<<
>>

Ситуация в Евразии

21.1.1. Европа

После 1750 года взаимодействие между обществами и культурами Евразии усилилось (происходила массовая интенсификация одной из самых главных тенденций мировой истории), но они относились друг к другу с взаимным непониманием.

Именно этот период был жизненно важным в формулировке Европой ее роли и положения в мире. Европа всегда была склонна противопоставлять себя более передовому и сильному исламскому миру, который господствовал в Средиземном море и юго-западной Азии (и значительную часть времени на Балканах). Изначально Европа считала себя частью «христианского мира», хотя христианский мир был сильно разделен после 1054 года (и еще больше с XVI века) и не совпадал с формальными границами европейского континента византийцы-христиане до 1071 года контролировали Анатолию, а турки-мусульмане веками держали под контролем значительный кусок Европы. Тем не менее понятие о «христианском мире» было важным до конца XVII века, особенно в качестве противопоставления ближайшей из великих евразийских империй (Оттоманской), а для Габсбургов оно оставалось значительным гораздо дольше. Последним европейским договором, в котором упоминалась respublica Christiana, был Утрехтский договор 1714 года.

C начала XVlII века Европа все больше считала себя особым регионом, который сочетает уникальные свойства, превосходящие характеристики остального мира. Помимо своих давних антиисламских взглядов и убеждения в расовом превосходстве над неграми, которых она порабощала в Африке, Северной и Южной Америке, европейская элита принялась развивать новые концепции. B частности, она стала верить в «прогресс» — присущую людям способность к совершенствованию, возможность подчинять себе природу и улучшать общество. Естественно, распространителем прогресса являлась Европа.

Европейская элита также создала понятие «цивилизации» и градации других обществ в сравнении с европейским идеалом.

B верхнюю часть этого списка обычно ставился Китай — хотя европейцы почти ничего не знали о его истории, обществе, политике и экономике. Некоторый интерес проявили британцы к индийскому обществу и культуре, HO он скоро прошел, как и огромный интерес к египтологии после похода французов в Египет в конце девяностых годов XVIII века. Особое место постепенно заняло исламское общество: оно считалось разлагающимся, экзотическим и испорченным, иными словами, «восточным» — прямой противоположностью всему тому, что символизировала и поддерживала Европа. B самой нижней части списка находились африканцы, коренные американцы и другие племенные народы — представления о «благородных дикарях» не помешали европейцам обращаться с ними чуть ли не как со скотом.

Канва мировой истории постепенно переписывалась по мере того, как идея о европейской (позднее «западной») цивилизации становилась ее главным положением. Утверждалось, что Европа объединила греческое мышление, римское право и правление, христианство и «германскую» народную культуру свободы и демократии (последняя же сделала «англосаксов», или арийцев, превосходящими все остальные человеческие расы). Ha практике ни один из первых трех факторов не являлся специфически «европейским», а последний представлял собой уникальное европейское понятие о том, как разделить людей мира на очень разные категории с присущими (и наследуемыми) характеристиками. Именно эти идеи в XIX веке становились все более важными в качестве определяющей концепции европейского превосходства. История Греции и Рима была названа специфически европейским наследием — она стала «классикой» и наиболее важным элементом в образовании, получаемом европейской элитой в XIX веке, да и позднее. Такого рода идеи играли важную роль в привлечении поддержки грекам, которые взбунтовались против турок в двадцатых годах XIX века, а также способствовали созданию такого понятия, как «Турция в Европе», словно для турок было незаконно являться частью европейского мира (хотя они были таковой в течение пяти предшествующих веков).

У европейцев развилась невероятная самоуверенность относительно себя и своих институтов, и они решили, что являются вершиной человеческой истории. Растущее богатство и власть еще больше подкрепили эти взгляды и стали считаться наградой за их «динамизм», «прогресс» и экономическую организацию, основанную на рыночных отношениях и капитализме. Их институты были для них также более передовыми. Европа превосходила всех остальных, потому что была разделена на «национальные государства», а не на большие деспотические империи. Европейские государства были примерно равными и сплачивались благодаря общим интересам (понятию «Европы») и «соотношению сил». Подобная модель должна была применяться в любом месте в мире.

B противоположность деспотизму Европа являлась также домом «свободы». Эта «свобода» всегда определялась в качестве эквивалента для европейского государства, которое считалось рациональным, бюрократическим, ограниченным и защищающим частную собственность. Интересы рабочих и крестьян обычно вообще не учитывались. Многие различные аспекты европейского мышления были собраны в книге Монтескье «О духе законов». Он утверждал, что ислам способствует фатализму и деспотизму, а климат в Азии только усиливает эти слабости. Европа же — это закон, мораль, аристократия, монархия, и все это приносит свободу. Турки лелеют рабство отчасти из-за того, что им недостает (или скорее Монтескье верил, что им недостает) аристократии и частной собственности.

Другие философы того времени были убеждены, что христианство очевидно является самой высшей из всех религий, следовательно, его нужно распространять по миру для уничтожения «суеверий» и ислама. B Британии подобная убежденность прослеживается благодаря появлению Общества распространения христианского знания (1698 год), Общества распространения Евангелия (1701 год), Баптистского миссионерского общества (1792 год), Церковного миссионерского общества (1799 год) и Британского и иностранного библейского общества (1804 год). Именно эти и похожие институты в других странах посвятили себя миссионерской деятельности в качестве части работы европейцев по «цивилизованию» остального мира.

21.1.2. Ислам

B 1800 году ислам оставался доминирующей религией в Евразии и политически по-прежнему контролировал Юго-Восточную Европу, южный берег Средиземного моря, Юго-Западную Азию, Иран, центральную Азию, значительную часть Индии, восточное африканское побережье и немалую часть Юго-Восточной Азии. До XVIII века исламский мир имел слабое представление о Европе как о культурной сущности и рассматривал ее в качестве региона, не вызывающего особого интереса (это была просто одна из земель, которой мусульмане не правили), от которого давно установившаяся и превосходящая цивилизация ислама могла научиться мало чему или вовсе ничему. Христианские земли всегда считались разделенными надвое: первая часть — это Rum или Рим, православный мир, вторая же — франки, Firangistan, место несправедливости, которому недостает цивилизации. B XIX веке влияние Европы должно было заставить исламский мир засомневаться во многих его унаследованных ценностях и предположениях. Однако он также стал периодом религиозной активности в мусульманском мире. Росло понимание того, что мусульманам необходимо предпринимать решительные шаги и произвести серьезные внутренние реформы, как религиозные, так и политические, которые не будут зависеть от европейских моделей. Для этих движений, которые распространялись (как и похожие идеи в прошлом) по торговым путям и маршрутам паломников, были характерны выступления против сомнительных традиций, и все они являлись до известной степени антисуфистскими. K началу XIX века пуританское движение ваххабитов в союзе с семьей Сауд взяло под контроль Аравию. B 1803 году трое паломников по возвращении из Мекки основали в Индонезии движение Падри, на которое идеи ваххабитов оказали сильное влияние. B 1821 году Хаджи Шариатулла, вернувшись из Мекки, основал в Бенгалии реформистское движение фарази (фаризиев). B 1852 году Хаджи Умар Тамиль, возвратившись после семилетнего пребывания в Аравии, основал в Тимбукту и верхнем Сенегале новое исламское государство, которое лишь в 1893 году было окончательно разгромлено французами.

B 1856 году Мохаммед Али покинул Мекку и основал орден Санусия в Джагбубе в Ливии. Его реформистское послание мирно распространялось через ложи суфиев по западному и центральному региону Сахары. B 1881 году Мохаммед Ахмад объявил себя махди (то есть пророком) и начал священную войну против египетского влияния в Судане. Государство Махди существовало, пока в 1898 году его не уничтожили британцы после битвы при Омдурмане. Тремя годами раннее Мохаммед Абдулла Хасан вернулся из Мекки, чтобы проповедовать реформистское послание в Сомали. Более двадцати лет он вел священную войну (поначалу очень успешно) против нестрогих мусульман, эфиопов и британцев — последние прозвали его «безумным муллой».

21.1.3. Индия

B течение XVIII века различные сообщества в Индии вошли в гораздо более тесный контакт с европейцами, особенно с британцами. Для правоверных индусов европейцы (это слово, а также термины «британский» и «английский» были взаимозаменяемы) являлись млеччха («нечистыми иностранцами»), гурундас (убийцами коров*) или лал бандар («красными обезьянами»), Ho в течение XIX века в основном среди местной интеллигенции (а не просто людей, сотрудничающих с режимом британского правления) наметилось постепенное смирение с европейским превосходством в технологической и военной областях. Единственным значительным исключением являлась религия — наблюдалось почти полное непонимание христианства, особенно его нетерпимости, сектантства и узкого видения мира.

Почти все индийцы находили христианство в высшей степени иррациональным и не могли счесть приемлемой очевидную неспособность британцев и представителей других европейских держав жить в соответствии со своими провозглашенными верованиями. Их также возмущала критика европейцами «кастовой» системы — потому что они не видели никаких реальных отличий между ней и сильно развитыми классовой и статусной системами европейцев. Точно так же не понимали европейцев китайцы и японцы, но они уделяли этим иностранцам гораздо меньше внимания, чем индийцы, поскольку ими они не правили.

21.2. Технологии

C начала XIX века Европа, несомненно, стала ведущим регионом Евразии в технологическом отношении. Это было важно не только из-за трансформации, которую технология вызвала в экономике и обществен-

Корова считается в Индии священным животным. (Прим, перев.)

ном устройстве европейских стран, но и потому, что она являлась необходимым инструментом в установлении европейского контроля над значительной частью мира. До появления этого технологического превосходства Европа могла доминировать лишь над наименее развитыми областями мира — Северной и Южной Америкой и затем Австралазией. Европа не обладала ни малейшим военным превосходством над великими империями Евразии, у которых тоже имелось огнестрельное оружие, а малочисленность ее войск и трудность их снабжения всем необходимым на больших расстояниях означала, что до 1750 года Европа не сражалась ни с одной из великих евразийских держав за пределами своей части света. Ho даже тогда ее превосходство продолжало оставаться очень ограниченным, пока в середине XIX века не были разработаны новые технологии и новые виды оружия.

Именно нарезное оружие и артиллерия, заряжаемая с казенной части, а также скорострельный пулемет «максим» склонили чашу весов в пользу Европы. Иногда европейские армии терпели поражения, если очень сильно уступали в численности противнику (так, например, британцы проиграли зулусам в сражении за заставу Рорк-Дрифт), но обычно «битвы» представляли собой не более чем организованную резню — в 1898 году при Омдурмане войско британцев численностью всего в 140 человек перебило более 11 000 африканцев.

Первым важной новинкой стали паровые канонерские лодки, позволяющие быстро перемещаться против течения по рекам Африки и Азии. Впервые они были использованы на реке Иравади во время войны Британии с бирманским королевством в 1824—1826 годах, однако крупномасштабное их применение не начиналось до тридцатых годов XIX века и первых нападений на Китай.

Несмотря на свою пользу, канонерские лодки не становились решающим фактором до тех пор, пока европейцы не нашли способ борьбы с тропическими заболеваниями, особенно малярией, которая веками эффективно препятствовала их поселению в Африке и значительной части Азии. B среднем половина солдат, которых Британия послала в небольшую колонию Сьерра-Леоне в период с 1819 по 1836 год, умерла, почти все остальные были демобилизованы по инвалидности, и только один из пятидесяти все еще оставался годным к дальнейшей службе. Иногда уровень смертности доходил до восьмидесяти процентов, поэтому Королевский Африканский корпус формировали из военных преступников, которые согласились на замену приговора службой в Африке.

Начиная с XVII века для борьбы с малярией использовалась кора хинного дерева, растущего в Андах, — хотя было неизвестно, почему она оказывает такое действие. Впервые хинин был извлечен из коры двумя химиками в двадцатые годы XIX века и к концу десятилетия производился в больших количествах. Сначала он использовался в качестве лекарства от более умеренной трехдневной малярии, но к сороковым годам XIX века стал в больших дозах применяться в качестве профилактики гораздо более опасной тропической малярии. Показатели смертности европейцев от малярии снизились более чем в петь раз. Кроме того, британцы и голландцы начали выращивать это дерево в Азии, чтобы обеспечить себя собственными запасами. Теперь европейцы могли жить в тропиках и по меньшей мере иметь определенную надежду выжить там.

Одним из самых важных из всех усовершенствований в XIX веке стала революция в скорости сообщений. Железные дороги позволяли людям перемещаться по большинству стран в течение дня, но куда важнее для развития европейского контроля над другими регионами стали изменения в скорости мореплавания. До тридцатых годов XIX века европейцы, как и их предшественники в XVI веке, и арабские и римские моряки двумя тысячелетиями ранее, зависели от муссонов для сообщения с Азией, особенно с Индией. B зависимости от времени года требовалось примерно от пяти до восьми месяцев, чтобы послание из Британии достигло Индии. Из-за муссонов ответ мог прийти в Британию почти через два года. Ho железные дороги и пароходы сильно сократили это время. B пятидесятые годы XIX века было возможно пересечь Ла-Манш на пароходе, проехать на поезде через Францию, отправиться в Александрию на пароходе и затем в Каир на поезде, а потом на верблюде в Суэц, прежде чем сесть на пароход в Бомбей. Путешествие занимало примерно тридцать дней, и столько же обратная дорога — прежний срок сократился приблизительно в десять раз. Открьггие в 1869 году Суэцкого канала вдвое сократило морское путешествие из Британии в Бомбей (и в Сингапур на треть) — за первый год по нему проплыло 486 кораблей с суммарным тоннажем в 436 000 тонн; в 1900 году по каналу прошло 3 441 кораблей с тоннажем в 9,7 млн тонн.

Данный способ коммуникации, как и все остальные на тот момент человеческой истории, осуществлялся посредством физической передачи посланий, скорость которой зависела от того, насколько быстро могут передвигаться люди пешком, верхом, по железной дороге или на корабле. Эта взаимозависимость была нарушена фундаментальной революцией в тридцатые годы XIX века, вызванной открытием электричества, появлением телеграфа и таких способов передачи сообщений, как азбука Морзе. Теперь впервые информация стала передаваться гораздо быстрее, чем могут передвигаться люди. Сначала телеграфные линии ограничивались сушей (британскому правительству были необходимы железные дороги, чтобы проложить линии вдоль их путей). Чтобы проложить надежные подводные кабели, требовалось время и развитие ряда технологий. Хотя были перекинуты кабели через Ла-Манш и трансатлантические кабели, они служили недолго, и лишь в шестидесятые годы XIX века большинство технических трудностей было решено. B 1865 году Британия была связана кабелем с Индией, хотя прошло еще пять лет, прежде чем система стала работать надежно. B ту пору послание отправлялось за пять часов, а ответ приходил в течение дня.

Улучшения в технологии отправки посланий, дающие возможность двухсторонней связи и многократных сообщений, привели к тому, ЧТО K 1895 году Британия и Индия обменивались двумя миллионами телеграмм в год. Десятью годами ранее британцы проложили сеть подводных кабелей, связывающих весь мир, и такие прежде отдаленные и всеми забытые острова, как остров Вознесения и остров св. Елены в Атлантическом океане, стали важными местами глобальной сети. Другие страны построили собственные сети — к 1900 году имелось семь кабелей, связывающих Францию и Алжир, а Соединенные Штаты проложили кабели через Тихий океан, используя такие отдаленные базы, как острова Гуам и Мидуэй.

Когда мир впервые в истории человечества был объединен в коммуникационную сеть, европейцы ввели свое собственное стандартизованное время. Это было относительно новым усовершенствованием даже для самой Европы. До середины XIX века в каждом городе было свое время — никаких трудностей не возникало, ибо сообщение осуществлялось столь медленно, что люди просто не обращали внимания на разницу во времени. Однако оказалось, что железные дороги не могут действовать в подобных условиях, поэтому для расписания движения поездов пришлось вводить единое время. B Британии выбрали время, основанное на движении солнца через ось пассажного инструмента Гринвичской обсерватории, хотя его обычно называли «железнодорожным временем». Постепенно вся страна приняла единое время. Как только коммуникации стали возможны по всему земному шару, такой же процесс начался и в других местах, и происходил он под контролем европейцев. За основу они взяли среднее время по Гринвичскому меридиану и затем разделили мир на часовые пояса, проведя их через каждые пятнадцать градусов долготы. Вследствие этого появилось два смежных часовых пояса с разницей в двадцать четыре часа, и, естественно, европейцы решили, что данное неудобство (международную линию смены даты) следует поместить в Тихом океане (чтобы она разделяла островные цепи), а не в Атлантическом океане, где эта линия пролегла бы между Европой и американским континентом.

21.3.

<< | >>
Источник: Понтинг К.. Всемирная история. Новый взгляд / Клайв Понгинг; пер. с англ. — M.,2010. — 958, [2] с.. 2010

Еще по теме Ситуация в Евразии:

  1. Введение
  2. ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЙ КОЛЛАПС И РОССИЯ
  3. СБСЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОЗДАНИЯ СИСТЕМЫ КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ЕВРАЗИИ
  4. "СТРАТЕГИЯ ПЕРЕМАЛЫВАНИЯ" В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ США
  5. ВЗАИМОПЕРЕКРЕЩИВАЮЩИЕСЯ НАЦИОНАЛЬНЫЕ ИНТЕРЕСЫ СИСТЕМООБРАЗУЮЩИХЦЕНТРОВ ЕВРАЗИИ
  6. (МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)
  7. Джейн Бурбанк, Фредерик Купер Траектории империи
  8. Марк Бейссингер Феномен воспроизводства империи в Евразии
  9. Концепция «России-Евразия»
  10. § 6. Евразия
  11. 3. СТАДИЯ РАННЕПЕРВОБЫТНОЙ ОБЩИНЫ
  12. Становление евразийства как особой формы цивилизационного развития
  13. 3.1 Евразийские течения в России и странах СНГ
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -