<<
>>

Г Л A B A TII ДРЕВНИЙ ВАВИЛОН

B середине III тысячелетия до н.

э, различные западно-семитские племена стали проникать в плодородную низменность Тигра и Евфрата, переходя от кочевого быта к оседлому земледелию. Эти племена скотоводов, которые пасли свои стада овец в сухих степях между Сирией и Месопотамией, как говорится в надписях, еще не знали «ни домов, ни городов» — у них не было «ни зерна, ни хлеба». Они пришли в Двуречье из Страны Запада (Марту) и потому получили название аморитов.

B конце III тысячелетия до н. э. в средней части Месопотамии находился город, носивший еще древнешумерийское название Кадингир, но в котором правил наместник с семитским именем Утур-илу. Возможно, что именно здесь немного позднее возник город Вавилон, ставший крупным торговым и культурным центром, столицей могущественного государства, в котором правили цари из аморитской династии. Выгодно расположенный в самом сердце Месопотамии, где сближаются русла Тигра и Евфрата и скрещиваются важнейшие торговые пути, речные и караванные, Вавилон с течением времени приобрел большое экономическое и политическое значение, особенно в царствование Хаммурапи, который объединил под своей властью почти все Двуречье. Многочисленные сохранившиесядо- кументы, в частности древнейший свод вавилонских законов, административная переписка царя с местными чиновниками, строительные надписи, деловые документы, наконец, богатый архив, найденный в столице государства Мари, дают возможность подробно изучить историю этого времени.

Дипломатические документы из архива в Мари рисуют яркую картину международных отношений, сложившихся в Передней Азии в XVIII в. до н. э. Южные шумерийские города были разобщены, причем особенное значение имела Ларса, в которой правили эламские завоеватели, стремившиеся укрепить свое влияние в Южной и даже Средней Месопотамии.

K северо-западу от Вавилона, в долине Евфрата, несколько южнее реки Хабура, находилось государство Мари, которое претендовало на ведущую роль в Передней Азии, занимая выгодное положение между городами и государствами Двуречья и сирийским побережьем. Вполне естественно, что политическая борьба, разгоревшаяся между этими государствами при вавилонском царе Хаммурапи, во многом определялась социально-экономическим развитием этих стран.

Деловые, административные и юридические документы, главным образом хорошо сохранившийся и наиболее полный из всех древневосточных судебников свод вавилонских законов царя Хаммурапи, позволяют восстановить хозяйственную жизнь Месопотамии. Текст законов высечен на большом базальтовом столбе, на котором изображен и вавилонский царь, стоящий в торжественной позе перед верховным богом Шама- шем.

Судебник Хаммурапи является дальнейшим развитием шу- мерийских законов Ур-Намму, Липит-Иштара, а также законов Билаламы, царя Эшнунны. Вавилонский свод более систематичен. B нем чувствуется попытка законодателя объединить в группы близкие по содержанию статьи законов, хотя он все еще не является кодексом в полном смысле слова. Это скорее свод отдельных судебных решений (казуальное право), в котором ясно прослеживаются отголоски и старого обычного права. Судебник содержит ряд статей, касающихся уголовного права, судопроизводства, нарушения права собственности (кража и грабеж), прав воинов. Отдельные статьи касаются владения недвижимостью, торговли, залогового права, семейного права, членовредительства, регламентируют работу зодчих и кораблестроителей, наем рабочей силы. Вступление и заключение носят ярко выраженный декларативный и отчасти демагогический характер. Царь перечисляет в них свои титулы и свои заслуги перед народом, прославляет свое величие, отмечает благодеяния, оказанные стране, указывает на то, что издание законов имеет своей целью установить справедливость в стране, призывает благословения на голову тех царей, которые будут выполнять его законы, и посылает грозные проклятия всем тем, кто не будет их соблюдать или решится их отменить.

B большом вавилонском государстве вер- Экономика ховная власть, опираясь на значительный и социальные сосредоточенный в ее руках земельный отношения фонд, вторгается в хозяйственную жизнь страны, пытаясь направлять ее развитие. Так как в Южной и Средней Месопотамии было мало лесов и уже в предшествующую эпоху в связи с развитием земледелия многие леса были сведены, в Вавилоне должен был ощущаться острый недостаток строительной древесины. Поэтому царь принимает меры к охране лесов, разбитых на отдельные участки и находившихся в ведении особых лесничих. Сохранился письменный приказ царя расследовать дело о незаконной порубке деревьев на участках, которыми ведали главные лесничие. Лесничие, очевидно, отвечали за сохранность лесов и за должностные преступления карались смертной казнью.

B хозяйственной жизни Вавилонии крупное место занимало скотоводство. B самой Месопотамии было много хороших пастбищ. Обширные степи, простирающиеся к западу от Евфрата, и горные склоны к востоку от Тигра давали возможность коче вым племенам разводить различные породы скота. Вавилонский законодатель заботливо охранял имущественные интересы богатых владельцев стад. По законам Хаммурапи наниматель скота обязан был возмещать собственнику убытки в том случае, если скоту был причинен какой-либо ущерб. Закон устанавливал также ответственность пастуха за вверенный ему скот и налагал на него тяжелое наказание в случае изменения клейма и продажи украденной скотины.

Аллювиальная почва Месопотамии, хорошо удобряемая и орошаемая периодическими разливами Тигра и Евфрата, особенно способствовала развитию земледелия, которое по-прежнему сохраняло свое первостепенное значение. Ha это образно указывают следующие слова одного документа того времени. «Разве ты не знаешь,— пишет автор одного письма,— что поля — это жизнь страны?»

Развитие земледелия во многом определялось искусственным орошением. Хаммурапи в своих надписях с гордостью сообщает о крупных оросительных работах, которые должны превратить отдельные территории в богатые земледельческие районы и создать «воды земного изобилия» для старинных городов Шумера — Ниппура, Эриду, Ура, Ларсы, Урука и Исина.

Судя по административной переписке царя с местными чиновниками, центральная власть заботилась не только о расширении оросительной сети, но и о содержании ее в порядке. Царь часто давал распоряжения о расчистке каналов и о различных работах, связанных с ирригацией. Если в царский дворец поступали сведения, что в какой-либо местности не хватает воды для орошения, то из дворца посылалось распоряжение о принятии мер для обеспечения населения водой. Если не хватало воды для орошения полей, арендованных у дворца, то местные чиновники должны были принять меры к орошению этих полей или же заменить неорошаемое поле орошаемым. Больше того, местные чиновники несли материальную ответственность за нормальное орошение арендованных у царя земель: в случае неурожая из-за плохого орошения недоимка арендной платы начислялась на местного чиновника. Если прорывалась плотина, чиновники должны были найти рабочую силу, необходимую для исправления повреждений. Если наводнение не достигало высоких полей, то по приказу царя устанавливались водоподъемники. B судебнике Хаммурапи сохранились особые статьи, устанавливающие ответственность общинников за сохранение в порядке данного участка ирригации. Если по чьей- либо вине происходил прорыв в плотине и был затоплен соседний участок, виновный должен был возместить стоимость погибшего хлеба. Если он этого сделать не мог, то его самого и его имущество следовало продать, обратив вырученные деньги на возмещение убытков, понесенных владельцами соседних полей.

Широкое распространение получило и садовое хозяйство. Недаром Месопотамия казалась цветущим садом и именно здесь возникла легенда о райском саде, в котором растут прекрасные плодовые деревья. Государство, защищавшее интересы земельных собственников, заботилось также и о владельцах садовых участков. По 59-й ст. законов Хаммурапи за самовольную порубку дерева в чужом саду следовало уплатить высокий штраф — полмины серебра (ок. 252,5 г). Законодатель, стоящий на страже имущественных интересов богачей, устанавливал высокую плату за аренду сада в размере 2/з садового дохода.

Если садовый доход уменьшался, арендатор был обязан уплатить аренду соответственно с доходом соседнего участка.

Вавилон находился на скрещении речных Торговля и караванных торговых путей, что способ

ствовало значительному развитию торговли. Особенное значение получила внешняя торговля. Государственная власть, стремившаяся сосредоточить в своих руках большое количество обрабатываемых земель и постоянно вмешивающаяся в хозяйственную жизнь страны, пыталась централизовать в своих руках внешнюю торговлю. Эту торговлю вели тамкары, торговавшие либо по поручению царского дворца, либо на свой собственный страх и риск. Особые государственные чиновники, называвшиеся «вакиль тамкары», руководили этой торговой деятельностью. Из Вавилонии, как из аграрной страны, вывозили главным образом сельскохозяйственныепро- дукты: пшеницу, ячмень, растительное масло, финики и шерсть. Кроме того, из Сиппара, центра шерстоткацкого производства, вывозили, в частности, в Элам шерстяные ткани. A из Элама в Вавилонию привозили металлическую руду (медь и серебро), из Ассирии — свинец и другие металлы, из соседней горной страны Гутиума — рабов. Наряду с внешней и крупной оптовой торговлей существовала и внутренняя, особенно розничная торговля. Мелкие торговцы, получая у крупных богачей или у храмов ссуды или товары, самостоятельно вели свои торговые операции, перевозя товары по рекам и каналам из одного города в другой — из Ларсы в Ниппур, из Вавилона в Сиппар и т. д. Законодатель, защищавший интересы собствен- ников-богачей, принимал меры к тому, чтобы обеспечить крупному оптовому торговцу высокую, установленную законом прибыль. По законам Хаммурапи взявший у крупного торговца ссуду обязан был вернуть взятые деньги в двойном размере, даже в том случае, если он не наживал барыша. Единственной причиной, которая освобождала взявшего ссуду от необходимости ее возвращения, были военные действия.

Торговые сделки совершались на особых рынках, где, судя по документам, устанавливались цены на различные товары.

Эти цены колебались в зависимости от хозяйственных условий или от времени года. Так, в царствование Сингашида из Урука «3 гур зерна или 12 мин шерсти, или 10 мин меди, или 30 ка растительного масла продавались по цене страны за 1 шекель серебра». Таким образом, серебро стоило в 600 раз дороже меди, в 720 раз дороже шерсти, а стоимость 2 л масла равнялась стоимости 1 кг шерсти. Очевидно сравнительная дешевизна продуктов сельского хозяйства при Сингашиде объяснялась тем, что в период упадка Вавилона в Шумере, в частности в Уруке, наступил некоторый подъем хозяйственной жизни. Ho в царствование Хаммурапи продукты сельского хозяйства стоили значительно больше, чем в Уруке при Сингашиде. Так, например, шерсть была вдвое дороже, растительное масло — в три раза, а зерно — вдвое дороже. Вздорожание продуктов при Хаммурапи, возможно, объясняется длительными войнами, которые в ту пору вел Вавилон и которые должны были отразиться на хозяйственной жизни страны, отрывая свободных земледельцев от их обычных сельскохозяйственных работ.

Расширение и усиление Вавилонского царства привели к дальнейшему развитию внешней торговли. Вавилонские купцы отправлялись в соседние страны, чтобы там покупать или продавать различные товары, в частности рабов. Стоимость некоторых товаров устанавливалась по курсу цен, который в то время стоял на одном из иностранных рынков, например в Tyn- лиаше. При I вавилонской династии Вавилон превращается в крупный торговый центр не только Месопотамии, но и ряда соседних стран. Находки вавилонских цилиндрических печатей в Библе, а также на Крите позволяют предполагать наличие торговых связей между Вавилоном и финикийскими городами на восточном берегу Средиземного моря. B караванной торговле между Вавилонией и Сирией принимали участие и полукочевые племена, в частности ханейцев, населявшие обширные степи, расположенные между Евфратом и Средиземным морем. Эти племена степных скотоводов, владевшие большими стадами овец и ослов, обменивали в больших городах Месопотамии шерсть на шерстяные ткани и, возможно, другие товары. Xa- нейцы, так же как и веньяминиты и сутии, в эту эпоху только начинали переходить к оседлому земледельческому быту, продолжая кочевать не только в сирийско-месопотамских степях, но даже в обширных районах Северного Двуречья. Этим в некоторой степени объясняется то, что хозяйственный строй Вавилонии в основном все еще оставался натуральным. Зерно в расчетах играет такую же роль, как и серебро: зерном выплачивается вознаграждение сельскохозяйственным работникам, погонщикам волов, пастухам, за наем скота и повозок, а также жалованье чиновникам и судьям. Государство, владевшее большими землями, накапливавшее множество различных продуктов в своих складах, было заинтересовано производить все расчеты натурой. C другой стороны, сельские общины все еще продолжали жить в условиях примитивного и замкнутого натурального хозяйства.

Соответственно с этим еще сохранились пережитки древнего родового строя. Так, за кровосмешение по законам Хам- мурапи полагалось особое наказание — изгнание из родной местности или из родного дома (ст. 154 и 158). Несомненно, в те времена «отдельный индивидуум еще столь же крепко привязан пуповиной к роду или общине, как отдельная пчела к пчелиному улью» '. Поэтому насильственный отрыв человека от той среды, в которой OH жил и от которой экономически зависел, воспринимался как жестокое наказание. O сохранении пережитков родового строя говорит и обычай добавлять при внесении арендной платы Ѵг шекеля серебра, причем доплата называлась «баран поля». Возможно, что эта доплата вносилась в пользу покровителей рода — духов предков, если имущество отдавалось за пределы рода. Само название «баран поля» указывает на древность этого обычая, восходящего к тому времени, когда скотом пользовались в качестве денег.

Большое значение все еще сохраняла пат- Развитие риархальная семья, в которой возникли

рабства древнейшие формы угнетения и господст

ва и в связи с этим оформлялись древнейшие виды скрытого рабства. Полновластным хозяином в патриархальной семье считался отец и муж. Ему обязаны были повиноваться все члены семьи. Обычай многоженства ставил жену в приниженное положение.

По ст. 129 законов Хаммурапи муж был «господином своей жены» (бел ашшатим), которую он приобретал как рабыню у своего тестя за определенный выкуп. Известный историк права П. Кошакер, критикуя идеализацию древневосточной семьи реакционными историками, указывает, что правовое положение замужней женщины в древнем Вавилоне «было ослабленным по сравнению с полноправными людьми, что позволяло в некоторых случаях с точки зрения права относиться к ней, как к предмету». По законам Хаммурапи за супружескую невер- [7] ность жена каралась гораздо строже, чем муж, B случае не- верности мужа жена могла взять свое приданое и вернуться в дом своего отца. Ho в случае неверности жены ее следовало «бросить в воду». Судя по брачным контрактам, если жена отказывалась от своего мужа, то муж имел право ее продать как рабыню. Право собственности жены было ограниченным. Вдова не могла в полной мере свободно располагать своим имуществом: по законам Хаммурапи она не имела права отчуждать свое имущество после смерти мужа, ибо оно считалось наследством детей, среди которых старший сын имел право на преимущественную долю наследства. Таким образом, законодатель, защищая интересы богатых патриархальных семей, стремился сохранить все имущество в руках одной семьи. Судя по документам, детей часто продавали в рабство. B одном документе говорится, что некто Шамаш-Дайян продал в уплату своего долга кредитору всех членов своей семьи и принадлежавших ему рабов и рабынь. Ребенок считался собственностью отца. По ст. 14 законов Хаммурапи, кража малолетнего сына свободного человека каралась смертной казнью.

Таким образом из статей закона ясно, что в раннерабовладельческую эпоху в древней Вавилонии существовало домашнее рабство. B отличие от более поздних форм это было еще примитивное, неразвитое рабство. Противопоставляя такое домашнее рабство развитому, существовавшему в античном мире, Энгельс писал: «Иное дело домашнее рабство — как, например, на Востоке; здесь оно образует основу производства не прямо, а косвенно, в качестве составной части семьи, переходя в нее незаметным образом...» 1.

Развитие экономической жизни приводило к появлению долговой кабалы и затем к превращению этой кабалы в особую форму рабства. Земледельцы нуждались в земле, в семенах и в скоте, ремесленники — в сырье, а мелкие торговцы — в товарах. Беря ссуду, должники обязывались уплачивать большие проценты, обычно от 20 до 33%. Кредиторами выступали как частные лица, так и храмы, которые владели крупными богатствами. Должники нередко должны были гарантировать как своевременное возвращение ссуды, так и уплату процентов особым залогом (иногда в виде недвижимости, например дома) или поручительством третьего лица. Если ссуда не возвращалась в срок, то ответственность падала на поручителя, который в свою очередь мог обратить в кабалу несостоятельного должника и даже захватить его семью и его имущество. Bce это приводило к разорению и закабалению несостоятельных должников. Обострялись противоречия между бедняками, терявшими свое последнее имущество и стоявшими на грани рабства, и бо- [8] гачами, которые все больше сплачивались в сильный класс рабовладельцев. Чтобы немного смягчить вспышки классовой борьбы, законодатель пытался несколько оградить личность и имущество кабального должника от притеснений кредитора. Так, по ст. 117 законов Хаммурапи, если должник отдавал в долговую кабалу свою жену, сына или дочь, то кредитор имел право их держать в своем доме и пользоваться их трудом не более трех лет; на 4-й год он был обязан отпустить их. Очевидно, богачи часто задерживали у себя кабальных должников, стремясь превратить долговую кабалу в фактическое рабство.

Наконец, свод вавилонских законов запрещал кредитору самовольно брать из кладовой своего должника хлеб с целью возмещения ссуды. Возможно, что законодатель, стремясь изжить древние формы самосуда и обычного права, пытался несколько ограничить произвол богачей, часто притеснявших бесправных бедняков. Недаром законы требовали составления юридических документов, фиксирующих те или иные сделки, судебного разбора различных казусов и даже устанавливали формы судебной процедуры. B этом сказывается прогрессивный характер законодательства Хаммурапи.

Пытаясь ограничить произвол богатых и влиятельных кредиторов, вавилонские законы все же вводят оговорку, которая развязывала руки заимодавца, использующего подневольный труд кабального должника. B ст. 115 говорится, что «если взятый в залог умрет в доме взявшего в залог естественной смертью, то это не может повести к иску». Ведь законы Хаммурапи в конечном счете защищали интересы правящего класса богачей и рабовладельцев.

Разорение бедняков, долговая кабала и войны увеличивали количество рабов в стране. Ha рабов смотрели, как на вещи, их продавали, обменивали, дарили, передавали по наследству. B случае нанесения физического ущерба рабу или его убийства виновный должен был компенсировать владельца раба. Спасая свою жизнь, рабы нередко убегали от хозяев, но закон и власти, стремившиеся всячески защитить интересы рабовладельцев, карали смертной казнью того, кто «выводил за ворота не принадлежащего ему раба» или «укрывал в доме беглого раба». Рабовладелец мог обратиться к государственной власти с просьбой поймать и вернуть ему беглого раба. При найме раба наниматель должен был брать на себя материальную ответственность в случае бегства раба. B случае продажи раба рекомендовалось в трехдневный срок определить, не является ли продаваемый раб беглым. Характерна ст. 282-я устанавливающая наказание для непокорного раба, которому в случае неповиновения хозяину следовало отрезать ухо. Судя по законам Хаммурапи, рабов обычно клеймили, причем изменение клейма (как и изменение клейма скота) строго каралось.

Развалины царского дворца в Мари на среднем Евфрате.

XVIII в. до н. э.

Авиасъемка

Однако в Вавилонии рабовладельческий способ производства не достиг полного развития. Длительное сохранение общины, а также остатков родового строя обуславливало медленное развитие общественных отношений и государства. Некоторые статьи законов Хаммурапи указывают на сохранение в Вавилонии этих пережитков. Так, по ст. 23, если грабитель не был схвачен, все убытки должна была возместить «местность» (алум), в которой жил грабитель. Следовательно, «местность», вернее, община, связывала круговой порукой всех своих членов.

Наряду с постепенно распадающимся об- Землевладение щинным землевладением в Вавилонии существовало и крупное царское землевладение. Цари считали себя вправе отчуждать земельные участки от общин и передавать их в качестве царского пожалования тому или иному сановнику. Войны увеличивали централизованный в руках государства земельный фонд. После победы над Римсином Хаммурапи присоединил к Вавилонскому царству область Ларсы, а земли ее правителя присоединил к царскому земельному фонду. Право царя на выморочные земли также приводило к увеличению царского землевладения. Обрабатывали земли в крупных царских поместьях не только рабы, принадлежавшие царскому дворцу, но и арендаторы. B документах встречаются специальные термины для обозначения понятий «арендатор», «арендный документ», «арендованное поле», «арендная плата». Арендные договоры составлялись по особой форме. B этих договорах обозначались объект договора, размер арендной платы, которая уплачивалась натурой или в виде доли урожая, место и время уплаты, имена свидетелей и дата. Сдача земли в аренду сопровождалась особыми обрядами, которые указывали, что арендуемый участок становится владением держателя, но не является его собственностью. Очевидно, государственная власть принимала меры к тому, чтобы арендатор не мог присвоить арендованную землю. Арендная плата называлась «зерно аренды» соответственно с натуральным характером хозяйства и взималась в виде определенного количества зерна или других продуктов. Иногда в договорах указывается общий размер арендной платы, иногда же эта плата взималась с единицы поверхности, а иногда «согласно соседним полям» или «согласно слева и справа», т. e. соответственно обычному размеру арендной платы в данной местности. B некоторых случаях арендная плата взималась в виде доли урожая. При аренде зернового участка обычно брали 1/з урожая, при аренде садового участка — 2/з урожая. Возможно, что при повышении урожайности арендная плата повышалась. Однако при понижении урожайности садового участка арендная плата не должна была снижаться. По ст. 65 законов Хаммурапи при уменьшении дохода вследствие плохой обработки земли арендная плата взималась исходя из средней доходности аналогичного участка в данной местности. Таким образом, закон гарантировал землевладельцу твердую норму арендной платы, которая не должна была уменьшаться.

При аренде целины арендатор платил низкую арендную плату, которую он вносил только на второй год аренды. Иногда несколько арендаторов сообща арендовали поле, вместе его обрабатывали, поровну делили урожай после уплаты аренды и прочих расходов. Очевидно, в постепенно разоряющихся общинах появлялось все больше бедняков, в связи с чем возникла и субаренда, когда арендатор разбивал арендованную им землю на мелкие участки и в свою очередь сдавал эти участки в аренду третьим лицам.

Постепенно крупные богатства сосредоточивались в руках отдельных богачей, владевших не только стадами и рабами, но также и землей. Эту землю богатые люди получали не только в виде царского пожалования, а иногда и скупали. Bo многих документах из Ларсы в качестве покупателей земель упоминаются одни и те же лица. Наряду с этим формировалось и мелкое крестьянское землевладение. B некоторых статьях законов Хаммурапи упоминаются воины-колонисты, которые получали от царя земельные наделы и должны были за это нести военную службу. Эти воины были обязаны выступать в псйсод по первому призыву царя. Если они не выполняли этой обязанности, они карались смертной казнью, а замельный надел у них отнимался. Воины получали и некоторые права: если они попадали в плен, то их следовало выкупить, причем земельный надел и имущество пленного воина получал его сын. Захват этого имущества считался преступлением и строго карался законом. Присвоение собственности воина, причинение ему вреда, отдача его в наем, отдача его «сильному» на суде, отнятие у него царского пожалования карались смертной казнью. Скот, поле, сад и дом, пожалованные царем воину-колонисту, не могли быть проданы. Охраняя таким образом имущественные интересы воинов, государство создавало значительную группу кре- стьян-землевладельцев, обязанных нести военную службу. Судя по некоторым документам, многие воины-колонисты были зажиточными людьми; они имели помимо пожалованной и собственную землю, которую, очевидно, могли сдавать в аренду.

Судя по законам Хаммурапи и деловым Право документам этого времени, законодатель и

и судопроизводство власти стояли на страже интересов правящего класса богачей и рабовладельцев. Охране собственности придается особое значение. Закон устанавливает подробный разбор дел о краже частного имущества и карает смертной казнью уличенного вора, а также продавца и покупателя, замешанных в краже. Виновного в краже храмового и дворцового имущества надлежало убить. Закон в данном случае не требовал особых свидетельских показаний и не предусматривал смягчающих обстоятельств. Законодатель строго наказывал человека, виновного в оскорблении свободного, в особенности «человека высшего (положения)». По ст. 202-й, «если кто-нибудь ударит по щеке лицо «высшего (положения)», то следует публично ударить его 50 раз плетью». Возможно, что здесь имелось в виду наказание на мирской сходке, в общинном собрании или в ином общественном месте. A по ст. 205-й, «если чей-либо раб ударит по щеке свободного, то должно отрезать ему ухо».

Нормы древнего обычного права времени родового строя порой переплетались с новыми нормами рабовладельческой эпохи. Так за кражу со взломом виновного следовало убить и зарыть перед «этим» проломом (в стене), а за воровство при тушении пожара вора следовало бросить в огонь на месте преступления. Поскольку здесь не могло быть вынесено судебное решение на основе законного судебного разбирательства, закон, очевидно, допускал самосуд — пережиток древнего обычного права. Таким же пережитком времени родового строя был закон эквивалентности возмездия или так называемое талионное право. По законам Хаммурапи, если человек повредил другому глаз, то «следовало повредить глаз ему самому». Если один ломал кость другому, то ему самому следовало сломать кость.

Остатки обычного права скрещиваются с нормами права рабовладельческого времени. Так, строитель имел право на установленную законом плату за единицу застроенной площади, но в то же время нес ответственность за качество построен^ ного дома. Если плохо построенный дом обваливался и «причинял смерть домохозяину», то строитель подлежал смертной казни. Если же под развалинами дома погибал сын домохозяина, то следовало предать смерти не строителя, а его сына, так как древний обычай эквивалентности возмездия требовал кровь за кровь. Ho если обвалившийся дом убивал раба домохозяина, то строитель должен был лишь «отдать ему раба за раба». По новому рабовладельческому праву раб считался имуществом. Поэтому ущерб, причиненный рабу, возмещался его хозяину. Новое право рабовладельческой эпохи, отразившееся в законах Хаммурапи, в некоторой степени способствовало дальнейшему разрушению остатков родового строя и укреплению рабовладельческого общества в целом. Хотя это новое право и сводится в ряд статей и принимает внешний вид «кодекса», отсутствие системы и хаотический подбор отдельных случаев (казусов), т. e. судебных решений по отдельным вопросам, придает ему весьма примитивный характер. Ho все же законы Хаммурапи оказали большое влияние на позднейшее законодательство других древневосточных народов.

Судебная власть в пределах общины с древнейших времен находилась в руках общинных властей, «старейших и именитых людей» округа, а затем города. Ho с течением времени общинные и храмовые суды все больше теряют свое значение. Судебными функциями облекаются чиновники, назначаемые царем: наместники (шакканакку) и правители местности (рабиа- нум). Появляются нормы процессуального права, которые требуют от судей не просто принимать показания свидетелей, скрепленные клятвой, а лично «исследовать дело». Закон карает виновного в лжесвидетельстве. За изменение судебного приговора на судью налагали штраф и запрещали ему впредь выполнять судебные обязанности.

Усиление царской юрисдикции указывает

Государственная на оформление прочной государственной

ВЛАСТЬ ІДѲСПОТИЯІ x7 о

власти. Управление страной строго цент- рализовано. Верховная власть, не только судебная, но и исполнительная, законодательная и даже религиозная, в конечном счете сосредоточена в руках царя. Судя по административной переписке, Хаммурапи руководит различными отраслями управления и хозяйства, в частности ирригацией. Царь рассматривает спорные дела, сам выносит решение и дает приказы чиновникам. Особыми царскими указами вносятся необходимые исправления в календарь.

B управлении страной царь опирался на сложный бюрократический аппарат. Одни чиновники ведали отраслями центрального управления, другие управляли от имени царя городами или областями. Большими городами управляли особые наместники царя. Население обязано было уплачивать различные налоги: с земли, в частности с хлебного урожая, с финиковых садов, с полей кунжута, с приплода скота, с рыбацких промыслов. Кроме того, взимались особые подати серебром и специально царские подати натурой. Bce эти доходы поступали в царскую сокровищницу и образовывали дворцовое имущество, которое наряду с храмовым охранялось законом. Особые чиновники, называвшиеся «вакиль амурри», наблюдали за сдачей натуральных налогов (рыбы, фиников, шерсти и т. д.) в центральные склады, а также управляли людьми, зависевшими от государства (воинами-колонистами — реду и баиру).

Такая же централизация государственного управления, в частности в области экономики, существовала и в других государствах того времени, как, например, в Мари. Судя по документам из царского архива, здесь составлялись месячные отчеты, в которых фиксировалась отправка людей, поставка скота, одежд, меда, уплата налогов. По документам прослеживается экстренная доставка продуктов дворцовым амбарам по случаю возвращения царя. B других текстах говорится о получении пшеницы, ячменя, бобов, кунжутного и оливкового масла, эссенции плодов олеандра и сладкого рожка, пряностей (тмина, кориандра и шафрана) и разных сортов вина. Эти продукты поставлялись как для «царского стола», так и для нужд заупокойного жертвенного ритуала. Царю, очевидно, принадлежало крупное животноводческое хозяйство, в состав которого входили стада быков, коров, телят, овец, ягнят, козлов, ослов и мулов. B царской сокровищнице хранилось много ценных камней и металлов: лазурит, горный хрусталь, золото и серебро, драгоценные изделия — кольца, ожерелья, цепочки, cocy- ды, топорики, предметы из привозного черного дерева, наконец, колесницы. Драгоценными металлами ведала особая «царская палата». Золото для ювелирных мастерских покупали за пределами страны, получали в виде даров и жертв. Золото держали в больших слитках, использовали в большом количестве для литья больших вещей, может быть, статуй, золотом расплачивались, в частности, при покупке зерна.

Всю систему бюрократического управления страной Возглавлял царь, получивший, по учению жрецов, верховную власть как бы непосредственно из рук богов. C гордостью говорит BO вступлении к сборнику законов Хаммурапи о самом себе: «Боги Ану и Энлиль призвали меня, Хаммурапи, славного и богобоязненного государя... Я, Хаммурапи, — пастырь, названный Энлилем... созданный Сином... сень страны... дракон царей, побратим бога Забабы... бог царей, ведающий мудрость... вечный царственный отпрыск, сильный царь, солнце Вавилона, озаривший светом страну... Мардук послал меня управлять людьми и даровать стране благоденствие». Эти представления о бого- установленности и даже с божественном характере царской власти нашли свое отражение в одном шумерийском гимне в честь царя Самсуилуны, преемника Хаммурапи.

Пусть бог Энки навекк укрепит твой престол И пусть он даст тебе скипетр на долгие дни и годы!..

Ты, о царь, подымаешь свою голову вплоть до неба.

B Вавилоне, городе «божественной силы» бога Сина,

Утверди величие, как блистающее солнце...

Когда ты, подобно блистающему дню, в лучах восходишь,

Пусть установят тебе боги Ану и Энлиль твою великую судьбу.

Реакционные буржуазные историки часто идеализировали древневавилонскую деспотию, всячески возвеличивая историческую роль самого Хаммурапи, тем самым уподобляясь вавилонским жрецам. Деспотию изображали в виде прочной, организованной, «унифицированной» монархии, в которой якобы установлено внутреннее «гармоническое равновесие» между различными группами населения. Однако эта тенденциозная точка зрения в корне неправильна. B Вавилонском государстве между рабовладельцами-богачами, с одной стороны, бедняками и рабами, — с другой, лежала пропасть, обусловленная глубокими классовыми противоречиями, которые порой приводили к обостренной классовой борьбе. Так, в поэме об Ирре, боге чумы, описывается большое народное восстание.

Это восстание, возможно, произошло в XVI в. до н. э. после того, как хеттский царь Муршиль совершил опустошительный поход на Вавилон. Хеттские войска разграбили богатый город и даже вывезли в качестве трофеев статуи богов. B поэме об Ирре ярко рисуются бедствия войны. Сам бог чумы завладевает Вавилоном. Bo всей стране царят голод, нищета, мор, пожары и смерть. Бог чумы Ирра побуждает даже верховного бога Мардука покинуть свой храм и свою столицу. Тогда начинается острая социальная борьба. «Угнетенный нападает на сильного, а бедняк на могущественного. Наместнику, который заботится о городе, они говорят дерзости. Врата Вавилона, реку их изобилия, их руки запирают. B храм Вавилона они бросают огонь, подобно грабителю страны.» Ho аристократам, во главе с наместником, которые опираются на войска иноземных касситских племен, удается подавить восстание.

Вавилонское царство оказалось весьма непрочным. Bce усилия Хаммурапи и его преемников укрепить государство не увенчались успехом. Шумерийский юг во многом сохранял свою экономическую и культурную обособленность. Степные кочевники на западных границах страны и горные племена восточных районов по-прежнему угрожали богатым городам Двуречья. Bce эти причины привели к крушению Вавилонского царства под ударами касситских завоевателей.

Касситы, населявшие горы, расположен- Завоеваяие ные к востоку от Тигра, и раньше прони- Вавилояа кали в Месопотамию в качестве поселен-

касситами цев и наемников. Около 1750 г. до н. э.

войска касситов во главе со своим вождем Гандашем вторглись в Вавилонию и образовали здесь свое кас- ситское государство. Преемники Хаммурапи в течение 155 лет оспаривали у касситов власть над Месопотамией, которая распалась на ряд княжеств. Окончательную победу одержали касситы. Им удалось захватить Вавилон. Касситский царь Агум II назвал себя царем касситов и Аккада и даже «царем четырех стран света». Касситы, стоявшие в культурном отношении ниже вавилонян, заимствовали вавилонскую культуру, и их цари даже попытались восстановить завоевательную политику Вавилона. Bo всяком случае им удалось завоевать Шумер. Касситский царь Агум II совершил походы в области верхнего Ефрата и покорил часть месопотамской степи. B своей надписи он гордо сообщает, что он привез из страны Хана статуи Мардука и Сарпанит, украсил их золотыми одеждами, драгоценностями и роскошными коронами и снова их водворил в храме Э-Сагила в Вавилоне. Агум II называет себя «царем Кашшу и Аккада, царем обширной страны Вавилона, который поселил много людей в Ашнуннаке». Больше того, власть касситского царя распространилась и на Гутиум, лежавший к востоку от Тигра.

Деловые документы и особенно надписи на кудурру, т. e. на межевых камнях с текстом царского земельного пожалования, позволяют изучить общественый строй Вавилонии в касситский период. B это время еще прочно существовала сельская община и общинное землевладение. Bo главе общины (биту) стоял начальник общины (бел бити), при котором находились советник, надзиратель и жрец-заклинатель. Общинники и чу- жаки-переселенцы, входившие в состав общин, несли различные повинности в пользу царя и должностных лиц общины. Однако древнее общинное землевладение все больше вытесняется частным аристократическим землевладением. Касситские цари жалуют земли своим чиновникам, вельможам и приближенным, причем эти поместья выделяются из коллективного владения сельских общин, как это видно из текстов на межевых камнях. Обычно в царских жалованных грамотах говорится, что данный земельный участок передается в собственность определенному лицу. Больше того, начальнику общины и общинникам воспрещается предъявлять свои права на данный участок и требовать от его владельцев выполнения повинностей в пользу общины.

Касситские цари стремились укрепить аристократическое землевладение. B некоторых надписях на кудурру говорится, что земля, жалуемая царем, освобождается от всех повинностей, натуральных податей и принудительных работ в пользу царя. Такие же льготы получали и храмовые земли, например, принадлежащие храму Мардука, как видно из одного документа времени Агума II. Усилению аристократии способствует и дальнейшее развитие рабовладения. Сохранились документы, фиксирующие продажу рабов и рабынь, причем рабы-эламиты оценивались в 10 шекелей серебром, а рабыни — в 7 шекелей. B одном документе упоминается продажа «ребенка из страны Кардуниаш», что указывает на распространение рабства даже в среде самих касситов. Касситы, правившие в Вавилоне свыше 500 лет, в значительной степени восприняли шумеро-вавилонскую культуру, религию, письменность и даже язык покоренного народа. Касситские цари называли себя «любимцами Мардука», старались усилить вавилонское жречество, укрепляя культ бога Мардука — «владыки стран» — и поручая Ниппур- скому храму собирать подати зерном, маслом, финиками, мукой и скотом. C течением времени касситские цари все больше подчинялись вавилонской культуре. Царь Караиндаш еще называл себя «могучий царь, царь Вавилона, царь Шумера и Аккада, царь Кашшу (касситов. — В. A.), царь Кардуниаш (Вавилонского царства. — В. A.)». Ho его преемники в своих титулах уже пропускают название Кашшу.

Господство касситов ознаменовано не только политическим, но и культурным упадком Вавилона. Немногими культурными достижениями являются использование, главным образом в военном деле, лошадей и нового, более удобного способа датировки при помощи счета годов по годам царствования правившего царя. Упадок Вавилона продолжался до VII в. до н. э., когда образовалось могущественное Ново-Вавилонское царство.

<< | >>
Источник: Авдиев В.И. История Древнего Востока_Авдиев В.И_Учебник_1970 -610с. 1970

Еще по теме Г Л A B A TII ДРЕВНИЙ ВАВИЛОН:

  1. Г Л A B A TII ДРЕВНИЙ ВАВИЛОН
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -