказала со­противление захватчикам, но король Ле­опольд III поспешил подписать акт о капи­туляции. Население Бельгии вело борьбу с оккупантами, причем в авангарде раз­вернувшегося движения Сопротивления стояли коммунисты. Попытки фашистов сыграть на противоречиях между фламандцами и валлонами, как и во время первой мировой войны, успеха не имели. В сентябре 1944 г. Бельгия была освобождена англо-американскими вой­сками. В стране поднялось мощное демо­кратическое движение, и в течение нескольких лет у власти стояли прави­тельства, включавшие представителей коммунистической партии. Деятельность этих правительств способствовала восста­новлению хозяйства и демократизации общественной жизни; были предоставле­ны избирательные права всем женщинам, принят закон о социальном страховании и др.

В 1947 г. реакционные силы, сгруппи­ровавшиеся вокруг Социально-христиан­ской (бывшей Католической) партии, пе­решли в наступление; коммунисты были вынуждены выйти из правительства. В 1949 г. Бельгия вступила в военный союз НАТО. В стране была организо­вана антисоветская и антикоммунистиче­ская кампания. Однако трудящиеся массы во главе с коммунистами продолжали бороться за демократические преобразо­вания. Король Леопольд III, скомпроме­тировавший себя капитуляцией перед немцами, после возвращения в 1950 г. в Бельгию вскоре был вынужден отречься от престола в пользу своего сына Боду- эна. Движение прогрессивных сил, в пер­вых рядах которых стоит Коммунистиче­ская партия Бельгии, не прекращается и в последующие годы; наиболее отчетливо оно проявилось в прошедшей в конце 1960 — начале 1961 г. крупнейшей в истории Бельгии всеобщей забастовке трудящихся. В условиях растущей на­ционально-освободительной борьбы пра­вительство Бельгии было вынуждено предоставить независимость своим афри­канским колониям: в 1960 г. — Конго (Заир), а в 1962 г. — Руанда-Урунди.

Во второй половине 1950-х годов ожи­вились связи Бельгии с Советским Сою­зом. В 1956 г. было заключено соглаше­ние о культурном сотрудничестве СССР и Бельгии, в 1969 г. — соглашение об экономическом и научно-техническом сотрудничестве. Значительно выросла бельгийско-советская торговля, особенно в 1970—1976 гг. В 1975 г. была подпи­сана совместная советско-бельгийская де­кларация, направленная на развитие со­трудничества обеих стран в политиче­ской, экономической и других областях. Налаживаются связи Бельгии и с другими социалистическими странами.

Природа

Природа Бельгии в такой степени изме­нена человеком, что естественные лан­дшафты на ее территории почти не сохра­нились. Исключение составляет горный район Арденн. Неотъемлемым элементом современного пейзажа стали города и поселки, заводы, карьеры, угольные тер­риконы, каналы, железные и автомобиль­ные дороги.

Природные условия Бельгии благопри­ятны как для заселения, так и для хозяй­ственного освоения территории. Рельеф в целом равнинный и не препятствует раз­витию сельского хозяйства, транспорта и росту городов. Примерно % страны занято низменностью; слегка повышаясь от побережья в глубь материка к югу, она только на юго-востоке переходит в невы­сокий горный массив Арденны. Бельгий­ская низменность представляет собой часть Среднеевропейской равнины между низменностями Франции и ФРГ.

Широко распространено деление стра­ны по характеру рельефа на три части, постепенно повышающиеся с северо-за­пада на юго-восток: Низкую, Среднюю и Высокую Бельгию. Низкая Бельгия — это совершенно плоская низменность Фландрии на северо-западе, отдельные участки которой находятся до 2 м ниже ур. моря, и слегка холмистая низменность Кампин на северо-востоке с высотами до 75 м над ур. моря. Эти низменности пред­ставляют собой понижение, заполненное и выровненное мощной толщей четвер­тичных морских и речных отложений.

Бельгийское морское побережье не­большое — оно протянулось всего на 65 км— и к тому же неудобное для судоходства, так как лишено естествен­ных гаваней. В море здесь впадают только две небольшие реки, причем устья их закрыты шлюзами. Морской пологий бе­рег сложен в основном из тонкого белого
песка и представляет собой прекрасный естественный пляж, привлекающий тури­стов как из Бельгии, так и из других стран. Северное море затопляет во время приливов широкую прибрежную полосу так называемых ваттов, и при бурных северных ветрах возникает угроза навод­нения. Отгороженные от моря искус­ственными дамбами или песчаными при­брежными дюнами, местами достига­ющими 1,5 км ширины и 40 м высоты, ватты образуют марши — низменности, недавно освободившиеся от моря и заполненные илистыми отложениями. Распаханные и возделанные земли пло­дородных маршей называются в Бельгии, как и в Нидерландах, польдерами. Покрытые свежей бархатной зеленью, пересеченные каналами и защищенные плотинами, бельгийские польдеры очень похожи на нидерландские. Поскольку по­льдеры лежат ниже уровня моря, созда­ется постоянная опасность затопления их ствам занимающие одно из первых мест в Европе. Это лучшие сельскохозяй­ственные угодья страны.

К югу от рек Самбры и Мааса начина­ется Высокая Бельгия, заметно отлича­ющаяся по природным условиям от остальных районов страны. Большая часть этой территории занята сильно раз­рушенными Арденнами и их предгорья­ми. Это горный массив с высотами порядка 400—600 м, с округлыми верши­нами и плоскими плато, сложенными сланцами, песчаниками и известняками, смятыми в складки во время герцинского горообразования; его высшая точка — гора Ботранж, достигающая 694 м над ур. моря.

Характерный ландшафт прибрежной Бельгии —море, песок, дюны

Близость Северного моря и теплого Северо-Атлантического течения обуслов­ливает формирование на территории Бельгии морского, влажного климата с мягкой зимой и прохладным летом, с довольно благоприятным для сельского


не только морем или реками, но даже не находящими стока дождевыми водами. Поэтому русла рек также огорожены дамбами и создана густая сеть дренаж­ных каналов, плотин и шлюзов. Насосами вода непрерывно перекачивается в реки и каналы, отводящие воду в море.

К юго-востоку прибрежная низмен­ность повышается, сменяясь полосой пе­ресеченных реками холмистых равнин с высотами от 100 до 200 м над ур. моря. Это Средняя Бельгия. Равнины сложены третичными глинами и песками, на кото­рых сформировались плодородные лёс­совые почвы, по своим пахотным свой- хозяйства режимом осадков и температур. Преобладают влажные западные и юго- западные морские ветры, поэтому и зимой и летом господствует пасмурная погода с частыми туманами и дождями. Почти половина всех дней в году —дожд­ливые. На западе страны снег не лежит: выпадая, он тут же тает. Реки не замерза­ют. По мере продвижения на юго-восток, в Арденны, влияние моря уменьшается, климат становится более континенталь­ным, хотя и здесь морозные и снежные зимы бывают редко. Если средняя январ­ская температура для всейБельгии + 3°,то для Арденн она ниже— 1°; в целом для
страны характерно 80 морозных дней в году, а для Арденн — 120; средняя июль­ская температура соответственно + 18 и + 14°. Годовое количество осадков со­ставляет 700—900 мм, лишь в Арденнах, где влажные ветры задерживаются гора­ми, оно повышается до 1500 мм.

Фландрия. «Страна плоская, страна низкая, страна сырая»

С влажным климатом и равномерным выпадением осадков в течение всего года связано обилие рек, отличающихся мно­говодностью и отсутствием резких коле­баний уровня по сезонам. Преобладание равнинного рельефа обусловливает спо­койное течение рек и позволяет соединять их каналами, но, с другой стороны, ведет к частым разливам после каждого про­должительного и сильного дождя. Из рек самые крупные и важные в транспортном отношении — Шельда с притоком Лейе в Низкой Бельгии и Маас с притоком Сам- бра в Средней Бельгии. Они судоходны, зимой не замерзают. Однако устья обеих рек находятся в Нидерландах. Шельда течет по Бельгии на протяжении 216 км и имеет глубину, позволяющую морским судам подниматься до Антверпена. Этому помогают также морские приливы. Мощ­ная приливная волна доходит до среднего течения Шельды.

Длина Мааса на территории Бельгии — 183 км. В отличие от Шельды он неглу­бок. Потребовались большие затраты на его углубление и сооружение плотин со шлюзами, чтобы по реке могли проходить небольшие суда.

Мягкий климат способствует произрас­танию широколиственных лесов, состо­ящих из дуба, бука, граба и ясеня. Однако высокая степень освоенности территории привела к сокращению лесных массивов. В настоящее время они занимают 17 % площади страны. Значительные мас­сивы естественных лесов сохранились лишь в Арденнах, где с 1954 г. создан Национальный парк, и в Кампине. В Ар­деннах преобладают широколиственные породы, а в Кампине особенно широко распространена сосна. На остальной тер­ритории древесные насаждения представ­ляют собой в основном лесополосы, сады и бокажи (живые изгороди из деревьев и густого кустарника). Для укрепления при­морских дюн сажают пихту и сосну. Кроме отдельных массивов коренных ле­сов естественная растительность сохрани­лась в виде верещатников в Кампине и болот на плато в Арденнах и в районе приморских дюн.

Почвенный покров также подвергся су­щественным изменениям. Можно сказать, что плодородие бельгийских земель со­здано руками человека. За исключением плодородных лёссовых почв Средней

Бельгии, польдеров и аллювиальных почв по долинам рек, на остальной терри­тории почвы в основном скудные подзо­листые, песчаные и суглинистые на рав­нинах или щебнистые и каменистые в Арденнах. Поистине человеку потребова­лись большие усилия, чтобы создать на этих бесплодных землях высокопродук­тивный почвенный слой.

Животный мир коренных лесов сохра­нился главным образом в Арденнах, где встречаются еще кабаны, лани, косули, зайцы, белки, лесные мыши; в болоти­стых зарослях на плато и верещатниках в Кампине водятся куропатки, вальдшнепы, фазаны, утки.

Природные условия Бельгии в целом благоприятны для развития сельского хо­зяйства. Однако страна относительно бедна полезными ископаемыми, необхо­димыми для промышленности. Един­ственный вид минеральных ресурсов, ко­торым Бельгия располагает в достаточ-
ном количестве, — каменный уголь. За­пасы каменного угля составляют около 6 млрд. т и сосредоточены в двух бас­сейнах: Северном, или Кампинском, явля­ющемся продолжением Лимбургского бассейна в Нидерландах и Ахенского в ФРГ, и Южном, который тянется узкой полосой по долине Самбры, а затем Мааса от французской границы до гра­ницы с ФРГ. Качество углей низкое, мощ­ность пластов невелика, условия добычи затруднены большой глубиной залегания и сложным геологическим расположени­ем пластов.

Хозяйственное значение имеют запасы строительных материалов в долине Сам­бры и Мааса: гранита, извести, глин и кварцевых песков, послуживших осно­вой создания крупной стекольной про­мышленности. Небольшие месторожде­ния железных и свинцово-цинковых руд в Арденнах почти полностью вырабо­таны.

гиозных праздников, обычно устраива­ются торжественные церковные процес­сии.

Большая часть Высокой Бельгии занята горами Арденнами

В Бельгии два государственных языка: французский и фламандский. Примене­ние их в общественной жизни во мно­гом определяется делением страны на две языково-территориальные зоны — северную, фламандскую (провинции Антверпен, Лимбург, Западная и Восточ­ная Фландрии и северная часть Брабан­та) и южную, валлонскую (провинции Льеж, Эно, Намюр, Люксембург и округ Нивель провинции Брабант). В некото­рых валлонских семьях еще говорят на валлонском диалекте французского язы­ка, однако в валлонских школах в каче­стве родного языка преподается литера­турный французский язык. Литератур­ный фламандский язык схож с голланд­ским, однако разговорный фламандский язык, делящийся на брабантско-франк- ское и лимбургско-франкское наречия,


Население

Более у2 населения Бельгии составляют фламандцы и около 2/5— валлоны. Кроме того, в стране проживает около 700 тыс. лиц других национальностей — итальянцев, испанцев, немцев, поляков и др.

Почти все верующее население страны —католики. Религиозность бель­гийцев довольно велика, во всяком случае ее внешние проявления весьма многооб­разны. В городах и селениях много като­лических храмов, в нишах домов нередко можно видеть статуи мадонны с горя­щими перед ними лампадами, в дни рели- несколько отличается от разговорного голландского.

Преимущество издавна было за фран­цузским языком, распространение кото­рого поддерживалось социально-культур­ным влиянием Франции. Это преимуще­ство отчетливо проявилось в XIX в., когда рост социально-экономических свя­зей между различными провинциями Бельгии привел к распространению дву­язычия, главным образом за счет изуче­ния частью фламандцев французского языка. К настоящему времени числен­ность лиц, знающих и французский и фламандский язык (в какой-то степени и
за счет овладения некоторыми группами валлонов фламандским языком), состав­ляет около 1,5 млн. человек. Значитель­ная часть этого двуязычного населения живет в округе Брюссель и в других окру­гах провинции Брабант.

Соотношение фламандцев и валлонов за полтораста лет существования бель­гийского государства изменилось мало, однако динамика численности каждой из этих групп имела свои особенности. В се­редине XIX в. численность валлонов ро­сла быстрее, чем численность фламанд­цев, что объяснялось более высокой рождаемостью в экономически процве­тавшей в то время Валлонии, а частично и ассимиляцией некоторых групп фламанд­цев. Однако с конца XIX в. в Валлонии началось снижение рождаемости; фла­мандцы же, находившиеся под более сильным влиянием католической церкви, сохранили повышенную рождаемость. Некоторое время темпы прироста числен­ности фламандцев и валлонов были оди­наковыми, но, когда из-за развития фла­мандского движения ассимиляция фла­мандцев валлонами сократилась, рост чи­сленности валлонов замедлился.

Длительное общение фламандцев и валлонов, крепнущие между ними эконо­мические и культурные связи, бельгий­ский патриотизм, проявившийся в уча­стии в движении Сопротивления в годы гитлеровской оккупации и валлонов и фламандцев, а также массовое распро­странение двуязычия дали некоторым ав­торам основание говорить о слиянии их в одну «бельгийскую нацию». Однако та­кие представления были опровергнуты новым обострением отношений между фламандцами и валлонами в 1960-х годах, которое проявляется главным образом в языковой сфере. Фламандцы очень рев­ниво относятся к преобладанию француз­ского языка в социально-политической и культурной жизни страны. Это наглядно проявилось, например, в требованиях за­крыть отделение на французском языке Лувенского университета, находящегося во фламандской зоне, и в связанных с этим массовых демонстрациях и даже «походе на Брюссель» (теперь это отделе­ние переведено в Валлонию). Со своей стороны валлоны отказываются изучать фламандский язык, предпочитая в каче­стве второго языка английский или не­мецкий.

Однако национальные разногласия обусловлены не столько языковыми при­чинами, сколько социально-экономиче­скими. Фландрия длительное время отста­вала от Валлонии в экономическом отно­шении. Но с 1960-х годов положение меняется. Промышленность и население растут более быстрыми темпами на севере страны, некоторые же районы Валлонии становятся подлинными районами бед­ствия. Все это используется буржуазией и ее националистическими партиями и организациями в целях раскола рабочего класса.

Размежевались в национальном отно­шении многие политические и профсоюз­ные организации страны. Так, Со­циально-христианская партия с 1969 г. организационно делится на валлонское и фламандское крыло, которое получило название Христианско-народной партии. Бельгийская социалистическая партия также состоит из валлонской и фламанд­ской организаций. Из либеральной Пар­тии свободы и прогресса в 1976 г. вышли валлонские представители и в 1977 г. создали новую партию — Партию ре­форм и свободы Валлонии. Заметную роль в политической жизни страны играют чисто националистические пар­тии, например Народный союз (Фольксю- ни), возникший на основе слияния фла­мандских националистических организа­ций, и Валлонское объединение, охваты­вающее валлонские националистические партии.

Коммунистическая партия Бельгии, признавая важность национального во­проса и сохраняя свое организационное единство, направляет усилия на преодоле­ние противоречий между фламандцами и валлонами, выступает за демократизацию общественной жизни, за преобразование Бельгии из унитарного государства в федерацию трех регионов— Фландрии, Валлонии и Брюсселя— с предоставле­нием им широкой автономии.

В какой-то степени уже осуществле­на национально-культурная автономия Фландрии, где во всех государственных органах обязательным является фламанд­ский язык, Валлонии, где обязателен французский, и Брюсселя, где необхо­димо знать оба языка.

В Бельгии низкие темпы прироста насе­ления, что вызвано падением рождаемо­сти в последние десятилетия. В последние годы рождаемость и смертность состав­ляют примерно по 12 человек на 1000 жи­телей, так что население практически не увеличивается за счет естественного при­роста.

Распространение малодетности наряду с увеличением средней продолжительно­сти жизни, составляющей в настоящее время около 75 лет для женщин и свыше 68 лет для мужчин, привело к существен­ному изменению возрастной структуры населения. Так, увеличилась доля лиц в
возрасте более 65. лет, т. е. происходит так называемое старение нации. Что же каса­ется полового состава населения, то за последние десятилетия наблюдается не­большое снижение доли мужчин: в 1976 г. в Бельгии было 5 млн. женщин и 4,8 млн. мужчин.

В связи с сокращением естественного прироста населения в последние годы очень медленно росла и численность тру­доспособного населения. Испытывая не­достаток в рабочей силе, особенно в малоквалифицированной, Бельгия при­влекает иммигрантов, главным образом из стран Южной Европы. Ныне по удель­ному весу иностранцев (8,5% в 1975 г.) Бельгия уступает в Европе только Люксембургу и Швейцарии. Предполага­лось, что введение свободы передвижения рабочих внутри стран «Общего рынка» повысит их иммиграцию. Однако этому препятствует помимо языковых барьеров и то, что иностранцы используются на


малоквалифицированной работе, получа­ют низкую зарплату и живут в плохих бытовых условиях.

Хотя ресурсы рабочей силы внутри страны ограничены, существует проблема занятости населения, вызванная суще­ственными изменениями в распределении экономически активного населения по от­дельным отраслям хозяйства и внутри них. Так, сократилось число занятых в сельском хозяйстве и некоторых отраслях промышленности, испытавших спад про­изводства, например в угольной и тек­стильной. В конце 70-х годов число безра­ботных превысило 300 тыс. человек, со­ставив около 10% экономически активно­го населения страны. Бельгийцы, живу­щие в пограничных районах, нередко стараются найти работу в соседних стра­нах.

Металлурги завода

фирмы ММТ борются

против закрытия своего

предприятия

Бельгия — одна из наиболее густонасе­ленных стран мира. По средней плотности населения — около 320 человек на 1 кв. км — она занимает второе место в Европе после Нидерландов (не считая микрогосу­дарств). Особенно населена центральная часть страны — долины Самбры и Мааса и полоса вдоль оси Антверпен — Брюс­сель— Шарлеруа, где концентрируется основная промышленная, торгово-тран­спортная жизнь страны и расположены крупнейшие города. Здесь на 1 кв. км приходится от 700 до 1000 человек. В сельской местности плотность несколь­ко ниже, хотя остается еще сравнительно высокой, и лишь в Арденнах она падает до 50—100 человек на 1 кв. км.

В Бельгии почти нет незаселенных тер­риторий и неиспользуемых земель, много городов и поселков городского типа. Бельгия — одна из самых «традиционно городских» стран мира. В городах, к кото­рым относят населенные пункты, име­ющие свыше 5 тыс. жителей, проживает около 70% всего населения. Однако гра­ница между городом и селом весьма условна. Некоторые села имеют все внешние признаки города, да и значитель­ная часть их жителей работает вне сель­ского хозяйства. Поэтому фактически го­родское население больше. Официально в стране насчитывается 5 больших (для Бельгии) агломераций: Брюссель, насчи­тывающий 1,1 млн. жителей, Антверпен (свыше 900 тыс.), Льеж (более 600 тыс.), Гент и Шарлеруа (примерно по 500 тыс. жителей). В этих агломерациях прожи­вает более четверти всего населения стра­ны. Вместе с тем несколько высокоурба­низированных территорий, представля­ющих собой скопление слившихся во­едино мелких городов и промышленных поселков с общей численностью более 100 тыс. жителей, также можно считать сравнительно значительными агломера­циями, например Боринаж-Монс, Центр- Эно, Куртре, Алст-Нинове, Ла-Лувьер — Сенеф — Манаж. Такие скопления отли­чаются отсутствием четко выраженного единого центра, как бы поглощающего другие города и поселки. Городские агломерации так близко расположены друг от друга, что зоны их влияния и гра­ницы застроек соприкасаются.

Деревня в Кампине

Близость небольших населенных пун­ктов друг к другу, хорошо развитые дорожная сеть и транспорт способство­вали тому, что более 40% экономически активного населения Бельгии совершает ежедневные трудовые поездки из одного поселка или города в другой.

Пронесшиеся над Бельгией войны срав­нительно слабо задели ее города, поэтому в них сохранилось много памятников ста­ринной архитектуры, восходящей к ран-



Памятники старинной архитектуры в Генте. Три дома различного стиля: романского, ренессанс и готического

В Арденнах деревни

обычно крупные, располагающиеся по речным долинам

нему средневековью. В каждом городе довольно четко выделяется его старая, как правило центральная, часть и новые, обычно расположенные на окраинах про­мышленные и жилые кварталы с домами современного типа.

В сельской местности встречаются раз­личные формы расселения и построек. Во фламандской части страны преобладают близко расположенные друг от друга хутора; встречаются и деревни, главным образом кучевого типа. В сельской мест­ности валлонской зоны население живет в основном деревнями. В средней Бельгии это по преимуществу небольшие деревни уличного или кучевого типа, а в Арден­нах— довольно крупные, далеко отсто­ящие друг от друга деревни по речным долинам.

Хозяйство

Основа экономики Бельгии — прежде всего промышленность, перед значением которой далеко на задний план отходят и гигантские порты, и города-музеи, запол­ненные туристами, и сельское хозяйство. Доля Бельгии в мировой промышленной продукции более чем втрое превышает ее долю в населении мира. Страна занимает второе место в мире по выплавке стали на
душу населения, уступая лишь Люксем­бургу, а по объему промышленного про­изводства находится на двенадцатом ме­сте в капиталистическом мире. При этом по стоимости промышленная продукция почти в 10 раз превышает продукцию сельского хозяйства, которое дает около 3,4% валового национального продукта против 40 % создаваемых в промышленно­сти. В промышленности занято около 40 % экономически активного населения, а в сельском хозяйстве — лишь 3%.

Важную роль играет Бельгия в мировой торговле. Вместе с Люксембургом, с кото­рым Бельгия состоит в таможенном сою­зе, ее доля составляет примерно 4% сто­имости внешнеторгового оборота капита­листических и развивающихся стран мира. Она обеспечивает почти У3 миро­вого капиталистического экспорта ков­ров, стекла, бриллиантов, г/4 охотни­чьих ружей, У5 экспорта тяжелых цвет­ных металлов и уб вывоза стального проката и кинофотопленки. Бельгия стоит на одном из первых мест в мире по производству и вывозу металлического германия и кобальта, а также экспорту буровых инструментов с алмазами, ка- пролактама и автомобилей. Сельское хо­зяйство страны хотя и не достигает того уровня, какой оно имеет в соседних Нидерландах, все же относится к самым высокоорганизованным в капиталисти­ческом смысле в Западной Европе, да­вая некоторую часть продукции на экс­порт.

По территории Бельгии проходят важ­ные транспортные пути, обеспечивающие значительный объем международных транзитных перевозок. Транзитное поло­жение, обилие историко-архитектурных памятников, знаменитые пляжи морских курортов привлекают в страну много ино­странных туристов, которые оставляют немало валюты в гостиницах, кемпингах, магазинах и ресторанах.

Бельгия — одна из старейших промыш­ленных стран, вступившая на путь капи­талистической индустриализации еще в начале XIX в. вслед за Англией и достиг­шая промышленной зрелости ранее других континентальных стран Европы. Выгодное географическое положение, обширная посредническая торговля, име­ющиеся месторождения каменного угля в сочетании с когда-то крупными запасами железной и цинковой руды, колониальная эксплуатация богатств Бельгийского Конго — все это способствовало тому, что в XX век Бельгия вступила как про­мышленная империалистическая держа­ва, обладательница крупных накоплений свободных капиталов. По развитию капи­тализма она занимала одно из ведущих мест в Европе. Однако в годы, последо­вавшие после двух мировых войн, Бель­гия постепенно теряла свою прежнюю роль одной из ведущих промышленных держав, все значительнее попадая под влияние более сильных империалистиче­ских государств.

После второй мировой войны экономи­ческое развитие Бельгии шло низкими темпами, страна оказалась на одном из последних мест в Европе по темпам прироста промышленного производства; она отстает в области развития научно- исследовательских работ, по производи­тельности труда, развитию новых отрас­лей промышленности и некоторым дру­гим показателям. Промышленность Бель­гии в отличие от большинства других малых государств специализируется на выпуске полуфабрикатов, которые пре­вращаются в готовые изделия в других странах, прежде всего членах «Общего рынка». Вплоть до 60-х годов главными отраслями ее экономики были угледобы­вающая, металлургическая и текстильная промышленность, а основой ее энергети­ки— каменный уголь. Машиностроение далеко не удовлетворяет спрос бельгий­ской промышленности на станки и обору­дование, о чем свидетельствует постоян­ное превышение ввоза оборудования над вывозом.

Новым этапом в развитии бельгийской экономики стали 60-е годы. Серьезная конкуренция со стороны монополий стран «Общего рынка» заставила обно­вить оборудование и развивать новые отрасли машиностроения и химии. Усили­ваются процесс концентрации капитала, государственное вмешательство в эконо­мику страны, проникновение иностран­ного капитала. Именно с этого периода государство осуществляет серию меро­приятий и законодательных актов, стиму­лирующих развитие новых отраслей и экспорт их продукции; особенно это кос­нулось экономически отсталых районов, к которым были отнесены также районы промышленно развитые, но с низкими темпами экономического роста из-за устаревшей структуры производства, или так называемые депрессивные районы. Для поднятия их экономики государство предоставляет льготы и кредиты компа­ниям, строящим на территории этих районов предприятия новых отраслей.

Буржуазное государство всячески со­действует росту и укреплению крупней­ших бельгийских монополий. Командные позиции в экономике занимают такие монополии, как «Сосьете женераль де Бельжик», которая контролирует более
половины банковского капитала, мощно­стей цветной металлургии и перевозок морского транспорта, металлургический трест «Коккериль-Угре-Провиданс-Эс- перанс-Лондо», химический трест «Со- львей» и др. Однако при высокой степе­ни монополизации в Бельгии почти нет предприятий-гигантов. Преобладают предприятия с персоналом 100—500 че­ловек.

Большую роль в экономическом разви­тии Бельгии играет иностранный капитал. Повышенный интерес иностранных мо­нополий к экономике этой небольшой страны объясняется прежде всего ее выгодным географическим положением, наличием квалифицированной рабочей силы и хорошо развитой сетью коммуни­каций всех видов (в первую очередь круп­ного морского порта Антверпена), а также поощрительной налоговой систе­мой по отношению к иностранным пред­приятиям и возможностью получения бельгийского кредита. Как правило, ино­странные фирмы вкладывают свой капи­тал в наиболее динамичные и передовые отрасли промышленности, например, та­кие, как автосборка, радиоэлектроника и нефтехимия, и захватывают в этих отрас­лях ведущие позиции.

Первое место по прямым инвестициям в бельгийскую экономику занимают США. На заводах «Дженерал моторе» и «Форд моторе» собирается около 3/5 всех авто­мобилей, производимых в Бельгии. «Форд» обосновалась в тракторостро­ении, «Катерпиллер» — в производстве строительно-дорожных машин, «Вестин- гауз электрик» и «Дженерал электрик» — в электротехнической и электронной промышленности. Предприятия амери­канских монополий, построенные в Бель­гии, получают юридические права участ­ников «Общего рынка». Это открывает перед ними беспошлинные торговые ка­налы для продажи своей продукции не только в Бельгии, но и, что гораздо важ­нее, во всех других странах «Общего рын­ка». Растут капиталовложения монопо­лий стран ЕЭС, прежде всего ФРГ и Нидерландов. Западногерманский капи­тал инвестируется главным образом в нефтехимию, голландский — в производ­ство электроламп и радиоаппаратуры. Французские монополии вкладывают сравнительно мало новых капиталов, но продолжают играть значительную роль благодаря своим довоенным инвестици­ям. В последние годы в экономику Бель­гии, как и в экономику других западноев­ропейских стран, упорно пробиваются японские фирмы. Бельгия занимает пер­вое место среди стран «Общего рынка» по объему японских капиталовложений в обрабатывающей промышленности.

Бельгийские власти и деловые круги надеются, что иностранные монополии помогут поднять технический уровень промышленности, внедрить новинки на­учно-исследовательских работ и решить проблему занятости населения. Действи­тельно, на иностранных предприятиях за­нято почти у5 всех бельгийских рабо­чих. Однако засилье иностранного капи­тала в бельгийской экономике ведет ко многим отрицательным последствиям. В частности, поскольку в Бельгии нахо­дится много головных предприятий мно­гонациональных компаний, ее хозяйство особенно чутко реагирует на колебания экономической конъюнктуры. Недаром существует невеселая поговорка: «Когда в Нью-Йорке плохая погода, Антверпен начинает страдать от насморка, а Шарле- руа — от воспаления легких».

В настоящее время темпы роста про­мышленности Бельгии приближаются к темпам роста этой отрасли хозяйства в других странах «Общего рынка», хотя и остаются еще сравнительно низкими. В структуре промышленности происходят заметные изменения. Главными отрасля­ми стали черная и цветная металлургия, машиностроение (автосборка, электро­техника и электроника) и химическая. Доля же таких некогда важных отраслей, как текстильная и особенно каменно­угольная, сократилась. По-прежнему зна­чительную роль продолжают играть сте­кольная, алмазогранильная и оружейная промышленность. Коренным образом из­менилась отраслевая структура энергети­ки, черной металлургии и химической промышл енн ости.

Основой энергетики вместо угля стали нефть и природный газ, которые состав­ляют более 2/3 энергобаланса Бельгии. Остальное приходится на каменный уголь и атомную энергию. Нефть и нефтепро­дукты импортируются в основном из стран Ближнего Востока и Северной Африки, природный газ — из Нидерлан­дов. Ныне Бельгия располагает развитой нефтеперерабатывающей промышленно­стью. Поскольку нефтеперерабатыва­ющие заводы работают на привозном сырье, то почти все они размещены в портовом районе Антверпена и в зоне канала Гент — Тернёзен. Антверпен стал значительным центром нефтеперераба­тывающей промышленности Западной Европы. Однако он расположен в 90 км от моря, а узкий и неглубокий эстуарий Шельды затрудняет доступ судам водоиз­мещением свыше 100 тыс. т. Для улуч­шения снабжения заводов Антверпена не-

Промышленность

Алмазограниль- ное производ­ство

■ Добыча

каменного угля

нефтепровод Антвер- и прокладывается не­фтепровод Антверпен — Зебрюгге. Одновременно ведется строительство не­фтяного порта в Зебрюгге, способного принимать супертанкеры.

Добыча каменного угля, которая еще в 50-х годах была в числе основных от­раслей бельгийской промышленности, теперь занимает одно из последних мест. Вступление Бельгии в Европейское объединение угля и стали (ЕОУС) осо­бенно болезненно сказалось на положе­нии угледобывающей промышленности, которая не смогла выдержать конкурен­ции со стороны других стран «Общего рынка». Трудность эксплуатации, низкий уровень механизации и плохое качество делают бельгийский уголь дороже импортного. Кроме того, в бельгийских шахтах самые тяжелые условия труда во всей Европе: в них часто происходят несчастные случаи, уровень профес­

фтью сооружен пен— Роттердам

Западная Европа

Промышленность Бельгии
Черная
металлургия
Цветная
металлургия
Машинострое­
ние и металло­
обработка
о Химическая
® Нефтеперера­
батывающая
® Атомная
® Деревообра­
батывающая
и бумажная
® Стекольная
и фарфоро-
фаянсовая
© Текстильная
® Пищевая
о Разная

Районы добычи

каменного угля

Тепловые электростанции

ф Атомные

электростанции

• ■*■■ Нефтепроводы

-о—о- Газопроводы

Рыболовные порты

сиональной заболеваемости шахтеров здесь выше, чем на самых вредных произ­водствах. С 1957 г. было закрыто более 100 нерентабельных шахт, и добыча упа­ла с 30 до 7 млн. т в 1977 г. Особенно пострадал Южный угольный бассейн. Сейчас основной угледобывающий район страны — Кампинский бассейн, который имеет лучшие условия эксплу­атации и отличается более высокой, чем Южный, механизацией и производитель­ностью труда.

В то время как бельгийские шахты закрываются, растет импорт угля, осо­бенно из ФРГ. Бельгия ввозит почти половину нербходимого ей угля, что серьезно отражается на ее платежном балансе. Острая борьба бельгийских шах­теров против правительственной полити­ки закрытия шахт вынуждает власти ассигновать некоторые средства на под­держку угольной промышленности, раз­работать комплексные программы, вве­сти ограничения на ввоз угля. Но им­порт угля под давлением стран ЕЭС, в первую очередь ФРГ, продолжает расти.

Почти вся электроэнергия вырабатыва­ется тепловыми электростанциями, рабо­тающими на угле, мазуте и природном газе. Основа будущего развития всей эле­ктроэнергетики страны — атомная энер­гия. Уже построены франко-бельгийская АЭС в Шоо на границе с Францией и две крупные АЭС мощностью почти по 900 тыс. кВт каждая вблизи Льежа и

около Антверпена. В ближайшие годы предполагается создавать только атомные электростанции, которые в начале 80-х годов будут давать около половины всей электроэнергии.

Основной отраслью бельгийской про­мышленности остается черная металлур-

Одно из ведущих мест в капиталистиче­ском мире занимает Бельгия по развитию цветной металлургии, несмотря на почти полное отсутствие месторождений руд цветных металлов. Она входит в число первых пяти — семи мировых производи­телей и экспортеров тяжелых металлов

Лимбургский угольный район


гия, несмотря на то что по числу занятых и стоимости производимой продукции она занимает четвертое место после Машино­строения, химической и текстильной про­мышленности. Она служит базой для многих отраслей, или обслуживающих металлургический процесс, или потребля­ющих ее продукцию. Кроме того, черная металлургия— основная экспортная от­расль страны. От происходящих в ней экономических процессов зависят важ­нейшие стороны хозяйства.

В 1977 г. было произведено 9 млн. т чугуна, 11 млн. т стали и 10 млн. т прока­та. Преобладают предприятия полного цикла. Металлургические заводы Бельгии работают более чем наполовину на высо­кокачественной шведской железной руде и только на %— на рудах из Лотарин­гии.

Предприятия черной металлургии кон­центрируются на территории Южного угольного бассейна и главным образом в двух центрах — вокруг Льежа и Шарле­руа. Кроме того, металлургические пред­приятия есть в Брабанте (Клабек) и на крайнем юго-востоке, на границе с Люксембургом (Атюс). В последние годы в Бельгии, как и везде в Западной Европе, новые металлургические заводы строят в портах, куда поступает импортное сырье и топливо. Пример этому — создание круп­ного металлургического комбината в Зельзате на морском канале Гент — Тернёзен.

(меди, цинка, свинца), кобальта, герма­ния и радия. Кроме того, Бельгия — один из экспортеров таких редких металлов, как тантал, ниобий и селен. Цветная ме­таллургия Бельгии своим высоким уров­нем развития обязана колониальному грабежу в Африке. Сырье издавна выво­зили из бывшего Бельгийского Конго, где распоряжались бельгийские монопо­лии во главе с «Юнион миньер дю О. Катанга». После образования Рес­публики Заир и национализации добы­чи руды в Катанге ввоз сырья не прекра­тился благодаря заключению между Бельгией и Заиром соглашений о по­ставках полиметаллических руд. Число стран, поставляющих сырье для бельгий­ской цветной металлургии, в настоящее время расширилось. Это помимо Респу­блики Заир Канада, ЮАР и некоторые страны Латинской Америки.

В Бельгии развиты почти все отрасли цветной металлургии, включая недавно возникшую алюминиевую. Крупнейший не только в Бельгии, но и в капиталисти­ческой Европе медеплавильный завод на­ходится в Олене, столь же крупный цин­коплавильный — в Балене. В целом основные центры цветной металлургии Бельгии расположены в районе Антвер­пена, куда поступает все импортируемое сырье, в районе Льежа, соединенного с антверпенским портом Альберт-капалом, и вдоль каналов в Кампине. Поскольку большая часть выплавляемого металла
экспортируется в слитках, характерно преобладание выплавки над обра­боткой.

Создание значительной металлургии и металлообработки в районе Льежа, Шар- леруа и Монса положило начало машино­строению. Основной район металлообра­ботки и машиностроения, работающих на местной металлургической базе, — узкая полоса вдоль долин рек Самбры и Мааса. Бельгийское машиностроение специали­зируется на производстве металлоемкого капитального оборудования, с которым тесно связано развитие железнодорожно­го транспорта, трамвайного хозяйства, строительства электростанций во многих странах Европы. С помощью Бельгии сооружался парижский метрополитен, строились и оснащались во многих стра­нах крупные заводы «под ключ». Всемир­ную известность имеют бельгийские охотничьи ружья, которые делают в окрестностях Льежа — в Херстале.

в Генке, Антверпене и Брюсселе, эле­ктротехнические — в Шарлеруа, Брюс­селе, Антверпене, Генте и Льеже. Судо­строение и судоремонт сосредоточены в Антверпене и Генте. Важнейший ареал машиностроения на севере страны — Антверпен и его окружение, затем сле­дует Брюссельский промышленный центр, а на третьем месте — ареал Льежа и Шарлеруа — Монса — Нивеля.

Нефтехимический комплекс в Антверпене

Химическая промышленность Бельгии была исторически связана с угольно-ме- таллургическим комплексом Южного угольного бассейна. Широко используя продукты коксования и доменных про­цессов, она достигла довольно высокого уровня в производстве главных продук­тов минеральной химии. В 1863 г. бель­гиец Эрнест Сольвей открыл дешевый способ получения соды, который до наших дней во всем мире остался основ­ным. При этом способе появилась воз­можность начать крупное производство


Несмотря на быстрый рост новых отраслей и изменение структуры произ­водства в последние годы, такая специа­лизация бельгийского машиностроения осталась. Его основные отрасли — авто­сборочная промышленность, ограничи­вающаяся в основном сборкой готовых импортных деталей и узлов, и электротех­ническая, специализирующаяся в основ­ном на выпуске энергосилового оборудо­вания. Электроника развита менее, чем во многих других индустриальных странах.

Заводы, производящие оборудование, располагаются вдоль долин рек Самбры и Мааса. Автосборочные заводы находятся щелочей. Серная и азотная кислоты, минеральные удобрения, сода и хлор были основными продуктами химической промышленности. Новым этапом в разви­тии химии стало создание иностранными компаниями в 1968—1970 гг. крупного нефтехимического комплекса заводов ев­ропейского значения в Антверпене на базе нефтепродуктов местных нефтепере­рабатывающих заводов и природного голландского газа. Это ставит Бельгию в ряд наиболее крупных в Европе произво­дителей таких органических химикатов, как полиэтилен, капролактам, этилен и т. п. В Антверпенском районе (завод в

Мортселе) производятся также кинофото­материалы одной из крупнейших в этой отрасли компаний — «Агфа-Геварт».

К самым старым отраслям бельгийской промышленности относится текстильная. Развиты все основные отрасли и циклы текстильного производства. Предприятия хлопчатобумажной, льняной и джутовой промышленности размещены почти по всей Фландрии, где они и возникли. Шер­стяная промышленность сосредоточена в Вервье, около Льежа; ее развитие здесь обязано хорошему качеству местных вод, придающих шерсти особую мягкость и эластичность. Наиболее крупные центры по производству тканей из искусствен­ного волокна и кружев — Брюссель, Алст, Нинове.

Бельгия издавна славится изделиями своих кружевниц

Большой известностью пользуется про­дукция бельгийской стекольной промыш­ленности: листовое и зеркальное стекло, специальные стекла и хрусталь. Эта отрасль — одна из немногих, которая полностью располагает собственной сы­рьевой базой.

Многовековую традицию имеет обра­ботка алмазов, возникшая в Бельгии на базе конголезского сырья. Бельгия — один из крупнейших в мире производите­лей алмазного инструмента, особенно бу­ровых коронок. Алмазогранильная про­мышленность сосредоточена в Антверпе­не, где выполняются все операции по обработке алмазов и изготовляются как бриллианты, так и промышленные алма­зы. Антверпен— мировой центр не только алмазогранения, но и торговли алмазами.

Сельское хозяйство занимает в эконо­мике Бельгии второстепенное место. Однако оно отличается высокой интен­сивностью, специализируясь на производ­стве высококачественной продукции, ко­торую получают при больших затратах труда с небольшой территории, и носит черты «пригородного» хозяйства. Вместе с тем Бельгия сильно уступает многим другим странам Западной Европы, осо­бенно соседним Нидерландам, по произ­водству на душу населения большинства важнейших видов сельскохозяйственной продукции. Страна далеко не полностью обеспечивает потребности своего вну­треннего рынка и вынуждена ввозить в значительном количестве продовольствие (особенно зерно) и корма. Однако бель­гийское сельское хозяйство почти полно­стью удовлетворяет внутренний спрос на мясо, молоко, сливочное масло и овощи.

Бельгия все еще остается страной мел­кокрестьянского землепользования. Бо­лее 70% сельскохозяйственных угодий на­ходится в руках землевладельцев с наде­лами от 5 до 20 га. На долю же хозяйств свыше 20 га приходится лишь 17% земель. Многочисленность мелких землевладе­ний частично объясняется узко выражен­ной специализацией. Это либо питомни­ки, либо оранжерейные, овощеводческие, цветоводческие, семенные, кроликовод­ческие, птицеводческие хозяйства, распо­ложенные поблизости от крупных горо­дов. Часть же мелких землевладений представляет собой крошечные наделы размером менее 1 га, которые принадле­жат промышленным рабочим и служа­щим, сочетающим работу на производ­стве с сельским хозяйством.

Характерная особенность бельгийского землепользования — большая дробность хозяйств; в среднем каждое из них состоит из шести и более участков земли, зача­стую расположенных далеко друг от дру­га, даже в разных общинах.

Только треть земли обрабатывается ее владельцами, остальная часть сдается в


аренду. Арендные отношения наиболее распространены в Средней Бельгии, что связано с преобладанием здесь крупных хозяйств, высокой плотностью населения и в то же время низкой долей сельскохо­зяйственного населения и высоким удель­ным весом обрабатываемых земель.

В послевоенные годы число занятых в сельском хозяйстве Бельгии сократилось почти в 3 раза. Строительство промыш­ленных предприятий, транспортных пу­тей, рост городов и поселков привели к сокращению сельскохозяйственных зе­мель. Ныне площадь используемых зе­мель составляет около половины всей

Сельское хозяйство

| Интенсивное животноводство мясо­молочного направления с посевами зерновых культур (с преобладанием ржи) и картофеля

Посевы зерновых культур (с преоблада­нием пшеницы и овса) , сахарной свеклы и животноводство

Посевы зерновых культур и животно­водство

Пригородное хозяйство (с преоблада­нием огородных культур)

С Е В Е Р Н О Е МОРЕ Остенде

gj Животноводство мясо-молочного направления

Неспециализированное сельское хозяй­ство

Леса

табака садов

Районы распространения

сахарной свеклы

территории страны и медленно, но неуклонно продолжает сокращаться. Рен­табельность сельского хозяйства достига­ется путем усиления специализации, испо­льзования техники и минеральных удо­брений. По потреблению минеральных удобрений (в расчете на каждые 100 га пашни) Бельгия занимает после Нидер­ландов второе место в мире. По продук­тивности сельского хозяйства Бельгия на­ходится на одном из первых мест в мире наряду с такими странами, как Дания и Нидерланды.

Сельское хозяйство

Основная отрасль сельского хозяйства Бельгии— животноводство мясо-молоч­ного направления, на которое приходит­ся 3/4 стоимости сельскохозяйственной продукции; г/5 дает овощеводство и садоводство, и только У10 — полевод­ство. Разводят крупный рогатый скот, свиней и домашнюю птицу. Когда-то Бельгия славилась своими знаменитыми конными заводами, но сейчас их стано­вится все меньше. Продолжают разводить лишь известных во всем мире тяжелово­зов брабансонской породы, которые еще используются в мелких и средних хозяй­ствах страны.

Крупный рогатый скот разводят по всей Бельгии. В индустриально-урбанизиро­ванных районах центральной Бельгии преобладает стойловое содержание скота, во Фландрии же скот почти весь год пасется на улучшенных пастбищах; в Арденнах летом его выгоняют на горные пастбища, а зимой содержат на скотных дворах. Крупные фермы специализиру­ются на разведении мясных пород скота, в то время как поголовье молочных коров рассредоточено в мелких и средних хозяй­ствах. Свиней и птиц держат всюду, но особенно во Фландрии и вокруг больших городов.

Животноводство имеет в Бельгии хоро­шую кормовую базу. Под лугами, пастби­щами и посевами фуражных культур занято свыше трети сельскохозяйствен­ных угодий. При этом подавляющая часть пастбищ окультурена и дает высокий уро­жай трав. Луга и пастбища занимают зна­чительные территории на юге и северо- востоке страны. Центральная и западная части Бельгии — в основном земледель­ческий район с максимальной распахан- ностью территории.

Из зерновых наибольшую площадь за­нимают посевы пшеницы и ячменя. Основной район возделывания пшеницы


тянется широкой полосой с запада на восток от Ко^трейка до Льежа. Однако посевы этой культуры сокращаются, что объясняется невысокой рентабельностью производства пшеницы и ее низким каче­ством. Выращивают в основном мягкие сорта пшеницы с малым содержанием белка и низкими хлебопекарными каче­ствами. Напротив, посевы ячменя увели­чиваются, так как значительная часть урожая используется в пивоваренной про­мышленности.

Немалое значение имеет также выра­щивание технических культур (сахарной свеклы, льна, цикория, табака, хмеля) и картофеля. Однако посевные площади под этими культурами, за исключением сахарной свеклы, сокращаются. Возделы­вание технических культур требует боль­шого числа рабочих рук и значительных капиталовложений. Кроме того, сказа­лась конкуренция со стороны других стран, особенно в отношении льна. Высо­кие цены на высококачественный бель­гийский лен затрудняют его экспорт, местная же льняная промышленность все более переходит на потребление импорт­ного сырья, иногда даже низкого качества (кудели и очесов).

Расширение площадей под сахарной свеклой объясняется ростом потребления сахара, а также особенно благоприят­ными для этой культуры природными условиями. Сахарная свекла возделывает- ся в основном на польдерах, в юго-запад- ной и центральной Бельгии; лен выращи­вают во Фландрии, особенно в долинах рек Лейе и Мааса; посевы картофеля встречаются повсеместно, за исключени­ем Арденн.

Большие площади заняты кормовыми корнеплодами, особенно кормовой свек­лой. В качестве кормов используются

также подавляющая часть производимого уборка льна картофеля и почти половина сбора уро- во Фландрии жая зерновых культур. Тем не менее про­изводство кормов не удовлетворяет по­требности животноводства.

В последнее двадцатилетие бурно раз­виваются овощеводство, садоводство и культивирование цветов. Из овощей вы­ращивают томаты, цветную капусту, спаржу, зеленый горошек и т. п. Среди плодовых культур наиболее распростра­нены яблони, груши, сливы и вишни. Из разводимых цветов многие экспортиру­ются, например розы, азалии, бегонии и орхидеи. Овощи и фрукты выращивают повсеместно, и прежде всего в пригород­ных зонах, где для этих целей использу­ются парники. Теплицы занимают боль­шую площадь и снабжают население зи­мой свежими овощами и виноградом.

Бельгия— один из важнейших узлов коммуникаций Западной Европы. Геогра­фическое положение между крупными странами способствовало развитию чрез­вычайно густой транспортной сети, кото­рая обслуживает транзитные перевозки и связывает индустриальные районы Бель­гии с морскими портами и с соседними странами. Бельгия занимает-первое место в мире по густоте железных дорог (131 км на 1000 кв. км), второе после Нидерлан­дов — по густоте внутренних водных путей и четвертое после Нидерландов, Франции и ФРГ — по густоте автодорож­ной сети. Кроме того, Бельгия распола­гает гигантским морским портом — Ант­верпеном, считающимся вместе с Роттер­дамом «воротами в Европу».

В сфере транспорта работает свыше 200 тыс. человек, или 5 % всех занятых в экономике страны, т. е. больше, чем в сельском хозяйстве. Особенно быстрыми темпами развивается автомобильный

транспорт, на который приходится свыше % всех грузоперевозок в стране; вну­тренним водным транспортом перевозит­ся у4 грузов и по железным дорогам — только У6. Выделяются 10 основных транспортных узлов: Антверпен, Брюс­сель, Льеж, Гент, Шарлеруа, Намюр, Монс, Брюгге-Остенде, Кортрейк и Хас- селт.

В последние годы быстро увеличива­ется протяженность автодорог. Особенно усиленно ведется строительство авто­страд, которые должны стать частью международных магистралей. Протяжен­ность только основных автодорог— бо­лее 25 тыс. км, сеть шоссейных дорог распределяется по территории довольно равномерно. Их техническая оснащен­ность — одна из лучших в мире. Страну пересекает 7 автострад международного значения.

Протяженность железнодорожных магистралей неуклонно сокращается. С 1950 по 1976 г. она уменьшилась с 5 тыс. км до 4 тыс., из них электрифици­ровано было 1,3 тыс. км. Почти все населенные пункты страны, за неболь­шим исключением, связаны железными дорогами. Наиболее густая железнодо­рожная сеть в Центральной Бельгии и промышленном районе, тяготеющем к Брюсселю и Антверпену. Через Бельгию проходит 5 международных железнодо­рожных магистралей. Три из них берут начало в Остенде, у железнодорожного парома, соединяющего континент с Англией, и далее идут на Брюссель, где разветвляются: на Намюр — Арлон — Рим; на Льеж — Кёльн — Варшаву и Льеж — Кёльн — Вену — Бухарест. Две транзитные линии связывают Францию с ФРГ (Париж — Шарлеруа — Намюр — Льеж — Вервье — Кёльн) и с Нидерлан­дами (Париж— Брюссель— Амстер­дам).

Протяженность внутренних водных пу­тей— около 1,6 тыс. км, из которых свыше 1000 км доступны для судов грузо­подъемностью до 1350 т. Основу сети внутренних водных путей составляют Шельда, Маас с притоком Самбра, Аль­берт-канал и магистральный канал Ант­верпен — Брюссель — Шарлеруа. В на­стоящее время ведутся работы по углу­блению русла Шельды и Мааса и стро­ительству новых каналов. Несмотря на густую сеть внутренних водных путей, Бельгия не располагает крупным речным флотом, таким, как, например, Нидерлан­ды.

Морской флот также относительно не­велик — 100 судов общим тоннажем около 1,6 млн. бр.-рег. т. Внешнеторго­вые перевозки большей частью осуще­ствляются иностранными судами. Однако по сравнению с флотами других западно­европейских стран бельгийский флот оснащен более современными судами. Бельгия имеет 5 морских портов: Ант­верпен, Гент, Брюгге-Зебрюгге, Остенде и Брюссель. Более 2/3 всех перевозок осуществляется через Антверпен, годовой грузооборот которого достигает 70— 75 млн. т.

Одна из важнейших особенностей эко­номики Бельгии — чрезвычайно сильная зависимость от конъюнктуры на мировом рынке. Внешняя торговля имеет для Бель­гии не просто существенное, но жизненно важное значение. Стоимость внешнетор­гового оборота составляет около 3/5 общей суммы ее национального дохода, т. е. примерно столько же, сколько во Франции. По размерам оборота внешней торговли на душу населения Бельгия вме­сте с Люксембургом удерживает первое место в капиталистическом мире.

Производство во многих отраслях про­мышленности намного превышает по­требности небольшого по емкости вну­треннего рынка; более % промышлен­ной продукции экспортируется. На экспорт идет до % стекла, алмазов, меди, свинца, цинка, кинофотоматериа­лов, продукции черной металлургии, льна, У2 товаров химической промыш­ленности и около Уз продукции маши^- ностроения. Вся Бельгия, как один огром­ный завод, перерабатывает поступающее со всех концов света сырье и вывозит готовую или полуобработанную продук­цию. От того, удастся ли бельгийцам сбыть свою продукцию на мировом рын­ке, зависит все их благополучие. В не меньшей степени Бельгия зависит и от импорта многих товаров. Она ввозит машины, оборудование и транспортные средства. Бельгия вынуждена покупать за границей до % промышленного сырья и 4/5 продовольственных товаров и фура­жа.

Участие в «Общем рынке» теснейшим образом связывает экономику Бельгии с хозяйством остальных членов ЕЭС, на которые приходится теперь большая часть ее внешнеторгового оборота. Основные торговые партнеры ее — ФРГ, Франция и Нидерланды. Экономические связи с другими странами, не входящими в «Общий рынок», особенно с социали­стическими, искусственно тормозятся, и это в то время, как проблема рынков сбыта для Бельгии имеет первостепенное значение. Самый крупный торговый партнер Бельгии вне «Общего рынка» — США. Внешняя торговля с социалистиче-
скими странами незначительна: на СССР приходится немногим более 1% внешне­торгового оборота Бельгии. Все совет­ские товары ввозятся в Бельгию только по лицензиям, в то время как у других стран лицензии требуются лишь в отно­шении некоторых видов продукции.

Внешняя торговля Бельгии характери­зуется постоянным небольшим превыше­нием импорта над экспортом. Дефицит торгового баланса покрывается доходами от «невидимого» экспорта (за счет вывоза капиталов за границу), от транзитных перевозок и иностранного туризма. Еже­годно Бельгию посещает около 8 млн. иностранных туристов.

Культура. Традиции и современность

Бельгия — страна с давними культур­ными традициями, однако в области мате­риальной культуры эти традиции сохра­нились в настоящее время довольно слабо.

Деревенские дома фламандцев обычно представляют собой вытянутые строения, где под одной крышей находятся и жили­ще, и хозяйственные помещения. У вал­лонов же дом и все хозяйственные постройки чаще образуют как бы замкну­тый прямоугольник, внутри которого рас­положен небольшой, обычно вымощен­ный булыжником дворик. Старые по­стройки большей частью каркасные, при­чем в Арденнах— каменные. В насто­ящее время в деревнях Бельгии все чаще встречаются, особенно у зажиточных фермеров, одно-двухэтажные кирпичные дома; крыши стропильные, кроются чере­пицей или шифером, к тому же у фла­мандцев они обычно более высокие и остроконечные, чем у валлонов. У фла­мандцев стены домов чаще всего оштука­турены; окрашены они, как и крыши, в белый, желтый или розовый цвет. Вал­лонские дома большей частью не оштука­турены, по их красным кирпичным сте­нам иногда пропущены полоски белого кирпича; каменные наличники окон и дверные проемы также делают белыми. На коньке крыш фламандских домов нередко можно увидеть деревянные рез­ные фигуры — стилизованные головы голубей и т. п.; на крышах же валлонских домов чаще встречаются металлические флюгеры, обычно с изображением пету­ха — исторического символа Валлонии.

В интерьере фламандских и валлонских сельских домов много общего. Старые дома отапливаются камином, облицован­ным темным кафелем; значительная же часть новых домов имеет печное или цен­тральное (водо-наровое) отопление. Ме­бели сравнительно мало: бельгийцы не любят загромождать комнаты лишними вещами. Постели обычно находятся в стенных нишах-шкафах. На пристенных или надкаминных полках расставлено множество декоративной посуды — таре­лок, кувшинов и т. п. В двухэтажных домах фламандских фермеров на первом этаже находится большая кухня, а на вто­ром — спальня.

Традиционная одежда фламандцев и валлонов, особенно мужчин, в настоящее время почти совершенно вытеснена оде­ждой городского типа. Однако в некото­рых сельских районах Фландрии в одежде пожилых женщин до сих пор остаются отдельные элементы прежнего народного костюма (близкого к голландскому), на­пример большая черная шаль с бахро­мой, напоминающая испанскую манти­лью. Эта шаль накидывается на плечи, а концы ее перекрещиваются на груди. Сохранились также белые, плотно приле­гающие к голове чепчики, украшенные кружевами, лентами или букетиками ис­кусственных цветов. В дождливую погоду еще надевают традиционные короткие колоколообразные плащи с капюшоном. В полный фламандский женский костюм, надеваемый лишь по праздникам и глав­ным образом в селах, входит белая полот­няная кофта, зашнуровывающийся спере­ди корсет, несколько юбок с кружевами, из которых верхняя— темного цвета с большими оборками. Пожилые мужчины надевают в праздники сюртуки из плот­ного темного сукна.

У валлонов традиционная женская оде­жда близка к одежде жителей соседних районов Франции. Она состоит из узкой длинной полосатой юбки, пестрой кофты, темного фартука, перекрещивающейся на груди косынки, широкополой шляпы или небольшого головного платка. Многие валлонские фермеры и рабочие (как и французские) носят берет и длинную, чаще всего синюю рабочую блузу навы­пуск.

Основу пищи как у фламандцев, так и у валлонов составляют картофель, овощ­ные и крупяные блюда, а также соленая рыба, преимущественно селедка. Мясо (в основном свинина) употребляется реже. У фламандцев большой популярностью пользуется народное кушанье вотер- зён — своеобразная куриная похлебка. Хлеба бельгийцы едят довольно мало. Но к праздникам фламандцы пекут множе­ство мучных изделий, особенно печенье с тиснением в виде картинок с надписями. Любимое лакомство почти всех бельгий­цев — ломтики жареного картофеля («помм фри», или «фритюр»), которые продаются прямо на улицах в палатках
или на лотках, причем нередко готовятся в присутствии заказчика. Широко рас­пространены и блюда из моллюсков: небольшие черные раковины с моллю­сками в наперченном бульоне с луком («мули»), жареные крупные морские улитки в завитых раковинах («эскарго») и мидии. Традиционные напитки — кофе и молоко; очень популярно пиво. По потреблению пива на душу населения Бельгия занимает одно из первых мест в мире.

Церемония

«омеганг»

(внизу)

Западная Европа
Карнавальное шествие

с участием жили (два фото)

В области духовной народной культуры прежние традиции сохранились сильнее. По сравнению с соседними странами Бельгия отличается обилием красочных народных праздников, обычно приуро­ченных ко дню святого покровителя города или церкви и всегда сопровожда­ющихся ярмарками. Во многих фламанд­ских городах во время таких праздников (кермесов) устраиваются шуточные ше­ствия с куклами-великанами, изобража­ющими героев популярных сказок и легенд. На ярмарках кроме балаганов, каруселей и других увеселений устраива­ются различные соревнования, как спор­тивные, например стрельба из лука, так и полушуточные— состязания курильщи­ков, обжор и т. п. У валлонов, как и у других романских народов, широко рас­пространены карнавалы с песнями и тан­цами. Особенно славятся мартовские карнавалы в небольшом городке валлон­ских горняков Бенше, в которых уча­ствуют так называемые жили — клоуны в своеобразных старинных костюмах, с головными уборами, украшенными пе­рьями. Медвежьи карнавалы в Арденнах, лягушачьи гонки в Шенберге, праздник каналов в Брюгге, шествие ведьм в Бесе- ларе, парад цветов в Бланкенбергене, пышная церемония «омеганг» на ноч­ной Гранд-плас в Брюсселе— все это лишь штрихи из пестрой картины мест­ного фольклора, который свято почита- ется и шахтером, и врачом, и металлур­гом, и ученым.

Главным общенациональным праздни­ком бельгийцев считается 21 июня — го­довщина принесения присяги на верность конституции первым бельгийским коро­лем Леопольдом I в 1831 г. Очень широко отмечается 4 октября — годовщина вос­стания 1830 г., приведшего к завоеванию страной независимости.

Сохранились еще церковные обряды и праздники, например обряд крещения, ко­торому предшествует тщательный выбор крестных отца и матери, играющих суще­ственную роль и в дальнейшей жизни крестника, а также первое причастие (конфирмация). Церковными обрядами обычно сопровождаются свадьбы (среди валлонов с традиционной помолвкой) и особенно похороны. Из религиозных праздников в Бельгии, как и всюду, осо­бой популярностью пользуются рожде­ство, крещение и пасха, имеющие здесь некоторое своеобразие. Так, у фламанд­цев пасхальным утром особенно весе­лятся дети, которые собирают в корзины крашеные яйца, спрятанные родителями в траве, на ветвях деревьев сада и т. д. Столь же торжественно, как рождество и Новый год, празднуется день св. Мартина (11 ноября) и св. Николая (6 декабря). Исторически это связано с тем, что святой Мартин почитался католической церко­вью как покровитель Галлии; в Бельгии ему посвящено более 400 церквей. В день св. Георгия, который считается покрови­телем школьников, устраиваются торже­ственные шествия детей.

Будничная жизнь фламандских семей, особенно в сельской местности, протекает довольно замкнуто, большей частью в стенах своего дома, хотя фламандцы в целом славятся своим радушием и госте­приимством. Валлоны же значительную часть своего свободного времени, по­добно южнороманским народам, прово­дят вне стен своего дома; праздники, семейные торжества и встречи с друзьями они часто устраивают в ресторанах и кафе.

По некоторым причинам, в том числе из-за сохранившегося влияния католиче­ской церкви, бельгийская молодежь ока­залась сравнительно слабо затронута дви­жениями «хиппи» и другими модными течениями последних десятилетий, суще­ственно отличаясь в этом отношении от молодежи соседних Нидерландов.

На высоком уровне стоит профессио­нальная культура Бельгии. Возможно, что письменность появилась в Бельгии с римлянами, однако первые известные нам памятники письменности на ее террито­рии относятся к XIII в., а с 70-х годов XV в. в Бельгии начинают распростра­няться книгопечатание и научные знания. Средневековая Бельгия была родиной не­скольких ученых с мировым именем, например уже ранее упомянутого кар­тографа Г. Меркатора или основателя современной анатомии А. Везалия (XVII в.).

Однако особенно богато наследство бельгийцев в области искусства, ведь на их земле родились и творили такие выда­ющиеся художники эпохи Возрождения, как братья Ван-Эйк, П. Брейгель и др. (XVI в.), П. Рубенс, А. Ван-Дейк, Я. Йор­дане и др. (XVII в). В XIX в. формиру­ются собственно бельгийские литература и искусство. Бельгийская литература дала миру замечательное реалистическое про-

232 изведение, обличающее католическую

Западная церковь и феодализм, — «Легенду о Тиле

Европа Уленшпигеле» Шарля де Костера. Во вто­

рой половине столетия выдвигаются и такие писатели с мировым именем, как М. Метерлинк и Э. Верхарн.

С 1914 г. в Бельгии действует закон о всеобщем обязательном обучении детей с 6 до 14 лет на родном языке — француз­ском или фламандском. Есть школы и государственные и частные (главным об­разом католические), причем до сих пор преобладают частные. Начальная шко­ла— шестилетняя; средняя— тоже ше­стилетняя, но делится на две ступени (по 3 года) и на несколько гуманитарных и естественных направлений. Профессио­нальное шестилетнее образование дается на базе начальной школы. Технические школы — опять-таки с шестилетним обу­чением— принимают выпускников пер­вой ступени средней школы, а оканчива­ющие их имеют право поступления в высшие технические учебные заведения. В стране 21 высшее учебное заведение, в том числе 5 университетов: в Брюсселе, Антверпене, Генте и Льеже— государ­ственные и в Лувене— католический. Работают Королевская академия наук, литературы и изящных искусств, Бель­гийская королевская медицинская акаде­мия, несколько научных институтов, в том числе Королевский институт есте­ственных наук, Бельгийский институт космической аэронавтики и др.

Бельгия славится своими многочислен­ными музеями. Крупнейшие из них — Королевский музей изящных искусств в Брюсселе с отделениями старинного и современного искусства, музей в Антвер­пене, муниципальная Художественная га­лерея в Брюгге. Помимо общенациональ­ных, широко известных во всем мире художественных музеев в Бельгии в каждом городе непременно есть музей, рассказывающий о прошлом края, его традициях: Колокольный музей— в Ма­лине, Музей игральных карт— в Турне, Обувной— в Изегеме, Органный— в Коксиде, Клубничный — в Вепионе. Этот перечень можно продолжить велосипед­ным, пивным, птичьим и другими, не менее любопытными музеями.

Внутренние различия и города

Отдельные части страны, примерно со­впадающие с физико-географическими районами, различаются по природным условиям и ресурсам, по уровню эконо­мического развития и специализации хо­зяйства, по географическому положению и этническим особенностям населения. Это Низкая (или Приморская) Бельгия,

Средняя (или Центральная) Бельгия и Высокая (или Южная) Бельгия.

Приморская Бельгия включает провин­ции Западная и Восточная Фландрии, Антверпен и Лимбург и соответствует району расселения фламандцев. И на при­роде, и на хозяйственной деятельности человека сказывается здесь влияние моря. Морское побережье отличается непривет­ливым ландшафтом. Над холодным Се­верным морем почти круглый год висяг свинцовые тучи. Часты штормы, с моря дует пронизывающий ветер. Вдоль берега тянется почти прямая полоса песчаных пляжей и дюн, местами поросших вере­ском, а кое-где обнаженных или засажен­ных соснами. Сразу же за полосой дюн открывается вид на рыболовецкие по­селки и морские курорты. Самый боль­шой и один из самых лучших летних евро­пейских курортов Северного моря - - Остенде.

Дюны вместе с дамбами отгораживают

Старинный город Антверпен расположен на берегу Шельды

от затопления морем зону польдеров, за которой начинается Фландрская низмен­ность. Ровная местность, полноводные реки и каналы с застывшей водой, вдоль которых посажены тополя, пасмурное, се­рое небо, темно-зеленые луга и ветряные мельницы — вот характерный пейзаж Фландрии. Скудные песчаные и суглини­стые, местами заболоченные почвы тре­буют больших затрат труда. Внося удо­брения и проводя дренажные работы, фламандцы превратили этот район в пре­красно обработанную плодородную часть Бельгии. Почти непрерывно тянутся здесь небольшие поля, огороженные камнями или бокажами. Сельское население живет рассредоточение, главным образом на от­дельных хуторах, состоящих из побелен­ных кирпичных домов с зелеными став­нями и красными черепичными крыша­ми.

Северо-восточная часть Низкой Бель­гии представляет собой песчано-щебни- стую равнину с сосновыми рощами на дюнах, вересковыми пустошами и торфя­ными болотами. Большая часть Кампины занята лесопосадками и садами. По зале- сенности она занимает второе место в Бельгии после Арденн. Население здесь живет как на хуторах, так и небольшими деревнями, расположенными вдоль дорог или еще чаще на перекрестках.

Низкая Бельгия — самый индустриаль­но развитый и населенный район страны. Здесь сконцентрировано примерно % ее городов. Развитию промышленности спо­собствует в первую очередь выгодное географическое положение на побережье. Через Низкую Бельгию проходят все транспортные пути, связывающие с побе­режьем внутренние части страны и неко­торые районы других европейских госу­дарств. В то же время через порты посту­пает основная часть топлива и промыш­ленного сырья, что стало причиной созда­ния в портовых зонах Антверпена и Гента
кроме судостроения и судоремонта отрас­лей, перерабатывающих импортное сы­рье: нефтеперерабатывающей, крупной нефтехимической, алмазогранильной, а также цветной и даже черной металлур­гии. На привозном сырье основана также пищевая и деревообрабатывающая промышленность. По всем этим отрас­лям, кроме черной металлургии, Примор­ская Бельгия занимает ведущее место в экономике страны.

Развитию промышленности этого рай­она способствовали также достаточные резервы рабочей силы, особенно в Кам- пине и провинции Антверпен, для кото­рых характерны самые высокие темпы прироста населения во всей Бельгии. Кроме того, важное значение имеет бли­зость к голландской и западногерманской границам, так как несколько крупных предприятий района принадлежит филиа­лам западногерманских и голландских фирм. Эти предприятия тесно связаны р. Лейе. Вода этой реки лишена извести, что придает льняному волокну особую эластичность. Хорошее качество фламан­дского льна позволяет ему выдерживать конкуренцию с хлопком на мировом рын­ке. Тем не менее льноводство во Фланд­рии постепенно теряет свое значение из- за высоких цен на бельгийский лен.

В Низкой Бельгии много садов, осо­бенно на территории между Гентом, Ант­верпеном и Брюсселем, получившей на­звание «сада Бельгии». С конца июля до середины сентября масса туристов съезжается в окрестности Гента полюбо­ваться целыми полями цветов, выращи­ваемых для экспорта и устраиваемых выставок цветов в самом городе.

Как и

в Нидерландах, каналы в Бельгии расположены выше польдеров

На общем фоне сельскохозяйственных земель Приморской Бельгии выделяются отдельные очаги мощной индустрии: Антверпенская промышленная агломера­ция, которая на юге сливается с Малином и Брюсселем, индустриальная зона ка-


технологическими процессами с заводами «материнских» фирм, например крупней­ший автомобильный завод Бельгии «Форд-верке» в Генке или радиоэле­ктронные заводы фирмы «Филипс» в Хасселте, Тессендерло, Тюрнхауте и др. Фландрии принадлежит исключительная роль в текстильной промышленности, ко­торая развилась здесь еще в средние века.

Низкая Бельгия — важнейший живот­новодческий район страны, особенно Фландрия, издавна поставляющая на го­родские рынки свежее молоко и молоч­ные продукты. Полеводство развито меньше; мелкие хозяйства Фландрии и Кампины выращивают в основном рожь, овес, ячмень, картофель и свеклу. Специ­фику фламандского земледелия составля­ет лен, который высевают в долине нала Гент— Тернёзен, полоса промыш­ленных предприятий вдоль каналов в Кампине, промышленные узлы Брюг­ге — Зебрюгге и др.

Антверпен — второй по величине и значению город Бельгии после столицы, важный промышленный и транспортный узел европейского значения, прежде всего морской порт, связанный почти 300 регулярными пароходными линиями с другими портами мира. Благодаря высо­кой квалификации рабочих и мощному портовому оборудованию он заслужил славу «самого быстрого порта мира» по скорости погрузочно-разгрузочных ра­бот. Портовые сооружения составляют разветвленную систему каналов и доков, расположенных на правом берегу Шельды и связанных с рекой шестью
шлюзами, в том числе крупнейшим в мире шлюзом Зандвлит. Дальнейший рост Антверпена зависит от улучшения доступа к нему с моря по Шельде. Прово­димые в настоящее время работы сде­лают реку доступной для судов грузо­подъемностью 80—100 тыс. бр.-рег. т.

Гент.

Центральная часть

Промышленность Антверпена склады­валась вокруг морского порта, и это обу­словило ее отраслевую структуру и раз­мещение. Антверпен— один из круп­нейших западноевропейских центров нефтехимической и химической, судоре­монтной и алмазогранильной промыш­ленности, крупный национальный центр нефтепереработки, судостроения, цвет­ной металлургии и автосборки. Промыш­ленные предприятия тянутся непрерыв­ной полосой вдоль Шельды от Тамиза до устья, включая портовую зону. Неотъ­емлемой частью пейзажа стали многочи­сленные цилиндрические нефтехранили­ща и сферические резервуары с жидким газом.

Город и порт расположены в нижнем течении Шельды, на ее правом берегу. Берега Шельды соединены туннелями, проходящими под рекой. Мостов в городе нет. Антверпен — старинный город со многими средневековыми зданиями, ставшими памятниками фламандского искусства. Большинство старых зданий здесь относится к XIV—XV вв. — эпохе расцвета Антверпена как торгового по­рта. Преобладают постройки коричнево- черного и серого цветов, с узкими высо­кими фасадами и ступенчатыми скосами крыш. Очень красив кафедральный со­бор Нотр-Дам. Это самая большая цер­ковь в Бельгии, один из лучших памятни­ков фламандской готики. Собор сложен из белого камня с тонкой кружевной резь­бой. Колокольня собора с острыми шпи­лями украшающих ее башенок высоко вздымается над старыми кварталами го­рода. Из других зданий интересны своей архитектурой Королевский музей, цер­ковь св. Иакова (XV—XVII вв.), ратуша в стиле ренессанса, Дом-музей Рубенса, в котором художник прожил 30 лет вплоть до своей смерти и где собрана коллекция его картин. Кроме Рубенса в Антверпене жили и работали такие выдающиеся фла­мандские художники, как Ван Дейк, Йор­дане, Снейдерс и др. В окрестностях города (в Сен-Аманде) родился и похоро­нен великий бельгийский поэт Эмиль Верхарн.

Линия бульваров отделяет старый го­род от новой его части, где разместились кварталы с современными зданиями, ши­рокими улицами и площадями, с множе­ством парков. Промышленные районы, представляющие собой почти непрерыв­ную полосу заводов и жилых рабочих кварталов, составляют внешнее кольцо города.

Столица Фландрии— Гент вместе с городами-спутниками образует инду­стриальный район быстро развивающей­ся промышленности, главным образом нефтеперерабатывающей, химической и текстильной. Этот город — второй по значению морской порт после Антверпе­на, связанный с морем каналом, а также один из крупных речных портов Запад­ной Европы, расположенный у слияния важнейших фламандских рек Шельды и Лейе.

Гент— один из древнейших городов Бельгии, основанный в IV—V вв. и известный в средние века как крупный центр суконной промышленности. Свиде­тельства его былого расцвета сохрани­лись до наших дней — это Суконные тор­говые ряды, оставшиеся еще с XV в., сто-

рожевая башня XII в., кафедральный со­бор св. Бавона XV—XVI вв. со знамени­тым алтарем работы Яна ван Эйка, рату­ша, замок графов Фландрских. Новая часть города — полоса заводских квар­талов к востоку от центра — смыкается с городами-спутниками.

Очень своеобразен другой фламанд­ский город — Брюгге. В XV в. Брюгге был богатым текстильным и торговым центром, одним из крупнейших в Европе

236 морских портов, соединенным с морем

Западная каналом. Впоследствии портовые функ-

Европа ции Брюгге перешли к Антверпену. Ныне

Брюгге — значительный промышленный центр Бельгии, вместе со своим аванпор­том Зебрюгге— третий морской порт страны. Из-за множества прорезающих его каналов с арочными мостами город получил название «Северная Венеция». В Брюгге, как и в других старых городах Бельгии, немало ценных архитектурных памятников, главным образом средневе­ковых домов и храмов, построенных в типично готическом стиле — с зубчатыми кровлями и узкими фасадами. Особенной красотой отличается ратуша— символ независимости и самоуправления города; перед ратушей расположена главная площадь с торговыми рядами и часовой башней, наверху которой находится Пейзаж 47 колоколов, славящихся на всю страну

«черной своим мелодичным звоном. Величествен

Бельгии» собор Нотр-Дам с башней, поднима-

Центральная Бельгия включает урба­низированную и промышленную терри­торию Южного угольного бассейна, но­сящую название «Южный индустриаль­ный пояс», Брюссельский промышлен­ный район и наиболее плодородные земли, на которых крупные механизиро­ванные хозяйства ведут интенсивное зе­мледелие и мясо-молочное животновод­ство. В Центральной Бельгии много го­родов и городских поселков, особенно на территории «Южного индустриального пояса» вдоль долин Самбры и Мааса. Небольшие города и поселки слива­ются здесь в растянувшиеся на многие километры ареалы сплошной застройки, где плотность населения превышает 1000 человек на 1 кв. км. Наибольшее ско­пление мелких поселков и городков нахо­дится вокруг Льежа и Шарлеруа. Почти в геометрическом центре страны располо­жилась столица Брюссель с миллионным населением, разросшаяся вокруг своего


ющейся на 135 м. Брюгге — родина бра­тьев Ван Эйк, основателей нидерландской школы живописи, позднее разделившейся на фламандскую и голландскую. Рядом с Брюгге, почти слившись с ним, располо­жен городок Дамме— родина легендар­ного Тиля Уленшпигеля.

Очень интересен город Малин — глав­ный религиозный центр Бельгии, извест­ный также колоколами собора Сен-Ром- бо. Его 40 колоколов (карильонов) подо­браны по звучанию так, что на них испол­няются музыкальные произведения. Кстати, от названия города Малина и пошло выражение «малиновый звон».

первоначального ядра в форме пяти­угольника.

Сельская местность Центральной Бель­гии почти сплошь распахана и засеяна. Пригородные зоны заняты огородами, са­дами и парниками. Население живет деревнями, дома которых группируются вокруг церкви и вытянуты вдоль дорог. По мере продвижения на юг поля сменя­ются индустриальными пейзажами Вал- лонии. Высокие терриконы, карьеры, угольная пыль, дым заводских труб, доменные печи, сталеплавильные, метал­лообрабатывающие, химические и сте­кольные заводы тянутся почти пепрерыв-
ной полосой по долинам рек Самбры и Мааса от Монса, Боринажа, Шарлеруа до Льежа. Это пейзажи «черной Бельгии». Не только в пасмурные дни, но и в ясную погоду небо и вся местность подернуты серой дымкой. Но стоит отъехать на 15—20 км от угольных шахт и заводских корпусов, как пейзаж меняется. Появля­ются живописные, утопающие в зелени садов валлонские деревни, рощи, множе­ство старинных замков, которых, напри­мер, только в провинции Эно насчитыва­ется более ста.

Льеж издавна

славится

производством

охотничьих

ружей

Оружейный

мастер

«Южный индустриальный пояс» — ста­рейший район тяжелой промышленности Бельгии, возникший на месте Южного угольного бассейна, разработки которого начались здесь уже с конца XVII в. На базе угля возникла цепь взаимосвязанных производств: уголь— кокс— коксохи­мия — металл — металлообработка — машиностроение. Затем к этому ком­плексу добавилось производство соды и содопроДуктов фирмой «Сольвей». Не­большие месторождения свинцово-цин- ковых руд вокруг Льежа дали начало цветной металлургии, а добыча известня­ка, кварцевых песков и других строитель­ных материалов — цементной, стеколь­ной и керамической промышленности.

В настоящее время «Южный инду­стриальный пояс» в значительной мере утратил свое значение, тем не менее он остается ведущим в производстве черных металлов. Здесь выпускается также около Уз бельгийской продукции машиностро­ения и цветных металлов. Добыча же каменного угля резко сокращается. К 1980 г. предполагают закрыть все шахты юга.

Наиболее крупные и промышленно развитые агломерации «Южного инду­стриального пояса» — Льеж и Шарлеруа. Льеж — главный город Валлонии, типич­ный «сын угля и стали». В промышлен­ности преобладают черная и цветная металлургия, разнообразное машино­строение и добыча угля. В предместьях Льежа расположены крупнейшие бель­гийские заводы черной металлургии и военной промышленности. Издавна славится город выпуском охотничьих ру­жей, экспортируемых во многие страны мира. Льеж — третий по значению тран­спортный узел Бельгии после Брюсселя и Антверпена, основной порт речной си­стемы Самбра— Маас— Альберт-ка­нал. Город расположен в широкой долине Мааса около впадения в него рек Урт и Ведр в полукольце высоких живо­писных холмов, на одном из которых воз­вышается старая крепость. В городе со­хранились оригинальные памятники ста­рины: церкви, дворцы (Дворец правосу­дия), много музеев.

Шарлеруа — не столько город, сколь­ко неопределенных очертаний агло­мерация, состоящая из множества гор­нозаводских поселков и городов. Шарле­руа, так же как и Льеж, — крупный центр черной металлургии. Здесь наибольшее скопление металлургических предпри­ятий в стране, хотя по своим размерам и общей продукции они несколько усту­пают Льежской агломерации. Шарле­руа— также центр тяжелого машино­строения, химической и стекольной про­мышленности. Кроме того, это один из важнейших железнодорожных узлов, об­служивающий мощные грузопотоки про­мышленной продукции района, и речной порт, связанный с Антверпеном системой каналов.

Вне «Южного индустриального пояса» крупнейший промышленный сгусток Центральной Бельгии — Брюссельская


Центральная площадь Брюсселя — Гранд-плас

агломерация. Брюссель — столица, по­литический, торговый, финансовый и культурный центр страны. В нем разви­ты преимущественно отрасли, связанные с обслуживанием населения или выпуска­ющие продукцию высокого качества, т. е. требующие квалифицированной рабочей силы: полиграфическая, бумажная, хими­ческая и пищевая промышленность, про­изводство одежды и обуви, машиностро­ение и металлообработка. При этом машиностроение представлено электро­никой, автосборкой и станкостроением; металлургия, обслуживающая машино­строение, связана с выпуском спецстали и обработкой цветных металлов; химиче­ские заводы выпускают удобрения, меди­каменты, лаки, шины, синтетические во­локна.

Уголок старого Брюсселя

Манекен-пис — бронзовый мальчик, пускающий струйку

Промышленность размещена в основ­ном в предместьях Брюсселя и городах- спутниках — Андерлехте, Вилворде, Халле и др., тяготеющих к реке, порту и каналам, вдоль которых вытянулись серые заводские корпуса, подъемные краны и склады.

Как ни разнообразны и многочисленны предприятия Брюсселя его промышлен­ные функции уступают административ­ным, финансовым, торговым, транспорт­ным и другим, характерным для столицы. С момента учреждения «Общего рынка» столица Бельгии все более становится местом пребывания финансовых и адми­нистративных международных оффисов. Брюссель— крупнейший транспортный узел Бельгии и один из самых крупных в Западной Европе.

Брюссель— старинный город, где со­четаются великолепные сооружения средневекового зодчества со сверхсовре­менными зданиями. В городе много буль­варов, парков и цветов, которые прода­ются на многих площадях круглый год. Бельгийцы нередко называют Брюссель «маленьким Парижем», и он действи­тельно напоминает некоторые районы столицы Франции. В Брюсселе есть даже свой, несколько похожий на париж­ский, Собор богоматери — Нотр-Дам о Саблон. Впрочем, отличий от Парижа все же больше, чем сходства. Брюссель, как и многие другие города Бельгии, имеет центральную площадь— Гранд-плас; ее справедливо считают одной из красивей­ших в Европе. На площади находится ста­рая ратуша XV в., увенчанная ажурной башней высотой почти до ста метров; на самом верху ее стоит позолоченная пяти­метровая статуя сер. Михаила — покрови­теля города. Напротив ратуши располо­жен высокий и столь же ажурный, с трехъярусной колоннадой по всему фа­саду «Дом короля», в котором некоторое время жили правители Брабанта. Слева от ратуши, заполнив одну из сторон пря­моугольной площади, стоят шесть домов гильдий (булочников, лодочников и др.), построенных в XVII в.; их фасады укра­шены позолоченными статуями, а фрон­тоны — деревянной резьбой с позолотой.

Еще выше башни ратуши— до 120 м над землей — поднимается купол величе­ственного, построенного на холме Дворца правосудия. Этот дворец, сооруженный во второй половине XIX в. в классиче­ском греко-романском стиле,— одно из самых больших зданий в Зарубежной Европе, превосходящее своими размера­ми даже храм св. Петра в Риме. Старей­шее строение Брюсселя — выполненная в раннеготическом стиле церковь «На большой дюне», построенная еще в IX в. К наиболее же современным сооружени­ям относится многоэтажный серебристый параллелепипед авиакомпании «Сабена» и особенно Атомиум— громадный, вы­сотой в 120 м, макет молекулы железа, построенный для Всемирной выставки 1958 г.; его атомы — шары диаметром по 18 м каждый — используются для ресто­ранов, различных экспозиций и т. д. Кра­сивой архитектурой отличаются постро­енные в послевоенные годы Северный и Южный вокзалы.

Центральные улицы Брюсселя — буль­вар Анспах, авеню Луизы, Нев и другие застроены довольно высокими домами, преимущественно желтоватых и коричне­вых тонов, с мансардами; нижние этажи их заняты многочисленными магазинами и ресторанами. В более скромных квар­талах дома несколько ниже, здесь много так называемых брассери — кафе-пив­ных, где брюссельцы проводят вечера, читая газеты и обсуждая новости, а то и просто смотря телевизор. В теплые дни столики ресторанов и брассери выносят прямо на тротуары. На улицах и площа­дях города множество скульптур; наи­большей известностью среди них поль­зуется находящийся недалеко от Гранд- плас манекен-Пис (начало XVII в.) -— бронзовый малыш, пускающий струй­ку. По улицам бельгийской столицы, как и много десятилетий назад, курсируют многочисленные трамваи. Бельгия — пи­онер этого вида городского транспорта. Поскольку он дешев и не загрязняет воз­духа, то снова пользуется большой попу­лярностью.

В отличие от старой части города с узкими улочками и небольшими площа­дями новые районы имеют широкие про­спекты, парки и современные здания. В новой части города расположены ко­ролевский дворец, здание парламента, университет.

К югу от долин рек Самбры и Мааса, где начинаются Арденны и где уже нет ни крупной промышленности, ни боль­ших городов, находится Южная Бельгия. Почвы здесь каменистые, поэтому земля в основном используется под пастбища. Климат континентальнее, чем в осталь­ной Бельгии. Это наиболее живописная часть страны. Реки здесь стремительны и порожисты. Врезаясь в плато и склоны гор, они образуют извилистые живопис­ные долины. Арденны сильно залесены, но значительная часть лесов — дело рук человека; остатки великолепных есте­ственных буковых, дубовых и березовых лесов встречаются лишь по склонам реч­ных долин. Прозрачный воздух, леса, гор­ные речушки, минеральные источники, небольшие городки с католическими со­борами и древними замками привлекают многих туристов. Особенно большой по­пулярностью пользуется лечебный ку­рорт в городе Спа. Зимой здесь катаются на лыжах, легом охотятся. В лесах еще
сохранились кабаны, лани, косули, зай­цы, белки, куропатки, фазаны, вальдшне­пы. Однако охотятся только по лицен­зиям.

Различны ландшафты северных и юж­ных склонов Арденн. Северные — скали­стые, местами залесенные. Изредка попа­даются обработанные полоски земли, де­ревни с водяными мельницами. Южные склоны прорезаны широкими долинами с плодородной почвой, разбитыми на не­большие поля с бокажами для защиты от горных потоков.

Клервр,
Вианден';
Эттельбрю»
Колмар Бе|
Эхгернах'
Рбспорт
Ларошет
терт
Вассербкллі Меугми векЦptoA
Ч^апелленуЧ^
/ЛЮКСЕМБУРГ
Зслеран;
^^р-'оСанем JJ '.ТоДиФФерданкдА-

Ж.— \

Рюмелан*© и повсюду — сады. На юге сосредо­

точено более % всего населения герцог­ства и расположены все основные города. Более теплый климат, особенно в долине Мозеля, плодородные почвы, залежи же­лезной руды, хорошо развитый тран­спорт, густое население способствовали тому, что Юг стал главным промышлен­ным и земледельческим районом. Неда­ром он носит название Гутланд, что зна­чит «добрая земля». В Южном районе сосредоточены все металлургические за­воды Люксембурга, здесь находится центр индустриальной жизни страны, ее «сталь­ное сердце» — город Эш-сюр-Альзет с почти 30-Тысячным населением. В при­порошенных красноватой пылью по­селках живут и трудятся металлурги — самый боевой и организованный отряд рабочего класса Люксембурга, основная опора его коммунистической партии. В трех городах металлургического юго- запада коммунисты еще до войны были представлены в муниципалитетах.

На юге находится и столица герцог­ства — Люксембург — крупнейший по числу жителей, важный промышлен­ный, транспортный и культурный центр страны. Город очень живописен. Он рас­положен среди высоких холмов, в узкой красивой долине р. Альзет при впадении в нее р. Петрюсс. Верхний город стоит на обрывистом высоком плато. В этой части расположена одна из старинней­ших крепостей Европы, вокруг которой и возник в X в. город. Здесь находятся пра­вительственные учреждения, дворец гер­цогов Нассауских (XIV—XVI вв.), Пала­та депутатов, кафедральный собор Нотр- Дам со скульптурами в стиле ренессанс. Узкие улочки вдоль сгорбленных ПОД тяжестью лет домов с черепичными кры­шами цвета старой меди, стариййые фор­ты, высеченные в скалах, подземные галереи и сырые казематы, булыжник, брусчатка — все это создает впечатление исторического музея, где все представ­лено в натуральную величину. Через глу­бокую долину р. Петрюсс перекинуто свыше 67 мостов и виадуков (больше, чем в любой другой столице в Европе). Над 84-метровой бездной повис новый металлический мост, один из самых длин­ных в Европе.

Нижний город находится в долине. Эта часть Люксембурга, застроенная совре­менными домами и предприятиями — де­ловая часть столицы, где разместились также «европейские учреждения».

ФЕДЕРАТИВНАЯ РЕСПУБЛИКА ГЕРМАНИИ (ФРГ)

Общие сведения

Федеративная Республика Германии (ФРГ) образовалась в 1949 г. на террито­рии трех западных зон оккупации Герма­нии — американской, британской и французской.

Площадь ФРГ— 248 тыс. кв. км. Страна вытянута с севера на юг; макси­мальная протяженность от побережья Се­верного моря до границы с Австрией составляет 850 км— это девять часов пути по автостраде. Самое большое рас­стояние с запада на восток, от границы Франции до ЧССР, — 450 км.

На севере ФРГ имеет довольно широ­кий (670 км) выход к Северному и Бал­тийскому морям; основание Ютландского полуострова пересекает один из важней­ших мировых морских путей — Кильский канал, соединяющий эти моря. «Морские ворота» ФРГ — ее побережье и порты — играют особую роль в хозяйстве, обеспе­чивая доставку наиболее дешевым тран­спортом больших масс топлива и сырья, а также хорошие условия для экспорта готовой продукции.

Положение ФРГ в центре Зарубежной Европы, на перекрестке широтных и меридиональных международных путей, играет важную роль. Среди зарубежных стран Европы ФРГ имеет наибольшее число соседей: она граничит с девятью государствами. На севере и западе это капиталистические страны, входящие в «Общий рынок» и НАТО: Дания, Нидер­ланды, Бельгия, Люксембург и Франция, на юге — нейтральные государства — Швейцария и Австрия. На востоке ФРГ граничит с социалистическими страна­ми—ГДР и ЧССР.

Особенно интенсивны связи ФРГ с западными соседями— странами «Обще­го рынка»: на них приходится около половины стоимости оборота всей ее внешней торговли. На запад «сдвинут» и центр экономической жйзни ФРГ — Рейнско-Рурский район. Вместе с про­мышленными районами Бенилюкса и Франции он образует один из крупнейших промышленных комплексов капитали­стического мира— ядро «Общего рын­ка», расположенное вдоль основной тран­спортной магистрали — Рейна и его при­токов. Из всех границ только южная, иду­щая по Альпам, представляет собой ярко

Федеративная

Республика

Германии

Федеративная

Республика

Германии

Фленсбург
о.Фемари.^їУ1 С^Путгарде» пТросенброде
Кильска бухта
* О- ґЬ ч СЕВЕРНОЕ \ .^Шлезвиг^

* •-С-Г9 Рендсбург ил ь

о.Гельголанд :Ґ \

(ФРГ) ° ; :Ц ґФ \7

МОРЕ Гельголандская і J/u... @ /

- 7нстер л

ftoo^y^0..0 ^ ' ҐКуксхафен \амбург

Vq* Ife""" Штаде

Ч.Норддеих J Jr ^(ф'Ц 77г^ремерхафен°^^

Любекская ..•' * в Треллеборг бухта •Травемюнде
^льденбург
:Золыау J ч нУи 3 М.
'Ильцен
Нинбург]
^Брауншвейг]
.Ганновер
Хельмштедт
Зальцгиттер
'Бмлефельд
5егенсбург^
Ітутгарт_
А

X Ц/.

/ ^
•1 §) ОФФенбург
( *
_ Фрецбург }

V/?

п! / ь

чдУ
'1493 ^ Зингер
о /У// * \\\ $ /' L-t. Констанц*"
шдрихсхафен >) ч Кдмптен1
|Ингольштадт
Ландсхут
Розенгейм
із. UJ тари бергер-Зе
^имергебиргеї
'Форгензі/

выраженный естественный рубеж. Грани- канала Рейн — Майн — Дунай, который цы же ФРГ на западе не имеют каких- намечено закончить в 1981 г.

либо естественных препятствий, пересе­чены множеством железных дорог и авто­страд, рек и каналов.

ФРГ — крупнейшая по численности на­селения страна Зарубежной Европы: здесь проживает 59,5 млн. человек

развитие экономических связей с социа­листическими странами усиливают значе-

Нормализация обстановки в Европе и (1977 г.). Она отличается большой плот­ностью населения (240 человек на 1 кв. км) и высокой степенью урбаниза- ние путей на восток. Связи с социалисти- ции: около 9/10 ее жителей — горожане, ческими странами по водным путям улуч- Городские агломерации разрастаются, шатся после завершения строительства формируются целые мегалополисы.

о.Фемарн

Северо-Фризские о-ва ЩДЕЗВИГ

Административ­ное деление Федеративной Республики Германии

^^Bo^eHCKOeJ \

^чГ^'Г7

Столицей страны в 1949 г. был избран Бонн, насчитывающий ныне 300 тыс. жителей (1977 г.), хотя в ФРГ есть и гораздо более крупные города, например Гамбург с населением 1,7 млц. человек, Мюнхен с 1,3 млн., Кельн с более чем 1 млн. жителей.

Почти два десятилетия —= вплоть до начала 1970-х годов — ФРГ была вто­рой после США промышленной держа­вой капиталистического мира. В послед­ние годы она оттеснена на третье место Японией, но ее доля в промышленном производстве капиталистических и разви­вающихся стран весьма значительна — свыше 9%.

Еще более видное место занимает ФРГ в мировой торговле: ее доля в мировом внешнеторговом обороте составляет свы- ше Ую» в этом отношении она уступает только США, да и то не намного. Имея постоянно активный торговый баланс, ФРГ сосредоточила в своих руках круп­нейшие валютные резервы (41 млрд. долл. в 1978 г.) — больше, чем любая страна Запада. Одно из первых мест в

Европе занимает ФРГ и по уровню произ­водительности труда, по национальному доходу на душу населения и другим важ­нейшим экономическим показателям. Все это обусловливает и ведущее положение ФРГ в «Общем рынке». Доля ФРГ по населению в этом экономическом сооб­ществе составляет почти 23%, по вало­вому национальному продукту— около 30%. Западноевропейская экономиче­ская интеграция усиливает позиции моно­полий ФРГ, дает более широкий рынок их промышленным товарам, расширяет воз­можности экспорта капитала.

Положение страны и ее высокое эконо­мическое развитие подчеркивают важное значение политики ФРГ для всей ситу­ации в Европе. Двадцать лет, с 1949 по 1969 г., эта политика, определявшаяся партиями крупных монополий, сводилась к непризнанию послевоенных границ в Европе, к бесплодным попыткам повы­сить политическую роль страны путем ее милитаризации и усиления реваншизма. После выборов 1969 г., когда к власти пришло коалиционное правительство из представителей Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и Свободно-де­мократической партии (СвДП), и осо­бенно после Московского договора ме­жду СССР и ФРГ в 1970 г. произошел значительный сдвиг в советско-западно- германских отношениях. «Они вошли в нормальное русло, причем на един­ственно возможной основе— отказа от претензий взломать существующие ев­ропейские границы. Сегодня ФРГ — это один из наших крупных партнеров в дело­вом взаимовыгодном сотрудничестве с Западом» (Материалы XXV съезда КПСС. М., 1976, с. 17).

Все последние годы ФРГ занимает пер­вое место среди капиталистических стран по торговому обороту с СССР; между нашими государствами заключены мно­гие торговые договоры.

Политика разрядки напряженности и нормализации отношений с социалисти­ческими странами Єьіла одобрена запад­ногерманскими избирателями на выборах в бундестаг в 1972 и 1976 гг.

Федеративная

Республика

Германии

По государственному устройству ФРГ — буржуазная федеративная респу­блика, состоящая из 10 земель: Северный Рейн — Вестфалия, Бавария, Баден-Вюр- темберг, Нижняя Саксония, Гессен, Рейнланд-Пфальц, Шлезвиг-Гольштейн, Гамбург, Саар и Бремен. Каждая из них имеет свою конституцию, свой парламент (ландтаг) и свое правительство. Но земли более или менее самостоятельны лишь в области культуры, образования и расхо­довании местных бюджетных средств. Все важнейшие вопросы решаются федераль­ными органами власти.

Высший законодательный орган стра­ны — парламент, состоящий из двух палат: бундестага (палата депутатов) и бундесрата (палата земель). Главную роль при этом играет бундестаг (496 депу­татов), избираемый на всеобщих выбо­рах, которые проводятся раз в 4 года. Бундесрат не избирается, его члены на­значаются правительствами земель. С 1969 г. правительство формируется пред­ставителями коалиции двух партий: Со­циал-демократической партии Германии и Свободной демократической партии. Главой государства является президент.

Важнейшие исторические события*

* Более подроб­но исторические события до образования в 1949 г. двух германских государств — ГДР и ФРГ даны в томе «Восточная Европа».

Территория современной ФРГ была засе­лена с глубокой древности, о чем свиде­тельствуют ископаемые останки челове­ка, найденные в Гейдельберге и Неандер- тале. Об этнической принадлежности жи­телей древности можно судить (более или менее достоверно) лишь с эпохи железа. В середине Iтысячелетия до н.*э. на севере современной ФРГ жили германцы, юго- запад заселяли кельты, а в Альпах оби­тали реты. На рубеже нашей эры южные и юго-западные области были захвачены римлянами и отгорожены от земель, насе­ленных германцами, защитным валом. Однако во II—III вв. германские пле­мена все чаще стали прорываться в пределы Римской империи, а в V—VI вв. романизированные области кельтов были окончательно заселены германцами. Воз­никшие племенные герцогства: Саксония на севере, Франкония и Тюрингия в сред­ней Германии, Швабия и Бавария на юге— вошли в состав королевства Гер­мании, доставшегося в 843 г. после раз­дела «Священной Римской империи» внуку Карла Великого — Людовику, прозванному Немецким. С начала X в. королевство стало называться Тевтон­ским, по имени одного из древнегерман- ских племен — тевтонов, а народ, населя­ющий его,— тевтонцами (в немецкой форме diutiscae, позднее Deutsch). Несмо­тря на различия между населением отдельных частей королевства, можно го­ворить о формировании в это время немецкой народности. Однако последу­ющая затем многовековая феодальная раздробленность страны (вплоть до XIX в. Германия была разделена на 300 государств и 50 имперских городов) тор­мозила развитие немецкого народа и фор­мирование единой немецкой нации.

В течение нескольких веков этническое развитие шло двояким путем: с одной сто­роны, на базе племенных объединений складывались отдельные народности — баварцы, саксонцы, швабы и др., а с дру­гой — происходило формирование об­щих черт культуры, что выразилось, в частности, в создании в начале XVI в. единого письменного немецкого языка в результате перевода августинским мона­хом Мартином Лютером Библии на мей- сенский (саксонский) диалект.

Особенно сильно разобщенность Гер­мании дала себя знать в период наполе­оновских войн. В 1806 г. Наполеон упразднил «Священную Римскую импе­рию германской нации». После разгрома армии Наполеона по решениям Венского конгресса в 1815 г. вместо бывшей импе­рии был создан Германский союз из 39 государств. Число немецких государств сократилось почти в 10 раз, но раздро­бленность осталась, единого германского государства не возникло. В Европе на­ступила эра реакции, однако влияние Великой французской революции не про­шло бесследно. В наиболее развитой в промышленном отношении Рейнской об­ласти еще в период правления Наполеона был проведен ряд прогрессивных реформ (отмена феодальных повинностей, введе­ние более передового законодательства и др.), расчистивших путь капиталистиче­скому развитию. Сильное воздействие на умы в Германии оказали и революции в соседней Франции в 1830, 1832 и 1848 гг. С Рейнской областью, в которой к этому времени складывался новый класс — пролетариат, связано начало револю­ционной деятельности основателей те­ории научного коммунизма — Карла Маркса и Фридриха Энгельса. В 1842 г. Маркс стал редактором «Рейнской газе­ты», издаваемой либеральными кругами буржуазии, однако в связи с тем, что газета при новом редакторе принимала все более революционное направление, прусские власти приняли решение За­крыть ее. В 1843 г. Маркс вынужден был покинуть Германию; несколько раньше из Германии уехал и Энгельс. Хотя оба с этого времени жили преимущественно за пределами Германии, они имели постоян­ную тесную связь с немецким револю­ционным движением.

Революция в Германии в 1848 г. не привела к объединению страны. Буржу­азия, испугавшись революционного раз­маха, вступила в сговор с юнкерством, и революция была подавлена. Объединение Германии произошло в начале 1871 г. «сверху» под эгидой Пруссии, которая одержала победы в серии войн с Данией (1864), Австрией (1866) и Францией (1870—1871).

После поражения Франции Германия

254 получила от нее огромную контрибуцию,

Западная богатую залежами железной руды Лота-

Европа рингию и Эльзас. Все это, а также прове­

дение целого ряда реформ после объеди­нения страны способствовали ее бурному промышленному развитию. К началу XX в. Германия уступала по уровню про­мышленного производства только США. Германской буржуазии нужны были но­вые рынки сбыта и источники сырья — началась борьба за передел мира.

В результате разгрома Германии в первой мировой войне Франция получи­ла от нее обратно Эльзас и Лотарингию, а Саар и Рейнская область (основная база германской тяжелой индустрии) были ею оккупированы на 15 лет. Тяготы войны и влияние Великой Октябрьской революции вызвали и в Германии рево­люционное движение. 9 ноября 1918 г. была свергнута монархия и провозгла­шена демократическая республика, в конце декабря 1918 г. основана Комму­нистическая партия Германии (КПГ), а в апреле 1919 г. в Баварии была созда­на Советская республика. Однако ре­волюция в стране была подавлена правя­щими классами из-за предательства лиде­ров социал-демократии.

1920-е годы были очень тяжелыми для Германии: страшная инфляция, разруха, безработица. Для борьбы с революцион­ным движением на средства монополи­стов и юнкеров создаются реакционные организации. Еще в 1919 г. возникла национал-социалистская (фашистская) партия, руководителем которой с 1921 г. стал А. Гитлер. Центром ее был Мюн­хен. Бавария с ее большой долей мел­ких собственников в городе и деревне и очень небольшим удельным весом про­летариата не случайно стала опорной базой фашистской партии.

Уже в 1923 г. фашистская партия устроила путч, однако он был подавлен, а Гитлер угодил в тюрьму. Но, используя тяжелую ситуацию в стране, разжигая националистические чувства, партия уси­ливалась. К 1932 г. это была одна из крупнейших партий в стране, партия, рву­щаяся к власти. Путь фашистам могли преградить совместными усилиями лишь коммунистическая партия, пользовавша­яся большим авторитетом у рабочих, и социал-демократы. Однако социал-демо- краты отказались от сотрудничества с коммунистами, предав дело рабочего класса. Напуганные влиянием коммуни­стической партии, крупные магнаты про­мышленности вступили в контакт с национал-социалистами и оказывали им всяческую поддержку. Под их нажимом в январе 1933 г. Гитлер был назначен

рейхсканцлером, а в феврале фашисты подожгли рейхстаг, обвинив в поджоге коммунистов. Начались разгром всех прогрессивных организаций, массовые аресты и эмиграция из страны прогрес­сивно настроенных граждан из всех сло­ев общества.

С первых же дней прихода к власти фашисты начали подготовку к войне. В марте 1938 г. Германия захватила Ав­стрию, в 1938—39 гг. жертвой фашистов стала Чехословакия, а 1 сентября агрес­сией против Польши Германия развязала вторую мировую войну. К 1941 г. мно­гие страны Европы или стали союзни­ками Германии, или были ею оккупиро­ваны. 22 июня 1941 г. Гитлер, нарушив пакт о ненападении, начал войну против Советского Союза.

Несмотря на то что в европейских стра­нах развертывалось движение Сопротив­ления и в состоянии войны с Германией находились Англия и США, основная тяжесть борьбы с фашизмом выпала на долю Советского Союза. В течение по­чти четырех лет советский народ вел геро­ическую борьбу с гитлеровской армией, на которую работала большая часть Европы.

Вторая мировая война закончилась раз­громом фашистской Германии. Ее терри­тория была оккупирована союзными вой­сками и соответственно разделена на 4 зоны оккупации. Восточная часть страны вошла в советскую зону оккупации, западная — в зоны оккупации США, Англии и Франции. Временно на секторы был разделен и Берлин.

Однако западные державы нарушили согласованные решения о сохранении экономического и политического един­ства послевоенной Германии. Правитель­ства США, Англии и Франции в союзе с немецкими монополистами и реванши­стами создали в сентябре 1949 г. так называемое боннское правительство, провозгласившее Западную Германию федеративной республикой (ФРГ) со сто­лицей в городе Бонне. Так произошел раскол Германии.

Фактически США, Великобритания и Франция еще ранее взяли курс на раскол Германии, на образование сепаратного западногерманского государства на тер­ритории трех западных зон оккупации. Они стали рассматривать Западную Гер­манию в качестве своего будущего поли­тического и военного союзника. В одной из работ Института общественных наук ЦК СЕПГ говорится, что страх перед со­циализмом побудил империалистические державы, и прежде всего США, заменить проводимую вначале политику ослабле-

Федеративная

Республика

Германии

ния конкурента политикои возрождения его сил с целью сделать германский империализм главным союзником США в Европе и оплотом международной реак­ции против растущего влияния социализ­ма. Для осуществления этой задачи за­падным державам надо было сохранить в оккупированной ими Западной Герма­нии капиталистические общественные от­ношения. Экономика западногерманских монополий сравнительно мало пострада­ла от военных действий: производствен­ная мощность промышленности состав­ляла более % довоенного уровня. Моно­полии в основном были сохранены, не­смотря на шумиху об их «разукрупне­нии», а в хозяйственном и административ­ном аппарате страны осталось немало нацистов, легко проходивших через фаль­шивую процедуру «денацификации».

Бывший

концлагерь

Дахау

Еще в 1946 г. западные державы сорвали деятельность четырехстороннего Контрольного совета по Германии; были слиты американская и английская зоны оккупации, и образовалась так называ­емая «Бизония» («Двузония»). В 1948 г. к ней присоединилась и французская зона, возникла так называемая «Тризо- ния» — модель будущего сепаратного за­падногерманского государства.

В том же 1948 г. в западных зонах была проведена денежная реформа, по которой в оборот была введена новая денежная единица — западногерманская марка. Эта реформа обогатила западногерманских промышленников за счет трудящихся: по­следние потеряли 95% своих сбережений, а капиталисты— лишь 16% своих капи­талов. Денежная реформа явилась важ­ным источником финансовых средств для восстановления западногерманской про­мышленности.

Линия на возрождение и укрепление империализма в западных зонах прояви­лась и во включении «Тризонии» в систему «плана Маршалла»; размеры по­мощи Западной Германии по этому плану были больше, чем любой другой европей­ской стране. Это также способствовало быстрому экономическому развитию в 50-х годах. Денежная реформа и «план Маршалла» завершили экономический раскол страны. В эти же годы форсирова­лось и завершение ее политического рас­кола.

На Лондонской конференции западных держав в 1948 г. было принято решение о создании западногерманского государ­ства. Огромную помощь в осуществлении этих планов оказали западногерманские политические партии, созданные или воз­рожденные в первые послевоенные годы: Христианско-социальный союз (ХСС) с его демагогической концепцией «клас­сового мира» и Социал-демократическая партия Германии, возглавлявшаяся тогда раскольниками и антикоммунистами. Именно они подготовили и протащили в Парламентском совете западногерман­скую конституцию и заняли доминиру­ющее положение в западногерманском бундестаге, выборы в который прошли в августе 1949 г. 6 сентября 1949 г. было провозглашено образование ФРГ; кан­цлером этого государства стал основатель и лидер клерикального Христианско-де- мократического союза (ХДС), ярый анти­коммунист Конрад Аденауэр.

В конце 40-х годов командные посты в западногерманской экономике заняли в основном те же люди, которые управляли ею при Гитлере. Государственно-монопо­листический капитализм ФРГ, используя свои внутренние возможности и широкую помощь по «плану Маршалла», начал быстро наращивать экономический по-

тенциал страны. С 1948 по 1962 г. доля ФРГ в промышленном производстве ка­питалистического мира утроилась, страна обогнала Англию и Францию и вышла на второе место после США. Большую роль при этом сыграло вступление ФРГ в «Об­щий рынок», экспансия ее монополий на внешних рынках.

Усиление экономической мощи ФРГ изменило и военно-политическую роль страны. Если в 1949—1955 гг. политика ФРГ была полностью зависима от амери­канской, то в середине 50-х годов страна стала одной из главных опор агрессив­ного Североатлантического блока, неза­менимым военным партнером США.

Парижские соглашения (1954 г.) и включение ФРГ в НАТО легализовали ремилитаризацию страны и расширили ее
внешнеполитический суверенитет. Запад­ной Германии было разрешено иметь собственную армию численностью 500 тыс. человек (бундесвер). Началось быстрое возрождение военно-промыш­ленного комплекса под лозунгами реван­шизма.

ФРГ была единственным государством, не признававшим послевоенных границ в Европе, и прежде всего границы по Одеру и Нейсе. На картах и в школьных учебни­ках, в телевизионных передачах сводок погоды, на щитах, стоящих вдоль автоба- нов, — везде изображалась Германия в границах 1937 г. ФРГ не признавала молодого немецкого рабоче-крестьянско­го государства — ГДР. Под «воссоедиме­нием» в правящих кругах ФРГ понима­лось поглощение ГДР. Правительство ФРГ провозгласило «доктрину Халь- штейна», согласно которой автоматиче­ски порывались дипломатические отно­шения с любой страной, которая признает ГДР. Основой внешней политики ФРГ стало также требование оснастить бундес­вер современным оружием, включая ра- кетно-ядерное.

Политика реванша и ремилитаризации превращала ФРГ в главную угрозу миру и безопасности в Европе, в опасный очаг «холодной войны». Эта внешняя поли­тика сочеталась с усилением реакции вну­три страны: в 1956 г. была запрещена Коммунистическая партия Германии, пе­редовой отряд трудящихся Западной Гер­мании, выступавший против раскола страны, возрождения милитаризма и фа­шизма; преследовались и многие другие демократические организации.

В 60-х годах происходило мучительное приспособление внешней политики ФРГ к действительности, в стране вынуждены были воспринимать как реальность уси­ление в мире позиций социализма.

В августе 1961 г. ГДР установила твердую границу с Западным Берлином, что положило конец использованию его со стороны ФРГ для экономических и политических диверсий против ГДР. Укрепление экономики и политического веса ГДР подтверждало невозможность ее «поглощения», нереальность реван­шистских планов. А экономический кри­зис 1966—1967 гг. показал неустойчи­вость внутреннего положения ФРГ.

В 1966 г. к власти пришло правитель­ство «большой коалиции» (ХДС/ХСС и СДПГ), впервые за годы существова­ния ФРГ блок ХДС и ХСС оказался не в силах один править страной. Выборы 1969 г. закончились победой социал-де­мократов и свободных демократов. Про­изошла «смена караула» в Бонне. Новое правительство стало проводить гораздо более реалистическую политику, нача­лась нормализация отношений с СССР и социалистическими странами, отпали многие «миражи» периода «холодной войны». Договор между СССР и ФРГ, подписанный в Москве в 1970 г., был признанием со стороны ФРГ нерушимо­сти послевоенных границ в Европе; он провозгласил ее отказ от применения силы при решении спорных вопросов. Договоры, подписанные в начале 70-х годов ФРГ с Польшей, ЧССР и ГДР, нор­мализовали ее отношения с социалисти­ческими странами, в частности с ГДР. Четырехстороннее соглашение по Запад­ному Берлину, заключенное между СССР, США, Англией и Францией в сен­тябре 1971 г., зафиксировало, что этот город не является частью ФРГ и не дол­жен управляться ею. В 1973 г. оба гер­манских государства стали членами ООН.

Такой поворот политики ФРГ на рубеже 60—70-х годов объясняется пре­жде всего миролюбивой внешней полити­кой Советского Союза, которая привела к значительному оздоровлению междуна­родной обстановки, к разрядке напряжен­ности. Попытки проводить политику «с позиции силы» обрекали ФРГ на между­народную изоляцию. В этой обстановке правящие круги ФРГ вынуждены были признать реальности послевоенной Ев­ропы. Большую роль при этом сыграло упрочение положения ГДР, дипломатиче­ское признание ее фактически всеми крупнейшими капиталистическими и раз­вивающимися странами.

Изменилась и внутриполитическая си­туация: в 1968 г. была создана Герман­ская коммунистическая партия, активную деятельность развернула и внепарламент­ская оппозиция, добивавшаяся изменения политического курса страны. Наконец, западногерманские монополии, сильно зависящие от внешних рынков, не могли игнорировать огромных возможностей экономических связей со странами социа­лизма.

Все эти факторы обусловили переход от периода конфронтации к периоду дело­вых контактов, развития экономического и научно-технического сотрудничества со странами социализма, нормализации отношений с ними.

Природа

Федеративная

Республика

Германии

Если двигаться с севера на юг страны, то это будет как бы путь вверх, от самых низинных районов до высоких заснежен­ных пиков Восточных Альп. Три ступени рельефа — низменность, пояс средневы- сотных гор и альпийские высокогорья — обусловливают основные различия в при­родных условиях страны, а отчасти и в характере хозяйства.

Северная низменная часть ФРГ

Низменная равнина, сложенная мощ­ными палеогеновыми, неогеновыми и четвертичными отложениями, занимает весь север страны от берегов Север­ного моря и Балтики до отрогов гор на юге. В прошлом море неоднократно заливало эти районы и проникало в глубь средневысотных массивов, где в межгор­ных котловинах и впадинах остались язы­ки низменностей, которые теперь назы­вают «бухтами» — Кёльнская бухта, Мюнстерландская бухта. Вся жизнь района и сейчас связана с морем. Мор­ские пути углубляются в сушу через расширенные устья рек. На Ютландском полуострове и в низовьях Эльбы побе­режье ограждено дамбами, но иногда мо­ре прорывает их и затапливает эту плот- нонаселенную территорию. Такое навод­нение было в Гамбурге в 1976 г.

Ландшафт низменности очень сильно из­менен человеком, но один район остает­ся нетронутым — это птичий заповедник Ваттенмеер в Северной Фрисландии, вдоль границы с Нидерландами.

Южнее низменности протянулась по­лоса герцинских средневысотных гор, образовавшихся еще во второй половине каменноугольного периода. Они имеют плоские или куполовидные вершины и крутые склоны. Современная высота гор и крутизна склонов — результат сво­довых и горстовых поднятий альпийско­го возраста. Эти горы занимают боль­шую часть страны. На западе они начи­наются Рейнскими Сланцевыми горами (Эйфель и Хунсрюк — на левобережье Рейна; Таунус, Вестервальд, Зауэр- ланд — на правобережье), которые восточнее сменяются горами Тевтобург- ский Лес и западными отрогами массива Гарц. Наибольшей высоты достигают массивы Таунус (880 м) и Гарц (1142 м).


Северная низменность — район с до­вольно монотонным ландшафтом. Пря­мыми линиями протянулись автострады и железные дороги, как по линейке разграфлены границы полей и пашни. Высоты в 70—170 м уже называют здесь «горами». Кое-где, особенно на западе, низменность заболочена; в этих местах много названий, оканчивающихся на «моор»,— болото. Однако большая часть болот осушена и возделана. Слабо всхолмленная равнина кое-где оживля­ется небольшими озерами. Самое круп­ное из них называют Штейнхудер Мер (море), хотя его площадь всего 32 кв. км.

Между Майном и Дунаем возвышаются плато Шпессарт, Оденвальд и горы Шварцвальд, максимальная высота кото­рых достигает уже 1493 м. К северу от верхнего Дуная как бы ступенями подни­маются горы Швабский Альб и Франкон- ский Альб. Вдоль юго-восточной гра­ницы страны тянутся возвышенности Фихтель и Баварский Лес.

Рельеф области средневысотных гор чрезвычайно мозаичен; горы здесь чере­дуются с широкими долинами и котлови­нами. Тем не менее даже изолированные массивы представляют серьезный транс­портный барьер, влияют на конфигура-
цию транспортной сети. Железные доро­ги и автострады проходят по Рейнской долине, долинам рек Верры и Фульды.

Горные массивы облесены и очень живописны. Именно здесь сосредоточено наибольшее число заповедников и приро­доохранных областей. Как правило, они называются так же, как и сами гор­ные массивы, — «Гарц», «Тевтобургский Лес», «Северный Эйфель», «Южный Эйфель». Баварский Лес объявлен на­циональным парком. В области средне- высотных гор находится и много мест летнего отдыха населения.

К югу от горного пояса протянулась с запада на восток широкая долина верх­него Дуная, а еще южнее начинается предальпийское Баварское плато, посте­пенно повышающееся от 300 до 600 м. Его южная часть всхолмлена, покрыта лесом, изобилует болотами.

На крайнем юге ФРГ вдоль границы поднимаются Альпы с высочайшей по­

крытой снегом вершиной страны Цу- гшпитце (2962 м). Они представляют со­бой лишь часть северной известняковой зоны крупнейшей горной системы Евро­пы. Отдельные их хребты имеют высоту 1800— 2600 м, а перевалы— 950 — 1000 м. Пути на юг проходят лишь по долинам Инна и Изара — притоков Дуная, начало которым дают горные озера и ледники. Альпийские и предаль- пийские лесные районы — наиболее «чи­стая» в экологическом отношении часть ФРГ, где лучше всего сохранился есте­ственный ландшафт.

Типичный ландшафт среднегорья. Горы чередуются с речными долинами

Положение ФРГ в центре Европы определяет основные черты ее климата — умеренного, переходного от типично мор­ского к более континентальному при движении с северо-запада, где велико влияние Атлантики, на юго-восток. Однако эти различия невелики: средняя температура самого холодного месяца (января) колеблется от + 1,5° в Кёльнской бухте на северо-западе до +3° на юго- востоке в Верхней Баварии. Холоднее бывает только на большой высоте в горах на южной границе. На севере и в долине Рейна луга и поля зеленеют и зимой. Снег там выпадает редко и держится недолго. Большой удачей здесь считают «белое рождество», когда тонкая пелена мо­крого снега скрывает на несколько дней зелень. Средняя температура июля +16° + 20°, выше она лишь в защищенных горами долинах и котловинах, например в долинах верхнего Рейна, Неккара, где возделываются такие теплолюбивые культуры, как виноград и табак. На ост­ровке Майнау на Боденском озере есть да­же некоторые субтропические растения.

Осадков во все времена года выпадает довольно много. Среднегодовое их коли­чество — 600 — 800 мм. Таким образом, везде, кроме горных районов, климати­ческие условия весьма благоприятны для разнообразного земледелия.

Все крупные реки страны текут с юга и юго-востока на север, связывая внутрен­ние районы с морем. Исключение представляет Дунай: он берет начало в восточном Шварцвальде на юго-западе ФРГ и несет свои воды на восток, связы­вая страну с Черным морем. Лишь две из крупных рек ФРГ от истока до устья про­текают по западногерманской земле — Эмс и Везер. Крупнейшая река страны Рейн и начинается, и достигает моря за ее пределами: исток ее в Швейцарских Альпах, а устье— в Нидерландах; на большом участке Рейн течет по границе со Швейцарией и Францией.

Большинство крупных рек ФРГ имеют равномерное в течение года дождевое питание и полноводны. Они текут в разработанных долинах и замерзают на 1—1,5 месяца. Дунай и Рейн особенно полноводны весной и летом, когда тают снега и горные ледники. Все это обус­ловливает большую транспортную роль рек ФРГ. Условия для навигации на всех

крупнейших реках улучшены шлюзова­нием и другими мерами регулирования стока. Самая важная речная магистраль страны и наиболее грузонапряженная река во всей Западной Европе— Рейн. Это река-труженик, связывающая ФРГ с «Европортом №1» — Роттердамом, река, по которой проходят десятки миллионов тонн грузов в год. Притоки Рейна — Майн и Неккар — открывают рейнскому судоходству путь к юго-западным и юго- восточным районам, а Мозель — между­народный путь во Францию. Эльба при­надлежит ФРГ лишь в нижнем течении; по ней идут транспортные связи страны с ГДР и ЧССР.

Водоразделы между реками невысоки, что позволяет соединять их каналами. Благодаря улучшению речных, путей, их «канализированию», они стали доступны для стандартных западноевропейских су­дов водоизмещением 1350 т. Сама кон­фигурация речной сети как бы подправ­лена человеком. Например, канал Дорт­мунд — Эмс дает рейнскому судоход­ству выход к морю — к Эмдену; меридио­нальное направление главных рек допол­нено широтным путем, связывающим их воедино,— Среднегерманским каналом, проходящим по границе низменности и возвышенностей. О связи внутренних пу­тей с морем говорит и то, что крупнейшие западногерманские порты (бывшие ган­зейские города), имеющие богатые тради­ции и историю, возникли в расширенных устьях рек: Гамбург— в устье Эльбы, Бремен-Бремерхафен — в устье Везера, Эмден — в устье Эмса.

В Альпах, на границе ФРГ со Швейца­рией и Австрией, расположено самое большое в ФРГ Боденское озеро, воды которого заполняют огромную тектони­ческую котловину. Из 538 кв. км его площади большая часть принадлежит ФРГ. Вода этого озера подается по двум крупным трубопроводам для снабжения густонаселенной Штутгартской агломе­рации. В баварских предгорьях есть еще несколько озер, самые крупные из кото­рых — Химзее и ІПтернбергерзее. Это места летнего отдыха и туризма.

Речных и озерных вод ФРГ уже не хва­тает для снабжения промышленности и населения. Все больше для этих целей используются подземные воды северной низменной части страны и Баварского плато.

Действие многих немецких сказок и легенд разыгрывается в лесах — роман­тических и красивых, а иногда темных и мрачных. Леса и сейчас занимают более У4 территории страны. Сохранились они преимущественно в горных районах. Об

этом говорят и сами названия горных 259 массивов с окончанием на «вальд» Федеративная («лес»): Шварцвальд, Вестервальд и др. Республика

Когда-то в стране преобладали дубово- Германии буковые леса. Теперь же они в большей своей части или вырублены, или заме­нены хвойными. Для западногерманского «культурного» леса характерно преобла­дание сосны, ели, пихты на юго-западе и лиственницы в Альпах. Дубово-буковые леса местами сохранились лишь в горах. На низменности же растут в основном дубовые леса с большой примесью бере­зы, вытеснившей бук.

От леса зависит многое: и количество воды в водоемах, и качество воздуха, и возможности отдыха для жителей горо­дов. Горный облесенный массив Таунус, например, называют «садом отдыха» для Рейнско-Майнской агломерации. Но пло­щадь под лесом сокращается из-за разрас­тания городов, строительства автобанов, бесконтрольных вырубок. Идет постоян­ное разрушение самого дешевого и дей­ственного природного «фильтра». Нала­живание рационального лесного хозяй­ства затрудняется тем, что почти поло­вина лесов находится в частном владении. Большие лесные площади вообще недо­ступны для населения, не могут быть использованы им для отдыха, поскольку ограждены надписями «Частная соб­ственность».

Деятельность человека сильно измени­ла и обеднила животный мир страны. Исчезают последние рыси, зубры, медве­ди, лоси. Многие виды близки к истребле­нию: дикая коза, из птиц— орел и гриф. Сведение лесов и замена их пашней при­вели к распространению иных видов животных и птиц, не типичных ранее, — полевой мыши, дрофы, жаворонков. Че­ловеком были разведены фазаны и кро­лики. Современные экологи ФРГ относят к числу находящихся под угрозой 40 видов птиц и пресмыкающихся, 25 видов млекопитающих и земноводных. Причи­на этих изменений не столько в прямом истреблении (охота и т. д.), сколько в кос­венном воздействии расширения возде­лываемых и застроенных площадей, ин­тенсификации сельского и лесного хозяй­ства, загрязнении природной среды.

Задача охраны природной среды за­ключается ныне в сохранении не только каких-либо редких видов флоры и фауны, но и некоторых уникальных ландшафтов. С этой целью в ФРГ создано более 50 заповедников и «природных парков». Крупнейшие из них— создаваемый со­вместно с Бельгией парк в Северном Эйфеле (230 тыс. га), «Люнебургская пустошь» (20 тыс. га) на севере, альпий-

ский парк «Кёнигзее» на юге, уже упомя­нутый птичий заповедник у голландской границы.

бенно красива Рейнская долина в апре­ле — мае, в пору цветения яблонь и чере­шен, каштанов и миндаля, в бело-розо­вом расцвете весны. Землю Рейнланд- Пфальц называют виноградной; здесь производятся лучшие сорта вин ФРГ (мо­зельское рейнское). Но тут же находится
маршей; животноводство развито и в зоне гестов, где возделываются кормовые культуры, рожь и картофель. Наиболее благоприятными условиями выделяются «бухты» низменности, особенно район Брауншвейга — Ганновера с черноземо- видными почвами. Наконец, Север знаме-
Западная Европа

Характерная черта для всей страны — высокая степень освоенности, резкое пре­обладание культурных ландшафтов. Вся прибрежная полоса Северного моря — это марши с илистыми плодородными почвами. Полоса маршей защищена от моря плотинами и дамбами. Постепенно поднимаясь, местность переходит затем в слабоволнистые песчаные или заболочен­ные пространства— гесты. Восточнее р. Везер преобладают пустоши, иногда поросшие сосняком. Крупнейшая из них— Люнебургская— покрыта ныне самым большим лесным массивом на севере. Богатые почвы в зоне маршей в сочетании с мягким морским климатом со среднегодовой температурой +8,+ 9° со­здают прекрасные условия для луговод­ства и животноводства. Ценные луга и пастбища занимают 70—90% площади нит и как район морских курортов, массо­вого отдыха.

Расположенная южнее полоса средне- высотных гор, чередующихся с низменно­стями, отличается пестротой почвенно- климатических условий, что вызывает большие различия в сельскохозяйствен­ной специализации и влияет на расселе­ние. В горных областях с малоплодород­ными бурыми почвами преобладают леса и пастбища, а на возделываемых участ­ках — рожь и картофель. Совершен­но особыми почвенно-климатическими условиями выделяется долина верхнего Рейна, защищенная горами с запада и вос­тока, но открытая для проникновения теплого воздуха со Средиземного моря через долину Роны.

На крайнем юге ФРГ

поднимаются Альпы


Федеративная

Республика

Германии

Рейнская и Мозельская долины пред­ставляют собой полосу виноградников, садов, табачных плантаций, зону интен­сивного пригородного хозяйства, снабжа­ющего цепочку городов по Рейну. Осо- и один из самых бедных районов стра­ны — горный Эйфель.

В горном массиве Шварцвальд редкое население занято на лесопилках, мебель­ных фабриках, карьерах стройматериа­лов. Бедные деревушки разбросаны среди горных пастбищ и в лесах. Однако в последние годы и здесь широко развива­ется «индустрия отдыха».

Горные районы относительно редко на­селены. И население, и хозяйственные связи сконцентрированы в городах Рейн­ской долины и межгорных котловин.

Уголок заповедника «Люнебургская пустошь»

Южнее пояса гор находится важный сельскохозяйственный район — долина Дуная с богатыми почвами на лёссе. Здесь среднее количество осадков — около 600 мм — и большое число солнечных, ясных дней. В долине Дуная распахано 70 — 80 % всей используемой в сельском хозяйстве земли. Это одна из житниц ФРГ, важный район свеклосеяния и хмелеводства.

Наконец, южнее Дуная начинаются предгорья Альп, заканчивающиеся на юге Альпийской горной цепью. Типич­ный здесь ландшафт — заснеженные вер­шины, альпийские луга, хвойные леса, горные реки с плотинами небольших гидростанций, живописные озера с курор­тами. Альпийские луга используются как пастбища, поэтому юг Баварии — один из основных районов молочного животно­водства в стране. Кроме того, Бавария — крупный район туризма и зимнего спор­та.

Во все районы страны вписались мно­гие новые черты: бетонные полосы авто- банов, опоры линий электропередач, мо­дернистские сооружения нефтехимиче­ских и других заводов. Вплотную к авто- банам подходят поля, леса, превращенные в парки, луга, огороженные колючей про­волокой. Сельскохозяйственная площадь вместе с лесной занимает 83% террито­рии ФРГ. Доля площади, занятой города­ми, дорогами и индустрией, достигает 10% и все время растет. Там, где еще недавно были старинные провинциаль­ные городки с тихой размеренной жизнью, сейчас протянулись сплошные пояса городских агломераций, наступа­ющие на природу. Каждый день 120 га культивируемой земли «одевается» бето­ном и сталью. По сравнению с довоенным временем застроенная площадь уже удво­илась.

Гигантские масштабы бесконтрольной индустриализации и урбанизации обу­словливают при капитализме высокую степень загрязнения природной среды, со­здают сложнейшие проблемы водоснаб­жения, очистки вод и воздушного бассей­на, охраны зон отдыха от «кладбищ» машин и мусора и т. д. По повторному использованию сточных вод ФРГ зани­мает первое место в капиталистическом мире. Фотографии, сделанные со спутни­ков, показали и очень высокий «вклад» ФРГ в загрязнение прилегающих мо­рей — Северного и Балтийского. Это и не удивительно, ибо ежедневно в реки страны сбрасывается 14 млн. куб. м сточных вод, из которых лишь у4 прохо­дит биологическую очистку. А к этому надо добавить еще 35 млн. куб. м про­мышленных сточных вод, несущих твер­дые отходы, отравляющие реки железом, свинцом, ртутью, мышьяком и моющими средствами. Особенно большой «вклад» в загрязнение Рейна вносит химическая промышленность, «всплески» загрязне­ния четче всего просматриваются ниже крупных центров химии и больших горо­дов. Рейн перестал привлекать рыбаков: в 1910 г. здесь было выловлено 175 тыс.

штук лососевых, а в 1972 г. ... 23 такие рыбы. Водой Рейна снабжается сейчас более 20 млн. человек, однако и это становится проблемой. Достроены и стро­ятся несколько дальних водопроводов, ис­пользуются подземные воды, а ведь к 1985 г. потребности в воде возрастут вдвое.

ФРГ располагает немногими видами то­плива и сырья. К их числу относятся каменный и бурый уголь, калийная соль. 70 млрд. т — цифра, которой измеряют­ся достоверные запасы каменного угля. Большая часть их приходится на Рурский бассейн, где добывается основная масса коксующегося угля, а также газовые, длиннопламенные, тощие угли — основа энергетики и химии. Рур — главный каменноугольный бассейн всей капитали­стической Европы. Второй бассейн — Са­арский — тесно связан с соседними металлургическими районами Франции (Лотарингия) и Люксембурга. На левобе-
режье Рейна находится крупный буро- угольный бассейн — Нижнерейнский, где запасы угля превышают 60 млрд. т, а добыча ведется открытым способом. Крупнейшие месторождения калийных солей — на северо-востоке ФРГ, в Се- веро- и Южно-Ганноверском бассейнах и в. бассейне р. Верра.

По другим важнейшим видам сырья и топлива ФРГ далеко не обеспечивает своих потребностей. Железная руда За- льцгиттера отличается невысоким каче­ством и не выдерживает конкуренции импортной. Недавно были закрыты и ста­ринные рудники Зигерланда, где сотни лет добывалась «природно-легирован- ная» руда с примесью марганца и никеля. ФРГ небогата также легирующими и цветными металлами. Относительно луч­ше положение со свинцово-цинковой ру­дой. Наконец, страна не обеспечена важ­нейшими современными видами топлива. Добыча нефти в районе Северной низ­менности составляет 5—6 млн. т, что не удовлетворяет и 5 % потребностей, к тому же продуктивность скважин очень неве­лика. Общее их число превышает 2900, т. е. лишь на 3/10 меньше, чем на Ближ­нем и Среднем Востоке, но себестоимость очень высока. Недавно открытые место­рождения природного газа на севере, в Эмсланде, и другие тоже дают лишь небольшую часть природного газа, остальное импортируется. Ввозится также и атомное сырье.

Население

Для населения ФРГ характерна исключи­тельная однородность его национального состава: почти 100% постоянных жите­лей страны — немцы.

Национальные меньшинства составля­ют всего 0,2% населения страны. Это более 30 тыс. датчан в Шлезвиг-Голь­штейне вдоль границы с Данией, фризы на северо-западе страны и на островах (западногерманская статистика не дает их численности, по-видимому, относя их к немцам), около 40 тыс. цыган, мигриру­ющих по всей стране, и 80 тыс. голланд­цев, живущих вблизи границы с Нидер­ландами. Перед войной в Германии, пре­имущественно в городах, жило около 560 тыс. евреев. После установления фа­шистского режима они эмигрировали или были истреблены в концлагерях. Реэми­грация была небольшой, и в 70-х годах в составе западногерманской религиозной общины состояло всего 26 тыс. евреев. Кроме того, в пограничных районах с Францией, Бельгией, Нидерландами и Швейцарией типично «дневное», не не­мецкое население— рабочие из погра­ничных районов этих стран, занятые на западногерманских предприятиях.

Самоназвание всего немецкого наро­да — Teutsche, Deutsche — произошло от названия племени тевтонов, живших ко­гда-то на на севере страны. По племени же алеманнов, обитавших в глубокой древности на юге ее, многие романские народы называют немцев Allemands.

Как уже упоминалось выше, в начале XVI в. августинский монах Мартин Лю­тер перевел на немецкий язык Библию и ввел богослужение на немецком языке. За основу Лютер взял наиболее распро­страненный в стране диалект, сложив­шийся в Саксонии. С этого времени существует единый литературный немец­кий язык. Он относится к западногерман­ской группе индоевропейских языков. Однако из-за длительной феодальной раздробленности литературный язык не стал единственным разговорным языком немцев. Есть три группы диалектов: верх­ненемецкая, среднейемецкая и нижнене­мецкая. Сильнее всего отличается от литературного языка нижненемецкий, так называемый платдейч, близкий гол­ландскому и фламандскому языкам.

Со времен Реформации (XVI в.), сло­жилось деление западногерманских зе­мель на католические (юг и запад) и протестантские (север и частично юго-за­пад). В целом протестанты (лютеране) преобладают: к ним относится почти половина всего населения ФРГ, католики же составляют 45%. При этом картина в различных районах очень контрастна: во многих северных областях доля проте­стантов превышает 80%, а на востоке Баварии еще резче доминируют католи­ки, которые составляют там до 90% веру­ющего населения. Характерно преоблада­ние католиков в сельской местности, в мелких общинах, тогда как в крупных городах, как правило, преобладают про­тестанты. Даже среди жителей Нюрнбер­га — города с рабочим населением, окру­женного католическими районами, — доля протестантов превышает 60%. Като­лики в ФРГ относятся, как правило, к менее обеспеченным слоям населения, чем протестанты, имеют больше детей, несколько ниже и их образовательный уровень. Конечно, здесь наряду с рели­гиозными причинами, а вероятно, и важ­нее их другие, в частности характер рассе­ления (преимущественно в сельской мест­ности и небольших городах). Влияние католической церкви в «своих» районах сильнее, чем протестантской— в «сво­их».

Численность населения ФРГ почти не менялась за последние годы. С 1972 по

1977 г. Западная Германия не имела есте­ственного прироста населения, наоборот, шла его естественная убыль: смертность была выше очень низкой рождаемости. В 1970 г. родилось около 800 тыс. детей, а спустя семь лет — менее 600 тыс. По современным прогнозам, к 1990 г. чи­сленность жителей ФРГ уменьшится до 53—54 млн. человек. Все это связано с особой структурой населения, которая от­ражает и последствия второй мировой войны: преобладают женщины (более 31 млн.), высока доля старших возрастов (число пенсионеров превышает 10 млн.). На снижение рождаемости влияют и при­чины, общие для многих экономически развитых капиталистических стран: урба­низация, рост занятости женщин и неуве­ренность в завтрашнем дне. Если столетие назад трех и более детей имело 70% семей, то ныне только 10%. У половины западногерманских семей вообще нет де­тей, а четверть из них имеет всего одного ребенка.

До начала 60-х годов в стране не ощу­щалось нехватки трудовых ресурсов. Сна­чала их пополнял поток переселенцев: с 1945 по 1950 г. с западных польских земель, из ЧССР и из других стран Восточной Европы в Западную Герма­нию переселилось 9 млн. немцев. Кроме того, вплоть до 1961 г., пока существо­вала открытая граница в Берлине, шло переманивание немцев из ГДР, особенно тех, которые получили высшее образова­ние, и квалифицированных рабочих. Вследствие этих миграций послевоенных лет не только увеличились трудовые ресурсы страны; одновременно часть пе­реселенцев вербовалась реакционными кругами Западной Германии в различные реваншистские «землячества».

Однако в середине 60-х годов даже при замедлении темпов экономического роста стало заметно не хватать рабочих рук. В этот период начинается вербовка ино­странных рабочих, которых в ФРГ лице­мерно именуют «рабочими-гостями». В 1975 г. их было уже 2,5 млн. человек, а с семьями — более 4 млн. Преобладали турки (более 1 млн.), югославы, итальян­цы, греки, испанцы. Вербовку их ведет государство, концерны; происходит и не­легальная иммиграция. Это наиболее низ­кооплачиваемая, эксплуатируемая и бес­правная часть населения. Большинство иностранцев занято в качестве разнорабо­чих; их средний заработок значительно меньше, чем у западногерманского рабо­чего. Они живут в самых тяжелых услови­ях, «привязаны» к предприятию, с кото­рым подписали контракт, подвергаются дискриминации в отношении жилья. Су­ществует и проблема обучения детей ино- 263 странных рабочих, а этих детей более федеративная 600 тыс. Республика

В годы кризиса (1974—1975) многие Германии иностранные рабочие были досрочно от­правлены на родину. Это показывает еще одно преимущество привлечения «рабо­чих-гостей» для монополий: появляется возможность маневрировать, смягчать социальные конфликты. Правда, такие возможности сокращаются: почти 600 тыс. иностранных рабочих— гра­ждане стран «Общего рынка» и прирав­ниваются в правах к местным рабочим и служащим; около 400 тыс. иностранцев работают в ФРГ уже более 5 лет и, согласно закону, имеют право на даль­нейшее пребывание в стране. Кроме того, заключалось довольно много смешанных браков иностранцев с коренными жите­лями ФРГ.

Особенно высока концентрация ино­странных рабочих в крупнейших про­мышленных районах и агломерациях. На­пример, более половины их живет и рабо­тает в Северном Рейне — Вестфалии и Баден-Вюртемберге. В начале 70-х го­дов они составляли более г/5 жителей Франкфурта и еше большую долю — Штутгарта; каждый третий ребенок, ро­дившийся в Мюнхене, приходился на семьи иностранцев.

Научно-техническая революция вызва­ла существенное перераспределение заня­тых по отраслям хозяйства. В 1976 г. в промышленности и строительстве работа­ла половина всех занятых. Доля же их в сельском хозяйстве резко снизилась. Еще в 1950 г. в этой отрасли работал каждый четвертый западный немец, ныне же — лишь 7%. Значительно увеличилось чи­сло работающих в сфере обслуживания: они составляют более 40% всех занятых, в том числе особенно заметно выросла доля государственных служащих— до 14%.

Изменение социальной структуры насе­ления привело к тому, что в ФРГ осталось очень мало чисто сельскохозяйственных районов. Теперь правильнее говорить о сельских районах, где часть населения занята в сфере обслуживания, часть рабо­тает на местных промышленных предпри­ятиях или ежедневно ездит на работу в город. Более 7 млн. западных немцев совершают такие маятниковые поездки, тратя дополнительно к рабочему дню еще два-три часа.

«Вымывание» средних слоев— сотен тысяч людей из сельского хозяйства, ремесленного производства и торговли вызвало сдвиги в классовом составе насе­ления, усилило социальные контрасты.

264 Если в 1950 г., по официальной статисти-

Западная ке, к числу «самостоятельных» людей

Европа (т. е. не нанимающихся на работу) отно­

силось 25% населения, то в 1970 г. их стало уже меньше 16%. Это преимуще­ственно мелкие и средние частные вла­дельцы. О социальных контрастах в ФРГ лучше всего говорит тот факт, что 17% населения контролирует более 70% средств производства, а менее чем 1 % семей владеет 90 % всех акций и цен­ных бумаг.

Рабочий класс составляет более 20 млн. человек, т. е. 3/4 всего экономически активного населения; в это число вклю­чена часть служащих и мелких чиновни­ков, условия работы и жизни которых мало чем отличаются от положения рабо­чих. Учитывая это, можно сказать, что рабочий класс ФРГ сильно вырос и абсо­лютно и относительно. В последние годы увеличилась также доля научно-техниче- ской интеллигенции, а также студенче­ства.

ФРГ — одна из самых богатых капита­листических стран: по сумме националь­ного дохода на душу населения она стоит среди них в первой пятерке; выше здесь и заработная плата. Но относительно высо­кие заработки трудящихся несравнимы с огромным жалованьем менеджеров и до­ходами предпринимателей. К тому же они урезаются налогами (их около 50 видов), растущими ценами на продовольствие и топливо, лавинообразным ростом квар­тирной платы. Женщины зарабатывают намного меньше мужчин, а большинство пенсионеров получает пенсию, которая гораздо ниже прожиточного минимума. Западные немцы все больше покупают в кредит. Наиболее остро стоит проблема обеспеченности жильем. В стране не хва­тает 800 тыс. квартир, но в то же время пустуют 100 тыс. новых квартир: они не по карману трудящимся. За свое «благо­состояние» западный немец платит напря­женной работой у станка или на кон­вейере, страна держит печальные ре­корды по производственному травматиз­му. О сложности материальных проблем говорит и большой рост числа работа­ющих женщин в послевоенные годы: они составляют уже 2/5 всех занятых в эконо­мике — это высокий показатель для страны, где женщины традиционно зани­маются ведением домашнего хозяй­ства.

До конца 60-х годов ФРГ не знала мас­совой безработицы, во время же экономи­ческого кризиса (в 1976—1977 гг.) ока­залось без заработка 1,3 млн. человек. Это значит, что безработным был каж­дый двадцатый человек. Особенно вели­ка была безработица среди молодежи в депрессивных районах страны, где сохра­няется еще устаревшая структура хозяй­ства, мало новых предприятий. К осо­бенно устойчивым областям бедствия от­носятся Шлезвиг-Гольштейн, западная область Нижней Саксонии, восточная часть Баварии, юг Баден-Вюртембер- га, многие районы по границе с ГДР и ЧССР.

Проблема занятости становится самой острой, и не только в период кризисов, но и на длительную перспективу. Если до последних лет сокращалось число работа­ющих в поле и на ферме, но сильно росла занятость в индустрии, то с 70-х годов положение меняется. Ни промышлен­ность, ни сфера обслуживания уже не могут занять «высвобождающихся».

Рост промышленности и стремительное разрастание сферы обслуживания способствуют все большей урбанизации. Если до войны гигантским «человеческим муравейником» был лишь Рейнско-Рур- ский район, то в послевоенные годы агломерации стали расползаться от Рура вдоль всего среднего течения Рейна (вплоть до Франкфурта-на-Майне и Людвигсхафена) и по его притокам на восток (до Штутгарта), сливаясь в почти сплошной мегалополис Западной Герма­нии.

Около 90% населения живет в городах, причем свыше 30% — в крупных горо­дах и агломерациях. В последнее десяти­летие начался процесс субурбаниза­ции — роста пригородов «располза­ющихся» крупных городов и агломера­ций. Население ядер этих агломераций не росло, а иногда даже сокращалось; в при­городах же оно увеличилось на г/5, а в окраинных зонах — даже на У4.

Проблемы городов стали весьма остры­ми. Агломерации страны отличаются крайней транспортной перегруженно­стью, шумом и загрязнением окружа­ющей среды — задымленностью, трудно­стями со снабжением населения чистой питьевой водой, горами отходов и автомо­бильными кладбищами. К транспортным и экологическим проблемам добавляются и социальные: многие районы в ядрах агломерации превращаются в гетто для бедных слоев населения. Крупнейшие го­рода — Гамбург, Франкфурт, Штутгарт заняли в стране первые места по масшта­бам преступности. Обратной стороной урбанизации является «вытягивание» мо­лодых рабочих сил из деревни, опустение сельских районов и «старение» оставше­гося там населения. Города наступают, деревни становятся пригородами, малень­кие сельские общины поглощаются го-

родскими. С 1960 по 1972 г. число сель­ских общин сократилось почти вдвое.

На западе страны все эти проблемы стоят острее, чем на востоке, где еще сохранились типично сельские и даже захолустные районы. Запад — это почти сплошная полоса агломераций, вытянутая вдоль Рейна. Самая крупная из них — Рейнско-Рурская, включающая Рур с при­легающими к нему на западе и юге рай­онами вместе с Дюссельдорфом, Кё­льном и Бонном. Она насчитывает 10 млн. жителей. Если средняя плотность населения ФРГ превышает 240 человек на 1 кв. км (в этом отношении она уступает только Нидерландам и Бельгии), то в Руре она достигает 1000 — 2000 человек на 1 кв. км, а в одном из его округов (Ванне- Эйкель) превышает 5000.

Почти «без просвета» эта агломерация переходит на юге в Рейнско-Майнскую. Если у предыдущей было много «ядер», то здесь только одно — транспортный перекресток страны Франкфурт-на-Май- не. Всего в агломерации живет 2,5 млн. человек. Еще южнее, и тоже почти без перерыва, расположена Рейнско-Йеккар- ская агломерация с двумя «ядрами» — Людвигсхафеном на левобережье и Ман- геймом на правом берегу. Ее населяет 1,5 млн. человек. Наконец, выше по при­току Рейна— Неккару выросла после войны Штутгартская агломерация, насчи­тывающая около 2 млн. человек. На западе она дошла до Рейна и включила в свою орбиту десятки промышленных го­родков.

В других районах страны нет такого пояса агломераций, но выделяются или отдельные крупные центры, притягива­ющие население с периферии, или ско­пления городов. На юге два таких цен­тра— Мюнхенская агломерация с насе­лением 1,5 млн. человек и Нюрнбергская, насчитывающая с Фюртом и Эрлангеном более 1 млн. человек. Две крупные агло­мерации имеются на побережье Север­ного моря — Гамбургская, в которой про­живает более 2,6 млн. человек, и Бремен- ская, где живет 800 тыс. человек. Нако­нец, на севере, но вдали от побережья, в плодородном сельскохозяйственном рай­оне, сложилась Ганноверско-Браунш- вейгская агломерация с населением более 1 млн. человек.

Такая разная плотность населения в стране связана главным образом с разме­щением промышленности и транспорта, которые сосредоточены в основном на западе. Правда, после войны поток пере­селенцев начал оседать на востоке, но это было кратковременным явлением. Моно­полиям нужны были рабочие руки на

западе, государство вело там так называ- 265 емое социальное жилищное строитель- Федеративная ство. Начался приток переселенцев в Республика агломерации запада. Слабые экономиче- Германии ские связи с социалистическими странами и «холодная война» тормозили развитие восточных районов. Усилилось значение Рейнской магистрали, на нее были «на­низаны» самые современные коммуника­ции (электрифицированные железные до­роги, нефте- и газопроводы, линии эле­ктропередач). Рейнские города стали важ­нейшими центрами научно-технического прогресса. Создание «Общего рынка» еще более подчеркнуло выгоды западных районов для монополий и усилило кон­трасты между ^агломерациями и перифе­рийными районами.

Хозяйство

Федеративная Республика Германии — страна современной высокоразвитой ин­дустрии. На фабриках и заводах работает каждый ее второй житель, занятый в хозяйстве. Промышленность дает более половины валового национального про­дукта, ее продукция составляет почти весь экспорт, от нее зависит экономическое положение страны. Заводы и фабрики есть в ФРГ повсюду. Это и крупные инду­стриальные скопления, такие, как зады­мленный Рур или гигантские верфи и нефтеперерабатывающие заводы Гамбур­га, и новые предприятия электроники и химии в сельской местности, или, как говорят в ФРГ, «на зеленом лугу». В конце 70-х годов в ФРГ выпускали в 5 раз больше промышленной продукции, чем в 1950 г.; мощность индустрии и ее струк­тура коренным образом изменились за эти годы. Особенно быстро эти изменения происходили в 50-х — начале 60-х годов, в период так называемого «экономиче­ского чуда». Темпы развития были тогда высокими, страна не знала массовой без­работицы. Об «экономическом чуде» были написаны горы пропагандистской литературы, восхвалявшей жизнеспособ­ность капитализма и, некие «особые каче­ства» западных немцев.

На самом же деле никакого чуда не про­изошло, было просто стечение очень бла­гоприятных обстоятельств. США нужда­лись тогда в возрождении и укреплении западногерманского империализма — оплота антикоммунизма в капиталистиче­ской Европе. Американская помощь по «плану Маршалла» дала Западной Герма­нии кредиты и все необходимое для вос­становления хозяйства, для начала его перестройки. Были сохранены западно­германские монополии, а их экономиче­ская база почти не пострадала от военных

действий. Быстро снимались всякие огра­ничения на производство стали, алюми­ния, техники. Для возрождаемой инду­стрии нужны были рабочие руки, и их оказалось более чем достаточно: в страну прибывали миллионы немцев из запад­ных областей Польши, Чехословакии и других стран. Наконец, в это время уже была возможность использовать дости­жения американской и английской техни­ки, строить более совершенные заводы, применять современные технологические схемы. Создавались также благоприят­ные условия конкуренции на внешних рынках: в 50-х годах США, Великобрита­ния и Франция были охвачены гонкой вооружений, вели войны в Корее и Вьет­наме; в ФРГ же тогда почти отсутствовала военная индустрия, и западногерманские товары хлынули на внешние рынки. Новым импульсом стало создание в 1957 — 1958 гг. «Общего рынка», где ФРГ быстро стала главной промышлен­

ной силои, использовала все выгоды сня­тия таможенных барьеров.

Индустриальный ландшафт становится все более характерным для большин­ства районов ФРГ

Промышленность не просто росла, она существенно изменялась. Символами бы­лой индустриальной мощи здесь бы­ли домны и закопченные цехи машино­строительных заводов; сегодня же ими становятся серебристые корпуса атомных электростанций, легкие конструкции за­водов электроники, лабиринт трубопро­водов на почти безлюдных предприятиях нефтепереработки или нефтехимии. В на­стоящее время основным фактором раз­вития и «преобразователем» стала на- учно-техническая революция. Она прояв­ляется во всем: в ломке промышленной структуры, в индустриализации сельского хозяйства, в резком увеличении затрат на науку и образование, в росте престижа и притягательности центров научно-техни­ческого прогресса. Но процесс этот слож­ный. Научно-техническая революция на­чалась в ФРГ на 10—15 лет позже, чем в США. Поздний старт заставлял монопо­лии Западной Германии перестраиваться быстрее и позволял использовать опыт других стран. До середины 60-х годов развитие индустрии можно было назвать «наукоэкономящим», затраты на науку и образование были небольшими, набор экспортной продукции оставался более или менее традиционным: станки, эле­ктрооборудование, автомашины. Самым типичным примером этой традиционно­сти был гигантски выросший экспорт почти не измененной модели автомашины «Фольксваген». С середины 60-х годов развитие индустрии стало более интен­сивным, происходят быстрые перемены в структуре промышленности и экспорта.

Однако отнюдь не все отрасли инду­стрии находились «на волне»; энергично развивались новые и новейшие, многие же старые переживали мучительный кри- іис и свертывались. В Западной Герма­нии 50-х годов еще доминировали угольно-металлургический комплекс и тяжелое машиностроение. Но за 1950 — 1970 гг. во много раз выросли нефтепе­реработка, химическая промышленность, автомобилестроение, электротехника. Были созданы совершенно новые отрас­ли — электроника, авиаракетная, атом­ная техника и атомная энергетика. Доля новых и новейших отраслей выросла с 1950-х до начала 70-х годов почти вдвое. Лицо западногерманской индустрии определяют теперь нефтепереработка, не­фтехимия, электроника, электротехника и автомобилестроение.

От этих отраслей зависит ныне и поло­жение ФРГ на внешних рынках. На экспорт идет более 40% автомобилей, 30% химикатов, более 20% изделий электротехники и электроники. По вы­возу автомобилей и многих электротех­нических изделий ФРГ занимает первое место в мире. Зависимость автосбороч­ного завода в Эмдене от экспорта в США настолько велика, что его продук-

ция сокращалась во время забастовки докеров Нью-Йорка.

Наряду с динамично развивающимися перспективными отраслями есть и бед­ствующие, в которых выпуск продукции сокращался, заводы закрывались и про­исходили массовые увольнения трудя­щихся. Это угольная и железорудная, тек­стильная и обувная промышленность. Естественно, что там, где были сконцен­трированы предприятия этих старых от­раслей, масштабы бедствия проявляются ощутимее всего.

Научно-техническая революция усили­ла концентрацию производства: выжива­ли в конкурентной борьбе лишь силь­нейшие монополии. Каждый четвертый рабочий и служащий зайят на пред­приятии, принадлежащем какой-либо из 25 ведущих монополий ФРГ. Четыре кон­церна — Тиссена, Гёша, Круппа и «Зальцгиттер АГ» — контролируют ныне 9/10 оборота черной металлургии. «Большая четверка» в автомобилестро­ении («Фольксваген», «Даймлер-Бенц», «Опель» и «Форд») дает около 9/10 авто­машин. За 1950— 1970 гг. исчезло два десятка фирм автомобилестроения; чем больше машин становилось на автобанах, тем меньше оставалось их производите­лей.

И так во всем: 15 концернов универма­гов контролируют % всего оборота тор­говли, они захватили лучшие места на торговых улицах каждого западногерман­ского городка, построили «супермарке­ты» у автострад. Семь монополий пище­вой промышленности оставили своим конкурентам на рынке «мини-часть», рав­ную 7%. Мелкий производитель в сель­ском хозяйстве кончает свое существо­вание: он полностью зависит от химиче­ских, пищевых, торговых концернов.

На верхушке монополистической лест­ницы стоит финансовая олигархия — не­сколько групп крупнейших банков и монополий. Монополиям активно помо­гает государство. Оно владеет наименее прибыльными секторами хозяйства, зача­стую приносящими убытки: добычей бу­рого угля и железной руды, производ­ством электроэнергии, железными до­рогами. А монополиям предоставляются на льготных условиях необходимые им сырье, электроэнергия, транспортные услуги. Государство за счет налогопла­тельщиков финансирует дорогостоящие научно-исследовательские работы, важ­ные для индустрии, создание* целых новых отраслей — «атомные программы», про­граммы производства ЭВМ, космические программы. Оно активно поддерживает экспорт западногерманской продукции.

В целом доля государственных капита- 267 ловложений в производство достига- федеративная ет У3. Республика

Научно-техническая революция изме- Германии нила многое в снабжении ФРГ сырьем, а значит, и в размещении промышленно­сти. Страна потребляет 10 % горнодобыва­ющей продукции капиталистических и развивающихся стран, а сама дает лишь 1 % добычи сырья этих государств. Импорт­ные нефть и газ потеснили местный уголь; вместо местной руды из рудников Зигерланда или «соседней» руды из фран­цузской Лотарингии начался массовый импорт более качественной заморской руды из Либерии и Бразилии. Если в 1950 г. в ФРГ было 65 рудников, то в середине 70-х годов их осталось менее десятка.

Близость к углю, к Руру раньше была чуть ли не важнейшим фактором разме­щения производства. Сегодня условия снабжения топливом изменились: уголь уже не главный вид топлива; вся террито­рия страны пересечена нефтепроводами, цены на мазут практически одинаковы везде. Для развития промышленности стала важнее близость к путям доставки сырья и топлива извне. Индустрия в последние годы двигалась к морю, навстречу потокам импортного сырья, и в сельскую местность — в поисках наибо­лее дешевой рабочей силы.

На размещении промышленности ска­залось и создание новых центров науки и образования, к которым тяготеют новей­шие отрасли. Кроме старинных универси­тетов в Гамбурге, Кёльне, Мюнхене или традиционных тихих университетских го­родов Геттингена, Гейдельберга, Тюбин­гена появились новые центры образова­ния: Рурский университет в Бохуме, уни­верситеты в Дюссельдорфе, Касселе, Констаї »е; возникло несколько научно- исследо : тельских центров монополий.

От всех этих изменений больше всего выиграли Юго-Запад и частично Юг — районы с наиболее современной промыш­ленной структурой в ФРГ. В сумме они дают уже более половины промышлен­ной продукции страны, а по новым отрас­лям доля одного Юго-Запада превыша­ет 2/5. В этих районах размещается и основная часть военно-промышленного комплекса. Баден-Вюртемберг стала сей­час самой индустриальной из земель ФРГ.

Однако в стране остается еще немало «белых пятен», не затронутых научно- техническим прогрессом, где индустриа­лизация еще слаба. Север и часть Юга, а также восточные пограничные районы теряют население и отличаются высоким уровнем безработицы.

е--—у Констанц , ^ьдсхут озБодемскої ШВЕЙЦАР И я

Добыча

■ каменного угля бурого угля нефти

горючих газов

железных руд

полиметалли­ческих руд

урановых руд

Промышленность Федеративной Республики Германии

Промышленность
Черная © Судостроение
металлургия Автомобиле­
Цветная строение
металлургия и тракторостро­
Машинострое­ ение
ние и металло­ о Химическая
обработка ® Нефтеперераба­
Электротехни­ тывающая, про­
ческое изводство
машинострое­ синтетического
ние каучука, синте­
Точная меха­ тического
горючеі о, рези­новая
ника и оптика

Гидроэлектро­станции

Атомные электростанций

Нефтепроводы

Газопроводы

Рыболовные порты

Деревообраба­тывающая и целлюлозно- бумажная

Текстильная и швейная

Кожевенная и обувная

Пищевая

Полиграфиче­ская

Разная

®
о

О


Федеративная

Республика

Германии

С другой стороны, агломерации Запада страдают от перенасыщенности хозяй­ством, от транспортной перегрузки, от загрязнения природной среды. Инду­стриальное сердце страны — Рур — пора­жено кризисом угольной промышленно­сти, процесс обновления его структуры идет медленно.

Атомная

электростанция

Гундремминген

Итак, отдельные отрасли хозяйства раз­вивались неравномерно; в результате имеются высокоразвитые и бедствующие районы, в стране существуют большие контрасты и сложные проблемы. Ныне уже никто не говорит об «экономическом чуде». С 1967 г. экономика ФРГ стала испытывать сильный спад, больших раз­меров достигла безработица. Еще сильнее подорвал экономику страны экономиче­ский кризис 1973—1976 гг., когда сли­лись воедино энергетический, экологиче­ский кризисы и кризис городов. Промыш­ленное производство резко сократилось; число безработных в 1976 г. достигало 1,3 млн. человек; резко подорожали жи­лье, продукты, бензин и многие товары первой необходимости. Западногерман­ская экономика развивается неравномер­но, со спадами и подъемами. Проблемы ее можно понять лучше, ознакомившись с основными и наиболее типичными отрас­лями хозяйства.

Большие изменения претерпело то­пливно-энергетическое хозяйство. Если раньше топливной базой в ФРГ служил уголь, то в настоящее время свыше поло­вины всего потребляемого топлива со­ставляет нефть. Более чем на 9/10 это импортная нефть из Ливии, Саудовской Аравии, Алжира и других стран. Она поступает по нефтепроводам от Роттер­дама и Вильгельмсхафена к Кёльну и от средиземноморских портов на Юго-Запад и Юг ФРГ. Собственная добыча нефти составляет ныне всего 5 млн. т.

Более 70% нефтепереработки контро­лируется американскими и английскими монополиями. Мощность нефтеперераба­тывающих заводов достигла в 1975 г. 155 млн. т. Старый центр нефтеперера­ботки— Гамбург, а новые возникли во внутренних районах — Рейнско-Рурском, Юго-Западе и в Баварии (Инголыитадт). Однако потребности страны все равно не удовлетворяются, поэтому часть нефте­продуктов ввозится.

Энергетический кризис подчеркнул не­устойчивость такого топливно-энергети­ческого хозяйства, основой которого яв­ляется импортная нефть. Западная Гер­мания пытается вести поиски нефти в своем секторе Северного моря, но ее часть континентального шельфа невели­ка — всего 30 тыс. кв. км.

Свои источники газа в ФРГ также невелики — лишь в районе Эмсланда на северо-западе. Когда-то газовое хозяй­ство базировалось на каменном угле, но теперь происходит его перестройка на природный газ, а это означает увеличение импорта. Построен газопровод из Нидер­ландов, от Гронингена. С конца 1973 г. начал поступать в Баварию более кало­рийный, чем голландский, газ из Совет­ского Союза. В 1976 г. по проведенному газопроводу к Эмдену пришел газ из нор­вежской части шельфа Северного моря.

Резко сократилась в ФРГ добыча каменного угля — с 142 млн. т в 1960 г. до 84 млн. т в 1977 г. Потеряло работу 300 тыс. шахтеров, закрыты многие вполне рентабельные шахты. В связи с топливными трудностями такая энерге­тическая политика кажется особенно не­логичной. Угольный концерн «Рурколе АГ», в руках которого почти вся добы­ча в Руре, работает, однако, с убытком.

Довольно стабильной остается добыча бурого угля, которая достигает 120— 130 млн. т. Бурый уголь имеет надеж­ных потребителей — электростанции и брикетные фабрики, а главное, это са­мый дешевый вид топлива в ФРГ. Основ­ная часть его добывается в четырех карьерах Нижнерейнского (Кёльнско­го) бассейна. Добыча ведется открытым способом и полностью механизирована.

Каменный и бурый уголь — осно­ва электроэнергетики Рейнско-Рурского района, на который приходится около половины всех мощностей электростан­ций. Линии электропередач идут отсюда во все концы страны: на север, юго-запад и юг. Только в Баварии работают гидро­станции на альпийских реках — Инне и других притоках Дуная.

Перспективы электроэнергетики — в строительстве атомных станций. В 1979 г. эксплуатировалось 15 АЭС об­щей мощностью 8 млн. кВт; строится несколько более крупных станций, их доля в общем приросте мощностей будет составлять до 40 %, так что, как планирует­ся, в 1980 г. мощность АЭС в ФРГ достигнет 20 млн. кВт. Атомная энерге­тика — типичнейший пример отрасли, со­зданной государством.

Сложны в настоящее время проблемы черной металлургии, дающей примерно 40 млн. т стали в год. Ее производствен­ная база перестроена: господствующим стал кислородно-конверторный способ выплавки стали, выросло производство электростали, идут работы по прямому восстановлению металла из руды. Однако размещение металлургических заводов в основном в Руре и Сааре при огромном импорте руды стало маловыгодным. При­морские заводы имеют преимущество:

С черной металлургией связаны ста­рые, наиболее металлоемкие отрасли ма­шиностроения. Производство оборудова­ния для шахт рудников, для самих метал­лургических заводов сосредоточено в Руре, здесь же и в Баден-Вюртемберге делают станки. В Зальцгиттере строят ва­гоны, производят оборудование для хими­ческих заводов.

Металлист— ведущая профессия за­падногерманских рабочих: во всем ком­плексе металлообработки (включая эле­ктротехническую промышленность) за­нят каждый третий работающий в промышленности; на этй отрасли прихо­дится Уз всей промышленной продук­ции и почти половина экспорта.

Металлургиче­ский завод в Зальцгиттере

Новые отрасли машиностроения в меньшей степени зависят от очагов метал­лургии. Автомобильной столицей ФРГ называют Вольфсбург— небольшой го­родок на северо-востоке страны, где нахо­дится головной завод концерна «Фоль-


они могут использовать и дешевый аме­риканский уголь. Рур получает импорт­ную руду (из Швеции, Бразилии, Либерии и Канады) двумя путями: главным — по Рейну и вторым — по каналу Дор­тмунд— Эмс. Еще сложнее положение «сухого» района — Саара, который выну­жден использовать лотарингские руды. Третий район — Зальцгиттер базируется на своей руде, но и он уже переключается на более дешевую и качественную при­возную. Единственный крупный примор­ский металлургический завод в ФРГ — в Бремене, где к «Везерпорту», к его дом­нам, подходят рудовозы.

ксвагенверк». Почти двадцать лет после войны он выпускал одну и ту же модель машины — компактную, несколько ста­ромодную. В ФРГ ее называют «жучок». Эта машина оказалась очень выгодной и конкурентоспособной. Заводы концерна могут производить до 2 млн. машин в год, «жучки» экспортируются в 100 стран мира, в том числе и в США. От гигант­ского завода в Вольфсбурге «отпочкова­лось» несколько филиалов — в Ганнове1- ре, Брэуншвейге и Касселе. Специально для экспорта за океан был построен авто­сборочный завод в Эмдеке.

Другой гигант автомобилестроения —

«Даймлер-Бенц» возник в 20-х годах в результате слияния двух фирм. Его легко­вая машина «Мерседес» — одна из самых дорогих в мире, она доступна лишь самым обеспеченным людям. Головной завод концерна размещается в Штутгарте, а несколько филиалов, которые произво­дят и грузовые машины, — в его пригоро­дах.

Две крупнейшие фирмы автомобиле­строения принадлежат американскому ка­питалу. «Форд» еще до войны обосно­вался в Кёльне, а «Дженерал моторе» полностью владеет фирмой «А. Опель» с заводами в Рюссельгейме (у Франкфурта) и Бохуме. Американские автомобильные концерны, производя машины на этих заводах, как бы обходят таможенные пошлины: они могут продавать их на рынке ФРГ, а также в других странах «Общего рынка».

Автомобилестроение ныне уже не про­цветающая отрасль. Внутренний рынок

огромной "массы людей— считается, что 271

от него прямо или косвенно зависят федеративная

12 млн. жителей ФРГ. Республика

На одном из первых мест в мире нахо- Германии дится западногерманское судостроение. Оно выпускает и крупные танкеры, и контейнеровозы, и целые рыболовные



Сборочный конвейер завода Даймлер-Бенц

Общий вид завода

Даймлер-Бенц

близок к насыщению, содержание авто­мобиля обходится все дороже, сильно выросли цены на бензин. К тому же как на внутреннем, так и на внешнем рынках усилилась конкуренция японских и дру­гих иностранных фирм. Спады в автомо­билестроении сказываются на работе флотилии, и так называемые рейнские суда для внутренних путей. Главные судо­верфи расположены в Гамбурге и Киле.

Весь научно-технический прогресс в промышленности, ее переоснащение были бы немыслимы без развития эле­ктротехнической промышленности, и в
частности электроники. ФРГ сильнее дру­гих стран в области старой, «классиче­ской» электротехники: она остается пер­вым в капиталистическом мире экспорте­ром этой продукции. Но ФРГ заметно отстает от США по электронике, а по радиоэлектронике уступает и Японии. Американский концерн ИБМ владеет са­мым крупным в Европе заводом эле­ктронно-вычислительных машин в горо­де Майн це и доминирует на западногер­манском рынке, а японские радиоприем­ники и телевизоры успешно конкурируют с западногерманскими внутри страны.

Химический завод

в Леверкузене

Быстрое развитие электротехники и электроники в ФРГ связано с переосна­щением ее хозяйства (путем внедрения ЭВМ, создания атомной промышленно­сти, и прежде всего строительства реакто­ров) и с заказами военно-промышленного комплекса. Традиционные районы эле­ктротехнической промышленности — Юго-Запад и Юг. Здесь находятся штаб-

квартиры крупнейших концернов — «Си­менс» «АЭГ—Телефункен» и «Бош», их основные научно-исследовательские цен­тры и головные предприятия. Сюда же незаконно были переведены, многие за­воды из Западного Берлина. Крупными центрами электротехники и электроники являются Мюнхен, Нюрнберг, Эрланген, Франкфурт-на-Майне, Штутгарт. Радио­технический концерн «Грундиг» с основ­ными предприятиями в крупных бавар- ских городах вынес свои филиалы в сель­скую местность, что связано с использо­ванием дешевой рабочей силы, особенно женской.

В последние годы в ФРГ расширились старые и возникли новые предприятия военно-промышленного комплекса. Пре­обладать стали новые отрасли— авиара­кетная, электроника; возрождена танко­вая промышленность. Если в прошлом главным арсеналом страны был Рур, то теперь предприятия военно-промышлен­ного комплекса развиваются в основном на Юге. В Баварии, в частности в Мюн­хене, размещены научно-исследователь­ские центры, полигоны и заводы авиара­кетного концерна «Мессершмитт-Бёль- ков-Блом» и фирмы «Дорнье», танко­вые заводы «Краус-Маффей», крупный производитель двигателей «Моторен- турбинен-унион». Другое звено военно- промышленного комплекса— Север, где размещаются судостроение и авиаракет­ная промышленность.

Мировую известность имеет химиче­ская промышленность ФРГ. В ней занят каждый десятый рабочий и служащий страны. В послевоенные годы произошла серьезная перестройка этой отрасли. Она выражалась в бурном развитии химии органического синтеза, в переключении ее с угольной на нефтяную и газовую базу. Это обеспечило быстрый рост и мо­дернизацию всей отрасли; основой ее экспорта стали пластмассы, синтетиче­ские волокна, фармацевтические изде­лия. Из старых традиционных отрас­лей экспортное значение имеет произ­водство удобрений, особенно калийных (2,3 млн. т), по которому ФРГ занимает пятое место в мире.

«Осью» химической промышленности издавна был Рейн, где размещались основные центры гигантского концерна «ИГ Фарбениндустри-», ликвидирован­ного после войны. Теперь «концерны- наследники» сосредоточили в своих ру­ках химическую промышленность трех основных районов по Рейну — Рейнско- Рурского, Рейнско-Майнского и Люд- вигсхафена — Мангейма. Развитие хи­мии органического синтеза мало изме­нило ее географию: ко всем трем глав­ным очагам проложены нефтепроводы от портов, вблизи каждого из них возник­ли нефтеперерабатывающие заводы. Нефтепереработка была как бы «под­ведена» под сложившуюся ранее схему размещения основных заводов. Это уси­лило загрязнение Рейна, увеличило мас­су отходов, сбрасываемых в реку.

Федеративная

Республика

Германии

Потребность химических концернов в большом количестве импортного сырья, и прежде всего в нефти, необходимость экспортировать свою продукцию и, нако­нец, загрязнение ими Рейна вынуждают их искать новые варианты размещения. Наиболее удаленный от моря гигантский концерн БАСФ построил несколько но­вых заводов в портах Нидерландов и Франции.

Основной зерновой культурой страны

стала пшеница

Легкая промышленность ФРГ намного уступает тяжелой. ФРГ вынуждена вво­зить ткани и обувь в большем количестве, чем любая другая капиталистическая страна Европы. Продукция старинных текстильных районов и центров вокруг Рура (Крефельд, «Бергишес Ланд», Мюн- стерланд) и на Юге (Аугсбург и северо- восток Баварии) оказалась под давлением конкуренции тканей «из реторты»— из химических, и прежде всего синтетиче­ских, волокон. Большое влияние оказы­вает и конкуренция импортных тканей стран «Общего рынка». Обувная про­мышленность в значительной степени пе- мое место встреч и бесед. Около трети пива идет на экспорт.

Рейнские и мозельские виноградные вина известны и за пределами страны. Долину Мозеля со знаменитыми вино­градниками называют «винной дорогой».

Сильно изменилось за последние деся­тилетия сельское хозяйство. Научно-тех- ническая революция проявилась и здесь: происходит индустриализация сельского хозяйства, оснащение его техникой, эле­ктроэнергией, химикатами. На полях ра­ботает 1,5 млн. тракторов (на единицу площади это в 4 раза больше, чем в США), на каждый гектар удобрений вно­сится больше, чем в Англии, Франции и США. И земля платит высокими урожа­ями: более 40и/га пшеницы, 36 — ржи, 270 — картофеля. Собственное производ­ство пшеницы удовлетворяет внутренний спрос на 80 %, сахара — на 85, мяса — на 90%, молока — на 100%.

Особенно развито животноводство, ко-


^r^TOTtr

"'.JЛ A J ■ " A • » ' к -

- - А* Л m . , _

m

'^sJli

ЧЬ.п

решла на искусственную кожу; рынок ФРГ наводняет более дешевая итальян­ская обувь.

Сельское хозяйство

Кильская бухта
о Гельголанд * |ФРГ| ьголандскі бух
'Любекская бухта
.Бремен
[Ганновер*
^Липпе
Кассель
■Дюссельдорфу
Франкфурт
'Мюнхен_
.Фрейбург
оз. Боденское

Широко известны традиционные отрас­ли страны— пивоварение и виноделие. Если верить рекламе, в ФРГ производится около 4 тыс. сортов пива; пивоваренные заводики есть во многих мелких городах. ФРГ держит и мировой рекорд потребле­ния пива — 150 литров на душу населения в год. Пивные погребки и залы — люби- торое дает % всей продукции сельского хозяйства. Благоприятные условия для молочного животноводства имеются в предгорьях Альп, где на альпийских лугах содержится около % всех молочных коров страны. Молочное направление преобладает и на Севере, в приморских районах с их сочными лугами и пастбища­ми. Средний надой молока от одной коро­вы — свыше 4000 кг в год. Повсеместно распространено свиноводство: по поголо- ] Сахарная свекла и зерновые культуры (пшеница), развитое животноводство (свиноводство и крупный рогатый скот)

] Зерновые культуры (пшеница) , сахар­ная свекла, развитое животноводство

] Зерновые культуры (пшеница) и живот- новодство

Интенсивное молочное животноводство, свиноводство, посевы озимой ржи и кормовых культур

j Зерновые культуры (рожь) , картофель и животноводство

Сельское

хозяйство

Федеративной

Республики

Германии

| Молочное животноводство, посевы раз- личных зерновых культур и картофеля

Щ Горно-пастбищное животноводство молочного направления

I Леса

Районы распространения

сахарной виноградников
свеклы садов
табака
хмеля
ф овощеводства


Федеративная

Республика

Германии

вью свиней (21 млн.) страна занимает первое место в капиталистической Евро­пе. Свинина— любимое и распростра­ненное кушанье.

Растениеводство «помогает» животно­водству — везде возделываются рожь, овес, картофель, кормовые культуры, а на луга и пастбища приходится 2/5 всей сельскохозяйственной площади.

«Крест» автострад, идущих

на Гейдельберг и Карлсруэ

Основной зерновой культурой стала пшеница, после войны занятые ею пло­щади сильно выросли. Особенно это заметно в «зерновом поясе» от восточ­ного побережья Шлезвиг-Гольштейна до Кёльнско-Ахенской «бухты» на западе. В этом поясе особенно высокие урожаи собирают на островках плодородных чер­ноземных почв у Ганновера и Браун­швейга. Другой пшеничный район — Дунайская равнина в Баварии. Из тех­нических культур наиболее типична для ФРГ сахарная свекла. Она возделы- вается в самых теплых и плодородных районах — у Ганновера-Брауншвейга и в Кёльнско-Ахенской «бухте».

Знаменитое западногерманское пиво­варение было бы невозможно без ячменя и хмеля. Яровые сорта ячменя, предназна­ченные специально для пивоварения, воз­делываются в Баварии и на Юго-Западе; в этих же районах можно увидеть планта­ции хмеля, который вьется по особым подпоркам. ФРГ — крупнейший произво­дитель хмеля в капиталистическом мире. В пригородных зонах развито овощевод­ство, на Юге и Юго-Западе много фрук­товых садов.

Общая картина успехов сельского хо­зяйства не может скрыть сложных и тяже­лых проблем крестьянина. Крестьянство ФРГ живет хуже других слоев населения: только каждое пятое хозяйство в деревне дает его владельцу такой же заработок, как у промышленного рабочего. Для того чтобы закупать машины и удобрения, нужно иметь все больше земли, урожаев и денежных средств. А земельная реформа 1947—1948 гг. не уничтожила крупного землевладения, не дала земли мелкому крестьянину. Весь послевоенный период шла концентрация сельского хозяйства. За 1949—1970 гг. число хозяйств умень­шилось на 700 тыс., миллионы людей ушли из деревни в города, в промышлен­ность и сферу обслуживания. В сельском хозяйстве осталось лишь 1% активного населения.

Средний размер хозяйства в ФРГ — всего 15 га. И видимо, еще многим кре­стьянам предстоит разорение. Эксперты «Общего рынка» считают, что выжить в конкурентной борьбе могут лишь круп­ные современные хозяйства площадью 80 га, с 40 молочными коровами или 10 тыс. голов птицы. Для ФРГ это означа­ет, что выживет лишь половина существующих ныне сельскохозяйствен­ных предприятий.

Все эти проблемы особенно обостри­лись после создания «Общего рынка». По индустрии ФРГ превосходит своих парт­неров в ЕЭС, и здесь интеграция — импульс развития, а по сельскому хозяй­ству она слабее других. Объясняется это тем, что доля его в ФРГ ниже, а в связи с этим меньше и удельный вес страны в аграрной продукции «Общего рынка». Кроме того, ФРГ зависит от импорта про­дукции сельского хозяйства больше дру­гих стран. И наконец, еще важнее то, что издержки производства многих продуктов в ФРГ выше, чем в других странах «девят­ки», выше и цены. Поэтому введение еди­ных цен на зерно, свинину, говядину и птицу в «Общем рынке» ставит сельское хозяйство ФРГ под сильнейшую угрозу.

больше всего оьет по мелким и средним хозяйствам. Страдают в первую очередь горные районы Юго-Запада, где средняя площадь хозяйств составляет ныне всего 5—6 га.

Транспорт и внешнеэкономические связи. ФРГ отличается высоким разви­тием всех видов транспорта. Страна дер­жит первенство среди капиталистических стран Европы по протяженности авто­страд, по развитию речного транспорта; по густоте сети железных дорог (128 км на 1000 кв. км) она уступает лишь Бель­гии. Все виды транспорта в основном современны по техническому уровню: ав- тобаны считаются лучшими в Европе, основные направления железных дорог электрифицированы, речной транспорт перестроен в последние годы, а реки «ка­нализированы», в приморских городах строятся контейнерные порты. Страна по­крылась густой сетью авиационных ли­ний; аэропорт во Франкфурте-на-Майне
уступает только Лондонскому и Париж­скому.

В 1975 г. автомобильный транспорт вы­полнял более 40% всех внутренних пе­ревозок, железнодорожный — 30, реч­ной — 20 и трубопроводный — 10%.

Крупнейший порт ФРГ — Гамбург

Западная Европа

Особенно большую роль играет авто­мобиль в пассажирских перевозках. Авто­мобильный транспорт перевозит более 80% всех пассажиров. Сеть автострад дополняется густой сетью хороших феде­ральных дорог. Число автомашин в 1977 г. превысило 22 млн., а на 1 кв. км территории ФРГ их приходится больше, чем где-либо в мире,— 81. Транспортная переуплотненность в городах стала чрез­вычайной: устроители Международного автосалона во Франкфурте-на-Майне в 1973 г. обращались к посетителям с заклинанием: «Не приезжайте на автомо­билях. Здесь невозможно на них ездить». ФРГ держит и печальный рекорд в Евро­пе по транспортным жертвам: ежегодно насчитывается 450—480 тыс. раненых и 15 тыс. убитых. Потери западногерман­ского хозяйства из-за транспортных за­торов и катастроф оцениваются в 30 млрд. марок в год. Но расширение се­ти автострад требует новых миллиард­ных капиталовложений.

Федеративная

Республика

Германии

Центральное положение страны в За­падной Европе обусловливает междуна­родное значение многих путей, проходя­щих через ее территорию. По железной дороге Хельмштедт (на границе с ГДР) — Ганновер — Кёльн — Париж осуще­ствляются связи с социалистическими и с капиталистическими странами Европы. Экспресс «Голландия— Италия» связы­вает ФРГ с Римом и Амстердамом. Недавно построенная линия «птичьего полета» (Гамбург— Копенгаген) улуч­шила связь с Данией и другими Сканди­навскими странами. В последние годы сеть железных дорог внутри страны сократилась до 32 тыс. км, зато увеличи- лась до Уз доля электрифицированных дорог, растут скорости движения.

Железные дороги, принадлежащие го­сударству, относятся к убыточным пред­приятиям. Основная причина этого — льготы на перевозки массовых грузов для крупных монополий. Их не может пере­крыть даже большая дороговизна пас­сажирских поездок. Половина железных дорог еще одноколейные. До сих пор свыше У5 всех грузов перевозится паро­возами. Конкуренция «рельсы — дорога» усиливается; предсказывают, что в бли­жайшие годы доля автомобильного тран­спорта увеличится еще больше.

Погрузка автомашин на советское судно

в Гамбургском порі у

ФРГ имеет разветвленную сеть речных путей; она составляет 4400 км. Это Рейн с притоками Мозелем, Майном и Некка- ром, Везер, нижнее течение Эльбы и, наконец, на юге— Дунай. Речная сеть дополнена Среднегерманским и Мозель­ским каналами, улучшена зарегулирова­нием некоторых рек. «Канализирование»

Неккара открыло для речного флота Юго-Запад ФРГ, «канализирование». Мо­зеля — прямой путь во Францию. В бли­жайшие годы завершается строительство трансъевропейского канала Рейн — Майн — Дунай. Речной флот ФРГ пере­строен технически: 9/10 судов — само­ходные или толкаемые буксирами.

Все внутренние пути (железные дороги, автострады, трубопроводы) сконцентри­рованы в долине Рейна— важнейшей транспортной оси страны, которая пере­секает ее с юга на север. О масштабах работы речного флота на этом главном направлении говорит тот факт, что через Эммерих, располагающийся на границе с Нидерландами, проходит за год почти столько же грузов, сколько принимают и отгружают все морские порты страны, — более 100 млн. т.

Для морского флота ФРГ, обслужива­ющего огромные внешние перевозки, ха­рактерно довольно быстрое развитие, а


поэтому — хорошая техническая осна­щенность. Тоннаж его составляет 10 млн. бр.-рег. т, что обеспечивает ему 10—11 место в мире; более половины всех судов построено в последние 7 лет.

Научно-техническая революция посте­пенно изменяет и порты. Они должны стать доступными для крупнейших судов, в частности для супертанкеров, иметь достаточные глубины, хорошую систему связей с хинтерландом. Однако на всем побережье ФРГ, кроме «нефтяного» Вильгельмсхафена, нет портов, способ­ных принимать суда водоизмещением больше 100 тыс. т. Главные порты страны — Гамбург, грузооборот ко­торого свыше 50 млн. т, и Бремен- Бремерхафен, имеющий грузооборот около 26 млн. т, — лежат в эстуариях

278 рек Эльбы и Везера. Они способны

Западная принимать лишь суда меньшего тоннажа.

Европа Сейчас ведутся углубительные работы,

построен канал «Север — Юг», связыва­ющий Гамбургский порт с системой вну­тренних водных путей, созданы специаль­ные причалы для контейнерных грузов. И все же западногерманские порты на­ходятся как бы в «тени» крупнейшего мирового порта — нидерландского Рот­тердама, преимущество которого в его более западном положении у выхода к морю крупнейшей водной магистра­ли — Рейна.

Внешнеэкономические связи играют чрезвычайную роль в хозяйстве страны. На экспорт идет свыше г/5 валового национального продукта — больше, чем в любой из крупных капиталистических стран. Экспортируется более 2/3 судов, свыше 2/5 машин и оборудования, около Уз химикатов и изделий электротехники и электроники, произведенных в ФРГ. Страна является вторым экспортером в мире, а по экспорту машин и оборудо­вания занимает первое место. В то же время велика ее зависимость от импорта сырья, топлива и продовольствия. Она ввозит более 90% нефти и железной руды, все необходимые для производ­ства бокситы, медь, хром и вольфрам, большую долю продовольствия и еще большую — кормов для скота. По стои­мости импорта (как и экспорта) ФРГ уступает лишь США.

Из ведущих капиталистических стран только ФРГ и Япония имеют постоянно активный внешнеторговый баланс. В 1978 г. разница между стоимостью экспорта и импорта превышала в ФРГ 18 млрд. долл. Активный торговый ба­ланс укрепляет ее позиции в конкурент­ной борьбе с другими капиталистически­ми странами. В то же время такая боль­шая связь с внешними рынками делает экономику страны очень чувствительной ко всем колебаниям конъюнктуры, ва­лютным потрясениям и т. д.; от этого за­висят и занятость, и капиталовложения, и жизненный уровень трудящихся.

В послевоенные годы в структуре внешней торговли произошли некоторые сдвиги. Состав экспорта изменился мало: как и раньше, в нем преобладает готовая промышленная продукция (машины, ав­томобили, химикаты, изделия электротех­ники и электроники), на которую прихо­дится свыше % стоимости вывоза. А вот структура импорта сильно изменилась: если в 50-х годах на сырье, полуфа­брикаты и продовольствие приходилось % его стоимости, то теперь первое место стала занимать готовая продукция

(более У2). Доля же сырья снизилась до У4, а продовольствия — до У5. Это объяс­няется углубляющимся разделением тру­да между экономически развитыми ка­питалистическими странами.

Структурные перемены связаны и с географией внешней торговли. Примерно 3Д торгового оборота ФРГ приходится на США и капиталистические страны Европы. В последние годы выросла тор­говля со странами «Общего рынка»: если в 1957 г. на них приходилось немногим более У4 внешней торговли ФРГ, то в 70-х годах — уже половина. Самыми крупными торговыми партнерами ФРГ стали Франция и Нидерланды. Торговая экспансия ФРГ в странах «Общего рын­ка» — один из важных факторов ее эко­номического развития. Однако и между тремя основными соперничающими им­периалистическими центрами (США — Западная Европа— Япония), и внутри «Общего рынка» идет настоящая торго­вая война, особенно усилившаяся в годы экономического кризиса.

В ФРГ в большом объеме поставляются продовольствие, сырье и топливо (прежде всего нефть) из развивающихся госу­дарств, доля которых в импорте страны (более У5) заметно выше, чем в ее экспорте (У7).

В последние годы сильно выросли эко­номические связи ФРГ с Советским Сою­зом и другими социалистическими стра­нами. Оборот торговли с СССР достиг в 1978 г. 11,7 млрд. марок, что вывело ФРГ на первое место среди капиталистических торговых партнеров Советского Союза.

Важную роль играют также крупные проекты на компенсационной основе. По состоянию на 1977 г. между западногер­манскими компаниями и предприятиями и организациями социалистических стран было заключено 350 соглашений о таких проектах, в них участвуют ведущие моно­полии и банки ФРГ. Это соглашение до 2000 г., по которому Советский Союз получает из ФРГ стальные трубы в обмен на поставки природного газа, трехсторон­нее соглашение между СССР, Ираном и ФРГ по использованию иранского при­родного газа, соглашение о строитель­стве Оскольского электрометаллурги­ческого комбината и т. д.

Деловые связи с СССР и другими социалистическими странами обеспечива­ют в ФРГ загрузку производственных мощностей и занятость, позволяют пред­отвратить резкое ухудшение положения трудящихся. Выполнение этих заказов даст работу 500 тыс. рабочих. Кроме того, развитие таких связей позволяет закре­пить те позитивные сдвиги в политиче-

Федеративная

Республика

Германии

ских отношениях, которые произошли в последние годы между странами социа­лизма и ФРГ.

Культура. Традиции и современность

Еще и сейчас на улицах некоторых городов ФРГ можно увидеть средневековые дома,

в готическом стиле

В культуре современного населения ФРГ еще сохраняются некоторые старые тра­диции, унаследованные от прошлого. В то же время за период существования запад­ногерманского государства стали выраба­тываться и некоторые новые черты куль­туры, отличающие ее от культуры других экономически развитых капиталистиче­ских стран Европы. Эти специфические особенности проявляются в быту и обще­ственной жизни, в системе образования и научных исследований, в современной литературе и искусстве.

Из-за бурно проходящего процесса урбанизации, интенсивно проникающего в бы г, многие старые традиции населения ФРГ, особенно в их материальной культу­ре — жилище, одежде, пище, постепенно отмирают. В настоящее время и в сель­ской местности распространяется город­ской образ жизни.

Преобладающей формой поселения в ФРГ уже давно стал город, а точнее — крупная городская агломерация. ФРГ — страна старинной городской культуры. Самые старые ее города возникли еще в годы Римской империи на месте римских укреплений — например, Трир, Бонн, Кёльн. В средние века на перекрестке важных торговых путей появились мно­гие торговые центры, в частности Фран- кфурт-на-Майне, вольные ганзейские го­рода Гамбург и Любек. Многочисленную группу составляют города, образовавши­еся возле древних крепостей — бургов или позднее замков, которые придавали им особый колорит. Особенно много таких крепостей было построено по Рейну, который всегда был важным стра­тегическим рубежом.

Длительной феодальной раздробленно­стью объясняется формирование многих региональных центров — главных для «своего» района, примерно равнознач­ных по масштабам — при отсутствии еди­ного доминирующего центра. Таковы, например, появившиеся еще в XVI— XVIII вв. княжеские резиденции — Карлсруэ, Мангейм, Мюнхен.

В период капитализма стали быстро расти города возле промышленных пред­приятий (например, города Рура). С конца XVIII—начала XIX в. в жилых кварталах таких городов стали строить большие многоэтажные кирпичные дома, квар­тиры в которых сдавались внаем. В XX в. этот тип жилища широко распростра­нился и стал в городе обычным. В разви­тых промышленных районах, подобных Рурскому, города образуют почти сплош­ной, непрерывный массив. Жилые квар­талы здесь отличаются большой скучен­ностью застройки, почти полным отсут­ствием зелени.

В небольших провинциальных город­ках еще сохраняются следы старой сель­ской планировки: центральная рыночная площадь (прежде луг), на которой распо­ложены церковь, школа и другие обще­ственные здания, и хаотически группиру­ющиеся вокруг нее дома или же ради* усами расходящиеся в разные стороны улицы.

В средние века переселявшиеся в город сельские жители приносили с собой и свои строительные навыки, поэтому ста­рые сельские и городские постройки по внешнему виду и конструкции имеют много сходных черт.

В прошлом в немецких городах и селах, как и во многих других европейских стра-

нах, преобладала рамная, или каркасная, строительная техника, так называемый фахверк: стены домов сооружались из толстых деревянных брусьев (вертикаль­ных, горизонтальных и наклонных), про­межуток между которыми заполнялся глиной, плетнем, камнем, а с XIX в., как правило, кирпичом. Часто каркас служит своеобразным декором дома, и целые кварталы каркасных построек с темным переплетом брусьев на белом фоне шту- тсатурки, покрывающей кирпичи, с бе­лыми наличниками и яркими цветами на подоконнике выглядят очень живописно. Теперь кварталы таких домов можно еще увидеть в старой части Любека, неболь­шом тихом городке Целле на севере, в Ротенбурге. Иногда и новые дома такой же конструкции «вписываются» в старые

280 кварталы. В больших городах сохранив-

Западная шиеся кварталы старых каркасных по-

Европа строек находятся как бы в тени стандарти­

зованных высотных зданий.

Естественно, что современную застрой­ку городов во многом определяют их сегодняшние функции Например, Дюс- ской тип поселения; среди гор в уединен­ных хуторах жили, например, мельники, лесничие. Но значительная часть хуторов появилась позднее, в капиталистическую эпоху. Их возникновение было связано с социальным расслоением деревни и выде­лением кулацкой верхушки. Древним счи-

Четыре типа строительной техники: шварцвалъдский дом и нижне­немецкий (вверху), средненемецкии и альпийский (внизу)

ъюк-^м

сельдорф и Франкфурт — деловые центры международного масштаба—за­строены высотными зданиями банков и монополий и имеют наиболее интер­национальный облик. В городах ис­кусств — Мюнхене и отчасти в Кёльне в центре сохраняются еще исторические кварталы со многими памятниками архи­тектуры и искусства, а на периферии пре­обладает высотная застройка. В промыш­ленных городах — Людвигсхафене и Jle- веркузене выделяется несколько зданий господствующих в них монополий. Рур­ские города сохранили монотонность и некоторую казарменность застройки, жи­лые районы здесь перемежаются про­мышленными.

Типы сельских поселений в ФРГ очень разнообразны. Они обусловлены чаще всего или рельефом местности, или направлением хозяйства, занятием жите­лей. На севере и на юге, в горных рай­онах, издавна был распространен хутор- тается распространенный в стране куче­вой тип поселений. Кучевых деревень особенно много на западе и в Верхней Баварии. В эту группу входят и так назы­ваемые вейлеры, возникшие в капитали­стическую эпоху как выселки из деревень или же как небольшие индустриальные поселки вокруг промышленного предпри­ятия. В равнинных областях встречаются деревни кругового плана, в которых дворы окружают центральную площадь или луг. Во многих местах страны вдоль дорог, берегов рек и озер можно видеть рядовые деревни, возникшие еще в эпоху раннего средневековья. Но явно преобла­дают почти во всех районах — особенно возле крупных промышленных городов более позднего происхождения — улич­ные деревни.

Кое-где в деревнях можно еще увидеть старые, традиционные постройки, прида­ющие своеобразный колорит той или иной местности. На севере — в Нижней

Федеративная

Республика

Германии

Жители разных районов ФРГ в своих

национальных костюмах

Саксонии и Шлезвиг-Гольштейне встре­чается нижненемецкий тип дома. Это большая прямоугольная одноэтажная по­стройка, в которой жилые и хозяйствен­ные помещения объединены под одной очень высокой вальмовой или двускатной крышей, опирающейся не на стены, а на особые столбы внутри дома. На фронтон­ной стороне дома находятся большие дву­створчатые ворота, ведущие на обширное гумно, по обеим сторонам которого рас­положены стойла для скота. В противопо­ложной от ворот части дома находятся жилые помещения, теперь отделенные от хозяйственных капитальной перегород­кой. Стены такой постройки имеют кар­касную конструкцию. Ныне зажиточные хозяева используют обычно старые дома для хозяйственных нужд, а для семьи строят рядом новый кирпичный дом. Иногда же большой дом перегорожен на жилье для двух-трех семей бедняков.

В центральных областях страны наибо- пающие балки крыши, балконы с дере­вянной оградой на втором этаже, устав­ленные горшками и ящиками с яркими цветами герани.

Однако в последние десятилетия даже в сохранивших традиционный облик де­ревнях происходят большие перемены. Они связаны прежде всего с изменением социального состава сельского населе­ния. Теперь многие сельские жители заняты в промышленности (у себя «дома», если в деревне осела какая-либо фабрика, или в городе, куда ежедневно приходится ездить на работу), а также в обслуживании туристов и отдыхающих. Многие деревенские жители совсем пере­селились в город. В то же время все чаще горожане бегут в пригороды от город­ского шума, запыленности и суеты. В последние годы около крупных горо­дов вдоль автострады или дороги неред­ко можно видеть много таких домов пе­реселившихся в деревню обеспеченных,

лее распространен средненемецкий тип дома. В отличие от предыдущего хозяй­ственные постройки в нем расположены отдельно, окружая двор в виде буквы «П» или «Г». Жилая часть иногда имеет два этажа.

В горных районах Верхней Баварии, в Шварцвальде и сейчас еще повсеместно распространен альпийский тип домов — большие квадратные в плане двух-трех- этажные постройки, где под одной кры­шей находятся и жилые и хозяйственные помещения. Наиболее старые дома — срубные или из местного серого камня. Для альпийского дома характерны высту- зажиточных горожан, а рядом маленькие деревенские «гастштетте» (отели и ка­фе). Популярным стал призыв «про­водить каникулы на крестьянском дво­ре». Нередко старые дома сдаются внаем отдыхающим или пенсионерам, а некоторые из них превращаются в ма­ленькие лавки для продажи сувениров или в декорированный под старину каба­чок. Такое обслуживание туристов дает дополнительный источник дохода для местных крестьян.

В пригородах больших городов, в про­мышленных урбанизированных районах преобладающим типом постройки стано-

282 вится стандартный дом, выстроенный из

Западная кирпича, с двускатной черепичной кры-

Евротіа шей. Но в нем сохраняется некоторая

свойственная старым домам специфика. Она проявляется, например, в форме крыши, в расположении и устройстве окон и дверей и даже при всей Модерниза­ции интерьера в некоторых националь­ных особенностях внутренней планиров­ки и убранстве комнат.

Как ни странно, но в таком высокораз­витом индустриальном государстве, как ФРГ, в некоторых местностях еще сохра­няется народная одежда. В праздничные дни в отдаленных, изолированных рай­онах можно и в наши дни увидеть красоч­ные народные костюмы. Их цвет, отдел­ка, украшения сильно варьируют по обла­стям, но основные черты покроя одинако­вы. Так, мужской национальный костюм состоит из светлой рубахи, жилета, длин­ного широкополого кафтана с обшлагами на рукавах и с большими карманами (или же короткой суконной куртки), узких штанов до колен, чулок или гетр и баш­маков с пряжками. Основные части женского костюма — это белая кофта с рукавами, узкий темный корсаж-лиф со шнуровкой спереди и с глубоким выре­зом, который закрывают различными вставками, нагрудниками или платком, короткая в сборку широкая юбка и фар­тук. Рабочий фартук шился из дешевого синего или полосатого материала, а праздничный— из шерсти или шелка и отделывался многоцветной вышивкой или тесьмой.

В протестантских областях в одежде преобладают более темные, приглушен­ные тона, для католического юга харак­терны яркие цвета— синий, красный, зеленый.

Из областных вариантов народной оде­жды особенно интересен сельский бавар­ский костюм, во многом сходный с австрийским тирольским. У мужчин это короткие, до колен, кожаные или сукон­ные штаны, украшенные цветным, чаще зеленым, шнуром, белая рубашка с обшлагами на рукавах и с отложным воротником, зеленого цвета жилет, серая короткая куртка и суконная или кожаная шляпа с небольшими полями. Женский костюм состоит из яркой короткой юбки, корсажа с обильными металлическими украшениями и остроконечной шляпы, отделанной лентами и золотым шнуром. В несколько модернизированном виде этот костюм или отдельные его части носят в Баварии и горожане.

Во многих старых городах ФРГ сохра­няются еще прежние профессиональные костюмы — горняков, плотников, трубо­чистов и пр. Их надевают,во время празд­ничных процессий представители остав­шихся еще в стране старых цеховых объ­единений. В праздничные дни гамбург­ские плотники надевают, например, рас­клешенные черные бархатные брюки, бархатные же короткие куртки с перламу­тровыми пуговицами, жилет с широким вырезом и большие шляпы с широкими полями; горняки облачаются в свои про­фессиональные парадные черные костю­мы, а трубочисты выделяются своими высокими черными цилиндрами. Однако в будние дни ни профессиональной, ни национальной одежды нигде, кроме Гес- сена, Шварцвальда и Баварии, не уви­дишь. Повседневная одежда жителей ФРГ ничем не отличается от городского обще­европейского костюма.

По традиционным представлениям, на­родная кухня страны знаменита прежде всего своими колбасами, сосисками и пивом. Это в известной степени верно и для нашего времени: различные сорта колбас и сосиски— любимая еда здесь и теперь, хотя они и не составляют основу кухни жителей ФРГ. В питании сельского населения еще четко прослеживаются об­ластные различия, обусловленные раз­ным направлением сельского хозяйства. Хлеб играет небольшую роль в питании жителей ФРГ, зерновые используются главным образом для приготовления каш. Мучные кушания — лапша, клецки и дру­гие виды вареного теста особенно распро­странены на юге, а жители севера больше употребляют в пищу картофеля. Отвар­ной картофель заменяет здесь и хлеб. Повсюду много едят овощей, особенно капусту и стручковые— бобы, горох, чечевицу.

Из напитков наиболее распространено пиво, известное еще древним германцам. Особой известностью далеко за преде­лами страны пользуются баварские сорта пива. В городах много пьют кофе. Из вин популярны легкие сухие — рейнские и мозельские, а на юго-западе — сидр.

Завтракают в семье работающих в 6—7 часов утра. В большинстве случаев на завтрак подается кофе и хлеб с маслом, салом или конфитюром. В 10 часов утра завтракают второй раз, во время рабо­ты, — это кофе и бутерброды. В Баварии вместо кофе пьют пиво. Обычный обед— суп (бульон, суп-пюре, томатный и пр.) и какое-нибудь мясное блюдо с овощным гарниром. Ужин обычно огра­ничивается холодными закусками, бутер­бродами.

В праздничное меню и в меню рестора­нов часто включаются кушанья нацио­нальной кухни— знаменитый суп из

бычьих хвостов, многие местные сорта колбас, различные народные блюда из картофеля, мучные кондитерские изде­лия.

Все более уходит в прошлое характер­ная для страны патриархальность быта, основательно меняется семейная жизнь. Большую многодетную семью с ее патриархальным укладом, с уважением к старшему в роде сменила совсем неболь­шая семья, состоящая из мужа, жены и детей. Родители и женатые дети теперь, как правило, живут раздельно. Это создает большие трудности для молодых семей, так как они не могут рассчитывать на помощь родителей в воспитании ребен­ка, а детских садов мало. В конце 60-х годов в детских садах ФРГ находилось лишь около 34% всех детей в возрасте от 3 до 6 лет, в то время как в ГДР— более 70%.

Уменьшилось число детей в семье. Только там, где господствует католиче­ская церковь, каноны которой осуждают ограничение деторождения, преобладают еще многодетные семьи.

Сильно изменилось и положение жен­щин в семье. Вместо семьи, где уделом женщины были пресловутые три «К» (Kirche, Kiiche, Kinder — церковь, кухня, дети), сегодня преобладают семьи, где работают муж и жена. По статистике, почти каждая вторая женщина в работо­способном возрасте работает. И хотя жен­щина в среднем получает на г/3 меньше, чем мужчина (за ту же работу), ее зарабо­ток является большим подспорьем для рабочей семьи.

Теперь женщины выходят замуж рань­ше, чем прежде: средний возраст вступле­ния в брак — 23 года. Однако в последние годы стало меньше браков, а число разво­дов выросло. Более 1,3 млн. женщин не были замужем, но имеют детей. Вместо господствовавшего раньше презрения к внебрачным детям сейчас это считается почти нормальным явлением: каждый шестнадцатый ребенок рождается вне брака.

В ФРГ делается все возможное, чтобы привить трудящимся и особенно моло­дежи частнособственническую, индивиду­алистическую идеологию. Широко рекла­мируется приобретение собственного до­мика, автомашины и т. д.

Большую роль в общественной жизни страны играют главные политические партии ФРГ. Самой массовой из них явля­ется Социал-демократическая партия Гер­мании (СДПГ). В первые годы после под­писания Московского договора в 1970 г. авторитет партии увеличился вследствие реалистической позиции ее лидеров во

внешней политике— нормализации от- 283 ношений с социалистическими странами. Федеративная Однако в дальнейшем из-за непоследова- Республика тельности лидеров СДПГ в вопросах вну- Германии тренней политики, а также в связи со спа­дом в экономике, авторитет партии стал падать. Внутренняя политика СДПГ ставит своей целью сохранение и укре­пление капиталистического способа про­изводства, отличается антикоммунизмом. Предвыборные обещания прошлых лет по улучшению положения трудящихся остаются невыполненными. Союзником СДПГ по правящей коалиции выступает численно небольшая Свободная демокра­тическая партия, состоящая в основном из мелкой и средней буржуазии, научно- технической интеллигенции и служа­щих.

Главные партии монополистического капитала — Христианско-демократиче- ский союз (ХДС) и ее баварский фи­лиал — Христианско-социальный союз (ХСС) — партия католической церкви. Опорой этих партий являются буржуа­зия, чиновничество, часть крестьянст­ва. Бавария — оплот католицизма — стала и оплотом самых реакционных сил партии ХСС. А в целом пояс южных земель — оплот главной партии оппози­ции—ХДС.

Правым силам противостоит Герман­ская коммунистическая партия (ГКП). Она выступает за сплочение всех трудя­щихся в борьбе против монополий, разоб­лачает деятельность реваншистских и неонацистских организаций, твердо стоит на позициях интернационализма и брат­ской дружбы с СССР, ГДР и другими социалистическими странами. Авторитет партии растет, она имеет много организа­ций на заводах и в университетах, издает газету «Унзере цейт» и сотни заводских газет. Особенно популярна ГКП в рабо­чих районах, в частности в Руре. В мае 1975 г. демократические силы страны от­метили День победы под лозунгом «30 лет освобождения от германского фашизма — 30 лет борьбы за мир в Евро­пе».

Разочарованием в возможностях бур­жуазной демократии объясняется широ­кое развитие так называемых граждан­ских инициатив, т. е. стихийных, зачастую массовых выступлений трудящихся по острым проблемам общественной жизни. В 70-х годах число таких «гражданских инициатив» в ФРГ превысило 50 тыс. Происходили, например, массовые высту­пления против загрязнения природной среды, против «запрета на профессии», «нищеты образования», за увеличение детских садов и т. д.

284 Самодовольство бюргера постепенно

Западная подрывается тем социальным расслоени-

Европа ем, которое бурно идет в послевоенные

годы. Иллюзии «общества потребления» сильно поколеблены в крупных горо­дах — узловых центрах классовой борьбы западногерманских трудящихся и молодежи против засилья монополий. Еще в 60-х годах буржуазная пропаганда утверждала, будто рабочий класс ФРГ является «деполитизированным». Однако действительность 70-х годов полностью опровергает эту выдумку. В 1972 г. про­шли массовые выступления трудящихся за ратификацию «восточных договоров». В 70-х годах быстро нарастает волна забастовок. В классовой борьбе уча­ствуют не только рабочий класс, но и слу­жащие государственных и коммуналь­ных учреждений, иностранные рабочие. В 70-х годах происходили также массо- Студенты- вые выступления студенчества.

корпоранты В формировании мировоззрения запад­


ногерманских трудящихся большую роль играют пресса, радио, создание различ­ных организаций среди рабочих, молоде­жи, женщин. Широко используются при этом и старые организации, издавна игравшие важную роль в проведении досуга различных социальных слоев насе­ления,— ферейны. Они стали распро­страняться в Германии с XIX в., и уже тогда многие из них отличались откро­венно реакционным характером. Еще в 20—30-х годах широко распространи­лись националистические объединения, ставшие основой фашистских органи­заций. В 50-х годах в связи с притоком

немецких переселенцев из стран Восточ­ной Европы реакционные силы активно стимулировали работу всяких «земля­честв» и «союзов переселенцев», ставших базой реваншизма и милитаризма.

Одни ферейны строятся по принципу землячества (саксонцы, баварцы), дру­гие — по классовой и сословной принад­лежности или же по общности интересов их членов (певческие, спортивные и др.). Обычно члены ферейна собираются в определенном ресторане или пивной, вме­сте отмечают праздники, проводят эк­скурсии.

Большое распространение получили сходные с ферейнами организации профессионально-корпоративного типа. Они объединяют людей либо по профес­сии (Немецкий союз чиновников, объеди­нения врачей, юристов и пр.), либо по социальному положению (Крестьянский союз, куда входят и крупные землевла­дельцы, и крестьяне), либо по религиоз­ной принадлежности (Христианский союз профсоюзов, молодежные религиозные организации). Многие из таких организа­ций проникнуты кастовым духом; всту­пление новых членов, празднование зна­менательных дат часто сопровождается средневековыми ритуалами. Буржуазия использует эти организации для изоляции трудящихся друг от друга, для отвлечения их от классовой борьбы путем демагоги­ческих рассуждений «о защите сословных интересов», о «социальном партнерстве» и т. п.

Обилие и внешнее разнообразие газет и журналов в киосках, множество про­грамм радио и телевидения вуалируют общую направленность всей системы бур­жуазной пропаганды, характерные для нее каноны и принципы: антикоммунизм, восхваление «западного образа жизни», фетишизация секса, возведение в норму насилия, порнографии и наркомании. По опубликованным данным, свыше 0,5 млн. юношей и девушек регулярно употре­бляют наркотики, примерно 60 тыс. пре­вратились в психически и физически ненормальных людей; очень быстро растет количество смертей от злоупотре­бления наркотиками; к ним пристрасти­лось около Уз школьников. В конце 60-х годов число преступлений в круп­ных городах превысило 5700 на 100 тыс. населения.

Решающая роль среди средств массовой информации отводится печати. Число га­зет очень велико — свыше 400 названий. Более 80% «надрегиональной» прессы монополизировал реакционный концерн «газетного короля» Акселя Шпрингера. В производстве газет концерна занято

Федеративная

Республика

Германии

свыше 12 тыс. человек, в том числе более тысячи журналистов.

Большую часть своего досуга город­ское и сельское население проводит перед экранами телевизоров. Журнал «Шпи­гель» писал, что понятия «бундесбюргер» и «телезритель» стали почти синонимами. Телевидение вытесняет кино: теперь ка­ждый житель ФРГ посещает кино в сред­нем лишь два раза в год.

Широкой популярностью пользуется в ФРГ спорт. В стране более 40 тыс. ферей- нов, объединяющих 12 млн. любителей спорта. Многие его виды стали массо­выми после войны, например теннис, кон­ный спорт, лыжи, коньки. Западногер­манский футбольный союз объединяет 3 млн. спортсменов и болельщиков. Дав­ние традиции имеет гимнастика: в «Тур- ненбунд» (гимнастический союз) входит 2,3 млн. человек.

Кёльнский карнавал

Однообразный ритм будничной жизни прерывается веселыми народными празд­никами календарного цикла, которые от­мечаются повсеместно. Самый большой праздник года— это рождество. Новый год пользуется меньшей популярностью. Накануне рождества, 24 декабря, вечером вся семья обычно собирается у зажжен­ной елки за праздничным ужином. Обы­чай украшать елки пришел в страну и s Эльзаса в конце XVIII в. и отсюда в тече­ние XIX в. распространился по всей Евро­пе. Сохранился обычай обмениваться подарками. Вместо прежних мифологиче­ских персонажей (косматого страшного старика— кнехта Рупрехта или младенца Христа) подарки детям теперь раздает рождественский Дед, по внешнему вид\ сходный с нашим Дедом Морозом. В ка­толических областях, особенно в Бава­рии, в дни святок по улицам проходят процессии ряженых, у многих из них устрашающий вид: лица вымазаны сажей или скрыты под страшными рогатыми масками.

Первый весенний праздник — маслени­ца, или карнавал. Это праздник встречи весны, один из наиболее веселых и буй­ных в году. Он приурочен обычно к поне­дельнику и вторнику последней недели перед пасхальным постом. Особенно славятся карнавалы в Кёльне, Дюссель­дорфе и Мюнхене. Подготовкой к карна­валу занимаются специальные общества. Эта подготовка начинается традиционно 11-го числа 11-го месяца (ноября) в 11 минут 11-го часа. Избираются карна­вальные власти — «принц», «принцесса», карнавальная гвардия шутов. «Три безу­мных дня» карнавала проходят под деви­зом «чем безумнее, тем лучше». Вот как, например, проходит карнавал в Кёльне.

Еще в ранние утренние часы люди выхо­дят на улицу, чтобы увидеть праздничное шествие, которое растягивается на 5—6 км. Шествие открывают «принц», «принцесса» и «крестьянин», а за ними идут и едут на лошадях участники карна­вала в масках и костюмах, изображающие и всем известных героев, и людей из повседневной жизни. Шествие сопрово­ждают десятки музыкальных ансамблей. «Принца», «принцессу» и «крестьянина» везут к знаменитому Кёльнскому собору, а люди не остаются пассивными зрителя­ми: они поют, танцуют, веселятся в мно­гочисленных «кнейпе» (пивных). Риту­альное значение имела и пища в дни масленицы: много пекли блинов, ола- дьев, булочек.

Большим праздником считается пасха, в праздновании которой сочетаются и религиозные и народные черты. Это праздник обновления и возрождения при­роды весной. Главную роль в нем издавна

иірают крашеные яйі^а, которые счита­ются символом зарождения жизни и пло­дородия. Их дарят друг другу, с ними устраивают различные игры.

Много старых народных обычаев при­урочено еще к одному весеннему празд­нику — 1 мая. В этот день все дома в селениях украшаются свежей зеленью, а на главной площади устанавливается «майское дерево» — высокий шест, уве­шанный зелеными ветвями, цветами, лентами. Вокруг него веселится и тан­цует молодежь.

Некоторые элементы традиционной майской обрядности вошли в празднова-

286 ние совершенно иного по своему проис-

Западная хождению и сущности Дня международ-

Нвропа ной солидарности трудящихся все­

го мира — 1 Мая, который отмечают повсеместно рабочие и все прогрессив­ные силы ФРГ под руководством Герман­ской коммунистической партии.

Осенью наиболее популярны праздни­ки сбора урожая, приуроченные чаще к церковным праздникам— кирмесам. В некоторых селениях праздник длится несколько дней и на него стекается множество гостей. Каждый кирмес имеет свои традиционные особенности, свои обычаи, костюмы, танцы.

В сельской местности, а отчасти и в городе сохраняются еще многие семей­ные обряды и обычаи, в частности сва­дебная обрядность: помолвка, вечер пе­ред свадьбой (польтерабенд), который невеста со своими подругами справляет у себя, а жених с товарищами— в своем доме. Этот обряд очень шумный, часто сопровождающийся битьем посуды «на счастье».

В деревенской свадьбе, в ее подго­товке раньше принимали активное уча­стие все жители села, а теперь чаще — соседи. Свадебное шествие в церковь или ратушу совершается по строго определенному ритуалу, а свадебный обед устраивается в доме жениха или в местном трактире, кафе.

Много обрядов связано с рождением ребенка. У католиков принято выбирать несколько крестных (от трех до шести), которые играют большую роль в свадеб­ных обрядах, праздновании именин и дру­гих семейных торжествах, чем родители.

Важным семейным событием считается день совершеннолетия юношей и девушек (конфирмация — у протестантов, первое причастие — у католиков). После торже­ственной церемонии в церкви устраива­ется обычно семейный обед или ужин — с вручением подарков, праздничным пиро­гом и пр.

На многих сторонах семейной и обще­ственной жизни сказывается еще и в наши дни влияние церкви, особенно католиче­ской. Католицизм играет все большую роль и в политической жизни страны. Аргументируя необходимость создания партии Христианско-демократический союз (ХДС), ее многолетний лидер Кон­рад Аденауэр прямо говорил: «Христос или Маркс». Католическая церковь оправдывала надежды реакции, она вне­сла заметный вклад в политику реван­шизма и милитаризации в 1949—1969 гг., когда правящей была ее партия — Хри­стианско-демократический союз. Формально верующими считаются 96%

населения, из них более половины — про­тестанты, а 45% — католики. Однако эти данные, вероятно, сильно преувеличива­ют религиозность жителей ФРГ, ибо посещение церкви для многих стало ско­рее одной из черт привычного уклада жизни, чем истинной необходимостью; особенно наглядно это заметно среди молодежи. Однако молодежные органи­зации, контролируемые церковью («Евангелическая молодежь Германии» и «Союз немецкой католической молоде­жи»), все еще объединяют 2,5 млн. юно­шей и девушек.

Культурная жизнь ФРГ сложна и про­тиворечива. Таких противоречий много: традиции прошлого и требования научно- технической революции, федерализм и тенденция к централизации, «массовая культура» и стремление демократических сил к подлинным культурным ценностям, широкое образование и подготовка «фа- хидиотен» (западногерманское выраже­ние, обозначающее «узкий специалист»). В условиях кризисных явлений к трудно­стям развития культуры добавляются и попытки государственно-монополистиче­ского капитала урезать средства на образование, науку и другие социальные нужды. Прогрессивные силы борются за демократизацию образования и науки, гу­манизацию культуры.

Принятая в ФРГ система среднего образования далеко не безупречна. Она не полностью обеспечена кадрами, весьма сложна и громоздка. Существуют школы трех ступеней: «фольксшуле» (восьмилет­няя народная школа), «обершуле» (или десятилетняя реальная школа) и гимна­зия, где обучение длится 13 лет. Только последняя открывает путь в университет и высшие технические школы. По данным 60-х годов, в гимназию попадал каждый восьмой ребенок из семей чиновников, каждый одиннадцатый — из семей служа­щих и только каждый пятидесятый— из рабочих семей. Примерно % всех юно­шей и девушек прерывают свое образова­ние в возрасте от 14 до 18 лет.

В условиях научно-технической рево­люции кризис школьного образования чреват далеко идущими пагубными по­следствиями для страны, и это сегодня сознают все более широкие круги про­грессивной общественности. Одна из са­мых экономически развитых и богатых капиталистических стран даже в отдален­ной перспективе намечает дать среднее образование лишь половине своей моло­дежи.

На вершине «образовательной пирами­ды» ФРГ находятся университеты и дру­гие вузы. В 70-х годах в ФРГ насчитыва-

Федеративная

Республика

Германии

лось 42 вуза университетского ранга (университеты, высшие технические шко­лы и т. д.), а также ряд педагогических, теологических и специальных высших учебных заведений.

Демонстрация против запретов на профессии
Многим студентам в ФРГ приходится подрабатывать

Система высшего образования в ФРГ наименее демократична даже по срав­нению с ведущими капиталистическими странами. Доля детей рабочих среди сту­дентов составляет всего немногим более 5%. В высших учебных заведениях поч­ти 60% западногерманских студентов учится на свои средства, обычно зарабо­танные трудом параллельно с учебой, или на средства родителей. Недемокра­тическая система высшего образования, ее элитарность послужили одной из при­чин массовых студенческих выступлений в ФРГ.

Проблемы перестройки всей системы образования стали жгучими вопросами политики, им отводится важное место в пропагандистской концепции «качества жизни», выдвинутой СДПГ. Подлинно де­мократические идеи такой перестройки отражены в решениях Мангеймского съезда ГКП в 1978 г. ГКП и все демокра­тические силы требуют также покончить с реакционной мерой правящих кругов — «запретом на профессии» — запрещени­ем принимать на государственную службу членов ГКП и других прогрессивно настроенных людей.

Научно-техническая революция потре­бовала больших затрат на научно-иссле- довательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР). Они ведутся главным образом в научных центрах и лаборато­риях монополий, а также в университетах и институтах Общества Макса Планка, которые по своему профилю похожи на институты Академии наук СССР. В отли­чие от подобных учреждений других капиталистических стран они не имеют собственных средств, их бюджеты — со­ставная часть бюджетов земель.

* Сведения о крупнейших представителях немецкого ис­кусства, куль­туры и науки прошлого читатель найдет в очерке «Германская Демократиче­ская Респуб­лика» (том «Восточная Европа»).

Внедрение «массовой культуры» в ФРГ не смогло убить в стране интереса к под­линной культуре, имеющей старые тради­ции. Творчество великих немецких по­этов — Гёте, Шиллера, Гейне, известных немецких композиторов — Бетховена, Брамса, Вагнера и многих других было неразрывно связано с народным фоль­клором*. На берегах Рейна почти с каждой скалой, с каждым уголком свя­заны поэтические народные легенды. В средневековый период была создана знаменитая народная легенда о докторе Фаусте, продавшем душу дьяволу. Старые немецкие сказки, сохраняющие черты древнегерманской мифологии, хорошо известны во всех странах мира благодаря сборникам фольклористов XIX в. бра­тьев Гримм.

Популярный вид народного творче­ства— песня бытует среди западных немцев и поныне. Народные песни зани­мают значительное место в репертуаре школьных хоров, хоровых кружков раз­личных общественных организаций.

Лучшие традиции народного творче­ства и классической немецкой литера­туры продолжают и многие современные писатели ФРГ. В первые послевоенные годы в ФРГ работали писатели, вернув­шиеся из эмиграции, такие, как Леонгард Франк, известный своими романами «Возвращение Михаэля», «Слева, где сердце», участник антифашистского под­полья Г. Вейзенборн. Зачинателем анти­фашистской литературы в ФРГ стал после войны В. Борхерт. Реалистическую тен­денцию в литературе продолжили писа­тели, начавшие работать после разгрома фашистской Германии в трудных после-
военных условиях. Это Вольфганг Кёп- пен (в СССР переведен его роман «Смерть в Риме»), Зигфрид Ленц, поэт Ганс Магнус Энценсбергер и др. Темати­ка их произведений — последние годы войны, послевоенная Западная Герма­ния, раздумья о будущем своей страны, об ее демократизации. Жанр их весьма разнообразен: от пародий Энценсбергера до документальных монтажей П. Вейса.

Оптимизм и надежды самых первых послевоенных лет сменяются трезвой оценкой положения в стране и пессимиз­мом, скепсисом в отношении роли писа­теля в буржуазном обществе. Прогрес­сивные молодые писатели объединились в те годы в «Группу 47», возглавлявшу­юся Гансом Вернером Рихтером, автором романов «Побежденные», «Не убий», «Линус Флек, или Утеря достоинства». Кредо этой группы— писать о том, что «видишь, чувствуешь и переживаешь»: она выступала против «искусства для


искусства», за тесную связь литературы и жизни. Группа эта не занимала каких-то общих политических позиций, не была устойчивым объединением единомыш­ленников, однако многое сделала для воз­рождения литературы в ФРГ.

С «Группой 47» были связаны многие писатели 50-х годов. Наиболее известен среди них Генрих Бёлль, ряд книг кото­рого переведено и на русский язык («Бил­лиард в половине десятого», «Глазами клоуна» и др.). Однако политические взгляды Бёлля противоречивы.

В 60—70-х годах ярче проявили себя писатели, ставшие ближе к рабочем> классу, к классовой борьбе в ФРГ и заняв­шие более четкие политические позиции. Большую популярность в демократиче­ских кругах завоевали актуальные и острые репортажи Гюнтера Вальрафа на социальные темы. Он член дортмундской «Группы 61» — литературного объедине­ния писателей и поэтов мира труда. В конце 60-х годов, нанявшись простым рабочим на завод химического концерна «Хенкель», он написал серию репортажей для прогрессивного журнала «Конкрет». В них было рассказано о нечеловеческих условиях труда на заводе концерна в Дюс­сельдорфе, о гетто для иносіранньїх рабо­чих, о «сладкой жизни» клана Хенкелей.

Одна из комнат в музее Гете во Франкфурте- на-Майне

Значительные успехи сделала и драма­тургия ФРГ, в которой наряду со старыми мастерами (Г. Вейденберг, К. Цукмайер) выступают и молодые авторы: М. Валь- зер, Р. Кинхарт, К. Хоххерт, Т. Дортс. М. Вальзер в пьесах «Дуб и кролик», «Черный лебедь» пытается осмыслить острые проблемы западноевропейской действительности.

Но в ФРГ наряду с серьезной реалисти­ческой литературой существует и реак­ционная. Это неофашистская беллетри­стика, «библиотечка военных приключе­ний», завуалированно проповедующая идеи шовинизма и милитаризма. Подоб­ного рода произведения представляют не­малую опасность для формирующего­ся мировоззрения молодого поколения страны.

По числу издаваемых книг ФРГ заняла третье место в мире (после СССР и США). Центры издательской деятельно­сти— Мюнхен, Штутгарт, Гамбург и Кёльн.

Те же две тенденции, что и в литературе, противостоят друг другу и в западногер­манском кино. Наряду с серьезными фильмами психологического характера, критически осмысливающими нацист­ское прошлое («Юный Герлсн» Ф. Шлен­дорфа, «Прощание со вчерашним днем» А. Клугс и многие другие), экран навод­няют сотни коммерческих картин. Стала популярна экранизация литературных произведений. Особенно интересна среди таких фильмов работа Ф. Шлёндорфа «Потерянная честь Катарины Блюм» по одноименной новелле Г. Бёлля.

289

Федеративная

Республика

Германии

Довольно многообразна театральная и музыкальная жизнь ФРГ. Практически почти каждый более или менее крупный город имеет свой театр или оперу. При всем многообразии театральной жизни и давлении на театр «массовой культуры» (прежде всего конкуренция телевидения) доминирующими остаются произведения классиков и прогрессивных писателей со- временности. Так, в течение 1974 ґ. на сценах западногерманских театров чаще всего ставились пьесы Бертольда Брехта и прогрессивных молодых авторов — Рольфа Хоххута, Петера Вейса, швейцар­ского драматурга Ф. Дюренматта и т. д. Из классики чаще всего идут пьесы Шекспира.

Оживляется культурный обмен между ФРГ и социалистическими странами. Во время Дней зарубежной культуры в Дортмунд приезжали с гастролями совет­ские артисты. В западногерманских те­атрах были поставлены пьесы А. Чехова, М. Горького. Было сделано несколько телефильмов по произведениям советских писателей.

Килъский канал

Ежегодно в Бонне проводятся фести­вали Баха и Моцарта, недели Бетховена, в Байрейте проходят вагнеровские фести­вали и т. д. Многие из музыкальных кол­лективов страны пользуются междуна­родной известностью; были они на гастролях и в СССР. Это Штутгартский камерный оркестр, квартет «Мелос» (Штутгарт), эстрадные ансамбли Джемса Ласта и Курта Эдельхагена.

Внутренние различия и города

Федеративная Республика Германии со­стоит из 10 земель, однако деление на земли традиционно и сильно устарело, оно не может служить главной основой для рассмотрения внутренних различий страны. Дело прежде всего в том, что земли ФРГ весьма различны по размеру территории и численности населения: на­пример, крупнейшая из них — Бавария в 175 раз больше города-земли Бремена. Границы земель, как правило, не озна­чают каких-то естественных или эконо­мических рубежей, наоборот, зачастую они явно архаичны и мешают развитию. Не умещается, например, в границы города-земли Гамбургская агломерация: города-спутники Гамбурга на юге заходят в пределы Нижней Саксонии, а на севере растут на земле Шлезвиг-Гольштейна.

До сих пор сохраняются большие кон­трасты в уровне экономического разви­тия отдельных земель и районов, и как следствие этого остаются большие разли­чия в уровне жизни их населения. Некото­рые западногерманские авторы справед­ливо говорят, что скорее происходит обо­стрение этих различий, нежели их сглажи­вание. Это прежде всего различия между быстро растущими городскими агломера­циями и опустевающими сельскими рай­онами, откуда прежде всего уходит моло­дежь. Подсчитано, что примерно 70% территории ФРГ относится к областям, откуда уходит население; особенно интен­сивно этот процесс идет в так называемых областях бедствия, о которых говорилось выше.

До начала 70-х годов в стране действо­вало несколько «региональных планов» помощи отсталым районам; в 1972 г. они были объединены в единую региональ­ную программу (для 21 такого «района развития»). Эта программа предусматри­вает создание в отсталых районах новых промышленных предприятий, льготы для них и т. д. Реализация этих планов тормо­зится устарелостью административного деления ФРГ. При региональном плани­ровании ее делят сейчас на 37 мелких эко­номических районов. Одновременно раз­рабатывается и проект изменения суще­ствующего деления на земли, по которому предполагается создать 5 или 6 укрупнен­ных земель. Однако его принятию пре­пятствуют политические причины. Дело в том, что южные земли являются преиму­щественно католическими, у власти там

Единственный в Европе железнодорож­ный мост, поднимающийся выше 800 м

стоит блок ХДС/ХСС, а северные земли и земли-города имеют перевес проте­стантского населения; здесь находятся старые промышленные и пролетарские районы и центры (Рур, Гамбург и т. д.) и у власти стоят социал-демократические правительства. Любая перекройка деле- ния имела бы и политические послед­ствия, изменила бы нынешнее соотноше­ние сил.

Таким образом, очевидно, что не имеет смысла рассматривать районные разли­чия по формальным границам земель. И советские, и большинство западногер­манских авторов делят страну на четыре крупных экономических района: Север, Рейнско-Вестфальский район, Юго-За- пад и Юг (иногда его называют Юго- Восток). Основой их различий являются особая специализация хозяйства и спе­цифические проблемы развития.

Например, «молодой» динамичный Юго-Запад отличается тем, что здесь пре­обладают новые и новейшие отрасли индустрии, связанные с научно-техни- ческой революцией, сооружены цепь АЭС, несколько крупных комбинатов нефтепереработки и нефтехимии, новые предприятия электроники, научно-про­мышленные комплексы. Старых кризис- ных производств нигде, кроме Саара, в этом районе нет. Поэтому здесь даже в годы спада относительно устойчиво хо­зяйство, сравнительно невысока безрабо­тица, в агломерации Юго-Запада про­должается приток населения из других районов.

Совершенно иная специфика Рейнско- Вестфальского района. Он отличается устаревшей моноиндустриальной струк­турой и огромной зависимостью от угле­добычи и металлургии, что делает его хозяйство особо уязвимым и вызывает необходимость привлечения новых от­раслей. Перенаселенность, высшая сте­пень урбанизации, плотная застройка и огромные масштабы загрязнения окру­жающей среды в этом типично «техно­генном» районе затрудняют новое строительство, требуют неотложных мер по улучшению условий жизни населения.

Проблемы же хозяйства Севера свя­заны совсем с другими факторами: доставкой импортного сырья и путями ее улучшения, строительством новых глубо­ководных портов и углублением подходов к старым, развитием новых приморско- промышленных комплексов, морскими разработками газа в Северном море и т. д.

Север включает всю низменную север­ную часть ФРГ, занимая примерно г/3 страны. Это территория двух земель — Шлезвиг-Гольштейна и Нижней Саксо­нии, а также двух земель-городов — Гам­бурга и Бремена.

Федеративная

Республика

Германии

Север отличается прежде всего тем, что это «океанские ворота» ФРГ, широкий выход страны к Северному и Балтий­скому морям, тянущаяся на много сот километров полоса побережья. На терри­тории района проходит важный морской путь между этими морями— Кильский канал. Реки Эльба, Везер и Эмс — стержни экономической жизни Севера и его важнейшие пути, связывающие с морем внутренние районы страны. Реч­ные пути дополнены Среднегерманским каналом, который соединяет бассейны Эльбы, Везера и Эмса и открывает путь на запад — к Руру и на восток — за гра­ницу, к центрам ГДР. Наконец, Ютландский полуостров служит «мо­стом» между Центральной Европой и Скандинавскими странами. Через старин­ный торговый порт Фленсбург проходит «европейская автострада» № 3, ведущая от Гамбурга к Копенгагену и далее в Южную Швецию. Холмистый восток Шлезвиг-Гольштейна и остров Фемарн пересекает так называемая линия пти­чьего полета— кратчайший железнодо­рожный путь от Гамбурга на Копенгаген. С морем, торговлей и важнейшими маги- стралями связано прошлое и настоящее района, вся сеть его городов, «рисунок» его промышленности, и, наконец, совре­менные его проблемы.

Туннели под Эльбой в Гамбурге

При взгляде на физико-географиче­скую карту Европы может показаться, что Север в природном отношении одно­образная низменность. Однако это не так. Ландшафты Шлезвиг-Гольштейна меня­ются от западного побережья к балтий­скому: марши с сочнозелеными прямо­угольниками лугов и полей сменяются к востоку более возвышенными гестами, которые переходят в холмы, поросшие сосновым лесом. Южнее, в Нижней Саксонии, эта смена ландшафтов идет в основном с севера на юг, однако и здесь заметны различия «запад — восток». У голландской границы можно увидеть и польдеры, и ветряные мельницы, и кра­сочные поля тюльпанов. Много болот и озер. А южнее Гамбурга своеобразным пятном выделяется Люнебургская пу­стошь — заросшие вереском холмы и болотистые пространства. В западной ча­сти пустоши, там, где находится ее глав­ная «вершина» — гора Вильзедерберг, достигающая 169 м, преобладают сосно­вые леса. Этот район объявлен природ­ным заповедником и стал излюбленным местом туристов. Наконец, еще южнее, около Ганновера и канала, там, где выде­ляется «остров» плодородных черноземо- видных почв, идут сплошные распахан­ные пространства, бесконечные поля пшеницы и сахарной свеклы.

Однако экономическая роль Севера определяется сегодня не сельским хозяй­ством, пусть и весьма продуктивным. Решающую роль играет индустрия, пор­товое хозяйство и морская торговля. В районе как бы две цепочки центров экономической жизни: одна, северная — это города-порты; другая, южная — горо­да, «нанизанные» на трассу Среднегер- манского канала. Северная цепочка свя­зана с импортом сырья и внешней торгов­лей. Ее основные отрасли— портовое хозяйство, нефтепереработка и цветная металлургия, пищевая промышленность на импортном сырье, судостроение и судоремонт, рыболовный флот и рыбо­консервная промышленность. Центры Севера — Гамбург, Бремен и другие порты притягивают и сухопутные виды транспорта — железные дороги, авто­страды, трубопроводы. К ним примыка­ют полосы интенсивного пригородного сельского хозяйства: сады, огороды, мо­лочные фермы.

Другая цепочка промышленных горо­дов сложилась на юге, в основном на базе местных полезных ископаемых (желез­ной руды, калийной соли, нефти и газа) и переработки сельскохозяйственного сырья, которое дает область с черноземо- видными почвами. В послевоенные годы расширился и комплекс производств, свя­занных с автомобилестроением Вольфс- бурга, в результате чего и в других горо­дах появились его заводы-филиалы, рези­новая и электротехническая промышлен­ность.

Связь с морем, зависимость от импорта сырья и экспорта готовой продукции характерны для всего Севера, в том числе и его глубинных районов: резиновая про­мышленность Ганновера выросла на им­портном сырье, Вольфсбург зависит от экспорта автомобилей. Между тем круп­нейший порт района Гамбург не был сое­динен с этими центрами водными путями. Только в 1975 г. был открыт канал Север — Юг, связавший Гамбург и Эльбу со Среднегерманским каналом, районом Ганновера.

Одна из проблем Севера заключается в том, что его порты расположены в эсту­ариях рек, вдали от моря, и недоступны для крупнейших танкеров и рудовозов. Необходимо углубление подходов к ним (оно уже ведется) и строительство аван­портов у самого моря, на побережье и островах. Только в этом случае Север ФРГ сможет «притянуть» многие но­вые предприятия, базирующиеся на им­портном сырье, получать его наиболее дешевым путем, выдержать растущую конкуренцию более крупных портов. По­бережье становится зоной, куда многие предприятия «выталкиваются» из вну­тренних районов экологическими причи­нами; особенно это относится к атомным электростанциям, лучшей зоной для кото­рых признаны Фризские острова у побе­режья ФРГ.

Проблема Севера заключается и в больших контрастах в экономическом развитии разных его частей, в уровне

жизни населения. Здесь соседствуют го­рода с разнообразной высокоразвитой индустрией, как, например, Гамбург, и местности с устарелой структурой хозяй­ства, высокой долей сельского населения, безработицы, с самой низкой заработной платой и в связи с этим теряющие рабо­тоспособное население, особенно моло­дежь, как Эмсланд на западе, район Штаде западнее Гамбурга и т. д.

Крупнейший городской, портовый и промышленный центр района и всей страны — Гамбург, расположенный на нижней Эльбе в 110 км от ее впадения в Северное море. В границах города-земли живет 1,7 млн. человек, фактически же Гамбургская агломерация выходит дале­ко за эти пределы и насчитывает более 2,6 млн. человек.

Вся длительная история города, а также его современное значение и про- Уголок старого блемы связаны с морем. В IX в. у впаде- Гамбурга ния р. Альстер в Эльбу была основана


крепость Гаммабург (англосаксонское «лесная крепость») — ядро современного города. Уже в XII в. Фридрих Барбаросса предоставил городу привилегии в судо­ходстве и торговле, а в 1241 г. был заклю­чен союз Гамбурга и Любека, который стал основой Ганзейского союза — круп- ного объединения торговых центров на Балтике и Северном море. В объединен­ной Германии Гамбург получил права свободного порта и вырос в один из круп­нейших портов мира. Эти права свобод­ного города отражаются и в сегодняшнем его положении в стране. Гамбург имену­ется свободным ганзейским городом-зе­млей, его правительство называется сена­том, на флаге города красуется один из портовых символов — трехглавый купол церкви св. Михеля, видный с реки.

Центром современного Гамбурга слу­жит портовый участок Эльбы— гран­диозный лабиринт специализированных портов, причалов и складов, холодильни­ков и нефтехранилищ, целый лес кранов. Историческим ядром порта была «свобод­ная гавань», где суда и грузы не облага­лись никакими пошлинами. До сегодняш­них дней Гамбург остается одним из круп­нейших портов мира: его грузооборот превышает 50 млн. т, каждый год он принимает более 20 тыс. судов под фла­гами всех стран мира, через него прохо­дит большая часть экспорта страны. Через Гамбург идет и значительная доля торговли ФРГ с Советским Союзом. Порт постоянно растет и расширяется, к нему подведены новые автострады, построен мост через Эльбу — круп­нейший из 1350 мостов приморского города. Еще в 1911 г. был проложен тун­нель под Эльбой, по которому рабочие из северной, главной части города попадают на верфи и доки южной части. Тогда это считалось большим техническим дости­жением. В 1975 г. было завершено стро­ительство второго крупного туннеля под Эльбой, по которому прошла шестипо­лосная европейская автострада Сток­гольм — Лиссабон.

Но проблемы порта, его современных связей с хинтерландом и морем не реша­ются строительством автострад. Гораздо важнее водные пути; как уже говорилось, Гамбургский порт связан с сетью вну­тренних водных путей ФРГ каналом Север— Юг. Крупные океанские суда теперь достигают города, однако нижняя Эльба довольно мелководна, поэтому са­мые современные суда, особенно супер­танкеры, не могут входить в Гамбургский порт. Требуются дорогостоящие дноуглу­бительные работы или создание аван­порта в устье Эльбы на острове Нейверк. Видимо, на островах Северного моря воз­никнет аванпорт Гамбурга, способный принимать самые большие суда.

С портом и импортом сырья связана вся индустрия города, ее даже называют «по­ртовой». Это большие нефтеперерабаты­вающие комплексы «Эссо» и «Шелл»,

крупнейшие в стране медеплавильные за­воды, пищевая и так называемая торговая промышленность, на предприятиях кото­рой сортируется, чистится и обрабатыва­ется «экзотическое» сырье— бананы, кофе, чай, табак, т. е. традиционные импортные товары Гамбурга. К числу важнейших предприятий порта относят­ся и судоверфи. «Ховальдтсверке-Дойче верфт» производит ныне крупные тан­керы до 200 тыс. т, атомные суда и буро­вые платформы, при помощи которых ведется разведка нефти в Северном море. Около города находятся три атомные электростанции. Строительство четвер­той АЭС вызвало «экологическую заба­стовку» в 1977 г.

Город называют Северной Венецией. На воде расположены его северные при- эльбские кварталы, где высятся многочи­сленные церкви, а над ними— здания современных банков и монополий гам­бургского Сити. С запада к этой деловой части города примыкает «квартал развле­чений» Санкт Паули с ресторанами, ноч­ными клубами, барами, со знаменитой в этом отношении улицей Репербан.

К северу от Эльбы вокруг искусственно созданного озера на Альстере размеща­ется аристократический район с виллами, зданиями консульств, зелеными бульва­рами и яхтами на спокойной водной гла­ди. Западнее раскинулся большой парк «Плантен унд блюмен». А восточнее, недалеко от Ломбардского моста через Альстер, в самом центре города, нахо­дится главный железнодорожный вокзал и жилые районы средних классов обще­ства.

Севернее парка расположен универси­тетский район. Гамбургский универси­тет — один из крупнейших в ФРГ: в нем обучается более 20 тыс. студентов. Дав­ние торговые связи Гамбурга с колони­ями выразились в том, что в университете сильны отделения востоковедения, афри­канистики, тропической медицины и т. д. Гамбург — крупный научный и культур­ный центр со многими высшими учеб­ными заведениями и музеями. В XVII в. здесь был создан первый в Германии оперный театр, а веком позже — связан­ный с именем Лессинга первый нацио­нальный драматический театр. Одна из достопримечательностей города — знаме­нитый зоопарк на природе, созданный известным немецким естествоиспытате­лем К. Гагенбеком.

Совсем другую картину представляет южная часть Гамбурга, расположенная южнее Эльбы и на ее островах. Это ти­пичный промышленный, заводской рай­он, примыкающий к порту. 300 тыс. ра­бочих города — докеры, металлисты, су- 293 достроители, химики, печатники. Город федеративная хранит славные традиции революцион- Республика ной борьбы, память вождя германского Германии пролетариата Эрнста Тельмана. На доме, где он жил, — мемориальная доска и всегда цветы: здесь Музей Э. Тельма­на. В 1973 г. в Гамбурге состоялся III съезд Германской коммунистиче­ской партии.

Все остальные портовые города сильно уступают Гамбургу и по масштабам, и по разнообразию функций. Два «порта- близнеца» расположены в эстуарии Везе- ра — Бремен и его аванпорт Бремерха- фен. Они уступают Гамбургу по населе­нию в 3 раза, а по грузообороту — вдвое. История Бремена, основанного еще при Кйролингах в 70 км от моря, напоминает гамбургскую. Уже в XI в. он имел тор­говые связи со всеми странами Севера, в XII в. — с городами Средиземного моря. В 1358 г. город стал членом Ганзейского союза, а в XIX—XX вв. его специализа­цией стала заморская торговля хлопком, джутом, рисом, кофе. Бремен раньше дру­гих городов начал торговлю морем с США, странами Латинской Америки и Азии. В начале XX в. был основан его аванпорт Бремерхафен в устье Везера, который сейчас входит в состав города- земли Бремен, насчитывающего более 700 тыс. жителей.

Традиции торгово-купеческого города наложили отпечаток и на внешний облик современного Бремена, вытянутого вдоль причалов по правому берегу Везера. Его исторический и деловой центр— Альт- штадт отчасти сохранил средневековый характер. Новые административные здания соседствуют здесь с памятниками прошлого: собором XI в., городской ра­тушей XV в. и колонной Роланда перед ней, символизировавшей независимость вольного ганзейского города. От старых времен остались здесь еще «Шюттинг» — корпоративное здание купечества, где разместилась ныне Торговая палата зе­мли Бремен, и множество готических церквей.

На юго-востоке и северо-западе города сосредоточены верфи и промышленные предприятия, в частности большие авиа­ционные заводы. В Бремерхафене нахо­дится крупный металлургический комби­нат с «Везерпортом», принимающим оке­анские рудовозы, а также база рыболов­ного флота.

Северо-западнее Бремена расположен молодой порт Вилъгелъмсхафен — един­ственный в ФРГ, доступный в настоящее время для самых крупных танкеров. Весь его грузооборот состоит из нефти, кото-

294 Рая перекачивается отсюда по нефтепро-

Западная воду на Кёльн. Еще западнее, в устье

Европа Эмса, расположен Эмден— «порт для

Рура». Через него ввозят главным образом импортную руду для рурской металлургии, лес для рурских шахт и вывозят рурский уголь. Недавно здесь сооружен сборочный завод «Фольксва- генверк». Машины идут отсюда на экспорт за океан. Эмден принимает при­родный газ по подводному газопроводу из норвежских месторождений Северного моря.

Порты ФРГ на Балтике— Любек и Киль — живописные старинные города, имеющие давние традиции морской тор­говли. Еще в XIV в. Любекскую гавань называли «королевой Ганзы», «немецки­ми воротами» на Балтике. Как ни в одном другом западногерманском городе, здесь сохранился нетронутым средневековый центр, и, пожалуй, как нигде, он нахо­дится в красивейшей природной «опра­ве». Холмистый полуостров между р. Траве и ее притоком знаменит пятью церквами с семью шпилями, а вокруг них— сотни старинных зданий с крас­ными черепичными крышами. В эту часть города вели несколько старых ворот; в массивных Голыитейнских воро­тах, сооруженных еще в XV в., разме­стился ныне музей истории города и всего Ганзейского союза. Море черепичных крыш опоясано садами и парками, отделя­ющими Любек прошлого от Любека современных кварталов и индустрии. Го­род и сейчас остается важнейшим портом ФРГ на Балтийском море.

По обоим берегам Кильской бухты при выходе Кильского канала к морю распо­ложен Киль— военно-морская база и крупный центр судостроения. Он разви­вался как город-резиденция в герцогстве Шлезвиг-Гольштейн еще с 1570 г. и сей­час остается административным центром этой земли. Известны также спортивные традиции города: с конца XIX в. здесь регулярно проводятся «кильские регаты», а в 1972 г. был построен новый комплекс для Олимпийских игр. Киль — универси­тетский город; старинный университет Христиан-Альбрехта, основанный в 1665 г., известен своим медицинским фа­культетом. Имеются и другие научные учреждения, в частности крупный Инсти­тут мирового хозяйства.

Старинное ядро города расположено на западном берегу Кильской бухты. В отли­чие от Любека здесь сохранилось меньше исторических зданий: замок, господству­ющий над старым городом, и церковь Николая XIII. С юга к старому городу примыкает здание ратуши, созданное уже

в XIX в., а вблизи него, в зеленом рай­оне,— современные административные здания. Восточнее Киля, вдоль побере­жья, тянется полоса курортов и пляжей, кемпингов и отелей. Некоторые из курор­тов имеют экзотические названия: «Бра­зилия», «Калифорния».

Как уже говорилось, другая, южная «цепочка» центров Северного района располагается по Среднегерманскому ка­налу. Самый крупный город здесь—Ган­новерк Это важный транспортный узел на стыке двух природных районов — низ­менности и пояса гор. К нему сходится много путей, в том числе международ­ных — железная дорога Москва — Вар­шава — Берлин — Кёльн — Париж, ав­тострады, канал, авиалинии. С его узло­вым положением связаны и давние тор­говые функции. Ганновер — один из главных центров Зарубежной Европы по проведению международных ярмарок «Ханновермессе», в которых принимает


участие и СССР. Здесь также регулярно проводятся выставки машиностроения. Ввоз через Ганновер сырья сделал его главным центром резиновой промышлен­ности: заводы «Континенталь» произво­дят Уз всех шин страны. Положение в центре богатой сельскохозяйственной зоны обусловило развитие в нем пищевой промышленности: мясной, сахарной, му­комольной. Есть в Ганновере и заводы, производящие тракторы и грузовики.

Ганновер — старинный город. Его из­вестные архитектурные памятники — старая ратуша XV в. и дом Лейбница XVII в.— сильно пострадали во время войны. После войны многие кварталы Ганновера восстанавливали, сохраняя их прежний вид, однако город отличается вполне современной планировкой.

Ганновер— город науки и образова­ния. Особенно известны Высшая техниче­ская школа и Центр профессионального образования.

низмом — открытая планировка, свет­лые современные здания.

Любек. До сих пор остался нетронутым средневековый центр города

Другой, тоже молодой город— За- льцгиттер, насчитывающий 120 тыс. жи­телей, отличается тем, что его предпри­ятия уже полностью представляют собой государственный комплекс. Это очень необычный город — город-рудник, го­род-деревня. Он занимает огромную пло­щадь — более 200 кв. км, на которой разбросаны рудники, промышленные предприятия и жилые кварталы, а «пу­стоты» используются в сельском хозяй­стве. Зальцгиттер занимает первое место в ФРГ по добыче железной руды. Добыча руды дополняется ее обогащением и металлургией полного цикла. На базе металлургии возник комплекс металло­емких производств — вагоностроения, оборудования для горнодобывающей и химической промышленности. Новым предприятием и здесь является филиал концерна «Фольксвагенверк».


Восточнее, почти у границы с ГДР, рас­положена «автомобильная столица» ФРГ, центр концерна «Фольксвагенверк» — Волъфсбург. Это совсем молодой город, возникший в 30-х годах как поселок при заводе. Все работоспособное население города и окружающих городков занято на заводе, определяющем стиль и ритм городской жизни. На нем работает около половины жителей Вольфсбурга. «Фоль­ксвагенверк» — частично государствен­ное предприятие. По односторонности структуры Вольфсбург превосходит даже американские «автомобильные города». Внешний облик его отличается модер-

Во многом своеобразен и этнический облик некоторых групп жителей равнин­ных районов Севера. В раннее средневе­ковье здесь жили германские племена фризов, саксов, англов и ютов. Они-то и стали этнической основой современного населения этого района ФРГ.

297

Федеративная

Республика

Германии

Фризы вплоть до недавнего времени представляли собой обособленную этни­ческую общность. Они говорили на своем фризском языке, родственном древнеан­глийскому, и имели четкое национальное самосознание. Сейчас численность фри­зов в ФРГ сильно сократилась (по данным 1967 г., их насчитывалось всего 6 тыс.), так как большая часть их почти совсем ассимилирована окружающим населени­ем. Только некоторые из старых культур­ных традиций фризов сохраняются еще в быту жителей приморских районов стра­ны. Характерен, например, особый тип поселения — малодворные кучевые де­ревеньки, расположенные на искус­ственных холмах. В местах прежнего рас­селения фризов можно встретить еще фризский тип сельского дома, конструк­ция и планировка которого во многом напоминает нижненемецкий, но в отли­чие от него в центре постройки находится не гумно, а обширный и высокий сарай для сена. Старые фризские постройки теперь чаще используются как хозяй­ственные помещения, а жилой дом стоит обычно отдельно от них.

Завод «Фольксва- генверк» в Волъфсбурге

Народное платье фризов уже давно вышло из употребления, но у жителей бывших фризских областей осталась традиция украшать свой наряд металли­ческими подвесками, пряжками, цепоч­ками филигранной работы.

Среди тех фризов ФРГ, которые еще сохраняют национальное самосознание, существует несколько культурно-нацио- нальных обществ, поддерживающих связь с фризами Нидерландов.

Сохраняют некоторые своеобразные черты культуры и другие жители Нижней Саксонии и Шлезвиг-Гольштейна. Мно­гие из них и в наше время говорят в быту на нижненемецком диалекте— «плат- дейч», значительно отличающемся от не­мецкого литературного языка. На этом диалекте, близком к голландскому и фла­мандскому языкам, существует довольно большая,литература, часто на нем читают проповеди протестантские пастыри, а один из гамбургских театров ставит на нижненемецком диалекте спектакли.

Характерные черты культуры сельских жителей Севера ФРГ проявляются в ти­пе построек (чаще это нижненемецкий дом), в пище (преобладают картофель­ные блюда), в некоторые обрядах и обы­чаях народа, в его фольклоре. Так, в их устном народном творчестве значитель­ное место занимают песни и баллады о море— об упорной борьбе жителей при­морской равнины с вторжениями моря, о тяжком труде моряков и рыбаков.

Рейнско-Вестфальский район — про­мышленное сердце страны, ее крупней­шая агломерация. Земля Северный Рейн- Вестфалия расположена на северо-западе ФРГ по Рейну и его притокам. Один из них — р. Рур — дал название ядру этого района— Рурскому бассейну. Большая часть района отличается равнинным ха­рактером: его север— Мюнстерланд и

Кёльнская «бухта», глубоко вдающаяся на юг, в пояс среднегорья, имеют высоты до 100 м. На правобережье Рейна, напро­тив Бонна, тянется живописная цепь гор вулканического происхождения — Зи- бенгебирге, а на левобережье возвыша­ются отроги Эйфеля. Сельские и лесные земли располагаются только на окраине района. Леса занимают % его террито­рии и сохранились лишь в горах. Здесь создано 13 природных парков, самый большой из которых — в Эйфеле.

Рейнско-Вестфальский район отличает­ся наибольшей концентрацией городов и индустрии, чрезвычайной плотностью за­стройки и огромным загрязнением при­родной среды. Здесь, на 13% территории ФРГ, сосредоточена почти г/3 ее населе­ния и Уз промышленного потенциала. Плотность населения в среднем достигает 500 человек на 1 кв. км, причем 95% его живет в городах. Сельскохозяйствен­ных земель мало, и они оттеснены на

периферию. Это пролетарский район, одна из опор Германской коммунистиче­ской партии. Шахты и угольные разрезы района дают % каменного и бурого угля, в его мартеновских печах и конверторах выплавляются более 2/3 западногерман­ской стали, на заводах производят 9/10 доменного и прокатного оборудования. Район пронизан сетью водных путей (Рейн, его зарегулированные притоки и 6 каналов), железных дорог и авто­страд — это главный узел всей транспорт­ной сети ФРГ. Отсюда во все концы страны расходятся линии электропередач; на тепловых и новых атомных станциях производится У2 всей электроэнергии в стране.

В Рейнско-Вестфальском районе скон­центрированы все виды загрязнения при­родной среды: многие реки превращены в сточные канавы, над шахтами и заводами Рура постоянно висит облако дыма и пыли, а сами здания заводов и дома закоп-
чены сильнее, чем где-нибудь еще в стра­не. Буроугольные разрезы Кёльнского бассейна после выработки угля напоми­нают лунный ландшафт. И все это, несмо­тря на уже принятые серьезные меры по охране среды. Хотя здесь создана самая совершенная система многократного ис­пользования речной воды (целая цепочка водохранилищ в Руре), однако уже поло­вина потребляемой воды добывается из- под земли. Приняты жесткие меры против загрязнения воздушного бассейна, ведет­ся рекультивация и озеленение земель после добычи угля, однако загрязнение природной среды продолжает достигать высокой степени. Преобладает, как гово­рят, техногенный ландшафт.

Нефтеперераба­тывающий завод на Рейне

Выдающаяся экономическая роль рай­она объясняется богатством его недр и положением «на воде». Уголь Рурского бассейна стал основой всего промышлен­ного комплекса (уголь — металлургия — тяжелая промышленность), сложившего­

Западная Европа

ся здесь в конце прошлого века. А глав­ная водная магистраль — Рейн с системой каналов— стала его «кровеносной» си­стемой. Более % всех грузов, доставля­емых сюда водным транспортом, посту­пают непосредственно по воде, к домнам, фабрикам, цехам, что удешевляет пере­возку. В отличие от Севера Рейнско- Вестфальский район сравнительно моло­дой, индустриальный. Он был крупней­шей военно-промышленной базой кайзе­ровской и гитлеровской Германии. Его монополии господствовали в стране, по­давляли развитие других районов. Они наживались на гонке вооружений, созда­вали гигантские концерны, охватыва­ющие десятки видов отраслей, — от добычи угля до производства машин и химикатов.

Но с середины 60-х годов район охва­чен кризисом, здесь острее всего стоят проблемы безработицы и оттока населе­ния. Дело в том, что обе основы промыш­ленного комплекса— добыча угля и металлургия в условиях научно-техниче- ской революции оказались довольно не­устойчивыми. Закрытие шахт, причем и крупных, рентабельных, вызвало массо­вую безработицу: за 10 лет «освободи­лось», как осторожно писала западногер­манская печать, 220 тыс. рабочих.

Металлургические заводы перестраива­ются, они испытывают конкуренцию но­вых, «приморских заводов», получающих руду наиболее дешевым путем. В районе появились новые предприятия и целые отрасли, в том числе нефтеперерабатыва­ющие. В Бохуме «отцы города» предоста­вили американскому концерну «Джене­рал моторе» самые льготные условия для их завода «Опель», возникли современ­ные предприятия электротехники. Но пока это не компенсирует потерю рабо­чих мест в -угольной промышленности. Структура района устарела, здесь еще слабо развиты отрасли, возникшие в ре­зультате научно-технического прогресса.

Особенно остро стоят эти проблемы в ядре района — Руре, где господствуют две старые отрасли — добыча угля и метал­лургия. Рурский бассейн — полоса на правобережье Рейна между реками Рур на юге и Липпе на севере, тянущаяся на 90 км от Дуйсбурга на западе до Дор­тмунда на востоке. Это скопление шахт, заводов и городов, сливающихся друг с другом. Плотность населения здесь пре­вышает 1000— 2500 человек на 1 кв. км, таблички с названиями разных горо­дов на автостраде Руршнельвег стоят совершенно рядом. Число жителей этих городов достигло почти 6 млн. человек, и предполагается создать «объединенный город Рур». На всем пространстве от Дуйсбурга до Дортмунда не осталось ни одного свободного участка площадью бо­лее 100 га, и это затрудняет новое стро­ительство, к тому же земля здесь стоит в 3 раза дороже, чем на Севере.

Структура района довольно сложна: к

Федеративная

Республика

Германии

Рурскому ядру с юга примыкают крупные старинные рейнские города — Дюссель­дорф, Кёльн, Бонн, а еще южнее, парал­лельно рурской цепи городов, идет поло­са средних центров металлообработки. Вместе с Руром они образуют круп­нейшую в ФРГ Рейнско-Рурскую агломе­рацию с 10 млн. человек.

В субботние и воскресные дни около % жителей агломерации устремляется в кемпинги, пансионаты, на дачи в сельские и лесные районы, которые находятся в часе езды от главных городов. Туристов привлекает на периферии не только при­рода, но и оставшиеся еще там тихие про­винциальные городки со многими памят­никами старины.

Дюссельдорф. Правление концерна Тиссен

Промышленный Рур до последних лет не имел университетов, его молодежь ездила на учебу в старые университеты «окраинных» городов: Бонна, Кёльна, Мюнстера, Ахена (Технический универ­ситет), но в 60—70-х годах было создано четыре новых университета в самом Руре,

Города рурской цепочки довольно однообразны. Сплошная цепь домен, ко­ксовых батарей, заводов тянется вдоль берега Рейна вблизи Дуйсбурга. Подоб­ного «металлургического ландшафта» нет больше нигде в ФРГ. Около города выплавляется У3 западногерманского чу­гуна, У5 стали. Здесь самые крупные дом­ны, электропечи, широкополосные про­катные станы, самые модернизированные заводы. Дуйсбург— «ворота Рура» на западе, причем главные его ворота.

V\\\\v

Дуйсбург — крупнейший речной порт ФРГ и всей Зарубежной Европы, как бы Гамбург внутренних водных дорог со сложным лабиринтом причалов, складов и подъездных путей; его грузооборот — 38 млн. т. Это крупный, имеющий около полумиллиона жителей типично рурский город. Типично рурский потому, что цепь его металлургических заводов тянется на 15 км, а над городом постоянно висит облако дыма. Он типичен и потому, что в нем преобладает «рурский комплекс»: уголь— металлургия— тяжелое маши­ностроение. Здесь возник концерн Тис- сена— крупнейший производитель ме­талла в ФРГ.

Самый большой из всей цепи рурских городов, насчитывающий 700 тыс. жите­лей,— это Эссен, вотчина пушечного короля Круппа. В конце прошлого века % жителей города работала у Круппа, ему принадлежали г/5 застроенной земли, дома, магазины, газеты. После войны ста­рые отрасли индустрии заглохли: почти не добывается уголь, перенесена в другие центры металлургия. На первый план выдвинулись электротехника и машино­строение. Поэтому облик Эссена отлича­ется от облика других рурских городов. Промышленность, притом новая, менее загрязняющая среду, сосредоточена на се­вере города, а юг занимают жилые квар­талы и парки. В живописном парковом районе на берегу озера расположены роскошные виллы. Город довольно сильно перестроен, много новых совре­менных зданий.

Немного дальше на восток расположен Бохум, имеющий 350 тыс. жителей. Раньше он был главным центром добычи угля, а сейчас здесь закрыты все шахты. В городе есть Музей горного дела, в известной мере в такой «музей угля» пре­вратился и сам город. В старой его части преобладают кирпичные, довольно стан­дартные дома, там остались и два метал­лургических завода. Но сегодняшний профиль Бохума определяют новострой­ки, разместившиеся на окраине: крупный автомобильный завод «Опель» и целый

Городок высотных зданий Рурского уни­верситета. За городом находится Центр космических исследований ФРГ, полу­чивший большую известность. Образова­ние и наука стали важнейшими сферами жизни.

На востоке Рура находится Дор-

тмунд — второй по численности насе­ления рурский город, насчитывающий 640 тыс. человек. Его телевизионную башню видно издалека с рурского шоссе. Дортмунд — старинный город, впервые упоминавшийся еще в IX в., а позже входивший в состав Ганзейского союза.


Кёльнский собор Поэтому в отличие от других рурских городов, строившихся в конце XIX в., здесь имеется старый центр — Альтштадт с рыночной площадью, ратушей, церква­ми, окруженный когда-то крепостным ва­лом. И лишь в конце XIX в. вокруг центра появились шахты, металлургиче­ские, вагоностроительные заводы. Цен­тральная часть стала обрастать шахтер­скими и заводскими поселками, ставшими впоследствии городскими районами. В старом ядре осталась старейшая и знаме­нитая отрасль промышленности — круп­нейшие в стране пивоваренные заводы.

Наиболее крупные и старые рейнские города примыкают к Руру с юга. Они отличны от него и по функциям, и по вре­мени основания, и по внешнему облику. «Сейфом Рура» называют крупный ста­рый город Дюссельдорф, насчитыва­ющий 670 тыс. жителей. Он рос как финансово-торговый и управленческий центр, как «пригород» тяжелой инду­стрии Рура. Это важнейшее средоточие банков, резиденция западногерманских и иностранных монополий. В городе более 400 промышленных союзов и объедине­ний, сотни контор. Улицу Кёнигс-аллее (сокращенно — Кё) называют самой бо­гатой улицей страны. Многоэтажные ко­робки деловых зданий, скоростная авто- страда, рассекающая городские кварталы, делают Дюссельдорф похожим на амери­канские города. Дюссельдорф — админи­стративный центр земли Северный Рейн- Вестфалия. В отличие от рурских городов половина его населения занята в сфере обслуживания. Здесь разнообразнее и со­временнее рурской и состав промышлен­ности: трубопрокат (известные заводы «Маннесмана»), тяжелое и транспортное машиностроение, химия (в городе нахо­дится ведущий по производству моющих средств центр группы «Персиль»). Дюс­сельдорф имеет крупную швейную про­мышленность и стал признанным цен­тром моды в ФРГ. Город играл большую роль в истории немецкой культуры. Здесь в 1797 г. родился великий немецкий поэт, публицист и критик Генрих Гейне.

Еще южнее по Рейну расположен самый большой город всего Рейнско-Ве- стфальского района — Кельн с более чем миллионным населением. Это ста­ринный торговый узел на пересечении Рейна и сухопутных дорог, основанный еще римлянами вів. («Колония Агрип­пина»). Его называли тогда «маленьким Римом». Историческое ядро города — Альтштадт находится на левом берегу. Раньше оно было окружено крепостной стеной, а теперь здесь проходит кольцевая шоссейная дорога— Ринг. Над городом возвышается знаменитый памятник готи­ки Кёльнский собор («Дом»), построен­ный на холме над Рейном. Собор строился шесть веков — с 1248 по 1880 г. Теперь это не только действующий собор, в кото­ром проводится церковная служба, но и музей, где собраны коллекции картин, скульптур, драгоценностей. В Старом го­роде десятки старинных церквей, истори­ческих зданий, ворота в римской крепост­ной стене, окружавшей город. Во время восстановления Кёльна после второй ми­ровой войны добавились кое-где модер­нистские высотные здания концернов и банков, но в основном они находятся за пределами Ринга и на правом берегу Рейна (правление концерна «Форд», зда­ние «Люфтганзы» и т. д.). Старая же часть остается островом церквей, музеев, театров, жилым районом. Кёльн — зе­леный город: на одного жителя здесь при­ходится зеленых насаждений больше, чем где бы то ни было в ФРГ. Широкая полоса парков отделяет Альтштадт от окружающих районов.

В самом городе располагаются лишь старые отрасли индустрии, в частности парфюмерная; именно из Кёльна пошло название «одеколон» (кёльнская вода). Современные предприятия: фордовские автомобильные заводы, нефтехимия,

Бонн.

Марктплатц

крупная нефтепереработка — находятся в пригородах на правом берегу Рейна. Здесь же располагается и аэропорт Кёльн —Бонн. К западу от Кёльна нахо­дится один из главных центров электро­энергетики ФРГ ■— Нижнерейнский бу- роугольный бассейн, притягивающий сюда многие энергоемкие отрасли; здесь появилась основная химия, алюминие­вая промышленность и т. д.

На крайнем юге района находится Бонн — столица ФРГ. Бонн — очень древний город: он был основан как рим­ская крепость на Рейне более двух тыся­челетий назад. До того, как Бонн стал столицей, это был тихий, провинциаль­ный прирейнский город без промышлен­ности и пролетариата, известный своим университетом, где учились Карл Маркс и Генрих Гейне. Население Бонна во много раз уступало крупнейшим городам страны: в 1949 г. в нем жило около 140 тыс. человек. В 1969 г. к Бонну были присоединены расположенные ря­дом городки, и столица перешагнула на правую сторону Рейна, стала Большим Бонном. Население ее достигло 300 тыс. человек.

Промышленность Бонна невелика — это химические предприятия и алюмини­евый завод, а также обслуживающие организации. Главная функция города — столичная. Здесь находятся новое здание бундестага, которое называют «длинный Ойген» — по имени бывшего председа­теля бундестага, дворец Шаумбург — ре­зиденция федерального канцлера, другие административные здания, виллы по­сольств.

Тихий Бонн перестраивается и внешне, становится столичным по облику. Стро­ится правительственный парламентский комплекс на левом берегу, крытый пеше­ходный мост через Рейн, сооружается метро, растут города-спутники на пра­вом берегу. В городе несколько театров, музеев и галерей. Бонн — родина Бет­ховена. Здесь проводятся международные музыкальные фестивали имени великого композитора, и крупнейший фестиваль­ный зал называется «Бетховен-халле». В Бонне создан Центр астрономических исследований ФРГ с самой большой радиообсерваторией.

Но столица не стала ведущим культур­ным и научным центром страны. В ФРГ, где много региональных культурных цен­тров, есть несколько, превосходящих Бонн. Боннский университет уступает Мюнхенскому, Гамбургскому и другим; в городе не выходит ни одной «надрегио- нальной» газеты.

Население высокоразвитого Рейнско-

Вестфальского района сформировалось 3qj на основе сложного «сплава» герман- Федеративная ского племени франков с другими гер- Республика манскими же племенами — алеманнами, Германии свевами и саксами. Особенно смешанный состав имеет население Рейнско-Рурского района, главного очага капиталистиче-

Памятник Бетховену в Бонне

Боннский университет

302 ск°й индустриализации страны. В капита-

Западная листическую эпоху сюда переселилось

Европа много немцев из разных областей Герма­

нии, здесь обосновалось также много мигрантов и из других стран.

Быстрый процесс урбанизации способ­ствовал утрате многих специфических черт народной культуры. Правда, в сель­ских местностях жители говорят еще на средненемецком диалекте. Сохраняется характерный для этих областей круговой тип поселений, средненемецкий тип до­мов, правда в сильно модернизированной форме.

Самый сложный и разнообразный из районов ФРГ — Юго-Запад. В его состав входят четыре земли: Гессен, Рейн лан д- Пфальц, Баден-Вюртемберг и Саар, рас­положенные по Рейну и его притокам (Майну, Неккару „и Мозелю), протека­ющим через среднегорье ФРГ.

Части этого района контрастны и в при­родном, и в историческом, и в экономи­ческом отношении. Живописная доли­на Рейна, петляющего среди отрогов Рейнских Сланцевых гор, — благодатный в природном отношении уголок страны с ровным мягким климатом и плодород­ными почвами. В долинах Рейна и его притока Мозеля сосредоточена большая часть виноградников страны. А вблизи этих долин расположены горные массивы с более суровыми природными услови­ями — лесами, горными реками. Здесь редко увидишь городки и деревни, сред­невековые замки.

В историческом отношении контрасты проявились в том, что до второй мировой войны Юго-Запад был почти захолу­стьем, а после войны стал наиболее дина­мичным районом. Раньше здесь преобла­дали отсталое сельское хозяйство, мало­земелье, типичны были эмиграция за океан и отток населения в другие райо­ны. Выходом из положения служило ре­месленное производство, которое давно завоевало мировую известность: очень популярны шварцвальдские часы с ку­кушкой, ювелирные изделия Пфорцгей- ма, обувь Пирмазенса. А крупная про­мышленность «осела» лишь в самых больших центрах рейнской долины по Майну и Неккару.

После второй мировой войны эконо­мика Юго-Запада стала быстро разви­ваться. По доле занятых в промышленно­сти, по доходу на душу населения и осо­бенно по развитию самых новых отраслей одна из его земель, Баден-Вюртемберг, обогнала даже Рейнско-Вестфальский район.

Отраслевая структура промышленно­сти Юго-Запада больше всего изменена

благодаря научно-технической револю­ции. Юго-Запад — это мощная нефтепе­реработка Карлсруэ и нефтехимия Люд- вигсхафена. Это автомобилестроение Штутгарта, атомный центр и две электро­станции в Карлсруэ, электроника и авиа­ционная промышленность. Юго-Запад — это самые старинные университеты ти­хих городков Гейдельберга, Тюбинге­на, Фрейбурга и самые модернистские научно-исследовательские центры кон­цернов.

Наконец, Юго-Запад — это оживлен­нейший транспортный перекресток. Здесь проложены новые пути к центрам «Об­щего рынка» (например, Мозельский ка­нал, ведущий к Франции и Люксембургу), созданы улучшенные водные дороги и новые речные порты, здесь находится франкфуртский «крест автострад» и са­мый крупный узел международных авиа­линий.

Но обновление коснулось отнюдь не всей территории района. Изменения про­изошли прежде всего в долине Рейна, которая превратилась в сплошную цепь городов, в южное крыло западногерман­ского мегалополиса, продолжающееся от Бонна через Франкфурт-на-Майне и Мангейм — Людвигсхафен к Штутгарту на Неккаре. Рейнская долина стала как бы фасадом района, монополии развитых здесь новых отраслей заняли ведущие места в западногерманской экономике. Это «Даймлер-Бенц» и «Сименс», «АЭГ- Телефункен» и химические концерны — наследники «ИГ-Фарбен». От их пред­приятий зависит иногда судьба целых городов. Так, вотчиной химического кон­церна БАСФ стал большой промыш­ленный город Людвигсхафен, где кон­церн по сути единственный работода­тель. В Майнце таким же главным пред­приятием стал завод американской ком­пании ИБМ, производящий электронно- вычислительные машины.

Горные же районы Шварцвальда, Эй­феля и др. остались в основном захолу­стьем ФРГ. Конечно, и здесь прошли ав- тобаны, которые пересекли горы, преодо­лели по эстакадам долины рек, и здесь появились символы научного прогресса: над хвойными лесами Эйфеля возне­слось модернистское сооружение — крупнейший радиотелескоп Зарубежной Европы. Однако развитие «фасада» кос­нулось их косвенно, многие деревни стали лишь местом жительства, а не работы. Их называют сейчас «рабочими деревнями». Бедные районы стали источником рабо­чей силы для разросшихся рейнских метрополий. В горном и лесном Шварц­вальде и сейчас трудно найти работу, а в

303

Федеративная

Республика

Германии

соседнем Штутгарте более У2 занятых на его заводах каждый день приезжает из сельской местности. Такие маятниковые поездки типичны для Франкфурта, Людвигсхафена, Карлсруэ и других горо­дов «фасада».

Быстрого экономического роста Юго- Запада не произошло бы, если бы не было нищеты и разорения в деревне, есйи бы не было постоянного оттока в города и еже­дневных трудовых поездок миллионов людей. К тому же заработная плата мно­гих «рабочих-крестьян», сохранивших дом и хозяйство в сельской местности, ниже, чем в других районах.

Над лесами

Эйфеля вознесся

крупнейший

радиотелескоп

Западной

Европы

Одна из крупнейших агломераций рай­она— Рейнско-Майнская. Численность населения ее ядра— Франкфурта-на- Майне, лежащего в 30 км от впадения Майна в Рейн, — 670 тыс. человек. Всего же в агломерации живет 2,5 млн. чело­век. В нее входят как типично инду­стриальные пригороды — Рюсельгейм с головными заводами автомобильного концерна «Опель АГ», Хёхст с химиче­скими предприятиями, Ханау со своим машиностроением и Оффенбах с коже- венно-обувными фабриками, так и само­стоятельные города— Дармштадт, Вис­баден.

Франкфурт называют городом банков, ярмарок и яблочного вина— «апфель- вайна». В нем находятся штаб-квартиры трех из четырех крупнейших банков стра­ны, а всего более 200 банков. Франкфурт­ские фондовая и валютная биржи — веду­щие в ФРГ. Здесь же аккредитованы представительства многих иностранных банков.

Франкфурт — столица ярмарок; в го­роде проводятся известные книжные ярмарки, ярмарки мехов. Очень много в Франкфурте федеральных и земельных учреждений (хотя столица Гессена — Висбаден), есть редакции «надрегио- нальных» газет, например «Франкфуртер алльгемайне цейтунг». В этом городе родился великий немецкий поэт, один из основоположников немецкой литературы нового времени — Вольфганг Гёте. Во Франкфурте есть Музей Гёте.

После войны город был центром амери­канской зоны, что оставило определен­ный отпечаток: в его старой, деловой части возник остров небоскребов, запад­ные районы стали называться «Вестэнд»; во Франкфурте было сооружено самое высокое здание ФРГ, высотой 144 м. Типичен стал и американизированный образ жизни: многочисленные бары и увеселительные заведения, обилие ино­странцев, рекорды по преступности. Франкфурт называют поэтому «фальши­вым Манхэттеном и настоящим Чикаго».

Промышленные предприятия располо­жены западнее города около железнодо­рожного узла вдоль Майна, по которому доставляют сырье и отправляют готовую продукцию. Основная часть города нахо­дится севернее Майна, а на южном бере­гу разместились транспортные террито­рии — «франкфуртский крест» авто­страд и третий в капиталистической Ев­ропе узел авиалиний. В конце 70-х годов Франкфуртский аэропорт пропускал бо­лее 25 млн. пассажиров в год; объедине­ние банков строит новый аэропорт, кото­рый в 80-х годах будет принимать до 28—30 млн. пассажиров.

Южнее, у впадения в Рейн р. Неккар, расположен Рейнско-Неккарский про­мышленный узел, который имеет два ядра — Мангейм на правом берегу Рейна и Людвигсхафен— на левом. Общая численность населения агломерации превышает 1,3 млн. человек. На двух

берегах Рейна находятся фактически слившиеся воедино и в то же время очень разные города. Мангейм— старинный торговый и промышленный центр с очень разнообразной экономикой. В последние десятилетия здесь возникли автомобиль­ный завод «Даймлер-Бенц», нефтепере­работка, производство турбин и транс­форматоров.

Мангейм играл большую роль в куль­турной жизни страны. Здесь в XVIII в. сложилась мангеймская школа музыки, которая была предшественницей извест­ной венской классической школы. В этом городе некоторое время жил и работал немецкий поэт и драматург Шиллер.

Людвигсхафен — типично инду­стриальный город химии, где на заводе БАСФ работает более 50 тыс. человек.

Город растянулся более чем на 20 км вдоль Рейна, получает миллионы тонн грузов по воде и нефтепродукты с завода в Мангейме. Это крупнейший потреби­тель нефти и электроэнергии (здесь стро­ится' большая АЭС), один из главных «за­грязнителей» Рейна.

В стороне от Рейна, на Неккаре, распо­ложена еще одна крупная агломерация Юго-Запада — Штутгарт с окружением, где живет около 2 млн. человек. Сам город расположен в котловине, городские кварталы поднимаются по ее склонам до уровня 500 м, а между ними разбиты сады и виноградники. В черте города есть несколько минеральных источников, воз­ле которых возникли курортные учрежде­ния. Старый Штутгарт был королевской резиденцией, и облик Альтштадта отча­сти сохранил следы прошлого. На Двор- цЬвой площади находится королевский дворец, соборы и церкви, известный па­мятник Шиллеру. В центре Штутгарта лей. Концерн выпускает также грузовые, специальные машины и авиационные двигатели. А завод «Роберт Бош» выпус­кает электрооборудование для автома­шин.

Штутгарт является и важным культур­ным центром: в нем есть университет, театры и музеи, много известных книго­издательств, выпускающих примерно % книг ФРГ. В государственных галере­ях Штутгарта и Карлсруэ собраны бога­тейшие коллекции живописи и скуль­птуры.

Франкфурт- на-Майне. В деловой старой части города возник «остров» небоскребов

В западной пограничной части района расположен единственный в нем очаг добычи угля и металлургии — Саар. При­рода этой земли типична для Юго-Запа­да— это межгорная котловина с боль­шими лесными массивами, с рекой Саар, петляющей среди холмов. Но совершенно не похожа на Юго-Запад и более напоми­нает Рур индустриальная полоса на юге земли. Здесь, вдоль долины р. Саар,—


выстроены также высотные здания, где размещаются монополии и администра­тивные учреждения столицы. Однако го­род в котловине с очень пересеченным рельефом и весьма плотной застройкой не имел свободных площадок для после­военного строительства промышленных предприятий. Большинство самых из­вестных штутгартских заводов размеща­ется поэтому вне города. Головные заво­ды автомобильного концерна «Даймлер- Бенц» и электротехнического «Роберт Бош» находятся в пригородах. «Даймлер- Бенц» производит очень дорогие маши­ны для самых состоятельных потребите- шахты, терриконы, металлургические за­воды, целая цепочка городов. Правда, города здесь меньше рурских, ведь гораздо скромнее в Сааре и запасы и добыча угля.

Федеративная

Республика

Германии

Проблемы Саара даже сложнее рур­ских. Здесь еще больше, чем в Руре, роль угля и металла, на шахтах и металлурги­ческих заводах работает каждый второй. Но в отличие от Рура район лишен воз­можности использовать руду, доставля­емую морем, так как р. Саар невелика и недоступна для современных речных су­дов. Поэтому Саар вынужден использо­вать соседнюю лотарингскую руду; свя- заны с французским рынком и добыча угля, газа, производство металла, эле­ктроэнергии. Конкуренцию могут выдер­жать лишь предприятия, производящие относительно дешевую продукцию, и Саар уступает в этом плане другим рай­онам. Проблемы района, вероятно, могут решиться лишь с созданием водной связи с Рейном и морем, однако строительство канала Саар—Рейн пока откладывает­ся. «Компенсирующие» производства — нефтепереработка, автомобилестроение пока не могут возместить потери рабочих мест в угледобыче.

Аэропорт во Франкфурте - один из самых крупных в мире

Столица земли — Саарбрюккен — го­род с населением 125 тыс. человек, промышленный и торговый центр. Глав­ный же очаг саарской металлургии — Фёльклинген, типичный промышлен­ный город, окруженный шахтами.

В некоторых изолированных районах Юга и Юго-Запада ФРГ еще сохраняется этнографическая специфика. В раннее

В Шварцвальде, например, встречают­ся деревни, где преобладает своеобразный алеманнский тип дома. Он представляет собой двухэтажную постройку из бревен. Для этого дома характерна очень высокая вальмовая крыша с далеко выступа­ющими вперед балками стропил, об­разующими навес над огромным черда­ком-сеновалом. На первом этаже по­стройки находятся стойла, кладовые и другие хозяйственные помещения, на вто­ром— жилые комнаты. Небольшие бал­коны второго этажа на торцовой стороне дома, обильно увитые зеленью и яркими цветами, придают особую живописность этим старым постройкам.

В Шварцвальде и Гессене до сих пор сохраняются яркие народные костюмы, которые надевают сельские жители в праздничные дни. Своеобразен гессен­ский женский костюм. Он состоит из нескольких собранных в густые сборки коротких юбок ярких цветов, из-под


средневековье эти области были заселены германскими племенами алеманнов, хет­тов и свевов. На их основе в период феодализма сформировались этнические общности южных районов — гессенцы, швабы и др. Этнические особенности, местные традиции до сих пор проявля­ются в облике и характере местных жите­лей, в их материальной и духовной куль­туре, в традиционных способах ведения сельского хозяйства. Длительный период феодальной раздробленности Германии способствовал консервации этих местных традиций. Немалую роль в их сохранении играла и католическая церковь.

которых выступает край белой рубахи. Поверх рубахи надевается узкий черный корсаж с рукавами до локтя, украшенный многоцветной вышивкой. Маленькая красная шапочка удерживается на голове при помощи широких лент, завязываемых под подбородком. Вообще народные ко­стюмы жителей католических областей отличаются своей красочностью.

Католические семьи Юго-Запада в большей степени соблюдают старые тра­диции и обычаи, чем протестанты. Среди католиков до сих пор отмечаются Многие семейные обряды, религиозные и народ­ные праздники. Свои церковные празд-
ники католическое духовенство в целях воздействия на массы отмечает с особой торжественностью и пышностью, устра­ивая в эти дни длинные красочные про­цессии, которые проходят по улицам го­родов и селений под колокольный звон и пение.

Штутгарт. Дворцовая площадь с памятником Шиллеру

Самый изолированный естественными рубежами, самый возвышенный и леси­стый район ФРГ, богатый бурными гор­ными реками с большими запасами гидроэнергии,— это Юг. Он включает лишь одну, но зато самую большую по территории землю — Баварию. На край­нем юге по альпийским хребтам она гра­ничит с Австрией, а на востоке по Бавар­скому и Верхнепфальцскому Лесу— с ЧССР. Бавария — юго-восточный «угол» ФРГ.

Пересекая массив Швабский Альб по дороге с Юго-Запада, вы попадаете из рейнского бассейна в дунайский. До­лина Дуная — центр Баварии и ее основ­ная житница с плодородными черноземо- видными почвами, высокой распаханно- стью, посевами пшеницы, ячменя и с типично баварской культурой хмеля. Альпийские предгорья богаты пастбища­ми и давно стали крупным районом молочного животноводства. Кроме того, Баварские Альпы — известный район ту­ризма и зимнего спорта.

Если границы других земель ФРГ почти не имеют никакого значения и, наоборот, зачастую разрезают территории, тесно связанные многими нитями, то границы Баварии отделяют очень своеобразный в природном, историческом и экономиче­ском отношении район с особой полити­ческой обстановкой. Природная изоляция способствовала сохранению историче­ской обособленности, что задержало здесь развитие хозяйства. Бавария была особым королевством вплоть до 1918 г., некоторые крепостные повинности были отменены лишь в 20-х годах. Вплоть до 40—50-х годов нашего века она остава­лась аграрно-индустриальным и очень бедным районом. В деревне господство­вало кулацкое землевладение, в городе большую роль продолжало играть реме­сленное производство; используя местное сырье, ремесленники занимались обра­боткой дерева, в частности производ­ством игрушек и карандашей, изготов­ляли керамику и фарфор и т. д. Все это обусловливало большую роль мелкой буржуазии в городе и деревне. Экономи­ческая отсталость усиливалась политикой католической церкви, боявшейся роста пролетариата. Бавария отличается осо­бым влиянием католицизма: 70% ее насе­ления — католики.

Своеобразная социальная структура на­селения, экономическая отсталость рай­она способствовали его превращению в родину фашизма. И сегодня в Баварии позиции реакции сильнее, чем в других землях ФРГ; большинство ее насе­ления голосует за ХСС — самую пра­вую из политических партий страны. Особенно устойчивы позиции этой пар­тии в сельской местности, в небольших городках с высокой долей мелких хозя­ев, и гораздо слабее они в пролетарском Мюнхене.

Бавария, как и Юго-Запад, довольно быстро развивалась в послевоенные годы. Сегодня она не страдает из-за уда­ленности от рурского угля. Через альпий­ские перевалы от портов Средиземного моря сюда проложены три нефтепровода, сходящиеся к дунайскому городу Инголь- штадту. Энергетической базой служат также гидростанции на Дунае и его аль­пийских притоках, особенно на р. Инн.

Однако они дают недостаточно электро­энергии для баварской индустрии, осо­бенно зимой, когда расход воды в этих реках уменьшается и приходится импор­тировать «зимнюю энергию» с австрий­ских и швейцарских ГЭС. Это была одна из причин того, что первые промышлен­ные атомные станции в стране были построены именно в Баварии и доля круп­ных АЭС здесь постепенно увеличива­ется.

Развитию района будет способствовать завершение строительства в 80-х годах канала Рейн—Майн—Дунай, который станет важным трансъевропейским пу­тем, в результате чего окраинное положе­ние Баварии изменится на транзитное.

Однако наиболее важный фактор раз­вития района — это кадры рабочей силы, прошедшие школу ремесленного произ­водства, а также научно-технические цен­тры и учреждения, щедро финансируемые государством и военно-промышленным

здесь и ремесленное производство, а сред- з07 няя заработная плата гораздо ниже, чем в Федеративная других районах. Особенно тяжело поло- Республика жение пограничных с ГДР и ЧССР вое- Германии точных горных районов Баварии, кото­рые были бедными и раньше и сильно пострадали от разрыва традиционных связей с этими странами. Восточная Бава­рия отличается самой высокой безработи­цей, уходом молодежи, «постарением» на­селения. Это наиболее крупная из бед­ствующих областей ФРГ.

Баварская столица Мюнхен с населе­нием 1,3 млн. человек является крупней­шим городом Юга и вторым в ФРГ. Это как бы городской остров среди слабонасе­ленных альпийских предгорий, его назы­вают иногда «миллионной деревней». Мюнхен развивался как резиденция и центр католицизма. На гербе города изо­бражен монах, и само название его про­изошло от слова «мёнх» (монах). Старый и новый

Историческим ядром Мюнхена был не- Мюнхен


комплексом ФРГ. Именно это привлекло сюда многие предприятия современной военной промышленности: авиаракетной, танковой, электронной. На Баварию приходится сейчас большая часть всех военных заказов ФРГ. Монополии во­енно-промышленного комплекса стали новой опорой и финансовой базой самой реакционной политической силы— ре­гиональной баварской партии ХСС.

Но индустриальный рост отдельных центров не сделал Баварию «процвета­ющей землей». Доля занятых в сельском хозяйстве Юга и сейчас вдвое выше, чем в среднем в ФРГ, больше распространено большой монастырь вблизи р. Изар, около которого герцог Генрих Лев осно­вал в 1158 г. город. Более 750 лет, вплоть до 1918 г., Мюнхен развивался как королевская резиденция, Эти функ­ции сдерживали появление индустрии, но способствовали развитию культуры, украшению города, привлечению сюда известных ученых, художников, скуль­пторов. В Мюнхене сосредоточены коро­левские и курфю,ршеские дворцы, он славится своими великолепными архитек­турными ансамблями, созданными мест­ными и зарубежными зодчими. Его сим­вол— Фрауенкирхе с двумя куполами-
луковицами, созданная простым средне­вековым каменщиком. Старая часть го­рода с узкими кривыми улицами нахо­дится на левом берегу р. Изар. Вокруг нее расположены широкие улицы нового го­рода, созданного в основном в XIX в. Буржуазные кварталы этого города резко отличаются от перенаселенных рабочих кварталов на южной окраине.

Завод фирмы БМВ

в Мюнхене

Мюнхен — признанная культурная сто­лица страны. Здесь находится Баварская национальная библиотека, имеющая са­мое большое число книг в ФРГ; 70 лет назад в ней работал В. И. Ленин. Мюн­хенский университет, в котором учится 23 тыс. студентов, — крупнейший в ФРГ. В музеях города хранятся богатейшие художественные коллекции. Особенно известны Глиптотека (собрание скуль­птур) и картинные галереи — старая Пинакотека, в которой хранятся произве­дения Дюрера, Рубенса, Рембрандта, Ра­фаэля и др., и новая Пинакотека, где

представлены картины мастеров XIX—XX вв. Большие коллекции собра­ны также в Национальном баварском музее и в Этнографическом музее.

С городом связана деятельность многих известных ученых (Г. Ом, М. Планк, В. Рентген), знаменитых художников (Альбрехт Дюрер), писателей (Томас Манн), композиторов (Р. Штраус, В. Моцарт). Здесь в течение нескольких лет жил и работал композитор Р. Вагнер. На сцене Мюнхенского оперного театра состоялась премьера его оперы «Нюрн­бергские мейстерзингеры», созданная по нюрнбергским хроникам XVII в. И по­ныне Оперный театр Мюнхена считается лучшим в ФРГ.

История и современная жизнь бавар­ской- столицы весьма противоречивы. В начале века здесь работал В. И. Ле­нин и находился штаб ленинской «Ис­кры», в 1919 г. Мюнхен был столицей Баварской советской республики. Но уже в 20-х годах «пивным путчем» началась мрачная история нацизма, тесно связан­ная с Мюнхеном. В годы второй мировой войны студенты Ганс и София Шолль разбрасывали антифашистские листовки в местном университете, но рядом с горо­дом дымили трубы Дахау— одного из самых страшных концлагерей Европы. Мюнхен одновременно консервативен и прогрессивен и сегодня.

Мюнхен— центр известного турист­ского района, окруженный многими ку­рортами у альпийских бзер Тегерн, Штарнберг, Аммер. В 1972 г. он был цен­тром Олимпийских игр, здесь построили большой Олимпийский комплекс, проло­жили первую линию метрополитена. Вме­сте с тем столица туризма отличается осо­бым загрязнением природной среды: в районе главного вокзала зараженность двуокисью серы достигает рурских мас­штабов, центр города по количеству оса­ждающейся пыли превосходит Лондон и Токио.

Город культуры, науки и туризма стал в последние годы и главной базой военно- промышленного комплекса, вторым по­сле Гамбурга индустриальным центром ФРГ. Основой комплекса служат эле­ктротехническая промышленность и эле­ктроника, особо развившиеся после вой­ны; ни в одном городе ФРГ они не играют такой роли, как в Мюнхене. Здесь нахо­дятся предприятия и научно-исследова­тельские центры концернов «Сименс», «Бош», «Грундиг». Тесно связаны с эле­ктроникой авиаракетгіьіе заводы круп­нейшего концерна «Мессершмитт — Бёльков-Блом» и «Дорнье», предпри­ятия концерна «Краус-Маффей», выпу­скающие танки для бундесвера и других армий НАТО, главный производитель двигателей «Моторен-турбинен-унион». Мюнхен стал центром атомных исследо­ваний и атомной промышленности. Из традиционных предприятий особенно из­вестны автомобильные заводы БМВ, за­воды точной механики и оптики.

Город расположен на стыке важных сельскохозяйственных районов — дунай­ской долины с зерновым хозяйством и альпийских предгорий с их молочным животноводством. Мюнхен имеет разви­тую пищевую промышленность, его на­зывают «столицей пива и сосисок».

Во многом другой была история вырос­шего на торговых путях Нюрнберга — второго по величине города Баварии. Вместе с пригородом Фюртом его населе­ние составляет 570 тыс. человек, а фак­тически город поглотил и расположенный к северу Эрланген. Он вырос на песча­ной бедной земле, среди сосновых лесов и торфяных болот. Однако уже в XIV—XV вв. город выдвинулся благода­ря положению на перекрестке путей из Италии в Северную Германию и от Дуная к Рейну, которые стали особенно важны во время расцвета Венеции. Уже в те годы верхненемецкие города, и в частности Нюрнберг, были средоточием богатства и роскоши, говорили даже, что «рука Нюрнберга тянется через всю страну». В городе процветало ремесленное произ­водство, культура, наука; здесь работал знаменитый Альбрехт Дюрер. Ремеслен­ники Нюрнберга славились своими изде­лиями из золота и серебра, бархатными тканями, здесь были изобретены карман­ные часы. Нюрнберг снабжал Европу компасами и измерительными прибора­ми. Старый город сосредоточивал много музеев, памятников готики, отражал бы­лую славу Нюрнберга. Во время второй мировой войны он особенно сильно пострадал от налетов американской авиа­ции.

Ныне старый город опоясан кольцом жилых кварталов и промышленных пред­приятий, выросших в эпоху капитализма, в частности после войны. Сложный путь от старинных ремесел прошла современ­ная металлообработка; главную роль играют электротехническая промыш­ленность и электроника. В Эрлангене не­давно возник крупный научно-исследо­вательский центр концерна «Сименс». Традиционными отраслями Нюрнберга являются также деревообработка (каран­дашная промышленность со знамениты­ми фабриками «Фабер», производство игрушек), полиграфическая и текстиль­ная промышленность.

В гитлеровской Германии Нюрнберг был местом помпезных съездов фашист­ской партии. В 1946 г. во Дворце юсти­ции проходил процесс над главными военными преступниками.

Природная изолированность Баварии и ее историческая судьба способствовали тому, что здесь до наших дней сохраня­ются некоторые старые черты народной культуры. В период средневековья на основе различных германских племен здесь сложилась особая народность — ба­варцы, которые и сейчас отличаются по своему быту, чертам характера, многим обычаям и традициям от жителей других

областей страны. До сих пор сохраняется, 309 например, баварский диалект немецкого Федеративная языка. Отличаются своеобразием бавар- Республика ские большие каменные и срубные дома Германии альпийского типа; довольно стойко со­храняется еще народный костюм, име­ющий много общих черт с тирольским костюмом Австрии.

Специфична народная кухня баварцев, в которой особенно распространены муч­ные кушанья — блюда из вареного теста, лапша. Широкой известностью пользует­ся знаменитое баварское пиво; % всех пивоваренных заводов ФРГ сосредоточе­но в Баварии, где они есть почти в каждом городке.

На народные обычаи наложила отпеча­ток господствующая здесь католическая церковь. Как и на Юго-Западе, во время многих народных праздников устраива­ются пышные процессии ряженых, фа­кельные шествия.

Много специфичного сохраняется еще в фольклоре баварцев, в их играх и тан­цах. Так, здесь издавна был распростра­нен танец лендлер, один из предшествен­ников знаменитого венского вальса.

Региональная структура ФРГ сильно из­менилась после войны: усилилась эконо­мика Юго-Запада и Юга, уменьшилась роль традиционного очага тяжелой инду­стрии — Рура. Наряду с внутренними свя­зями появились новые внешние связи, обусловленные возросшим импортом сы­рья и вывозом готовой продукции. Изме­нение конфигурации страны выдвинуло на первый план пути меридионального направления: Рейн, систему скоростных железных дорог и автострад по рейнской долине, к ним добавилась и сеть нефте- и газопроводов. От Рура на севере до Мюн­хена на юге протянулся западногерман­ский мегалополис — сплошная цепь горо­дов и агломераций. Но рост не был всеоб­щим: в тени «экономического чуда» оста­лись многие сельские районы, угольные и текстильные очаги, восточные погранич­ные области.

Прогнозы регионального развития ФРГ до 1985 г. говорят о дальнейшем уменьшении рабочих мест в Эмсланде, Сааре, восточных районах Баварии. Эти же области будут отличаться сильным оттоком населения. К районам, теря­ющим население, прибавится Эссен с окружением и восточная часть Гессена.

Таким образом, западногерманские экономисты предсказывают дальнейшее обострение районных контрастов, даль­нейшую концентрацию населения в пределах мегалополиса, ухудшение «каче­ства жизни» во многих районах страны.

<< | >>

Еще по теме БЕЛЬГИЯ (Королевство Бельгия):

  1. 2.1. Структура услуг в социальной сфере
  2. Задания для самостоятельного решения по 3 разделу
  3. IV. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ
  4. СОГЛАШЕНИЕ О ПАРТНЕРСТВЕ И СОТРУДНИЧЕСТВЕ, учреждающее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны
  5. РАЗДЕЛ XIИнституциональные, общие и заключительные положения
  6. §4.3. Форма государственного (политико-территориального) устройства
  7. СТРАНЫ МИРА. Краткие сведения для филателистов
  8. ГЛАВА IX. НОВАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  9. Европейская война 1792—1815 годов
  10. Италия в эпоху Просвещения и наполеоновских войн
  11. § 3. Международные отношения в эпоху революционных и наполеоновских войн
  12. Европейская реакция в борьбе с революционными и национально-освободительными движениями
  13. Великие державы и объединение Германии и Италии