<<
>>

Г Л A B A XX ДРЕВНИЙ КИТАЙ

Различные источники позволяют изучать древнюю историю китайского народа.

Китайская письменность, восходящая к истокам государственности, сохранила непрерывную нить исторической традиции начиная с того времени, когда на развалинах родового строя стало возникать древнейшее рабовладельческое общество и деспотическое государство.

Археологические материалы проливают Источники некоторый свет на уровень развития экономики и техники в Древнем Китае, однако они не дают возможности охарактеризовать древнейший период китайской истории. Об этом периоде истории мы можем судить по древнейшим документам, в частности надписям, сохранившимся на так называемых гадательных костях и черепашьих щитах и относящимся ко II тысячелетию до н. э. Эти краткие надписи содержат вопросы, обращенные к оракулу; они характеризуют в известной степени социально-экономический и государственный строй Древнего Китая в период существования государства Шан-Инь (XVIII—XII вв. до н. э.). K концу этого периода, а также ко времени существования царства Чжоу (XII—VIII вв. до н. э.) относятся надписи на бронзовых ритуальных сосудах. Среди этих надписей встречаются дарственные грамоты. Большую ценность представляют надписи на каменных барабанах, относящиеся к периоду династии Цинь (III в. до н. э.). Наконец, большой культурно-исторический материал содержат рельефные изображения, сохранившиеся в провинции Шаньдун и относящиеся ко времени династий Хань (III в. до н. э.— III в. н. э.).

Историческая традиция отразилась в дошедших до нас произведениях древнейшей классической литературы, в состав которой входят исторические, религиозно-философские и художественные произведения. Этот свод классической литературы древнего Китая подвергся в V—III вв.

до н. э. довольно значительной редакционной обработке, частично под влиянием социально-политических и религиозно-философских теорий. B результате этого текст некоторых книг был в сильной степени изменен. Так, например, когда подвергалась редакционной обработке книга «Чунь-цю» («Весна и осень» —хроника царства Лу — по преданию, родины Конфуция), то в ней не было указано, что четыре лусских правителя были убиты, один был изгнан своими подданными, а другой — убит неприятелем, Только немногие части древнейших произведений китайской классической литературы действительно восходят к глубокой древности. Поэтому все древние книги нуждаются в строго критической проверке.

Много обломков глубокой старины сохранилось в знаменитой «Книге песен» («Ши-цзин»), в поэтическом сборнике, в который вошли древние народные песни. B этих песнях отразилась подлинная жизнь китайского народа на заре его исторического существования. Здесь запечатлены различные обычаи и обряды, например свадебные, иногда быт в широком смысле этого слова. Особенно интересны трудовые песни, в которых звучат ноты народного гнева. Простота стиля и строгость художественной формы, поэтические образы, заимствованные из природы и трудового быта народа, отличают эти произведения народного художественного творчества. B некоторых песнях мифологические мотивы переплетаются с воспоминаниями о древних исторических событиях, прочно сохранившимися в памяти народа. Однако наряду с образцами народного творчества в «Книгу песен» вошли и произведения аристократической литературы, в которых придворные поэты восхваляют героев, князей и царей, описывают военные походы или сокрушаются о бедственном положении страны. Эти торжественные оды, относящиеся уже к более позднему времени, ярко характеризуют мировоззрение правящего класса — рабовладельческой аристократии. Наконец, в книгу «Ши-цзин» входят также священные гимны, воспевающие подвиги обожествленных предков. Древнейшие части «Книги песен» восходят к XII—VI вв. до н. э., весь сборник в целом сложился, очевидно, B VII—VI вв.

до н. э., а его канонический текст относится лишь примерно к III в. до н. э.

Среди исторических книг, входящих в состав классической литературы Древнего Китая, следует отметить «Книгу документов», или иначе «Книгу истории» («Шу-цзин»), включающую речи, наставления и предписания, принадлежащие, по преданию, древним царям или их советникам. B этой книге сохранились данные, касающиеся топографии и системы управления страной. Однако «Книга документов» подверглась значительной конфуцианской переработке и поэтому она сильно пропитана религиозной и политико-воспитательной тенденцией.

Некоторое количество конкретных фактов можно найти в других исторических трудах, относящихся к древнейшим периодам китайской истории, в частности в летописях. Самому Конфуцию приписывается книга,носящая название «Чунь-цю». Эта книга содержит краткий хронологический обзор событий, происшедших в царстве JIy в VIII—V вв. до н. э. Больший интерес для историка, чем сама хроника «Весна и осень», представляет добавленный к ней позднее комментарий («Цзо- чжуань»). Далее следует отметить так называемые «Бамбуковые анналы», своего рода царскую или княжескую летопись, составленную в XII—VIII вв. до н. э. B ней сохранилась дата солнечного затмения — 776 г. до н. э., перечень царей династии Шань-Инь и ряд других исторических сведений. Лаконичный стиль и отсутствие тенденциозных нравоучений указывает на то, что эта хроника, содержащая краткий и сухой перечень исторических фактов, подверглась сравнительно небольшой редакционной переработке.

Большое значение имеют «Исторические записки» Сыма Цяня, одного из наиболее известных историков Древнего Китая, жившего во II—I вв. до н. э. Этот исторический труд охватывает период от мифической древности вплоть до конца II в. до н. э. Он дает материал главным образом для политической и культурной истории Древнего Китая, а также для восстановления хронологии. Впервые дав всеохватывающий обзор древнекитайской истории и введя в него данные источников, Сыма Цянь своим историческим трудом, не лишенным некоторой политической и морализующей тенденции, оказал сильное влияние на все развитие китайской историографии.

Китай — ярко выраженная горная страна: Природные 80% его территории составляют горы и условия плоскогорья. Западный Китай представля

ет собой наиболее обширное в мире высокое нагорье,отличающееся резко континентальным климатом. Восточный Китай расположен несколько ниже Западного и доступен со стороны моря, так как он прорезан в продольном направлении большими долинами рек, которые издавна были важнейшими торговыми магистралями. Восточный Китай отличается от Западного более мягким климатом и более разнообразной растительностью. Благоприятные естественные условия Восточного Китая способствовали тому, что именно здесь в древности возникла земледельческая культура и появились древнейшие государства.

Наиболее древним районом расселения китайского народа является область среднего и нижнего течения реки Хуанхэ (Желтая река), а также равнина, прилегающая к Печилийско- му заливу. Умеренный климат и плодородная лессовая почва способствовали здесь раннему развитию земледельческого xo- зяйства. Общее количество осадкой, выпадающих в этой местности, достигает 50—60 см, этого достаточно, чтобы обеспечить хороший урожай проса. Однако неравномерное распределение осадков часто вызывало неурожаи. Поэтому население Древнего Китая принуждено было создавать систему искусственного орошения. Грандиозные катастрофические наводнения реки Хуанхэ, связанные с постоянным повышением уровня дна реки, были страшным бедствием для земледельцев. Река, выходя из своего старого русла, разливалась по всей окружающей местности, разрушая поселения и уничтожая посевы.

B древних легендах и мифах отразилась борьба населения с грозной рекой и его упорная забота об организации земледельческого хозяйства. B мифе о борьбе Желтого императора Хуан-ди с чудовищем Че Ю описывается, как древний император низвел с неба богиню засухи для борьбы с водной стихией. B одной легенде рассказывается, как древний герой Юй углубил русло реки, старался улучшить ее течение, пробивая для этой цели скалы, и даже укреплял ее берега мифическими «живыми землями».

Народ оценил Юя за его труды. Он был избран царем и основал династию Ся.

B древности в Северном Китае было гораздо больше лесов, чем теперь. Ha это указывают надписи на гадательных костях, в которых описываются охоты на оленей, а также упоминания о больших лесах в «Книге песен». Значительный лесной покров обеспечивал более равномерное выпадение осадков, давал людям возможность заниматься охотой и предоставлял им в большом количестве дерево — древнейший материал для изготовления орудий.

Обширные степи, плоскогорья и горные Древнейшее области, прилегающие K плодородным ДО- население линам рек, были со времен глубокой древ

ности заселены многочисленными племенами кочевников-скотоводов. Китайским земледельцам плодородных равнин приходилось постоянно отражать грабительские набеги этих воинственных степных кочевников и горных племен, что в значительной степени задерживало развитие древнекитайской государственности и культуры. B свою очередь, в эпоху образования древнейших государств китайцы постепенно колонизовали области, населенные культурно отсталыми кочевниками. Однако естественные условия этих областей и низкий культурный уровень местного населения явились причиной продолжительного сохранения здесь кочевого скотоводческого быта. Ha широкое распространение скотоводства указывает целый ряд китайских иероглифов. Иероглифический знак «баран» (ян) служил для обозначения понятий «удача», «счастье». Сочетание иероглифов «овца» и «князь» обозначало слово «стадо». Иероглифический знак «олень» (лу)

использовался для обозначения п^эйятий «успех», «счастье». Этнический состав Китая чрезвычайно сложен. Разумеется, и в древности это население не было однородным. B источниках упоминаются многочисленные народы, с которыми древние китайцы постоянно сталкивались, воевали и издавна вели торговлю. Ha севере и северо-западе китайцы соприкасались с тунгусами, маньчжурами и монголами, на юго-западе — с тибетскими племенами, предки которых — племена ман — упоминаются в древнекитайских источниках, на юге — с племенами Бирмы и Индокитая.

Большой интерес представляет вопрос об экономических и культурных взаимодействиях между народами Китая и соседних стран.

Археологические работы в Китае, начатые Результаты лишь в XX в., дали интересные результаты раскопок и позволили установить, что Северный

Китай был населен со времен глубочайшей древности, с древнекаменного века, причем материальная культура населения непрерывно развивалась вплоть до эпохи образования древнейших государств.

Раскопки, производившиеся в 1928—1937 гг. в 60 км от Пекина, обнаружили остатки стоянки и кости первобытного человека, получившего название «пекинский синантроп». Эти синантропы жили в эпоху нижнего палеолита, вели борьбу с хищниками, добывали пищу охотой и собирательством, применяли огонь и примитивные каменные орудия. Другие раскопки показали, что долина Хуанхэ между Шэньси и Шаньси была населена уже в эпоху палеолита. Bo Внутренней Монголии, в Ордосе и в других местах Северного Китая были обнаружены открытые и пещерные стоянки верхнего палеолита с остатками человека, с каменными орудиями и предметами из кости и раковин.

Стоянки неолитического периода обнаружены археологами в различных районах Китая. B более ранних стоянках встречаются костяные орудия с вкладышами и мелкие каменные орудия. Для более поздних характерны более крупные орудия, например топоры, а также наконечники стрел и копий. Одновременно с этим появляется техника полировки камня. Ha всех стоянках обнаружены следы древнейшего земледелия, возникающего вслед за охотой и рыболовством. Неолитическая культура этого времени характеризуется применением зернотерок, орудий из полированного камня (ножи и топоры), луков и стрел и приручением древнейших домашних животных — собаки и свиньи. Люди уже умели плести корзины, изготовлять ткани и шить одежды костяными иглами. Появляется своеобразная глиняная посуда.

Много материала для изучения материальной культуры этого времени дали раскопки в Янь-шао (Хэнань), где было

обнаружено неолитическое поселение. Здесь были найдены каменные топоры, тесла, ножички и наконечники стрел, топоры из оленьего рога, каменные и глиняные пряслица, костяные шила, каменные зернотерки, ямы для хранения зерна и богатая и разнообразная керамика, в частности своеобразные трехногие сосуды, а также покрытая раскрашенными узорами полихромная керамика. Жители этого неоли- тичепкого поселка уже знали культуру риса и вели меновую торговлю с соседними племенами. Наконец, в самых поздних неолитических поселениях были обнаружены кости многочисленных домашних животных — быков, лошадей, овец, собак и свиней. B связи с дальнейшим развитием ремесел появляются белая каолиновая керамика и древнейшие изделия из меди.

Сосуд времени Чжоу

Некоторые из этих поселений образуют большие городища, окруженные мощными стенами, сохранившимися в высоту до 5 м. Многочисленные поселения этого времени, обнаруженные в бассейне Хуанхэ, указывают на значительную плотность населения в этом районе.

Первые более или менее достоверные све- Историография дения о далеком Китае стали проникать

в Европу в XIII в. Знаменитое путешествие Марко Поло в Китай (1273—1291 гг.) несколько приподняло завесу, отделявшую Срединную империю от взоров даже просвещенных европейцев того времени. B XVI—XVII вв. в Китае появились португальские купцы и миссионеры, проявлявшие большой интерес к изучению Китая, его истории и культуры. Одним из первых трудов, посвященных Китаю, была книга Мендозы, вышедшая в 1585 г. под заглавием «История великого китайского царства». B 1618 г. было опубликовано описа ние путешествия Гоэса в Китай, совершенного им в 1604— 1607 гг. Среди книг европейских миссионеров в Китае, вышедших еще в XVIII в., следует отметить труды Премара, посвященные изучению китайского языка, труды Гобиля и Малья по истории Китая и первый перевод китайских произведений

классической литературы, принадлежащий Ноэлю (1714 r.). Bce эти работы содержат большоцфактический материал, который, однако, европейские учецые еще не смогли подвергнуть критическому изучению.

C конца XVIII в. экспедиции и путешествия европейцев в Китай совершаются чаще и дают уже более значительные научные результаты. Центром научного китаеведения становится Франция, где начинают преподавать и изучать китайский язык и литературу. Крупнейшими специалистами в этой области были Абель-Ремюза, а затем Шаванн, среди многочисленных работ которого следует отметить незаконченный перевод «Исторических записок» Сыма Цяня. Итогом этих обобщающих работ была попытка Каулинга издать общую энциклопедию китаеведения (1917 r.). Наиболее крупными из работ буржуазных историков, посвященных изучению Древнего Китая, были работы A. Macnepo и Криля, которые подвергли тщательному исследованию разнообразные источники древнекитайской истории.

Буржуазные историки собрали большой и ценный материал по истории Древнего Китая. Однако в силу классовой ограниченности своего мировоззрения они не смогли дать научно обоснованной картины развития Древнего Китая. Давая неполную картину социальных взаимоотношений, они в большинстве случаев подходили к истории Китая с точки зрения европейских колонизаторов.

Русские путешественники и ученые сделали большой и ценный вклад в дело изучения Китая, китайского языка, истории и литературы.

Интересное описание Китая начала XVII в. содержит отчет Петлина, который в качестве русского посла прибыл в Пекин в 1618 г.

B 1692 г. в Китай был послан Избрант, описание путешествия которого было издано в 1704 г. B 1700 г. был издан царский указ об обучении русских людей восточным языкам, в частности китайскому, а в 1714 г. в Пекин был направлен И. Лежайский для основания там духовной миссии, существование которой было легализовано Кяхтинским договором 1728 г. Эта «российская духовная миссия в Пекине» была пло- вым центром русского китаеведения. Здесь накопили свои знания и первые русские переводчики и знатоки китайского и маньчжурского языков, впоследствии командированные в Академию наук и в университеты в качестве переводчиков и преподавателей, B XVIII в. некоторые произведения китайской литературы были переведены на русский язык.

Крупнейшим представителем русского китаеведения в первой половине XIX в. был H. Бичурин, который прожил в Китае при Пекинской миссии с 1806 по 1821 r., накопив здесь огромные материалы. Ему прнадлежит большое количество научных трудов по географии и истории Китая, по китайскому языку. Им же был переведен с китайского на русский язык целый ряд произведений. Труды Бичурина, крупнейшего китаеведа своего времени, имели большое значение для развития не только русской, но и европейской синологии. Дальнейшему развитию русского китаеведения способствовала организация кафедры китайского языка при Казанском университете в 1837 г. Благодаря работам Сивиллова, Войцеховского и Васильева здесь возник довольно крупный центр русского китаеведения. Значительный вклад в изучение Китая, его языка, истории и культуры сделал В. П. Васильев, труды которого, в частности посвященные распространению буддизма в Китае, получили широкую известность. Одновременно с этим научная деятельность в области китаеведения продолжалась и в Пекинской миссии, один из членов которой, П. Кафаров, издал словарь китайского языка и написал ряд трудов исторического и историко-географического характера.

Наконец, богатейшие материалы были собраны русскими путешественниками и учеными, совершавшими путешествия в различные области Китая, в частности Пясецким, Потаниным, Грум-Гржимайло, Обручевым, Пржевальским и Козловым.

Таким образом, русские ученые посвятили целый ряд важных и больших трудов изучению географии, истории, культуры, литературы и языка Китая, что способствовало развитию научного китаеведения. Отличительной чертой работ русских ученых является глубокая симпатия к китайскому народу и признание мировой ценности китайской культуры.

Советские ученые сделали большой вклад в изучение языка, литературы и истории Китая.

Древнейшим периодом китайской истории, Государство который можно изучать на основании до- Шан-Инь кументов и археологических материалов,

является период Шан-Инь. По традиционной китайской хронологии, эта эпоха относится к XVIII— XII вв. до н. э. Историческая традиция передает сказание о т я, что около 1400 г. до н. э. вождь Пань Гэн привел свое племя в Аньян и построил на реке Хуанхэ «большой город Шан», давший название как всему государству, так и династии царей.

Чжоусские племена, жившие в бассейне реки Вэй, завоевавшие государство Шан в XII в. до н. э., дали этому государству особое название— «Инь».

Раньше эпоху Шан-Инь можно было изучать лишь на основании более поздних преданий. Теперь же археологами обнаружено большое количество памятников материальной

Сосуд в форме слона

культуры, произведений искусства и около 100 тыс. гадательных надписей на щитах черепахи и костях.

Большое значение имели раскопки развалин древнего города близ деревни Сяотунь в округе Аньян (провинции Хэнань). Здесь были найдены памятники периода Шан-Инь, в частности остатки царского дворца, храма, ремесленных мастерских и многих домов, расположенных правильными кварталами. Далее были раскопаны 300 гробниц и среди них 4 царские усыпальницы. Наряду с богатыми погребениями аристократов были обнаружены значительно более скромные могилы простых «чиновников» и еще более скромные — бедняков. B развалинах сохранилось много ритуальных бронзовых предметов, в частности сосудов, а также мраморные скульптуры и гадательные надписи. B царской сокровищнице найдено около 6 тыс. ценных предметов из золота, бронзы, нефрита, черепаховых щитов и перламутра.

Таким образом, имеются все основания полагать, что население Древнего Китая, создавшее культуру времени Шан-Инь, является исконным населением, жившим здесь со времен глубокой древности и преемственно сохранившим культурные достижения неолитической эпохи на территории Северного Китая.

Памятники материальной культуры, произведения искусства, древнейшие надписи, в частности надписи на гадательных костях и на бронзовых сосудах, наиболее древние части произведений классической литературы Древнего Китая позволяют, хотя и в самых общих чертах, описать хозяйственный, общественный и государственный строй эпохи Шан-Инь.

B экономике Китая долго сохранялись при- Развитие митивные формы хозяйства, в частности

хозяйства рыболовство и охота. B надписях на гадательных костях упоминаются крупные коллективные охоты, которые в период родового строя возглавлялись племенным вождеМ. Ha масштаб этих больших охот указывает гадательная надпись, в которой упоминается 348 зверей, убитых во время одной охотничьей экспедиции; в другой надписи упоминается 287 убитых зверей. Отправляясь на охоту, цари обычно спрашивали оракула, какая будет погода. B одной надписи говорится: «Вопрос. «Сегодня царь едет на охоту — не помешает ли ему сильный ветер?».— Ответ: «Будет сильный ветер». Иногда охота производилась в особых заранее приготовленных загонах. Так, в одной надписи говорится: «Убили в загоне оленей 262, кабанов 113, зайцев 10». Ha хозяйственное значение охоты указывают и многочисленные кости диких зверей: медведя, тапира, оленя, слона, буйвола и других, найденные при раскопках в Аньяне. Наряду с охотой промысловое значение сохраняла и рыбная ловля. Ha многих гадательных костях упоминается, что «царь ловит рыбу».

Однако нельзя утверждать, что охота и рыболовство были в то время в Китае важнейшими видами хозяйства, как это думают некоторые исследователи. Ha самом деле эти примитивные виды хозяйства были уже в значительной степени вытеснены сельским хозяйством и в первую очередь земледелием.

Co времени неолита в Китае были приручены различные породы крупного и мелкого рогатого скота, а также свиньи. При раскопках в Аньяне были найдены в большом количестве кости различных домашних животных, в частности собаки, свиньи, овцы, козы, быка и буйвола. B некоторых стоянках обнаружены кости лошади. B эпоху Инь появляется и домашняя птица. Хэнаньские гадательные надписи говорят о большом значении скотоводческого хозяйства. Так, при торжественных религиозных церемониях духам предков приносили в жертву по 10 быков, по 10 или 30 баранов сразу, иногда по 40 быков или даже по 100 свиней. B одной надписи говорится об одновременном принесении в жертву 100 баранов и 300 коров. Ha то, что домашних животных часть года держали в стойлах, указывают иероглифы, изображающие барана и корову в огороженном месте, а также быка или барана, а около них руку, держащую палку, метлу или щетку.

Скотоводство получило наибольшее распространение в западных областях Китая. Стремление к захвату пастбищ нередко приводило к спорам и столкновениям иньских племен с их соседями, о чем говорится в хэнаньских гадательных надписях. Очевидно, скот в те времена был важнейшим видом богатства. Царь и его приближенные владели особенно большими стадами. B гадательных надписях указывается, что «царь сам осмотрел быков», предназначенных для жертвоприношения; в других случаях царь задает оракулу вопросы, касающиеся скотоводческого хозяйства, например, относительно приплода или пропавшего скота.

Основным и ведущим видом хозяйства в эпоху Инь было земледелие. Среди зерновых злаков большое распространение имело просо, которое требует мало влаги и поэтому широко культивировалось древними китайцами. Вслед за просом появляются ячмень, пшеница, сорго и даже рис, возможно, принесенный с юга. Ha развитие земледелия указывает появление иероглифов, обозначавших слова, связанные с земледельческим хозяйством, например, «поле», «пашня», «колодец», «граница», «земледелие», «пшеница», «просо», «посевы» и т. д. B гадательных надписях встречаются вопросы относительно урожая, например, «Соберу ли я урожай проса?». Иногда в надписях упоминается о приготовлении пива.

Земледельческая техника была еще крайне низкой, а орудия земледелия — очень примитивными. Для вскапывания земли пользовались мотыгой, а для вспахивания — самым первобытным плугом; Маркс называл эти плуги плугами «старокитайской конструкции, которые рыли землю, как свинья или крот, но не делали борозды и не переворачивали пласта» ]. Пережитки крайне примитивной земледельческой техники H. Бичурин наблюдал в Китае даже в XIX в. Искусственных удобрений в период Шан-Инь еще не применяли. Особенно широко была распространена подсечная система земледелия. JIeca и кустарники в бассейне реки Хуанхэ постепенно сводились. B более поздних поэтических сказаниях описывается, как древние «герои земледелия» вспахивали обширные земли, как они [21]

учили людей пахать землю и делать плуги и как они принесли людям в дар хлебное зерно.

Урожай в значительной степени зависел от количества влаги. B гадательных надписях Иньской эпохи

часто встречается вопрос «Будет ли дождь достаточным для урожая?». Очевидно ирригация была еще очень мало развита, и земледельцы все свои надежды возлагали главным образом на дожди. Однако уже в Инь- скую эпоху начинают прибегать к искусственному орошению. Так, в книге «Ши-

цзин» упоминается пруд, из которого бе- Сосуд B форме СОВЫ

рется вода для орошения рисового ПОЛЯ. K

глубокой древности восходит иероглиф, обозначающий слово «поле» и изображающийся в виде участка земли, разделенного на четыре части оросительными каналами. B надписях на гадательных костях встречается иероглиф, состоящий из знаков поля и бегущей воды и, очевидно, обозначающий слово «орошение». B легендах сохранилось воспоминание об одном чиновнике, который заботился об орошении полей и поэтому считался благодетелем народа. Имеются все основания предполагать, что уже в Иньскую эпоху в Китае были известны некоторые технические растения и начало распространяться шелководство.

Наряду с земледелием существовали и различные ремесла. Co времени неолита пережиточно сохраняется техника изготовления различных предметов из камня. Bo время раскопок в Аньяне было найдено огромное количество предметов, сделанных из камня: ножей, полированных топоров, наконечников стрел, копий и дротиков, ступок, зернотерок, сосудов, статуэток и украшений. Кроме того, были обнаружены орудия и оружие, сделанные из рога быков и оленей, наконец, изделия из кости,

в частности иглы и ложки. Большое значение приобрело деревообделочное ремесло. Как показали раскопки, дерево применялось в большом количестве. Из дерева делали луки, стрелы, копья, ручки топоров, пил и буравов, барабаны, корабли и колесницы. Деревом широко пользовались при постройке домов и сооружении гробниц. Богатые люди в то время строили себе большие прямоугольные бревенчатые дома, крыши которых поддерживались рядами деревянных столбов. B гробницах того времени обнаружены деревянные доски.

Значительного развития достигло гончарное ремесло. B эту эпоху появляется и гончарный круг. Глиняные сосуды обжигались и даже иногда покрывались глазурью. Поверхность сосудов часто украшали веревочным и шнуровым орнаментом. Наиболее роскошные сосуды, сделанные из каолина и украшенные тонким орнаментом, были найдены в больших аньян- ских могилах и, очевидно, служили для ритуальных целей.

Огромное значение для развития ремесла имела металлур гия. Из металла, главным образом из бронзы, в эту эпоху стали выделывать орудия, а также оружие: топоры, ножи, долота, шилья, пилы, мечи, алебарды и, наконец, сосуды, как простые, предназначавшиеся для повседневного употребления, так и роскошно украшенные орнаментальными иероглифическими надписями. Эти сосуды свидетельствуют о высоком уровне развития металлургической техники. B Аньяне при царском дворце находилась металлургическая мастерская, в которой изготовляли предметы из бронзы. Здесь были найдены пепел, угли, шлак, куски металла и разбитые формы для литья. Наконец, некоторые данные имеются и относительно развития шелководства, ткацкого дела, изготовления шелковых тканей. B Аньяне же были обнаружены шелковые волокна, а в более поздних гробницах — изображения шелковичного червя. B надписях Иньской эпохи сохранились иероглифы, обозначающие слова «шелковица», «шелковичный червь», «шелковая нить», «шелковая ткань», «платок», «одежда» и т. д. Отпечатки тканей на керамике позволяют предполагать существование в период Шан-Инь текстильного ремесла. Ha развитие ремесленных производств указывает то обстоятельство, что термин «сто работ» (бай гун), очевидно, восходит к этому времени.

Некоторый прогресс в сельском хозяйстве и ремесле вызвало развитие меновой торговли. Древним и специфическим для Китая видом меновых денег была драгоценная раковина каури. Иероглифическая письменность того времени уже отражает процесс зарождения и развития торговли. Появляются особые знаки для обозначения слов «связка раковин», «копить», «драгоценность». Раскопки в Аньяне обнаружили кости кита, особые виды привозных раковин lamprotula, каури и медную руду, что указывает на установление торговых связей с соседними и довольно далекими районами. C другой стороны, бронзовое иньское оружие было найдено на севере, в Ичжоу (провинция Хэбей). Возможно, что слово «шанжэнь» (торговец) обозначало купца из страны Шан и восходило к Иньской эпохе. Однако хозяйство в целом все еще сохраняло примитивный натуральный характер, что объясняется прочным существованием древних замкнутых общин.

Некоторые данные позволяют говорить о существовании в эту эпоху общинного землевладения. Так, в книге «Ши-цзин» говорится: «Пусть дождь орошает наши общинные поля (гун- тянь), а потом наши личные (си)». B пояснение к этой цитате автор позднейшей летописи, отзываясь с большой похвалой о мероприятиях древних царей, пишет: «Так приучался к труду весь народ. Он радовался сначала общественной собственности, а потом уже своей частной». Возможно, что в эпоху Инь существовали земельные наделы и система взаимопомощи, круговой поруки свободных общинников. Китайские историки указывают, что родовые группы существовали в Китае в течение ряда веков и что своеобразные «должности» начальников родов переходили по наследству в определенных родовых группах. Судя по иньским гадательным надписям, каждый род имел особое родовое имя и собственное кладбище. Несмотря на некоторые пережитки матриархата, полностью господствовал отцовский род. Обычай кровной мести сохранялся в Китае вплоть до конфуцианской эпохи.

Большое значение в период Шан-Инь имела большая патриархальная семья. Уже в это время появляется особое слово «ци», одновременно обозначающее рабыню и наложницу. Господство мужа и отца, порабощение женщины, усугубленное многоженством, наконец, ярко выраженный культ предков являются типичными чертами древнекитайской патриархальной семьи.

K глубокой древности восходит и древний совет старейшин, который существовал в период Шан-Инь, как это можно предполагать по надписям на хэнаньских гадательных костях. Этот совет старейшин находился при царе (ване) и состоял из родоначальников и племенных вождей. Весьма возможно, что он даже в некотором отношении ограничивал власть царя. Так, в одной гадательной надписи говорится: «Вопрос: «Царь (хочет) совершить экспедицию против страны...(?). Совет не согласен. Добьюсь ли я успеха?» B «Шу-цзин» сохранились указания на существование совета племенных старейшин. Древняя родовая аристократия имела в период Шан-Инь большое политическое значение. Опираясь на крупные богатства и на значительную политическую власть, эта аристократия с течением времени стала правящим классом рабовладельцев.

Ha имущественное расслоение в эту эпоху указывают как жилища, так и погребения. B то время как бедняки ютились в пещерах или землянках, богачи строили себе большие бревенчатые дома, двускатные крыши которых поддерживались рядами деревянных колонн, стоявших на каменных или бронзовых базах. B погребениях простых общинников рядом с телом умершего клали одну лишь простую секиру, а в богатых погребениях было найдено большое количество роскошно украшенного оружия. Bo время многочисленных военных походов брали пленников, которых обычно обращали в рабство. Поэтому слово «фу» (пленник) стало обозначать раба. Ha появление рабства в эту эпоху указывает особый иероглиф, который часто встречается в гадательных надписях. Этот иероглиф «чэнь» изображает глаз и обозначает слова «глаз», «голова», «пленник» и «раб». Очевидно, пленных обращали в рабство и считали, как скот, по головам, поэтому иероглиф, обозначавший слова «глаз», «голова», стал затем обозначать слова «пленник», «раб». Военнопленных, которых обращали в рабство, содержали в заключении, в особых помещениях, которые назывались «цю». Трудом рабов пользовались довольно широко в сельском хозяйстве, в частности их заставляли пасти скот. Так, в одной гадательной надписи говорится: «Пусть захваченные в большом количестве рабы пасут скот». Захваченных пленников цари часто сажали на землю и вместе с земельными участками жаловали в виде награды своим приближенным, полководцам и чиновникам. Процесс классового расслоения, происходивший в недрах сельских общин, развитие меновой торговли и войны приводили к усилению классовых противоречий и к развитию рабства. Таким образом, период Шан-Инь следует считать временем возникновения древнейшего классового рабовладельческого общества в Китае.

B Аньяне были обнаружены развалины большого города, возможно, столицы государства Инь. Ha большом участке размером в 6 га были найдены фундаменты больших построек, может быть, царского дворца, а также царские мастерские, в которых в древности работали металлурги-бронзолитейщики, мастера по камню и резчики кости. Здесь же была обнаружена царская сокровищница и, наконец, помещение для поста наружной охраны или павильон для царской охоты. Характерно, что на гадательных костях этого времени встречается иероглиф «цзин», изображающий ворота в городской стене с башней и обозначающий слово «город-столица». Этот иероглиф сохранился и в современной китайской письменности и входит в состав слов «Пекин» («Северная столица») и «Нанкин» («Южная столица»). Своеобразный тип городских ворот, изображенный в иероглифе «цзин», долго сохранялся, в частности в городской стене Пекина. Очевидно, первые укрепленные города стали появляться в период Шан-Инь.

Возникновение B Китае в эпоху Шан-Инь уже формирова- государства лась государственная власть, опирающаяся на земельные богатства, сосредоточен- ныевруках государства.Можно предполагать, что на этих землях, принадлежащих государству и главе верховной власти — царю, в крупных масштабах организовывалось земледельческое хозяйство. B кратких, почти трафаретных гадательных надписях говорится о том, как царь спрашивал оракула: «Даст ли мне просо урожай?» или «Соберу ли я урожай проса?». Опираясь на основное богатство земледельческой страны, на основной хозяйственный фонд — землю, государство приобретало форму централизованной бюрократической деспотии. Религия использовалась для укрепления авторитета царя. B легендах рассказывается о божественном происхождении царей, главным образом основателей династий. Так, в одном древнем сказании говорится, что мать предка шанских царей по имени Цзя Ди, идя со своей сестрой, чтобы принести жертву, проглотила яйцо, которое уронила пролетавшая ласточка. B результате этого она зачала ребенка, которому при его рождении дали имя Ци (яйцо). Потомок рода Ци — Чэн Тан основал династию Инь, свергнув последнего царя из династии Ся.

B период образования древнейшего рабовладельческого общества царь являлся также и первосвященником. Мы знаем, что в Древнем Китае царь совершал важнейшие религиозные церемонии культа предков. B столице около дворца царя находился храм предков и южный храм торжественных царских аудиенций. Постепенно оформлялось чиновничество, в состав которого входили представители древней родовой, а затем рабовладельческой знати — байсин. Существовали особые должности «войсковых начальников» и «начальников округов».

Таким образом, древнейшее государство, возникшее на территории Северного Китая в эпоху первого деления общества на классы — класс рабовладельцев и класс рабов, приобретает черты древневосточной деспотии. Однако в этом древнейшем государстве еще долго и прочно сохранялись многочисленные пережитки родового строя. При царе находился аристократический совет, в состав которого входили представители родовой знати и потомки племенных вождей. B гадательных надписях этот совет носит название «совета больших и малых». Царский род представлял собой большой царский клан, члены которого занимали высшие должности в государственном и военном управлении, что обеспечивало прочность государства и господства данной династии. Самый термин, служивший для обозначения слова «царь» (ван), уже встречается в иньских надписях. Царская власть внешне еще сохраняла черты того времени, когда племенной вождь объединял в своих руках древней-

Статуэтка слуги

шие функции руководителя охот, военачальника и первосвященника. Поэтому архаические формы иероглифических знаков «ван» (царь) и «цзу» (предок), встречающиеся в гадательных надписях, тождественны друг другу. Очевидно, деспотическая государственность периода Шан-Инь развилась из более древней теократии, отголоски которой сохранились в культе цар-

ских предков и в представлении о том, что один лишь царь имеет право совершать важнейшие религиозные обряды.

Политическая история этой эпохи почти неизвестна. B некоторых надписях говорится о войнах, которые китайские цари постоянно вели с соседними племенами, защищая от их набегов земледельческие области Китая. Об особенно упорном характере войн с соседними племенами говорит следующая гадательная надпись: «(Царь) спрашивает: «Три раза я приказывал совершать поход против страны... Будет ли поход удачным?». Очень часто войны носили ярко выраженный грабительский характер и предпринимались с целью захвата добычи, обычно пленников, которых обращали в рабство; в гадательных надписях сообщается о том, что «захватили много рабов».

B середине и в конце царствования династии Инь китайцы постепенно колонизуют и завоевывают горные районы, заселенные кочевниками, а также долины Вэй и Фэнь, т. e. центральную часть провинции Шэньси и юго-западную часть лровинции Шаньси. Для защиты страны от кочевников и для захвата соседних земель, рабов и различной добычи требовалась соответствующая организация войска и военного дела.

B это время китайское войско состояло из пехоты, конницы и колесниц. B широких степных просторах Средней и Восточной Азии уже в древности была приручена лошадь и появилась колесница, которую применяли главным образом в военном деле. Колесница и лошадь упоминаются в иньских надписях. При раскопках в Аньяне было найдено около 400 бронзовых украшений колесниц и скелеты лошадей. Войско было вооружено большей частью бронзовым оружием: саблями, боевыми топорами и широко распространенной алебардой, а также луком, стрелами и копьями. Численность войска достигала 2 тыс. человек. Отряды конницы состояли обычно из 300 всадников. Возможно, что применялись способы фланговой атаки, флангового окружения и ночных нападений. Так, в одной гадательной надписи спрашивается: «Пройдет ли эта ночь в лагере без несчастья, мирно?». Классовый характер Иньского государства нашел свое отражение в организации войска. Пехота обычно состояла из простых земледельцев, призванных в войска и оторванных от своих хозяйств, как это образно описано в «Книге песен». Ha колесницах сражались знатные люди, достаточно богатые, чтобы выставить колесницу с упряжкой для двух лошадей.

Длительная борьба с кочевниками ослабила государство Шан-Инь. Чжоусские племена, осевшие в бассейне реки Вэй, одержав ряд побед, разгромили древнее царство Инь и на его развалинах основали новое государство, получившее название от племени чжоу.

Возникновение Очевидно, в период Шан-Инь возникла

письменности древнейшая пиктографическая (картинная)

и иероглифическая письменность. Отдельные слова обозначались наглядными рисунками, изображающими солнце, луну, землю, лес, мужчину, женщину, животных, жертвоприношение и т. д. Затем появляются более сложные знаки, обозначающие отвлеченные понятия (идеограммы). Так, слово «восток» изображалось рисунком дерева, позади которого восходит солнце. Когда отдельными идеограммами начали обозначать подобнозвучащие слова (омофоны), древняя картинная письменность стала сочетаться с более сложным принципом фонетической письменности. Однако эта сложная иероглифическая система не имела четких форм ни иероглифической письменности, ни даже самых примитивных форм звукового письма.

Китайские племена, образовавшие госу- Государство дарство Чжоу, уже со времени неолита на- Чжоу селяли области Северного Китая (нынеш-

(ХИ—ѴІИ вв. няя провинция Шэньси, бассейн реки Вэй). до н. э.) Q течением времени эти племена установи

ли свое господство над всеми остальными племенами, жившими в бассейне реки Вэй, и образовали довольно крупный союз племен, близко соприкасающийся с государством Инь. Цари Инь поручали князьям Чжоу охрану своих северо-западных границ от набегов соседних кочевых племен. Само название «чжоу» встречается в иньских надписях. Знатные семьи и даже цари Инь выдавали своих дочерей замуж за вождей племен чжоу. Чжоусские племена использовали наследие более древней и высокой иньской культуры; они заимствовали у иньцев письменность, хронологическую систему, архитектурный стиль, обычай своеобразных гаданий и даже некоторые формы религии. B период Чжоу признавались культурные достижения периода Инь, образованные люди того времени считали себя преемниками иньцев и их продолжателями. Очевидно, именно к этой эпохе относятся следующие изречения: «Следуйте уголовным законам Инь, мудро установленным», «Изучайте великих людей Шан, чтобы укрепить свое сердце и уметь учить людей», «Тщательно ищите среди образцов, данных наиболее древними и мудрыми царями Инь, то, что может послужить вам, чтобы защищать народ и править над ним», «Выполняйте обряды Инь и приносите жертвы B новых городах».

Сохранились легенды, описывающие завоевание чжоусски- ми племенами царства Инь и образование большого и сильного государства Чжоу. Чжоусский царь Вэнь ван, судя по этим сказаниям, совершил поход на запад, расширил границы Чжоус- ской страны и разработал план завоевания царства Инь, завещав выполнить это дело своему сыну. Очевидно, в этот период государство Чжоу начинает претендовать на господство в Северном Китае, в бассейне реки Хуанхэ. B этом отношении красноречивы слова одного из чжоусских правителей, сохранившиеся в более позднем предании: «Мы должны продолжать дело царя Вэнь вана, отказаться от всякой лени до тех пор, пока наше государство не станет всемирным и пока от углов моря и восходящего солнца до этого места не будет ни одного человека, который бы ослушался нашего закона».

Пользуясь ослаблением царства Инь, чжоусский царь У ван начал борьбу за покорение страны Инь и господство во всем бассейне Желтой реки. После первого неудачного похода, на одиннадцатом году своего царствования он двинулся во главе большого войска на восток и, одержав победу над войсками иньцев, завоевал Иньское государство. Так описывают позднейшие легенды образование в Северном Китае государства Чжоу в XII в. до н. э.

Источники позволяют описать хозяйст- Хозяйство венный и общественный строй в период и общественный существования государства Чжоу. Сельское строй хозяйство сохранило свое ведущее значе

ние. Скотоводством занимались главным образом в степных и горных областях, эти скотоводческие районы находились под наблюдением особых чиновников. Чиновники «заботились о разведении и обилии птиц и животных» и «ведали пастбищами, на которых разводили скот». Особенное внимание государственная власть обращала на коневодство, так как армия нуждалась в большом количестве лошадей. Ha особых пастбищах пасли коней, содержавшихся в специальных царских конюшнях.

Наибольшее значение имело земледелие, распространенное главным образом в плодородных речных равнинах. B позднейших легендах обоготворенные предки династии Чжоу называются «героями земледелия». Так, родоначальником династии считался «князь проса» — Хоу-цзи. B «Книге песен» довольно ярко описывается земледельческий быт того времени.

Плодородная почва Северного Китая давала возможность собирать богатые урожаи и способствовала развитию земледельческого хозяйства. Появляется система смены полей. Каждый участок делился на три части, причем ежегодно обрабатывались две части, а третья оставалась под паром. «И в три года совершался полный круг; таким образом, каждая доля два года подряд обрабатывалась и только к третьему году менялась». Начинают применять удобрения, появляется система озимых и яровых посевов% Ha более интенсивные формы использования земли указывает развитие садоводства, плодоводства, огородничества, разведение фруктовых деревьев, культура тутового дерева и конопли. Государственная власть принимала меры, способствующие развитию земледельческого хозяйства, окружая ореолом святости труд земледельца. Именно поэтому была установлена религиозная церемония открытия сельскохозяйственных работ, когда царь, идя за плугом, проводил первую борозду, а после жатвы первый пробовал хлеб нового урожая. B одной из древних книг описывается обычай класть в гробницу умершего аристократа мотыгу земледельца рядом с луком и стрелами воина.

Наряду с сельским хозяйством получают дальнейшее развитие и ремесла, в частности ткацкое дело. Особенное значение приобрела металлургия. Именно в этой отрасли ремесла произошли наиболее крупные технические сдвиги. По-прежнему наибольшее распространение среди металлов имела бронза, из которой делали различные предметы, главным образом оружие. Техника обработки бронзы достигла наивысшего расцвета. Об этом свидетельствуют роскошные бронзовые сосуды, относящиеся главным образом к этому времени.

B больших государственных ремесленных мастерских работали рабы. Мастерские находились под надзором чиновников, ведавших ремеслами и искусством. Ремесленное производство уже было в некоторой степени дифференцированным. Особые чиновники ведали производством бронзы и, очевидно, управляли специальными металлургическими мастерскими.

Развитие ремесленных производств и сельского хозяйства, выделение особых скотоводческих и земледельческих районов способствовало развитию торговли. Избыточные продукты шли на рынок. B каждом городе имелся один или даже несколько рынков, устройство которых описано в источниках. Государственная власть пыталась регламентировать торговлю. Торговцы, продававшие товары одного вида, были сосредоточены в отдельных кварталах. Так, рынок делился на кварталы продавцов зерна, оружия, глиняной посуды, металлических изделий, рабов и т. д. Размеры, качество и цены товаров устанавливались распоряжениями государственной власти. При крупных сделках требовалось заключение контракта. За порядком на рынке следил начальник рынка, контора которого находилась посреди рыночной площади.

B общественном строе государства Чжоу долго сохранялись многие черты, типичные для предшествующего времени. Так, все еще прочно существовала патриархальная семья. Власть отца в этой семье была неограниченной, ему должны были полностью подчиняться все члены семьи. Авторитет отца санкционировался государственной властью. Так, в указе царя Сюа- ня (827—782 гг. до н. э.) говорится: «Ни в коем случае подданный не имеет права жаловаться на решение своего непосредственного начальника, так как если бы это было разрешено, то

сыновья стали бы судиться со своими отцами и не было бы необходимого различия между старшими и младшими». B особенно тяжелом положении находились женщины. Как правило, женщины не имели права личной собственности. Они могли наследовать имущество лишь в том случае, если не было в живых родственников-мужчин. Больше того, женщины были осуждены на вечное и тягостное затворничество в особой половине дома. Если женщина покидала свой дом, то ее считали большой грешницей. B комментариях к книге «Чунь цю» под названием «Цзо чжуань» говорится: «Если женщина умерла не в своей комнате, то табличку ее духа не следует помещать рядом с табличкой ее мужа». K женщине в обществе устанавливалось презрительное, высокомерное отношение. Самым тяжелым обвинением для мужчины было обвинение в том, что «он следует советам своей жены».

B период Чжоу большую роль продолжала играть древняя сельская община, застойно сохранявшаяся в течение ряда веков. У древнекитайского философа Мэн-цзы описывается особая «колодезная система» земледельческого хозяйства, так называемая «цзинь-тянь», основанная на древнем общинном землевладении. Эта система состояла в том, «чтобы в деревнях, отдаленных от городов (земля делилась бы) на 9 одинаковых квадратных участков (и чтобы) один из них (средний) обрабатывался бы сообща для снабжения общественных чиновников при помощи особой повинности — «самопомощи». Ни смерть, ни путешествия не должны вывести этих поселян из их селения. «Если деревенские селения будут разделены на квадратные части, одинаковые снаружи и изнутри, то они образуют тесные связи дружбы. Они будут защищать друг друга и помогать друг другу в своих нуждах и болезнях. Тогда все семьи будут жить в совершенном единстве... Восемь семей будут сообща обрабатывать общественное или общинное поле. Когда общинные работы будут окончены, семьи могут взяться за свои личные дела».

Общинный строй, по выражению Ф. Энгельса, был в течение долгого времени опорой самых грубых форм восточного деспотизма. B эпоху образования древнейшего рабовладельческого государства весь земельный фонд страны, включая земли, находившиеся во владении общин, считался номинально принадлежащим государству, во главе которого возвышалось, говоря словами К. Маркса, «связующее единство» в лице обоготворенного царя-деспота. Это подтверждается своеобразными терминами древнекитайского языка. Так, слово «гунь-тянь» (общинное поле) обозначает в то же самое время и «поле вождя». Ho когда древнекитайский гун (вождь) превратился в вана (царя), то и все земли общин, которыми некогда распоряжался вождь, превратились в земельный фонд, номинально принадлежащий

Рельеф из Шандуна

деспотическому государству. Наряду с этим в процессе завоевания новых территорий и захвата общинных земель образуется и непосредственно принадлежащий царю централизованный в руках государства земельный фонд. B одной из песен книги «Ши-цзин» говорится о том, как чжоусский правитель Лю перед походом «собрал запасы с полей и из амбаров, набрал зерно в огромные мешки». B песнях образно описывается, как древнейшие цари государства Чжоу «расселяли народ, устраивали земли», очевидно, организуя на своих землях, в своих владениях, земледельческое хозяйство в большом масштабе. Чжоусские цари раздавали аристократам довольно большие земельные владения. Ha бронзовых сосудах этой эпохи сохранились записи о передаче царем земли тому или иному приближенному. Так, в тексте одной такой своеобразной дарственной грамоты говорится: «Бу Ди, за твои заслуги в военном деле дарю тебе луки и стрелы, рабов 5 семей и земли 10 участков».

К. Маркс указывал, что «государство здесь (в Азии.— В. А.) верховный собственник земли. Суверенитет здесь — земельная собственность, сконцентрированная в национальном масштабе. Ho зато в этом случае не существует никакой частной земельной собственности, хотя существует как частное, так и общинное владение и пользование землей»1.

Раздача земельных владений крупным аристократам привела к образованию значительного слоя землевладельческой знати, жившей в условиях древнего патриархального быта. B

1 К. M a p к с и Ф. Э н г e л ь с. Соч., т. 25, ч. II, стр. 354.

«Книге песен» образно и ярко описывается поместье, принадлежавшее богатому человеку, в частности сбор богатой жатвы, и жертвы, приносившиеся в честь предков, что должно было «возвеличить славу государства».

B аристократических хозяйствах в значительной степени использовался труд рабов. Рабовладение, возникшее еще в период Шань-Инь, расширялось. Ha существование рабовладения указывают надписи, в которых упоминается слово «пленный» (фу). Соответствующий иероглиф обычно изображал человека, добывающего раковины. Вполне возможно, что для добывания раковин использовались главным образом военнопленные. Другой иероглифический знак «чэнь», по толкованию древнейших китайских словарей, обозначает слово «тащить» или «служить царю» и изображает подчинение и покорность. Поэтому китайские историки считают возможным утверждать, что знак «чэнь» обозначал слово «раб». B рабство, как и в прежние времена, обращались главным образом военнопленные. После покорения государства Шан часть иньцев и их союзников была обращена в рабство. Чжоусские цари жаловали этих новых рабов целыми родовыми группами своим приближенным, военачальникам и чиновникам. Так, например, шесть родов иньцев были пожалованы правителю княжества JIy по имени Bo Цинь, семь родов иньцев — Вэй Кан-шу и т. д. Многочисленные надписи на роскошных бронзовых сосудах фиксируют такого рода царские пожалования. Некоторые из этих надписей гласят: «Дарю тебе колесницы, лошадей, военное оружие и рабов в количестве 150 семей». «Цзян пожаловал раковин 10 связок, рабов 10 семей, людей 100 человек». «Дарю тебе рабов в количестве 200 семей». O крупных пожалованиях рабов отдельным аристократам говорится и в других источниках того времени. Так, в «Цзо чжуань» упоминается, что «царь Цзинь пожаловал Хуан цзи северных рабов (ди чэнь) — 1000 семей».

Чрезвычайно типично для истории древнего Китая постоянное взаимодействие между оседлыми земледельческими племенами, с одной стороны, и кочевыми горцами и степняками, окружавшими культурные земледельческие государства в бассейне реки Хуанхэ, — с другой.

Это взаимодействие между оседлыми и кочевыми народами было длительным и прочным. B период Чжоу, когда границы Китайского государства значительно расширились, многие племена подпали под власть мощного Чжоусского царства. Китайцы покоряли эти племена силой оружия и обращали в рабство целыми большими родовыми группами. Имеются данные, позволяющие считать, что рабы использовались в ремесленных мастерских, на земледельческих работах и в военном деле. Труд их эксплуатировался рабовладельцами, причем при упоминании рабов всегда указывалось, из какого племени они происходят. Так, например, рабы из восточных племен (и-ди) занимались пастушеством и скотоводством, а рабы из южных племен (мань-ди) специализировались на разведении лошадей. Каждая большая родовая группа работала в особой отрасли хозяйства. B большом количестве рабы использовались в царском хозяйстве. Государственные учреждения и отдельные чиновники тоже имели в своем распоряжении довольно значительные группы рабов. Так, при начальнике чиновников состояло 120 рабов, в управлении скотом — 200 рабов, в отделе земледелия — 120 рабов, в отделе луков и стрел — 80 рабов и т. д. Эти данные, почерпнутые из книги «Чжоу-ли», характеризуют наличие в период Чжоу крупного дворцового хозяйства, основанного на использовании рабского труда.

C развитием рабства появляется и торговля рабами. Ha это указывают надписи, сохранившиеся на бронзовых сосудах. B одной надписи X—IX вв. до н. з. говорится, например, об обмене пяти рабов на лошадь и моток шелка. Ha рынках были особые кварталы, в которых продавали рабов. Рост рабовладения углублял пропасть между знатными и богатыми рабовладельцами и широкими массами обедневших крестьян-общинни- ков. Bce ярче и ярче становятся симптомы социальной розни. Протест разоряющихся общинников нашел свое отражение в поэтических произведениях этого времени, в народных песнях.

B одной песне ярко рисуется труд дровосека и B то же время резко осуждается легкая и беззаботная жизнь богача, который «во время посева не утруждал своих рук и во время жатвы не знал труда», но собрал в свои амбары «зерно с трехсот полей». Этот богач не охотился вместе со своими людьми, но на его дворе «висят барсуки» и «полно перепелок». B конце этой песни как заключительный аккорд звучат слова: «Кто зовет себя благородным, не должен есть без забот и тревог хлеб, собранный без труда».

C негодованием описываются в песнях богатства знати, накопленные при помощи тяжелого чужого труда. Богач сравнивается с «большой мышью», которая жадно пожирает пшено бедняка. Автора этой песни особенно возмущает то, что богатый хозяин даже «взгляда не бросил» на тех, кто на него трудился, не проявив к ним никакой заботы. От лица своих угнетенных братьев автор песни грозит жадному и «беспощадному» богачу, что они покинут его поля и «уйдут в счастливую землю», где в «краю чужом найдут свою правду и свой новый дом».

Социальные термины этого времени характеризуют резкое классовое расслоение: «благородным отцам», «родителям народа» противопоставляется «мелкий люд», трудящиеся, которые в надписях и источниках этого времени называются «бу» и «чэнь». Трудовые массы народа были обречены на жизнь, полную нищеты и лишений. He имея возможности выйти из этого тяжелого положения, бедняки видели перед собой лишь неминуемое и тягостное рабство:

O весь народ наш! Неповинный B рабов он будет превращен.

Резкое классовое расслоение древнекитайского общества отразилось в религиозно-политических трактатах того времени. B «Летописи церемоний» («Ли-цзи») говорится: «Ритуал не распространяется на простой народ, наказания не распространяются на высоких чиновников».

Бедняки и рабы нередко подымали восстания. При чжоус- ском царе Ли-ване народные массы поднялись в самой столице, окружили дворец, прогнали царя и даже вознамерились убить его сына. Однако народные движения не могли в корне изменить существующего строя, основанного на рабовладельческой форме эксплуатации труда.

B древнекитайском государстве постепенно

Государственный образовался сложный бюрократический

строй аппарат, управлявший страной от имени

царя. Вокруг царя выросла значительная группа аристократического чиновничества, занимавшего высшие должности в государственном управлении. Первым в этой группе был ближайший помощник царя, сосредоточивший в своих руках многообразные нити управления страной. Иногда эта должность передавалась по наследству в знатных семьях. Верховному чиновнику подчинялась особая коллегия из вельмож, которые иногда назывались «три старца» и стояли во главе важнейших ведомств. Один из них был «начальником множества», который должен был «защищать народ». B его обязанности входило управление хозяйственной жизнью страны. Он ведал организацией сельскохозяйственных работ (посевы, жатва, молотьба) и торговлей; он устанавливал цены на товары, а его подчиненные наблюдали за порядком на рынках. Второе место среди «трех старцев» занимал «начальник лошадей», который иначе назывался «начальник войск царских поместий» и должен был «укрощать мятежников». Как глава военного ведомства он производил военные наборы, руководил военным обучением, стоял во главе военной инспекции и ведал снабжением войск. Вместе с тем он возглавлял армию и командовал ею во время войны. Наконец, важную роль играл и «начальник общественных работ», ведавший земельным фондом и руководивший водоснабжением страны. При помощи большого штата чиновников он наблюдал за реками, каналами, плотинами, за оросительными сооружениями и работами, за состоянием дорог, а также за межеванием полей.

Таким образом, перед нами три основных и важнейших ведомства: хозяйственное, военное и ведомство общественных работ. Ha значение этих трех ведомств на Востоке указывал Маркс: «В Азии с незапамятных времен, как правило, существовали лишь три отрасли управления: финансовое ведомство, или ведомство по ограблению своего собственного народа, военное ведомство, или ведомство по ограблению других народов, и, наконец, ведомство общественных работ» '.

Наряду с первыми «тремя старцами» выделились еще три других крупных чиновника. Первый из них ведал царской сокровищницей, второй стоял во главе суда, а третий выполнял обязанности верховного жреца культа императорских предков. Эти три чиновника выделялись среди других своей близостью к царю. Постепенно первое место среди них занял начальник царской сокровищницы, который в VII в. до н. э. стал ближайшим помощником царя по управлению государством.

Выделение ведомств и обособление должностей связано C возникновением налогового обложения, организацией судебного дела и оформлением культа царя и царской власти. Особенно важным был налог на пахотные земли, взимавшийся в виде десятины с урожая, обычно осенью после жатвы. Налог с гор и озер взимался в виде четвертой части их доходности. Эти налоги взимались натурой. Торговцы обязаны были платить пошлины за место на рынке, при заключении контракта, при продаже товара (полотна, шелка и np.). Пошлины уплачивались весовыми металлическими деньгами, что указывает уже на значительное развитие торговли.

Выделение верховного судебного ведомства и главного уголовного судьи связано с организацией судебного дела. Появляются древнейшие законы, которые гарантируют незыблемость классового строя и неприкосновенность особы обоготворенного царя. Так, существовал закон об оскорблении величества, по которому человек, непочтительно отозвавшийся о царе, подвергался жестокой и мучительной казни. Уголовный кодекс, который приписывался полулегендарному царю древности Му, предусматривал систему наказаний, налагавшихся за наиболее тяжкие преступления. Среди этих наказаний выделялись пять наиболее строгих: смертная казнь, кастрация мужчин или заточение женщин во дворце, ампутация ног, отсечение носа и наложение позорного клейма в виде черной татуировки на лицо. Однако эти наказания могли заменяться соответствующими прогрессивно возрастающими выкупами. B этом сказывался классовый характер законодательства и суда, дававших воз- [22] можность богачу откупиться от наказания. Уголовный кодекс My содержал 3 тыс. статей, вернее, собранных вместе судебных решений (казусов, которые образовали древнейший свод уголовного права).

Развитие юридической мысли приводит к установлению в законах смягчающих обстоятельств при нечаянном и случайном преступлении и отягчающих — при преднамеренном. Суд высшей инстанции в лице верховного судьи рассматривал лишь дела по преступлениям, влекущим за собой по закону смертную казнь. Суд низшей инстанции — местные судьи — рассматривал все остальные дела.

Наконец, появление верховного жреца императорских предков связано с учением о том, что царь есть не только наместник бога на земле, но и его земное воплощение. Поэтому царь назывался «сыном неба», а его распоряжения — «священными волеизъявлениями». Царь в качестве «заместителя неба» считался посредником между людьми и силами природы. Каждые пять лет царь должен был совершать путешествие по стране и лично приносить жертвы богам на священных горах. «Божественный» характер царской власти выражался внешне в том, что даже высшие чиновники должны были перед лицом царя совершать троекратный земной поклон. Сверхъестественное происхождение царей описывалось в древних легендах. Так, в одной легенде рассказывается, что царь My родился от связи царицы, жены царя Чжао, с духом предка Чу. Царь My описывается в этой легенде в образе богатыря, наделенного фантастическими способностями. Он совершает походы в «четыре угла света» на своей колеснице, влекомой чудесными лошадьми. Однажды любопытство привело его к истокам Желтой реки. Он посетил дворец мифического «Желтого императора», а потом достиг горы солнечного захода, навестив богиню Запада и смертельных болезней. Образ царя принимает сказочные очертания божества, живущего в иной сфере, чем остальные люди. Идеология обоготворения царской власти находит свое внешнее выражение в культе царских предков, а также в пышных формах придворного этикета.

Резиденция царя была в то же время столицей государства. Историческая традиция сохранила названия главных центров и столиц государства Чжоу — городов Фань и Xao, а позднее Ло-и. B литературных произведениях, в частности в придворной поэзии, сохранились красочные описания дворцового и аристократического быта. Роскошные изделия из бронзы, сосуды, употреблявшиеся при религиозных церемониях, драгоценное оружие, произведения искусства свидетельствуют о высоком расцвете материальной культуры и искусства, а также о богатствах, которые накапливались в руках рабовладельческой знати, эксплуатировавшей рабов и бедняков.

Политическая Судя по древним сказаниям и более позд-

история ним, но зато более достоверным источни-

времени Чжоу тт

кам, цари из династии Чжоу, завоевав государство Инь, образовали большое и сильное царство. От времени ранней династии Чжоу известна только последовательность имен царей. B «Истории сына неба Му», написанной в V—IV вв. до н. э., сохранились легенды, относящиеся к этому периоду. B этих легендах царей Чао и My изображали великими завоевателями, расширившими пределы государства. B результате этих завоеваний китайцы проникают в бассейн Янцзыцзяна и покоряют племена, жившие на берегах реки Хань и в районе Хубэй.

B IX—VIII вв. до н. э. развитие рабовладельческого хозяйства, требовавшее постоянного ведения войн для грабежа соседних народов и для захвата рабов, привело к резкому обострению классовых противоречий. Крупные богатства, большие поместья, множество рабов скапливалось в руках отдельных магнатов, представителей поместной землевладельческой знати. Этим богачам противостояли трудовые массы бедняков и рабов. B 842 г. до н. э. бедный люд столицы восстал против царя Ли-вана и штурмовал дворец. Свергнутый народом незадачливый царь Ли бежал. Острая классовая борьба сопровождалась борьбой за захват царской власти. Два сановника Чжоу Гун и Чжао Гун объявили себя регентами государства, причем время их правления получило характерное название «Всеобщее согласие». Очевидно, правящий класс аристократии принужден был, хотя бы на словах, пойти на некоторые уступки трудовым массам. Впрочем, историческая традиция сохранила предание о том, что один из этих сановников, чтобы спасти сына свергнутого царя Ли, пожертвовал собственным сыном и выдал его народу. Весьма возможно, что этот период острой классовой борьбы получил название «Всеобщее согласие» именно для того, чтобы стереть в памяти следующих поколений воспоминание о тех уступках, которые аристократы были принуждены сделать народу.

B 827 г. до н. э. после смерти Ли-вана регенты передали власть его сыну, Сюань вану. O царствовании царя Сюаня (827—782 гг. до н. э.) сохранились сведения как в «Книге песен», так и в других источниках. Историческая традиция приписывает ему войны, которые он вел для подавления восстаний среди подвластных племен, а также для завоевания соседних стран, населенных главным образом кочевниками. Эти войны описаны в торжественных песнях, которые пелись в храме предков. B одной оде говорится о вторжении кочевого племени сюнну в царство Чжоу и захвате столицы в 822 г. до н. э.:

B шестой месяц, какое смятение!

Боевые колесницы стоят наготове;

B каждую запряжено четыре статных коня.

Они снаряжены, как это обычно делается.

Сюнну яростно вторглись,

Поэтому мы должны были спешно выступить.

Царь приказал выступить в поход.

Чтобы освободить столицу...

Мы победили сюнну,

Проявив великую храбрость...

Сюнну плохо рассчитали,

Заняв Цяо и Ху,

Захватив Xao и Фэнь,

Дойдя до северной части реки Цзинь.

Наши знамена, украшенные изображениями птиц, Развевались своими белыми складками.

Десять военных колесниц мчались впереди...

Мы победили сюнну —

Это пример для десяти тысяч стран.

B другой торжественной песне описывается война Сюаня с кочевым племенем сюй. Сам царь во главе шести армий выступает в поход. Китайцы одерживают победу благодаря своим войскам, которые более организованы, чем орда кочевников, так как «они двигаются не толпами, но разбитыми линиями». Война заканчивается захватом «множества пленников».

Ослабленное длительной борьбой с многочисленными племенами, постоянно вторгавшимися в богатые плодородные долины реки Хуанхэ и ее притоков, раздираемое классовыми противоречиями и лишенное внутренней экономической спайки, государство Чжоу распалось на ряд независимых княжеств, во главе которых стояли могущественные аристократы, уже не зависевшие от единой центральной власти.

B 770 г. до н. э. один из почти номинальных чжоусских царей Пин-ван, теснимый западными кочевниками, перенес свою столицу на восток в город Ло-и (позднейший Ло-ян в провинции Хэнань). C этого времени начинается распад Китая на независимые мелкие княжества, которые уже не подчиняются Восточночжоусскому государству.

B VII в. до н. э. пять наиболее сильных княжеств образуют лигу с целью подготовить страну к созданию сильного централизованного государства. Однако это объединение носило временный и непрочный характер. Пять крупных княжеств, стремившихся к преобладанию, с трудом удерживали равновесие сил. Период их господства, относящийся к VII—V вв. до н. э., обычно называется временем «Пяти властителей». B V в. до н. э. борьба между отдельными княжествами становится особенно острой, поэтому период V—III вв. до н. э. получил название «Борющихся царств» (Чжань-го).

От этого времени сохранилось уже большое количество разнообразных источников. Однако проблема социально-экономических отношений в VIII—III вв. до н. э. пока не может быть полностью разрешена ввиду отсутствия специальных источниковедческих и историко-лингвистических работ.

Период распада единого государства (ѴІІІ—ІІІ вв. до н. э.)

Распространение железа производит переворот в развитии техники, появляются новые и более совершенные железные орудия. B VII в. до н. э. в княжестве Ци вводится государственная монополия на железо. Начинают применяться железные сошники, что делает труд раба более продуктивным и дает возможность использовать большее количество рабов в сельском хозяйстве. Однако прочное существование старых сельских общин в значительной степени задерживало процесс развития рабовладельческих отношений. Bo многих из этих общин, в особенности на периферии страны, сохранились примитивные родо-племенные или несколько более развитые семейно-общинные порядки. Завоевание обширных соседних территорий китайскими царями привело к особым, специфическим для Древнего Китая, формам порабощения целых больших родоплеменных и семейно-общинных групп, которые номинально считались «рабами» государства, а фактически нередко передавались во владение отдельным аристократам. Поэтому некоторые термины, служившие для обозначения свободных общинников, иногда использовались и для обозначения рабов.

C другой стороны, при неразвитости рабовладельческих отношений существовали различные градации, переходные стадии от рабовладельческой зависимости к свободному состоянию, что объясняется и сохранением домашнего патриархального рабства, и коллективным порабощением целых общин, и, наконец, резким различием между укладом экономически развитых центральных районов Китая и примитивным бытом кочевников и земледельцев, населявших обширные окраины государства Чжоу. Постоянные войны и перемещения государственных центров, частые изменения в «облачной сфере политики» приводили к тому, что рабы массами освобождались, а свободные, наоборот, попадали в рабство, хотя производственная структура общин, основанная на натуральном хозяйстве, как правило, оставалась неизменной. C этим связана в конечном счете текучесть форм рабовладения и неточность социальных терминов Древнего Китая. Словом «чэнь» обычно обозначали понятия «слуга», «раб», в частности «домашний раб». Слово «минь» обычно обозначало в своей совокупности весь трудовой «народ», возможно общинников, находящихся в тяжелых условиях почти рабской зависимости.

B социально-политическом трактате философа Мэн-цзы (IV—III вв. до н. э.) характеризуется хозяйственный и общественный строй этого времени. Упорные войны, которые вели между собой за преобладание и господство отдельные княжества, тяжелым бременем ложились на трудовые массы народа. «Многочисленные армии отправляются в путь вместе с правителем (служа ему охраной) и поглощают все продукты. Голодающие не находят себе пищи; те, которые могут работать, не находят более покоя. Теперь одни лишь злобные взгляды, хор проклятийІ И тогда в сердцах народа рождается лишь глубокая ненависть. Он сопротивляется приказам (царя), которые предписывают угнетать народ».

Развитие сельского хозяйства и ремесла привело к дальнейшему росту торгового обмена, на что, в частности, указывают однотипные памятники материальной культуры, найденные в различных районах Китая к северу и к югу от Хуанхэ.

B политико-экономическом трактате Гуаньцзы говорится о значении рынка и регулировании цен на товары. Автор говорит о купцах как об особом сословии, подчеркивая осведомленность людей, «связанных с рынком». Значительное развитие получило ростовщичество. Ko времени образования Циньского государства появляется особый слой «богачей», которые владели земельными поместьями и принимали участие в торговле. Китайские источники сообщают, что богачей в то время было так много, что Цинь Ши Хуан-ди для развития торговли в своей столице переселил туда 120 тыс. семей таких богачей. Весьма возможно, что эта цифра сильно преувеличена. Развитие торговли и ростовщичества обостряло классовые противоречия. B целях предотвращения возмущений трудового народа выдвигались проекты социальных реформ, которые должны были оградить правящий класс аристократии и средние зажиточные слои торговцев от возможных социальных потрясений.

B IV в. до н. э. в княжестве Цинь сановником Шан Яном были проведены реформы, направленные на то, чтобы подорвать древнее общинное землепользование и укрепить крупное аристократическое землевладение. Земельная реформа заключалась в том, что была введена неограниченная частная собственность на землю и разрешена свободная продажа и купля земли. Согласно налоговой реформе Шан Яна, налог с урожая был заменен налогом на землю, который взимался с каждого землевладельца в зависимости от размеров его земельного владения. Наконец, специальная административная реформа предусматривала полицейский контроль за населением страны. Был принят ряд мер и к тому, чтобы расширить посевную площадь и привлечь в страну земледельческое население, что было необходимо для развития земледельческого хозяйства.

Однако эти реформы не могли ослабить напряжения классовой борьбы. Рост аристократического землевладения, развитие торговли и необходимость сохранения ирригационной сети, а также защиты страны от кочевников требовали восстановления сильного централизованного государства. Уже в философских трудах VI в. до н. э. формулируются твердые принципы государственного управления и указывается на необходимость восстановления деспотии после периода временной смуты и внутренней борьбы. Так, в книге философа Мэн-цзы дается яркая характеристика мощной деспотической власти. Мэн-цзы рекомендует установить государственный контроль над земледелием, а императорам советует, в частности, осуществлять крупное ирригационное строительство для поднятия сельского хозяйства.

B IV в. до н. э. усиливается княжество Цинь. B течение целого столетия князья Цинь ведут упорную борьбу за преобладание и господство во всем Китае.

Циньский князь Чжан из династии Цинь, Период подчинив все остальные княжества и объе-

династии Цинь динив под своей властью весь Китай, при- (256—206 гг. нял титул и имя Цинь Ши Хуан-ди (246—

до н. э.) 210 гг. до н. э.). B его царствование восста

навливается единое и централизованное Китайское государство, которое было разделено на 36 областей. Вся власть сосредоточивается в руках могущественного деспота, управляющего страной при помощи чиновничества. Объединение Китая в единое государство дает возможность возродить прежнюю завоевательную политику. B результате этой политики были покорены племена, населявшие территорию современных провинций Гуандун, Гуанси, Ганьсу и Сычуань. При Цинь Ши Хуан-ди Китайское государство охватывало территорию собственно Китая, включая части Маньчжурии и Монголии, вплоть до границ Кореи и Индокитая. Для защиты от нападений кочевых племен было расширено строительство знаменитой Великой Китайской стены, которая впоследствии образовала систему оборонительных сооружений вокруг разросшегося Китайского государства на протяжении трех с лишним тысяч километров.

B большом государстве можно было провести ряд мероприятий, которые способствовали бы развитию земледелия и торговли. Так, при Цинь Ши Хуан-ди была расширена оросительная сеть, в частности сооружен большой канал, соединивший реки Цзин и JIo в современной провинции Шэньси. Сооружение дорог, установление системы мер, веса и длины, а также реформа письменности должны были содействовать развитию торговли.

Однако деятельность Цинь Ши Хуан-ди, направленная на создание централизованной деспотии, встречала противодействие как со стороны поместной аристократии, вытеснявшейся новым чиновничеством, так и со стороны широких трудовых масс, рабов и крестьян. Ha обостренную социальную борьбу этого времени указывает факт сожжения книг, в которых содержались мысли, опасные для существования единого централизованного государства. B легендах полуисторического характера описывается, как Цинь Ши Хуан-ди приказал заживо похоронить 460 ученых, утаивших книги и осуждавших царя. По совету своего министра Цинь Ши Хуан-ди приказал сжечь все исторические хроники и классические книги, за немногими исключениями, а утаивших свои крамольные сочинения — заклеймить и послать на постройку Великой стены. Так расправлялась царская власть со всякого рода попытками изменения существующего строя, которые возникали в то время.

Однако недовольство трудовых масс было Период настолько сильным, что одному из вождей

династии Хань восставших крестьян, некоему Лю Бану, (206 г. до н. э. — удалось захватить столицу и верховную 220 г. н. э.) государственную власть и на развалинах Циньской империи основать новое государство во главе с династией Хань. B результате этого восстания несколько улучшилось экономическое положение крестьян: были снижены налоги и облегчены государственные трудовые повинности. Однако государственная власть осталась в руках рабовладельческой аристократии. Аристократы, примкнувшие к восставшим, сумели захватить в свои руки верховную власть, сделали крестьянству некоторые уступки, а затем восстановили старую государственную машину классового гнета.

При царях из династии Хань богатые аристократы-землевладельцы сосредоточивают в своих руках большие земельные владения. Так, в «Истории первой династии Хань» говорится о том, что «министр Чжан Ю владел 40 000 (единиц земли), а другие собиравшие землю обладали обширными земельными пространствами; вследствие этого народ жил в бедственных условиях». Сельские общины постепенно разлагались, широкие слои крестьян разорялись. Это разорение широких слоев населения приводило к увеличению количества рабов в стране. Доведенные до нищеты бедняки часто были принуждены продавать в рабство своих детей. Такие факты описываются в «Истории первой династии Хань»: «У населения удела Цинь семьи были бедны, а дети крепки и сильны; поэтому их и отдавали в залог... Когда несколько раз подряд бывал неурожай, население бывало вынуждено продавать знатным людям своих детей, чтобы добыть одежду и пищу».

Разорившиеся бедняки попадали в долговую кабалу, которая постепенно приводила к рабству. B источниках периода Хань говорится, что «по обычаям продававшиеся в рабство дети и взрослые сначала считались заложниками; если через три года они не выкупались, то они становились окончательно рабами». Тяжелым бременем на плечи свободного трудового населения ложились войны, когда бедняки разорялись от налогов, а многие из них погибали на полях сражений. Разорение и нищета трудовых масс росли. B источниках говорится о том, каким тяжелым бичом для широчайших слоев населения были войны: «В царствование У Ди правительство много занималось военными экспедициями и гражданскими сооружениями. Поэтому требовалось столько рабочей силы для выполнения этих проектов, что многие были вынуждены бросать свое основное занятие — земледелие. Император У Ди из династии Хань посылал военные силы в четырех направлениях и наложил на народ тяжелые налоги. Люди, имевшие трехлетних сыновей, должны были платить за них подушную подать. Это причиняло много страданий. Некоторые даже убивали своих сыновей, как только они рождались».

B годы войны рабовладельческая аристократия, опираясь на аппарат государственной власти, облагала население различными дополнительными податями. Так, в период династии Хань был введен натуральный налог с урожая, взимавшийся с собственников земли, и денежный налог, взимавшийся со всего населения. Для увеличения доходов казны в правление У Ди были введены монополии на соль и железо. Работорговля достигла широких размеров, что указывает на большое количество рабов в стране. Создаются специальные рынки рабов. Работорговцы принимают всякие меры, чтобы получить как можно больше барыша от этой торговли. B «Истории первой династии Хань» говорится, что «занимающиеся ныне продажей рабов одевают последних в роскошные одежды... и выставляют их в стойлах (на базарах)».

Разорение трудовых масс, постепенный распад сельских общин, рост крупного землевладения и работорговли — все это вызывало обострение классовых противоречий и усиление классовой борьбы. B источниках сохранились сведения, что некоторые государственные деятели пытались принимать меры к смягчению классовых противоречий. C этой целью делались попытки ограничить землевладение и рабовладение. B царствование императора Ай Ди был выдвинут проект, согласно которому представители знати, чиновники могли иметь не более 5 тыс. единиц земли (му). B зависимости от своего социального положения тот или иной рабовладелец мог иметь от 30 до 200 рабов. Однако этот проект не был осуществлен.

B эту эпоху рабство широко развивается. Ho труд рабов оказывается недостаточно эффективным. Чтобы сделать труд раба более производительным, рабовладельцы сажают рабов на землю, давая им участки земли и позволяя вести собственное хозяйство. Так появляются в этот период, а может быть и несколько ранее, переходные формы от рабовладения к феодальным отношениям, которые отчасти напоминают древнеримский колонат. Безземельные крестьяне часто брали у богачей в аренду землю, обязуясь выплачивать 50% урожая в виде арендной платы. Такая высокая норма арендной платы неизбежно приводила к закрепощению свободных крестьян.

B период Хань значительно растет внеш- Вкешняя няя торговля и в связи с этим широко раз-

торговля вивается завоевательная политика. B кон

це II в. до н. э. при императоре У Ди (140— 87 гг. до н. э.) китайцы проникают довольно далеко на запад. Китайские караваны направляются через Восточный Туркестан в район южных оазисов Таримского бассейна и в области между Оксом и Яксартом (Аму-дарья и Сыр-дарья). Особенно оживленные торговые взаимоотношения китайцы устанавливают с Ферганой. Различные китайские товары привозились в Бактрию, откуда персидские торговцы везли их дальше на запад, в Сирию. Китайцы вывозили шелк, а ввозили различные ткани, пестрые ковры, стекло, металлы, драгоценности, яшму и кораллы, лекарства, а из Бактрии — лошадей и верблюдов. Через Персию и Сирию китайские товары проникали в Римскую империю.

Стремление захватить в свои руки важные торговые пути, в частности так называемые шелковые дороги, а также рынки привело к развитию завоевательной политики. Китайский полководец и дипломат Бань Чао (32—102 гг. н. э.) совершил несколько экспедиций в Восточный Туркестан. B 97 г. н. э. Бань Чао довел китайские войска до Антиохии Маргианы. Ha востоке китайцы проникают в Корею и даже в некоторые области Индокитая, стремясь открыть дорогу в Индию. Китайское правительство устанавливает дипломатические и торговые взаимоотношения с многочисленными государствами. Широко развитая внешняя торговля и завоевательная политика еще больше обогащали рабовладельческую аристократию, что создавало внешний, кажущийся эффект «благосостояния» страны и государства.

Рост могущества Ханьского государства Реформы нашел свое отражение и в развитии куль-

Ван Мана туры. B это время основывались академии, библиотеки, государство поддерживало писателей, заботилось о повышении квалификации чиновников, установив публичные экзамены. Однако все это носило показной, чисто внешний характер. Массы трудового населения были в тяжелом положении. Ha это указывают реформы узурпатора Ван Мана, выдвинутого, очевидно, средними слоями сельского и городского населения, стремившегося к улучшению своего экономического положения и к некоторому смягчению классовых противоречий. B это время распространяются теории, имевшие целью ослабить классовую эксплуатацию, делаются попытки смягчить социальные противоречия и тем самым заглушить классовую борьбу. B этом отношении характерны теории Дун Чжун-шу и Ван Чуна, а также реформы Ван Мана. Дун Чжун-шу предлагал запретить сосредоточение земельных владений в одних руках, отменить монополии нз соль и железо, «покончить с рабством, отменив неограниченное право рабовладельцев убивать своих рабов», уменьшить налоги и облегчить военные и трудовые повинности. Особенный интерес представляют реформы Ван Мана, захватившего в результате восстания государственную власть в 8 г. н. э. B 9—10 гг. Ван Ман провел реформы, по которым была конфискована земля, принадлежащая аристократам, и вся земля в государстве была объявлена «царской землей». Одновременно с этим была сделана попытка произвести перераспределение земельного фонда и ограничить землевладение. Продажа земли и рабов была запрещена. Наряду с прежними государственными монополиями на железо, соль и вино, были введены монополии на горные промыслы и водные ресурсы, а также установлены твердые рыночные цены. Так была сделана попытка использовать государственную власть для установления контроля над хозяйственной жизнью страны. Однако реформы Ван Мана окончились неудачей. Уже через три года, в 12 r., была отменена земельная реформа, а затем была снова разрешена покупка и продажа рабов.

Полумеры, проводившиеся рабовладель- Народные ческим государством в целях приглушения восстания классовой борьбы, не привели к желаемым

результатам. Половинчатые реформы не могли коренным образом улучшить положения трудящихся масс, того «бедного народа, который постоянно носил шкуры животных и питался пищей собак и свиней». Ho, с другой стороны, эти реформы серьезно затрагивали интересы имущих слоев и в первую очередь аристократии, вызывая среди них недовольство. Голодные восстания бедняков и широкие социальные движения продолжались и даже усиливались. Крупным народным восстанием было восстание «краснобровых», во главе которых стоял Фань Чун, поднявший значительные массы населения в Шаньдуне в 18 г. н. э. K восставшим присоединились и реакционные аристократические группировки, которые были недовольны реформами Ван Мана. Фань Чун одержал победу над армией Ван Мана. B 23 г. войска Ван Мана были разбиты, его столица была занята восставшими, но в 27 г. аристократы, примкнувшие к «краснобровым», сумели разбить восставших и снова восстановить прежние рабовладельческие порядки.

Другое крупное восстание произошло в 184 г. Это было восстание «желтых тюрбанов», тщательно организованное крупным политическим деятелем того времени Чжан Цзяо и его братьями. Организаторы восстания проповедовали идею всеобщего равенства, поэтому их учение получило название «Путь ко всеобщему миру». Руководители восстания были популярны среди народа и пользовались большим авторитетом. Они были объявлены народными героями, а один из них даже был провозглашен «богом войны». Армия восставших достигла несколько сот тысяч человек и состояла из большого количества отдельных отрядов. K восставшим примкнуло много рабов, которые вместе с повстанцами стремились уничтожить рабовладельческое государство, ненавистную им машину классового гнета. Несмотря на широкий размах этого массового народного движения, восстание было подавлено. Однако и династия Хань не смогла удержать верховной власти в своих руках. Многочисленные восстания подточили государство Хань, набеги кочевников довершили его разгром.

Культура Древнего Китая

Китайская культура восходит к очень глубокой древности. Древнейшие китайские надписи дают возможность проследить процесс возникновения и первоначального развития иероглифической письменности. Сохранившиеся литературные источники, по большей части произведения так называемой классической литературы Древнего Китая, свидетельствуют о возникновении и развитии китайской религии и литературы, появлении философии, а также древних социально-политических систем. Этот процесс мы можем наблюдать на протяжении целого тысячелетия.

Китайская религия восходит к фетишизму, к древним формам культа природы, культа предков и тотемизму, тесно связанному с магией. B исторических источниках сохранилось воспоминание о том времени, когда еще были широко распространены тотемистические представления, связанные с обоготворением природы. Так, в труде Сыма Цяна есть легенда, что «Хуан-ди был царем государства Медведя. Его мать однажды находилась в поле и зачала от того, что увидела большую молнию, окружившую Полярную звезду. Через 24 месяца после этого она родила Хуан-ди». Можно предполагать, что Хуан-ди считался родоначальником одной из тотемных групп Медведя.

Широко был распространен в Древнем Китае исконный культ природы, в особенности культ земли и гор. Этот древний культ гор в Китае был связан с рельефом местности и с хозяйственным бытом того времени, когда предки китайцев кочевали от гор к рекам. B Китае долго существовала форма особых гаданий, связанных с землей (геомантия). Наряду с этим древние китайцы обоготворяли солнце, луну, планеты и звезды, реки и деревья. Особенное значение всегда имел культ предков, тесно связанный с прочным патриархальным бытом и сохранившийся в своих закостеневших формах до очень позднего времени.

Религиозные верования оформились в Китае уже в глубокой древности. B произведениях классической литературы сохранились указания на священные древние тексты, которые пользовались особенным почитанием верующих. Наибольшее значение получили в Китае религиозно-философские системы, сложившиеся в VI—V вв. до н. э. и легшие в основу позднейших религий. Громадное значение имела в культурной жизни Китая религиозно-философская система Конфуция, которая основывалась на древних школах писцов и гадателей. Сохранились лишь скудные сведения о личности Конфуция. Ho то, что о нем известно, настолько связано с реальным бытом, что заставляет предполагать существование определенного писателя, руководившего особой религиозно-философской и социально-политической школой. Конфуций, согласно древней традиции, жил в VI—V вв. до н. э. (по традиционной китайской хронологии с 557 до 479 г. до н. э.). Происходил он из аристократического рода чиновников княжества Лу, где правили потомки династии Шан. Именно поэтому все его учение пропитано глубоким уважением к старинным китайским обычаям и обрядам. Как им, так и представителями его школы были отредактированы произведения более древней, так называемой классической литературы Древнего Китая. Впрочем, они, возможно, подвергались переработке и в более поздние времена.

Основным принципом конфуцианства является традиция. Конфуций неоднократно указывал на то, что он не стремится ни к каким новшествам. «Я передаю, а не выдумываю»,— говорит он, очевидно, выражая в этих словах основу своего традиционализма. Конфуций, как говорили его последователи, считал возможным только толковать древние тексты, строя на их основе особую религиозно-философскую, социально-политическую и моральную систему. Особое значение придается в системе Конфуция элементам воспитания с целью выработки в характере человека постоянного смирения, подчинения, готовности повиноваться старшим и начальникам. Конфуцианская философия считала необходимым и вполне возможным изменение характера человека. Конфуцианство основывало на этом тезисе идею неизбежности и необходимости совершенствования с классовой точки зрения каждого человека. «По своим врожденным свойствам все люди близки друг к другу. По своим приобретенным свойствам они отличаются друг от друга». «Только самый великий ученый и самый худший идиот никогда не меняются»,—говорится в конфуцианских книгах. Кон-

Лао-цзы посещает Конфуция

фуцианство стремилось воспитать человека в полном внутреннем духовном порабощении. Каждый человек должен быть доволен своим социальным положением и не стремиться к лучшему. C точки зрения Конфуция, «всегда сообразуясь со своим положением, мудрец не желает внешнего величия. Когда он имеет богатство и положение в обществе, то он будет жить, как богатый и имеющий положение; когда он находится в бедности, то он и будет жить, как бедный... Когда он находится в низком положении, он не оскорбляет властей... Поэтому, находясь в низкой доле, он покоряется судьбе...».

B учении Конфуция откровенно высказывается классовая точка зрения рабовладельцев, стремившихся к полному подавлению трудовых масс. «Темные люди должны повиноваться аристократам и мудрецам», «Если темные люди перестают повиноваться высшим и просвещенным, то в стране не будет мира». C особенной четкостью эта мысль проводится в известной конфуцианской книге «Середина и постоянство» в следующих словах: «Неповиновение простолюдина высшему есть начало беспорядка». B той же книге «мудрец» противопоставляется толпе. Под словом «мудрец» следует понимать аристократа. Конфуций учит, что «мудрец, держащийся принципа середины и постоянства, совершает только нравственное или доброе, а простые смертные, не держащиеся этого принципа, совершают все без разбора». Таким образом, в этой «середине и постоянстве» скрывается идея классового «равновесия», которую тщетно пытается установить аристократически мыслящий древнекитайский философ. Конфуцианская социально-политическая теория «классовой гармонии» проповедовала необходимость особых взаимоотношений между господином и слугой, между родителями и детьми, между супругами, между старшим и младшим, наконец, между друзьями. Проповедники этой теории, очевидно, думали, что современное им общество и государство могли спокойно существовать лишь на основе постоянного сохранения этих патриархальных взаимоотношений, сохранения идеального «равновесия» в рабовладельческом государстве.

Одновременно с этим в конфуцианской религиозной философии выдвигается теория божественного происхождения и божественного значения царской власти. Царь изображается в теории Конфуция в виде божества. B некоторых местах конфуцианских книг в поэтической, а иногда в риторической форме проскальзывает такого рода мысль: «Если царь будет величав как небо и море, то народ будет уважать его, будет слушать речи его и будет сочувствовать делам его». B комментариях к конфуциевой летописи «Весна и осень» царь прямо называется «божеством». «Император есть Сын Неба, его физическая личность — олицетворение неба. Земля посреди имеет свой центр в Сыне Неба. Народы в их границах подчинены князьям. Сын Неба получает веления от Неба; подчиненные князья получают их от Сына Неба».

Большое распространение имела в Древнем Китае и другая философская система, принадлежащая Лао-цзы, отличающаяся от конфуцианства своим умозрительным характером. Впоследствии из этой философской системы выросла сложная религия, так называемый даосизм, которая просуществовала в Китае свыше 2000 лет. Само слово «даосизм» происходит от слова «дао», что означает «путь» или «основа мира». Позднейшая даосская религия окружила образ основателя этой религиозно-философской системы туманом легенд. Само имя Лао- цзы означает «престарелый мудрец». B одной легенде рассказывается, что Лао-цзы посетил Индию и Тибет. Его считали всевидящим, говорили о нем, что он приобрел всевидение подвигом молчания, уединения и созерцания.

Философская система Лао-цзы в некоторых отношениях прогрессивнее конфуцианства. Ряд исследователей находят даже возможным утверждать, что в учении Лао-цзы имеются элементы наивного материализма и стихийная диалектика. B понятии «дао» можно видеть наивно-материалистическое представление о материальной основе мира. Так, Лао-цзы говорил: «Великое дао растекается повсюду. Оно может быть направо и налево. Благодаря ему рождаются все существа, которые не останавливаются (в своем изменении)». Элементы стихийной диалектики можно усмотреть в целом ряде высказываний Лао- цзы, как, например, в его словах: «То, что сжимают,— расширяется. То, что ослабляют,— укрепляется. То, что уничтожают,— расцветает. Кто хочет отнять что-нибудь у другого, непременно потеряет свое. Bce это называется трудно постижимым. Мягкое преодолевает твердое, слабые побеждают сильных».

Философское учение Лао-цзы отразило сложные· классовые взаимоотношения, существовавшие в Китае в конце VI и в начале V в. до н. э. Облеченное в форму метких и остроумных изречений, которые в своей совокупности образуют книгу Дао Дэ-цзин, это учение в некоторой степени носит эклектический характер. Весьма возможно, что его популярность объясняется не только оригинальностью и новизной проводимых в нем философских идей, но также и тем, что в нем отразились интересы, мысли и чаяния различных слоев общества. Аристократы, стремившиеся к восстановлению единого государства, мечтали об идеальном «единстве», о чем в Дао Дэ-цзин говорится: «Благодаря единству знать и государи становятся образцом в мире. Вот что создает единство». C другой стороны, в том же самом социально-философском трактате, который, возможно, подвергался редакционной переработке, можно найти резкие обличения богачей, накапливающих огромные богатства и угнетающих народ. «Если зал наполнен золотом и яшмой, то никто не в силах его охранять. Если богатые и знатные горды, то этим они сами на себя навлекают несчастье». Еще более резко выступает Лао-цзы против классового правительства, разоряющего народ, против войны, которая приносит людям одни лишь несчастья: «Народ голодает потому, что слишком велики поборы и налоги». «Хорошее войско — средство (порождающее) несчастье, его ненавидят все существа... Прославлять себя победой — это значит радоваться убийству людей. Тот, кто радуется убийству людей, не может завоевать сочувствия в стране... Если убивают многих людей, то об этом следует горько плакать. Победу надо отмечать похоронной процессией».

B этих словах ясно звучит психология ухода и отказа от борьбы, отвращение к войне. B связи с этим стоят несомненно реакционные мысли о необходимости возвращения к старинному патриархальному быту и о сохранении культурной отсталости народа. Так, Лао-цзы говорил: «В древности умевший служить дао не просвещал народа, а делал его глупым. Трудно управлять народом, когда у него много знаний. Поэтому управление страной при помощи знаний — враг страны, а без их применения — счастье страны».

Наибольший интерес представляет более прогрессивная, но все же соответственно развитию научных знаний того времени примитивная, стихийно-материалистическая философия, которая появляется в Китае в I в. н. э. Один из представителей этой философии Ван Чун утверждал, что «небо есть тело, подобно земле», выступая против традиционной религиозной философии и указывая на то, что «среди существ, несущих в своих венах кровь, нет таких, которые не умирали бы». Эта философия получила свое дальнейшее развитие в трудах философов III—V вв., которые указывали на смертность духа. Однако эта наивно-материалистическая философия не могла получить развития и распространения в Древнем Китае, так как классовая рабовладельческая идеология, тесно связанная с древней религией, господствовала в стране. Конфуцианство и даосская религия наложили свой тяжелый отпечаток на китайскую цивилизацию и сохранили неизменными многие формы древней культуры в течение не только веков, но и тысячелетий.

Однако потребности повседневной жизни привели к накоплению уже в глубокой древности многих научных знаний. Многое знали китайцы в области математики, в частности геометрии. Известны им были свойства прямоугольного треугольника, была решена задача равенства квадрата гипотенузы сумме квадратов катетов. Необходимость счета времени и составления календаря явилась причиной накопления знаний в области астрономии. Начало астрономических наблюдений восходит к периоду Шан-Инь. Астрономы умели наблюдать движение небесных светил и даже вычислять и предсказывать солнечные и лунные затмения, а также появление комет. Созвездия, расположенные вокруг Полярной звезды, были распределены по «лунным домам». Появились древнейшие карты звездного неба. Исходя из положений созвездий по отношению к солнцу и к полюсу, пользуясь при этом водяными часами, астрономы вычисляли время.

Астрономические наблюдения дали возможность построить особую систему календаря, которая сохранялась в течение долгого времени. Основой этого лунного календаря было лунное летоисчисление, которое велось по циклам, состоявшим из 60 лет.

Расширение Китайского государства и необходимость административного деления страны вызвали раннее появление и развитие географии. Уже в период Чжоу чиновники состав ляли отчеты о состоянии отдельных областей, главным образом с точки зрения доходности земель и взимания налогов. Один из этих отчетов вошел в качестве главы в книгу Шу-цзин. B этой главе дается географическое описание Китайского государства, разделенного на девять областей. Здесь описываются горы, реки, земли, а также налоги каждой области. Аналогичное, несколько более позднее географическое описание Китая сохранилось в книге Чжоу-ли.

<< | >>
Источник: Авдиев В.И. История Древнего Востока_Авдиев В.И_Учебник_1970 -610с. 1970

Еще по теме Г Л A B A XX ДРЕВНИЙ КИТАЙ:

  1. Культура Древнего Китая.
  2. 49. Китайский язык и письменность
  3. ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕГО КИТАЯ 
  4.   II. Как понимают китайцы творение божие, или о принципе, о материи и о духовных сущностях  
  5. Вопрос 9. Социально-философские школы Древнего Китая -конфуцианство и легизм
  6. Древний Китай
  7. Общие характеристики Древнего Китая
  8. Древний Китай
  9. 7.3. Китай (III – XVII вв.)
  10. 3. Древний Китай: даосизм и конфуцианство
  11. II.5.ФИЛОСОФИЯ ДРЕВНЕГО КИТАЯ
  12. Вопрос 9. Социально-философские школы Древнего Китая -конфуцианство и легизм
  13. 2. Древняя Индия и Древний Китай
  14. Глава 2. Космополитизм и китайская цивилизация
  15. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ДРЕВНЕГО КИТАЯ
  16. КИТАЙ ПОД ВЛАСТЬЮ МОНГОЛЬСКОЙ ИМПЕРИИ
  17. ДРЕВНИЙ КИТАЙ (III-II тысячелетия до н.э.)
  18. Г Л A B A XX ДРЕВНИЙ КИТАЙ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -