<<
>>

Избирательная система и процедура выборов

а) Выборы в Бундестаг как пропорциональные выборы

Избирательная система для выборов в Бундестаг является пропорциональной. Она исходит из того, что выступающие в ка- честве конкурентов политические партии получают столько ман- датов, сколько им полагается в соответствии с пропорцией полу - ченных ими на всей территории выборов вторых голосов.

Общее количество подлежащих раздаче мандатов фиксировано. Такая в общем совершенно обычная пропорциональная система содержит в себе особое требование сформировать большинство с учетом 5%-ной оговорки. Так как пропорция рассчитывается исключительно по вторым голосам, то они и определяют суть избиратель - ной системы.

Законодательная техника, предусмотренная федеральным за - коном о выборах, однако, скорее скрывает, чем демонстрирует относительно простую основу избирательной системы. Вероятно, можно утверждать, что обычный гражданин либо с большим усилием может, либо вообще не способен понять при чтении решаю - щих в этом аспекте § 1, 4 и 5 и в особенности § 6 и 7 Федераль- ного закона о выборах, как же осуществляется конкретно процедура выборов.

Если оставить в стороне частично столь же нереальные, сколь и вводящие в заблуждение нормы на отдельные и чрезвычайные случаи, то эта процедура будет выглядеть следующим образом. Для распределения мест подсчитываются все вторые голоса по всем земельным опискам. Из дальнейшего распределения выбывают все партии, не набравшие минимум 5% голосов на всей территории выборов. Голоса распределяются между оставшимися партиями пропорционально вычисленному таким образом общему числу их вторых голосов.

Распределение происходит следующим образом: сумма вторых голосов всех партий делится на число мест в парламенте. Полу - ченный результат есть избирательное частное, т. е. число вторых голосов, необходимое для получения одного места. Каждая пар - тия получает столько мест, сколько раз избирательное частное содержится в общем количестве поданных за нее голосов.

Так как в результате такого подсчета у каждой партии появляются остаточные голоса и, следовательно, не все места могут быть рас - пределены, то распределение остаточных мест происходит по по - рядку наибольших долей чисел, которые при таком подсчете при - ходятся на ту или иную партию (§ 6, абз. 2 Федерального зако- на о выборах). После этой процедуры все места оказываются рас - пределенными и устанавливается, на сколько мест может рассчитывать каждая партия. Предназначение пропорциональных выбо - ров, предполагающих, что каждая партия должна получить долю мест в парламенте пропорционально полученным ею голосам, оказывается, таким образом, выполненным.

Так как § 7, абз. 1 Федерального закона о выборах утвердил объединенные земельные описки лишь для того, чтобы использо - вать все голоса на территории федеральных выборов и не допу- стить появления не поддающихся оценке остаточных голосов в каждой из земель, необходим обратный пересчет мест, полагаю - щихся суммарно каждой партии, на отдельные земельные ее списки. Он происходит, согласно § 7, абз. 3 Федерального закона о выборах, тем же способом, который был описан выше (в случае распределения мест между партиями).

Однако после этого остается еще нерешенным вопрос, кто именно войдет в парламент от каждой партии. В этом состоит примечательная особенность системы выборов в ФРГ. Каждый избиратель обладает наряду с правом второго голоса еще и правом первого голоса, с помощью которого он избирает депутата по данному округу (§ 4 Федерального закона о выборах). Избран - ным по округу является тот, кто собрал больше всего голосов (§ 5 Федерального закона о выборах). Половина мест занимает - ся, таким образом, кандидатами, преуспевшими в избирательных округах (§ 1, абз. 2 Федерального закона о выборах). Граждане не избирают одну половину депутатов по пропорциональному принципу, а вторую — по мажоритарному; комбинация первых и вторых голосов имеет целью принять решение по конкретным лицам, не нарушая пропорций между партиями, определяемых через вторые голоса.

Можно сказать, что мы имеем дело теоретически с сочетанием пропорциональной системы и менее важного эле - мента мажоритарных выборов, так называемого выбора конкретных лиц.

Технически это достигается тем, что, согласно § 6, абз. 4 Фе- дерального закона о выборах, число мандатов по избирательным округам, полученных партией в одной федеральной земле, вычитается из числа мест, которые полагаются данной партии в этой земле согласно пропорции ее вторых голосов. Остающиеся места занимаются согласно соответствующему земельному списку в установленной там последовательности (§ 6, абз. 4 Федерального закона о выборах).

Если § 1, абз. 2 Федерального закона о выборах говорит, что половина депутатов избирается путем выдвижения по округам, а другая — по спискам, то § 4—6 того же закона показывает, что это распределение действует не в отношении каждой партии, а лишь в отношении формирования парламента как такового. Какая-нибудь партия может, таким образом, получить больше 50;% причитающихся ей мест в парламенте в виде прямых мандатов и, соответственно, меньше мандатов по спискам, и наоборот. Соот- ношение это может существенно колебаться в различных землях.

Если обращаться к нерегулярным и либо чрезвычайно мало - вероятным, либо противоречащим Конституции вариантам, то § 6, абз. 1 Федерального закона о выборах предусматривает возможность, открываемую § 18, абз. 1, и § 20, абз. З того же закона и предусматривающую, что кандидат по округу выдвигается не партией, а имеющими избирательные права гражданами, или что партия предлагает кандидата по данному округу, но не земель - ный список. Параграф 6 абз. 1 Федерального закона о выборах регулирует только, что делать, если в подобном случае кандидат по округу выигрывает. Лишь до консолидации политических пар - тий во время выборов 1949 г. подобные кандидаты по округам имели успех; с тех пор этого больше никогда не происходило. Вто - рым чрезвычайно маловероятным является случай, когда при распределении мест по спискам две или более партии имеют одинаковые доли голосов.

Тогда как обычно в избирательном праве вопрос решает жеребьевка (§ 6, абз. 2 Федерального закона о вы - борах). Если объединенный список партии получает более половины вторых голосов, а описанная выше нормальная процедура распределения приводит в результате к тому, что этот список по - лучает не более половины мест (что возможно, так как подсчет производится в пропорциях и сравниваются, таким образом, мас - сы голосов различных партий друг с другом), тогда независимо от доли числа голосов этому описку отдается первое оставшееся место (§ 6, абз. 3 Федерального закона о выборах); таким обра- зом, процедура распределения мест проводится заново. То что земельный список будет содержать меньше кандидатов, чем приходится на него мандатов по числу голосов, маловероятно. В по - добном случае места остаются незанятыми (§ 6, абз. 4 Федераль- ного закона о выборах), а парламент имеет тогда меньше поло - женного числа депутатов.

Последний нерегулярный случай — содержащаяся в § 6, абз. 5 Федерального закона о выборах возможность так называемых из - быточных мандатов. Так бывает, когда на земельный список одной партии (после распределения мандатов по спискам) прихо- дится меньше мандатов, чем партия получила напрямую в той же земле. Это вероятно лишь в маленьких землях. Например, если СДПГ получит в Бремене большинство прямых мандатов, то доля ее вторых голосов составит лишь около 40[%. Избыточный мандат увеличивает число депутатов в парламенте и потому порождает диспропорцию.

б) «Расщепление» голосов и выборы конкретных лиц

Обычно избиратель отдает первый голос тому кандидату по округу, для партии которого он приберегает второй голос по списку. Он может, однако, отдать первый голос кандидату по округу от другой партии. Это называется шплиттингом голосов. С ним бывают связаны, как правило, напрасные ожидания. Согласно описанному выше влиянию механизма первых и вторых голосов на заполнение мест в парламенте, оказывается, что успешный шплиттинг, т. е. такой, который ведет к победе в округе кандида- та чужой партии, оттесняет последнего кандидата по спискам той партии, которая другим путем провела своего депутата в парламент. Так как избиратель не может знать, кто именно этот кан- дидат, то влияние шплиттинга тоже остается ему неизвестным.

Несмотря на такое действие шплиттинга голосов, он поль- зуется большой популярностью у маленьких партий на решающем этапе предвыборной борьбы. К большому возмущению крупных партий избирателю регулярно внушают, что за них надо отдать первый голос, а второй «подарить» маленьким партиям. В част - ности, СвДП явно пользуется успехом, используя такую возмож- ность агитации после выборов в ландтаги в Гессене в Рейнланд- Пфальце в 1987 г.

Техника шплиттинга голосов становится очень ясной, если понять ее хорошо один раз. Вполне реальной становится возможность доведения с ее помощью избирательной системы до абсурда. Если, например, СвДП и ХДС достигли бы соглашения о том, что вторая партия не выставит никаких кандидатов по избирательным округам и убедит при этом своих избирателей в надежных округах голосовать за кандидатов от СвДП, и если послед - няя в качестве ответного шага порекомендует своим избирателям ни в коем случае не голосовать по земельному списку СвДП, а только в пользу земельного списка ХДС, то в случае следования избирателей подобным рекомендациям это привело бы к появле- нию большого количества избыточных мандатов в пользу СвДП и к усилению избирательного потенциала ХДС благодаря вторым голосам избирателей — сторонников СвДП. Сторонники обеих партий существенно -усилили бы вес своих голосов, используя их шплиттинг. Хотя подобное мероприятие вообще не могло бы быть реализовано в тайне (при широкомасштабном использовании пе- чати), в правовом отношении его все же следует предотвратить как злоупотребление возможностями избирательной системы.

Вопрос о ценности системы двух голосов на сегодня остается открытым. Как способ отбора кандидатов она себя не оправдала, так как абсолютно доминируют партийные либо коалиционнотактические соображения. Единственный четкий смысл, который она сегодня еще имеет, состоит в том, что выдвижение кандидатов и решение о них, а значит, и относительно персонального со - става парламента, децентрализованы. В то время как земельные списки составляются земельными организациями, кандидаты по избирательным округам выдвигаются окружными организациями политических партий, что дает гораздо большую возможность но - вым поколениям политиков или отдельным инакомыслящим про - биться внутри своей партии. Этих преимуществ можно было бы достичь, однако не через систему двух голосов, а через влияние окружной избирательной организации партии на список или авто - матически — благодаря упразднению института второго голоса. Если ФКС и подчеркивает представительство избирательного округа в парламенте, то оно не обязательно зависит от системы двух голосов; кроме того, суд упускает из виду, что кандидаты по спискам являются, как правило, одновременно кандидатами по избирательным округам, но находящимися в менее выгодном по - ложении. Опыт системы двух голосов говорит скорее за ее уп- разднение и уж во всяком случае не в пользу ее дальнейшего раз - вития.

в) Процедура выборов в узком смысле

Определение дня выборов согласно § 16 Федерального закона о выборах является прерогативой Федерального президента. Его решение об этом требует второй подписи по смыслу ст. 58 Основ - ного закона. Статья 39 абз. 1 Основного закона указывает сроки, заключающие выборы в определенные рамки в случае как регу- лярного, так и нерегулярного окончания избирательного периода. В отличие от Англии в ФРГ возможность Правительства прово - дить свою политику манипулируя сроками выборов ограничена.

Из четырех фаз выборов как) массового мероприятия (органи- зации имеющих право голоса, предвыборной агитации, акта выбо- ров и установления его результатов) первая фаза предполагает наличие описка избирателей, извещение имеющих право голоса и внесение возможных поправок в описок избирателей (§ 17, 19, 23 Положения о порядке федеральных выборов). Список избирателей закрывается за 1—3 дня до выборов и является затем осно- вополагающим для реализации права участия в выборах. Без внесения в список (можно голосовать лишь с удостоверением на право голосования (по § 25, абз. 2 Положения о порядке федеральных выборов). Ответственными за первую фазу являются общины.

Предвыборная агитация начинается с требования дать предложения о кандидатах по избирательным округам и земельные списки, что должно быть сделано руководителями окружных или земельных выборов (§ 32 Положения о порядке федеральных выборов). Закрепленное в § 18 и 27 Федерального закона о выборах право выдвижения кандидатов должно быть использовано, соглас- но § 19 Федерального закона о выборах, в срок до 52-го дня до голосования. Предложения о кандидатах нуждаются в допуске окружного или земельного избирательного комитета. Конкретные моменты предъявления требований к предложениям, процедуры допуска и предварительной проверки земельным или окружным руководителем выборов регулируют § 20—25, 27 и 28 Федерального закона о выборах, а также § 33—44 Положения о порядке федеральных выборов.

Организация собственно акта выборов начинается с официаль- ного изготовления бюллетеней для голосования. Подготовка к вы - борам является гласной, но голосование, напротив, тайным (ст. 38, абз. 1 Основного закона), о чем необходимо заботиться согласно § 33 Федерального закона о выборах. Голосование про - исходит в помещениях, которые определяет община. Сама процедура событий в помещении для выборов, необходимые мероприятия и способ голосования более подробно регулируются в § 31—36 Федерального закона о выборах и в § 44—46 Положения о порядке федеральных выборов. Для каждого избирательного округа — самой маленькой организационной единицы — должно быть выделено помещение. Ответственными избирательными органами ок - руга являются руководитель проведения выборов и избиратель - ная комиссия (§ 8, абз. 1 Федерального закона о выборах).

Результаты выборов определяются сначала избирательной комиссией в избирательных округах, причем она принимает реше- ние и о действительности отдельных голосов. Это решение, одна - ко, может исправить окружной избирательный комитет, который должен определять результат голосования по округу в соответствии с § 40 Федерального закона о выборах. Земельный избирательный комитет подводит итоги голосования по земельным спискам. Федеральный избирательный комитет устанавливает, сколь - ко мест приходится на земельные списки каждой отдельной пар - тии и какие кандидаты избраны (§ 42, абз. 2 Федерального закона о выборах). Оповещение избранных и .принятие заявлений о том, принимается ли ими избрание, осуществляется так: приме - нительно к кандидатам от списков — через земельного (§ 42, абз. 3 Федерального закона о выборах), а к кандидатам по избирательным округам — через окружного руководителя проведения выборов (§41, абз. 2 Федерального закона о выборах).

г) Распределение времени предвыборного радиовещания

Конституционно-правовая оценка распределения времени пред - выборного вещания государственными радиостанциями между отдельными кандидатами должна исходить прежде всего из того, что основной принцип равенства охватывает предвыборную борьбу как часть подготовки к выборам. Здесь действует положение о том, что необходима особая причина, чтобы оправдать неодинаковое отношение к партиям. При непредвзятом подходе не под - лежит никакому сомнению, что формальное равенство всех пар - тий — претендентов в предвыборной борьбе, — выражающееся в абсолютно одинаковом предоставлении им времени вещания, идеальным образом соответствует строгому смыслу принципа равенства.

ФКС трактует эту проблему таким образом: «Согласно прин- ципу одинаковых шансов в предвыборной борьбе государственные радиостанции обязаны вести себя нейтрально в отношении предвыборной борьбы политических партий. С этим принципом одинаковых шансов связывается, однако, не только выделение абсолютно одинакового эфирного времени для всех партий». ФКС считает также, что «по особо важным причинам дифферен- циация может производиться и при распределении эфирного времени». Отсюда неизбежно вытекает, что без особо важных при - чин с принципом одинаковых шансов в предвыборной борьбе со - относится лишь предоставление равного эфирного времени всем политическим партиям. Однако существующее положение характеризуется тем, что государственные радиостанции находятся под влиянием отнюдь не мелких партий, а Федеральный конституцион- ный суд дал им к тому же необходимые послабления. Таким обра- зом, государственное радиовещание вносит существенный вклад в сложившийся статус-кво, защищает партийную олигополию. Во - прос о том, действительно ли это помогает традиционным, укоре - нившимся партиям, остается открытым.

Невозможно усмотреть особую императивную причину, кото - рая оправдывала бы вмешательство в ход выборов на стадии подготовки к ним и ведения предвыборной борьбы путем неравноправного обращения со стороны государственного радиовещания с предвыборными передачами различных кандидатов в депутаты.

Еще более интересными, чем упомянутое обоснование исключений из формального равенства, являются два соображения ФКС. Прежде чем указать в уже упомянутом решении на значе- ние равенства выборов во время предвыборной агитации для государственных радиостанций и подробности его возможного нарушения, Суд размышляет о том, что политические партии были бы предоставлены свободной игре сил, если бы не было государственного вещания. Но если бы они в этой ситуации «прибегали к помощи радиоагитации в различной степени, смотря по их финансовым и прочим возможностям», то «основной принцип равен - ства шансов в предвыборной борьбе» был бы сохранен. Откуда должен взяться этот принцип в отношениях между партиями и частным радиовещанием, остается совершенно неясным. Дальней - шая ссылка на правовой порядок показывает, что здесь речь идет лишь о частном правовом порядке, при котором всем партиям должен быть гарантирован шанс заключить договоры на предвы- борную агитацию с частным радиовещанием, что правовой поря - док не может затруднять заключение таких договоров в ущерб каким-либо партиям. В промежутке содержится предложение, чрезвычайно важное в данном случае: «Основной принцип равен - ства шансов не требует, чтобы различия между партиями, проис- текающие из различной величины, силы и различий в политиче- ских установках, выравнивались за счет вмешательства верхов - ной власти». По контексту видно, что под «основным принципом равенства шансов» подразумевается просто-напросто отказ выровнять неравное положение, возникшее в силу различной величины партий и прочих факторов и вытекающее из особенностей поведения в условиях рынка. В лице государственных радиостанций политические партии имеют перед собой государство не как суве- рена, а как распределителя ресурсов, и поэтому здесь действует не общее частное право, а обязанность государства по соблюдению формального равенства избирательных прав.

Второе соображение ФКС относится к обязанности радиостанции «объективно информировать круг своих слушателей о соот- ношении сил между влиятельными политическими, идейными и общественными группами». Как утверждает Суд, эта общественная функция радио «дает важное основание, чтобы учитывать до определенной степени меру значения той или иной политической партии при определении времени вещания с целью предвыборной агитации». Этот аргумент также не является достаточно убеди - тельным, поскольку предвыборная агитация осуществляется пар - тиями, а не радио; она не является продуктом его редакционных усилий. Именно поэтому в целой серии решений ФКС справедли- вым образом сильно ограничивал возможность радиостанции не принимать к трансляции предвыборные радиотексты даже при наличии враждебных Конституции высказываний.

Нелогичным является также аргумент, что через распределе- ние одинакового эфирного времени государство несправедливо вмешивается в фактически неравное положение и отдает таким образом предпочтение маленьким партиям. Этот аргумент нелоги- чен, так как равенство выборов относится к претенденту как таковому, т. е. к партии, а ее вес не имеет значения при принятии решения о квотах времени. Любой другой взгляд вызывает колли - зию с исходной точкой решения ФКС, который рассматривает формально равные квоты времени (неравным партиям!) как иде- альный способ реализации постулата о равенстве.

д) Общая сумма расходов на предвыборную борьбу

Когда в 1966 г. Федеральный конституционный суд запретил финансирование политических партий из федерального бюджета (введенное в 1959 г.), как не согласующееся с демократическим принципом свободного и открытого волеобразования народа в от - ношении государственных органов, он одновременно указал пар - тиям на другой, с радостью воспринятый ими способ приобретения средств, а именно: получение возмещения за государственный счет «соразмерных расходов на необходимую предвыборную борьбу».

Из того факта, что политические партии имеют особое значение для выборов, нельзя заключить, что уже в силу этого им могут быть возмещены такие расходы. На основе главного тезиса решения ФКС о принципиальном запрете финансирования партий можно понять только идею, согласно которой помощь партиям может быть оказана постольку, поскольку они иначе вообще не в состоянии вести необходимую предвыборную борьбу. Привести доказательства в пользу этой идеи, однако, трудно. Даже если следовать логике ФКС, нельзя понять, почему государство, как того требует формальное равенство выборов, не должно гаранти - ровать каждой партии минимальное финансирование предвыборной борьбы. Это привело бы к равному финансированию, а раз - личная степень силы отдельных партий могла бы оказать свое до - полнительное воздействие на ход предвыборной борьбы.

В действительности общие средства на возмещение расходов по ведению предвыборной борьбы — лишь форма проявления государственного финансирования партий, и было бы гораздо более честным выделить ее из контекста выборов. В пользу такой оценки говорит, в частности, то обстоятельство, что данный вопрос решается не в Законе о выборах, а в Законе о партиях.

е) Проверка правильности выборов

Основной закон закрепляет в ст. 41, абз. 1 право проверки правильности выборов за самим Бундестагом и, таким образом, принимает эстафету у старого немецкого парламентского права. Новым является положение о том, что вопреки решению Бунде - стага возможна жалоба в Федеральный конституционный суд. Процедура проверки подробно определена Законом о проверке правильности выборов 1951 г. Закон предусматривает подготовку решения (она происходит лишь по возбуждении ходатайства, а не в силу должностных обязанностей) комитетом по проверке правильности выборов. Хотя такая проверка, если она вообще имеет смысл, должна проводиться после выборов как можно быстрее, тем не менее отсутствует какой-либо твердо фиксированный срок, исключая случай заявления протеста по ходу выборов. В противоположность этому благодаря праву пленума отправ - лять дело для прояснения правовых вопросов комитету дается зеленый свет затягиванию рассмотрения, и не вызывает удивле - ния, что проверка правильности выборов может длиться до полу - тора лет. На практике все протесты оказывались безрезультатными.

В то. время как заявление может подать каждый имеющий право голоса, жалоба в ФКС предполагает, что ее поддерживают минимум сто человек, имеющих право голоса. Сама процедура отрегулирована скупо. В ней указания на предмет и пределы проверки отсутствуют так же, как и данные о том, в чем может заключаться вероятное содержание решения. ФКС ранее уже ограничил функцию проверки выборов, с тем чтобы «гарантировать правильное формирование Бундестага». Последовательным явля - ется заключение ФКС о том, что процедура проверки правильно - сти выборов не служит реализации субъективных прав. Его обя- занностью остается проверка всех выявленных ошибок по ходу выборов в случае подачи жалобы, а в случае установления тако - вых — выяснение, затрагивают ли они правильность формирова- ния парламента.

Ошибки в ходе выборов — это нарушения материального и про - цессуального избирательного права, включая принципы выборов, закрепленные в ст. 38, абз. 1 Основного закона. Суд должен так - же подвергать проверке нормы избирательного права на их кон - ституционность (если есть жалоба на их антиконституционность) и соответствующее поведение властей, ответственных за проведе - ние выборов, и объявлять их, если того требуют обстоятельства, недействительными. Бундестаг призван, напротив, исходить из существующих норм; он действует не как суд, а лишь исключи - тельно как защитник по собственному делу.

ФКС считает несущественными ошибки в ходе выборов, если они не могут оказать никакого влияния на распределение мандатов. С его точки зрения такая позиция является последовательной, но в то же время это не мешает выяснению того, имеется ли в действительности ошибка; и лишь потом следует проверить воз - можность ее влияния на исход выборов. Нельзя упускать из виду, что решение в пользу пропорциональных выборов, а таким образом и в пользу повышенного значения вторых голосов заставляет Суд пасовать — даже при явных нарушениях — перед последствиями. Одновременно в целом ряде случаев ФКС давал зако - нодателю столь ясные указания относительно проверки правиль- ности выборов, что это приводило к изменениям избирательного •права.

Если посмотреть в ретроспективе на решения ФКС относи - тельно проверки правильности выборов, то после всего сказанного неудивителен вполне оправданный вывод: жалобы, даже если они справедливы, всегда безуспешны, но не всегда бесцельны и бессмысленны.

ж) Правовая защита в ходе выборов

Решения и мероприятия, касающиеся непосредственно хода выборов, могут (согласно § 49 Федерального закона о выборах) «быть обжалованы в ходе проверки правильности выборов» с помощью правовых средств, предусмотренных лишь в Федеральном законе о выборах и в Положении о порядке федеральных выбо - ров. Описанный выше комплекс решений ФКС по проверке пра- вильности выборов способствовал тому, чтобы придать последне- му указанию ореол некоего «законодательного заблуждения», так как процесс проверки правильности выборов должен служить не обжалованию решений в ходе выборов, а исключительно контро - лю правильного формирования парламента.

Федеральный закон о выборах и Положение о порядке федеральных выборов содержит лишь небольшую часть правовых вспомогательных средств. Они касаются описка избирателей, т. е. реализации активного избирательного права, а также права на выдвижение кандидатур, т. е. пассивного избирательного права. Они исчерпываются лишь административным контролем. Согласно § 22, абз. 5 Положения о порядке федеральных выборов, в случае неверного или неполного заполнения списка избирателей может быть заявлен протест общине. Против ее решения в тече - ние двух дней может быть подана жалоба окружному избиратель - ному комитету. Соответствующую правовую процедуру преду - сматривает § 31 Положения о порядке федеральных выборов при отказе в выдаче удостоверения на право голосования. При откло - нении какой-либо кандидатуры по округу в течение трех дней может быть подана жалоба в земельный избирательный комитет. Наконец, § 25, абз. 4 и § 27, абз. 5 Федерального закона о выбо - рах позволяют прибегнуть к помощи окружного или земельного избирательного комитета против решения окружного или земельного руководителя выборов для устранения недостатков при выдвижении кандидатов от избирательного округа или при внесении списков. В случае использования всех этих юридических средств окончательное решение принимает орган, к помощи которого прибегли последним; обжалование через суды исключено.

Такое исключение диктуется опасением утраты шанса прове- сти выборы в короткий срок, учитывая их характер как массо - вого мероприятия. Противоречие со ст. 19, абз. 4 Основного за - кона здесь настолько явно, что согласиться с этими процессуаль- ными нормами можно только закрыв на него глаза.

В своих решениях ФКС постоянно утверждает, что «исправле- ние возможных ошибок в ходе выборов, включая те, которые со - держат нарушения субъективных прав, исключено из правовых механизмов ст. 19, абз. 4 Основного Закона»; таким образом, од - ним махом ФКС исключил и конституционную жалобу.

Иная аргументация характеризует выборы как государствен - ный акт, а избирательные процедуры на федеральном уровне — как конституционно-правовые вспомогательные действия; все это имеет целью сделать приемлемыми с конституционно-правовой точки зрения спорные моменты, связанные оговоркой § 40, абз. 1 Положения о порядке деятельности административного суда.

Процедура выборов уже в силу того, что ее осуществляют органы власти, отвечающие за выборы, является процедурой адми - нистративной. Решения в отношении гражданина или какой-либо партии — это административные акты в смысле § 35 Закона об административных процедурах. Процедура выборов не изымается из сферы действия § 2 Закона об административных процедурах. Цель этой административной процедуры — дать возможность гражданину, имеющему право голоса, избрать парламент. Ни один из участников выборов не является конституционным органом. Мнение о некоем конституционно-правовом отношении находится в явном противоречии с судебной практикой при сравнимых правовых отношениях, в которых одной из сторон выступают консти- туционные органы или их части.

Повод, оправдывающий стремление уменьшить правовую защиту, надо тем не менее воспринимать серьезно. Он, однако, не мо- жет служить основанием для ее полного исключения, как полагает ФКС. Если он, как упомянуто выше, ограничивает проверку выбо- ров контролем «правильного формирования парламента» и не видит проблемы защиты субъективных прав, затронутых этой про - цедурой, то тогда ст. 41 Основного закона может действовать лишь постольку, поскольку судебная процедура по защите ст. 19, абз. 4 может повредить осуществлению ее цели. Это не касается админи- стративно-правовой защиты перед выборами. Если имеющий право голоса не занесен в описок избирателей несправедливо, то решение об этом административного суда столь же мало затрагивает про - верку выборов, как и решение соответствующего ответственного органа по проведению выборов в отношении жалобы. То же самое действительно и при отклонении кандидата или списка. Из сроков и временных затрат, необходимых для технической реализации массовых выборов, следует лишь, что судебное решение должно быть обнародовано в рамках ранее установленных сроков. Таким образом, соблюдается ст. 19, абз. 4 Основного закона, учитывают - ся высокие технические требования, предъявляемые к своевремен- ным и согласованным массовым мероприятиям, а также избегает - ся коллизия с процедурой проверки правильности выборов в тол- ковании ФКС.

В тех же самых временных рамках нет никакого основания исключать конституционную жалобу. Поскольку с точки зрения ФКС проверка правильности выборов не служит защите субъек- тивных прав, она не может заслонять положения ст. 93, абз. 1 Ос - новного закона. Решение ФКС по истечении вышеназванного срока не может восстановить право в благоприятном для истца случае, а лишь ведет к констатации нарушения.

Правовая защита в ходе выборов не урегулирована должным образом в соответствии с Конституцией. Получается, что государство может допустить нарушения в отношении трех важнейших институтов избирательного права: активного избирательного права, пассивного и права выдвижения кандидатур, — и при этом пострадавшие не могут защищать свое субъективное право через суд. Это, конечно, государственно -правовой курьез! При полном учете технических сложностей массовых выборов и соблюдении конституционно-правовых установок удается тем не менее разработать удовлетворительную правовую защиту. Такая защита в сфере выборов должна быть унифицирована также и в отношении земель и коммун, насколько хватает компетенции федерации.

<< | >>
Источник: H. АХТЕНБЕРГ и др.. ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПРАВО ГЕРМАНИИ. Том 1.Сокращенный перевод немецкого семитомного издания Москва, ISBN 5—201—01286—3 © — Институт государства и права РАН, 1994г.. 1994

Скачать оригинал источника

Еще по теме Избирательная система и процедура выборов:

  1. 6.3. Роль и функции партий в политической системе
  2. 6.8. Избирательный процесс: механизмы и процедуры
  3. 6.9. Избирательная кампания
  4. Мажоритарная избирательная система относительного большинства
  5. 1. Избирательная система
  6. Глава 12. Участие журналистов в освещении избирательных кампаний
  7. 61. Классификация и краткая характеристика основных избирательных систем
  8. Выборы: понятие, принципы
  9. Глава 1. КОНЦЕПЦИЯ ПРАВОВЫХ ПОЗИЦИЙ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ РОССИИ
  10. Глава 3. ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПО ВОПРОСАМ ФОРМИРОВАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ОКРУГОВ
  11. Глава 4. ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПО ВОПРОСАМ СОСТАВЛЕНИЯ СПИСКОВ ИЗБИРАТЕЛЕЙ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -