<<
>>

ГЛАВА VII. ПОЗДНЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

Генезис капитализма в Западной Европе. Последний период истории западноевропейского средневековья был временем разложения феодализма и зарождения капиталистических отношений. Исходя из экономического содержания эпохи, его называют «периодом первоначального накопления».

Основой феодализма являлась феодальная собственность на главное средство производства - землю, антагонистические классы составляли феодалы и крестьяне, находившиеся от них в поземельной или личной зависимости; при капитализме феодальная собственность сменяется буржуазной собственностью на средства производства и орудия труда и появляются новые антагонистические классы - буржуазия и наемные рабочие.

При феодализме необходимым условием эксплуатации было наделение крестьян землей и наличие у них собственного хозяйства, при капитализме-отсутствие у рабочих источников существования. В период феодализма определяющую роль играло, внеэкономическое принуждение, а при капитализме - экономическая зависимость. В эпоху феодализма господствовало мелкое производство, при капиталистическом способе производства - крупное.

Предпосылки капиталистического производства появились в недрах феодализма еще в период его господства.

Появилось много новых профессий, специализация в рамках одной отрасли стала еще более узкой (например, прядильщики, ткачи, ворсовщики, красильщики, декатировщики и т.п. в текстильном производстве). Так создавались технические предпосылки для того детального разделения труда внутри предприятия, которое характерно для капиталистического производства.

В деревне препятствием к внедрению технических новшеств была феодальная собственность на землю, господство мелкого крестьянского хозяйства, общинные распорядки и т. п. В городах цехи, сыгравшие в свое время большую роль в развитии ремесла, теперь мешали его росту.

Важное значение для возникновения капитализма имел уровень развития товарно-денежных отношений, достигнутый к концу XV в.: расширялась торговля между странами или регионами товарами европейского производства.

Процесс первоначального накопления, являвшийся исходным моментом капиталистического производства, заключался, с одной стороны, в насильственной экспроприации непосредственных производителей, с другой - в накоплении денежных средств, которые их владельцы - капиталисты вкладывали в производство.

Его основу составляло принудительное отделение производителей от средств производства, т.е. экспроприация. К XVI в. владельческие права крестьян на наделы упрочились, городские же ремесленники с самого начала были связаны со своей мастерской и орудиями производства, как «улитка с раковиной», и, для того чтобы заставить тех и других работать на капиталистов, надо было лишить их земли и орудий труда. В Англии экспроприация крестьян вылилась в классическую форму огораживаний. Во Франции экспроприация совершалась иными путями: в результате переобременения крестьянского хозяйства государственными налогами, церковными поборами, вымогательствами откупщиков, ростовщиков и т. п. крестьянин подчас был вынужден покидать свой надел.

Принципиальное отличие источников первоначального накопления от источников капиталистического накопления: при капитализме предприниматель наживается за счет прибавочной стоимости, получаемой от эксплуатации наемного рабочего. Источники ограбление колоний, внутренние и международные займы, государственные долги, государственные налоги, система протекционизма.

Одним из важнейших рычагов первоначального накопления были торговые компании, имевшие право монопольной торговли с определенной страной или регионом (Вест-Индская, Левантийская, позднее Ост-Индская и др.). В отличие от средневековых купеческих гильдий в них объединялись не сами купцы, а их капиталы; в соответствии с долей, внесенной в фонд компании, каждый член имел право на получение определенной доли прибыли. Правительства оказывали компаниям всяческую поддержку, нередко предоставляя им не только право монопольной торговли, но и право осуществлять государственные функции в колониях: содержать в них своих чиновников, облагать население налогами и т. п., что увеличивало возможности обогащения. Так происходила концентрация капиталов в руках немногих.

Среди источников первоначального накопления видное место принадлежало внутренним и международным займам за откуп и другие привилегии. Представители немецкой фирмы - Баумгартнеры участвовали в добыче медных руд и т. п. Английское правительство с конца XVI в. широко практиковало продажу монополий. Такими путями часть капиталов, скопленных ростовщиками и торговцами, вкладывалась в промышленность.

Нередко обеспечением государственного долга служил откуп налогов, причем откупщики собирали с населения гораздо больше, чем ссужали правительству, ускоряя тем самым разорение и экспроприацию производителей. Одновременно с государственными долгами росли государственные налоги, с помощью которых правительство пыталось погасить свою задолженность. Таким образом, государственные займы, долги и налоги были средством накопления капиталов за счет роста налогового гнета и эксплуатации населения собственных стран.

Наконец, важным источником накопления был протекционизм. Это система мероприятий, способствовавших развитию отечественной промышленности и ограждавших ее от иностранной конкуренции: внешняя политика, обеспечивавшая максимально благоприятные условия для развития национальной экономики, покровительственные ввозные пошлины на недостающее сырье и вывозные на готовую продукцию, запрет или ограничение ввоза иностранных товаров, искусственное расширение спроса на товары в стране, привлечение искусных мастеров из-за границы, наконец, всевозможные правительственные льготы, раздача ссуд и субсидий предпринимателям, получавшим таким образом капиталы, необходимые для открытия мануфактуры, без всяких предварительных усилий и затрат.

В каждой стране в различные периоды имели преобладающее значение один или несколько источников.

Ведущей формой капиталистического производства в сфере промышленности была мануфактура, а в сельском хозяйстве — фермерское предприятие.. Мануфактура раньше и быстрее внедрялась либо в новых отраслях производства, не скованных цеховой рутиной (типографское дело, сахароварение, производство шелка, бумаги, огнестрельного оружия и т. п.), либо там, где требовалась концентрация капиталов и рабочих рук (горное дело, выплавка и обработка металлов, кораблестроение и др.), или же, наконец, в тех отраслях производства, которые вырабатывали продукцию для продажи на внешнем рынке (сукноделие в Англии). В большинстве старых отраслей ремесленного производства мануфактура развивалась преимущественно в деревне, на базе сельских промыслов, свободных от цеховой регламентации. Организатором капиталистического производства в сельском хозяйстве чаще всего выступал фермер- арендатор, являвшийся посредником между непосредственными производителями (батраками) и земельными собственниками. Подобно мануфактуристам, фермеры вкладывали в производство свои капиталы и извлекали прибыль из эксплуатации наемных рабочих - капиталистическую земельную ренту.

Но в силу того, что сфера приложения их капитала (земля) не была их собственностью, фермеры были вынуждены отдавать землевладельцам часть прибыли в виде арендной платы. Таким образом, прибавочный продукт, производившийся батраками, делился между фермером и землевладельцем, а сами батраки получали лишь необходимый продукт в виде заработной платы.

Промежуточной формой между феодальной и капиталистической арендой была так называемая издольщина, суть которой состояла в том, что землевладелец давал арендатору землю и вкладывал в ведение хозяйства часть капитала (например, предоставлял семена, удобрения, орудия труда), а арендатор вкладывал другую часть необходимых средств (если он был состоятельным - нанимал батраков и т.п.), и они делили между собой доход в соответствии с той долей, которую каждый из них вложил в дело. Процесс формирования фермерства наиболее отчетливо прослеживается в Англии.

Развитие капитализма сопровождалось ростом и укреплением национального рынка. Немалую роль в этом сыграла политика протекционизма, устранение внутренних таможенных пошлин, дальнейшая экономическая специализация между районами. Но основной толчок развитию внутреннего рынка был дан экспроприацией непосредственных производителей.

Один из самых сложных вопросов этой темы - роль государственной власти в процессе первоначального накопления и оценка классовой природы абсолютизма.

Абсолютная монархия - это последняя форма феодального государства, возникшая в условиях крайнего усложнения социальной структуры общества и обострения классовой борьбы. При абсолютизме резко падает роль или совсем прекращается деятельность сословно-представительных учреждений: вся власть сосредоточивается в руках монарха, управляющего страной через разветвленный бюрократический аппарат, опираясь при этом не на поддержку вассалов, а на постоянное войско. Феодалы теряют непосредственную судебную, административную и т.п. власть над населением, их классовую политику осуществляет государство.

Абсолютная монархия сложилась в ожесточенной борьбе с феодальной аристократией, пытавшейся отстоять свои былые вольности.

К XVI-XVII вв. ленная система полностью утратила свое значение, и рыцарство потеряло монополию в военном деле. Таким образом, оно вынуждено было переходить на государственную службу и искать у сильной королевской власти материальной поддержки. Поэтому часть феодальной ренты с крестьян теперь взималась государством в виде налогов («централизованная рента»), и феодалы получали известную долю ее в виде жалований, субсидий и т. п.

Переход к абсолютизму был обусловлен также успехами буржуазного развития, когда буржуазия начала консолидироваться в класс и осознавать свои интересы, отличные от интересов класса феодалов. Продолжала существовать феодальная собственность на землю, феодальная эксплуатация крестьян как основная форма эксплуатации, привилегированное положение класса феодалов и сословное неполноправие всех остальных слоев общества, в том числе буржуазии.

Абсолютная монархия сыграла в первый период своего существования исторически прогрессивную роль. Она немало сделала для укрепления буржуазии, пока та была слаба.

Великие географические открытия. Причины великих географических открытий коренятся в экономическом развитии европейских стран. С ростом товарно-денежных отношений огромное значение приобретают золото и серебро, которые были главным средством обмена. В XV в. обнаруживается явный недостаток денег, так как на рынки поступает все больше товаров, а запасы драгоценных металлов резко сокращаются: много золота уходило на Восток в обмен на дорогостоящие предметы роскоши и пряности, немало его оседало в виде кладов и драгоценных украшений, а источники добычи золота в Европе были крайне ограничены. Общее количество денег явно не соответствовало нуждам товарного обращения. Европейцы были убеждены в необычайном богатстве стран Востока, откуда в Европу поступали преимущественно драгоценные камни и ткани, пряности и пр., и Африки. Из неевропейских стран были хорошо известны только примыкающие к Средиземному морю северные области Африки и западные области Азии (Передняя Азия). Европейцы знали и о существовании Японии, Китая, Индии, Индокитая, Индонезии, но сколько- нибудь точных сведений об этих странах не имели, и представления о них были самые фантастические. Широко было распространено мнение о существовании каких-то неведомых, изобилующих золотом и пряностями островов и стран, лежащих за морем на западе. Итак, поиски золота в новых землях - первая причина географических открытий.

Вторая причина связана с характером торговых путей средневековья. Развивавшаяся со времен крестовых походов торговля с восточными странами носила постоянный характер. средневекового транспорта

До конца XV в. торговля с Востоком была монополией итальянских купцов, закупавших восточные товары через посредничество арабов. Особенно обострилась необходимость поисков новых путей в Азию во второй половине XV в., когда с завоеванием турками Ближнего Востока были отрезаны традиционные морские и сухопутные дороги. Турецкие грабежи, пиратство, всякого рода поборы с торговых судов, караванов и рынков делали торговлю с восточными странами опасной, менее регулярной и невыгодной. В XV в. распалась Золотая Орда, а в 1475 г. турки овладели Крымом. Таким образом, торговля по трансазиатскому караванному пути прервалась. Единственный путь в Индию, оставшийся еще не захваченным турками, был путь через Египет и Красное море, но он был полностью монополизирован арабами. Мысль найти новый морской путь в Индию, минуя турецкие владения, начала все больше занимать умы торговцев и моряков различных стран Западной Европы.

Уровень развития производительных сил в феодальной Европе конца XV в. создал материально-технические предпосылки, необходимые для дальних путешествий и открытий. Здесь нужно отметить успехи кораблестроения и навигации, появление компаса, печатных карт, огнестрельного оружия, особого типа судна - каравелл с подвижными реями.

Великие географические открытия, коренным образом изменившие представление о нашей планете и имевшие всемирно-историческое значение для человечества, оказали огромное влияние на дальнейшее развитие европейских стран. Они явились важной предпосылкой первоначального накопления. Произошло перемещение торговых путей из района Средиземного моря в Атлантику и Северное море. Это привело к расцвету новых крупных центров торговли: Лиссабона и Севильи, затем Антверпена и наконец Лондона) ; к упадку итальянских городов, особенно Венеции. Начал складываться мировой рынок, значительно расширился ассортимент предметов торговли. Возникли новые формы торговли и банковского дела - торговая и фондовая биржи, где наряду с товарами стали обращаться ценные бумаги - акции. Быстрый рост купеческого капитала сыграл важную роль в переходе от феодального способа производства к капиталистическому.

Крупнейшим следствием географических открытий явилась «революция цен». Известно, что стоимость любого товара определяется количеством затраченного на его добычу или изготовление труда, а цена является выражением стоимости товара в деньгах. Широкий приток в Западную Европу драгоценных металлов из колоний увеличил количество находившегося в обращении золота и серебра в два-три раза. Эти металлы, добывавшиеся в колониях рабами - индейцами и неграми, имели более низкую стоимость, чем добывавшиеся в Европе. Товары же, производимые в европейских странах, требовали почти таких же затрат труда на их изготовление, как и до географических открытий. Резкое падение стоимости драгоценных металлов имело своим следствием повышение цен на сельскохозяйственные продукты и промышленные изделия - явление, названное революцией цен.

В развитых странах «революция цен» подрывала позиции всех тех, кто жил на заработную плату, и способствовала обогащению мануфактуристов, так как резко сократила реальную заработную плату (рост номинальной заработной платы не успевал за ростом цен), а следовательно, значительно повышал: прибавочную стоимость. Начались захваты европейцами богатых стран в Америке, Азии, Африке. Завоевания привели к созданию огромных колониальных владений («колониальных империй») - Португалии, Испании, позднее Голландии.

Реформация и крестьянская война в Германии. Эпоха Реформации и Крестьянской войны занимает важное место в истории не только Г ермании, но и всей Западной Европы.

В Германии начала XVI в. боролись две общественно-экономические тенденции: прогрессивная - буржуазного развития, и реакционная — возрождения феодально-крепостнических отношений (сеньориальная реакция). В начале XVI в. элементы капиталистических отношений проникали в немецкую промышленность, особенно в горное дело, но на пути их дальнейшего развития стояли два главных препятствия: первое - экономическая и политическая разобщенность страны, отсутствие достаточно емкого внутреннего рынка для промышленных товаров и покровительства развитию буржуазии со стороны правительства и второе - феодальные порядки в деревне, стремление феодалов в ряде районов возродить крепостническую систему, что тормозило экспроприацию крестьян, превращение их в наемных рабочих. Поэтому перед страной стояли две насущнейшие задачи: политическая и экономическая централизация и освобождение крестьянства. Их успешное решение должно было создать в Германии условия для дальнейшего развития буржуазных отношений в рамках феодального строя, как это имело место в Англии, Нидерландах, Франции. Но в Германии не встал еще вопрос о захвате политической власти немецким бюргерством (для этого оно было слишком слабо и незрело, а буржуазия только начала зарождаться); речь шла в лучшем случае о завоевании им некоторых политических прав в рамках феодальной монархии.

Накануне и в ходе социальных боев в Германии сложилась своеобразная расстановка классовых сил: общество оказалось расколотым на множество группировок с далекими, а нередко и враждебными интересами. Из них сформировалось три лагеря с весьма текучим составом, причем представители одного социального слоя нередко оказывались в различных лагерях или неоднократно переходили из одного в другой главной причиной была незрелость немецкого бюргерства.

Социальное движение в Германии начала XVI в. вылилось в Реформацию - широкое общественное движение, направленное против католической церкви. Вопрос о характере немецкой Реформации очень труден, и некоторые проблемы, связанные с ней, до сих пор остаются спорными. Реформация была не только идеологической борьбой против католицизма, как это представляется многим буржуазным ученым. В ходе ее выявились социальные и политические требования различных общественных слоев: оппозиционных групп класса феодалов, бюргерства и народных масс. Широкий размах Реформации объяснялся тем, что католическая церковь и своей идеологией, и всей экономической, политической и социальной организацией затрудняла дальнейшее развитие Германии. Католическое духовенство своим образом жизни, далеким от проповедуемых им добродетелей, всевозможными поборами, принимавшими порой откровенно циничные формы, вызвало всеобщее недовольство. Обострилась борьба между светскими феодалами и духовенством за долю доходов, получаемых от крестьян.

В Реформации отчетливо выделялись два течения: бюргерское и крестьянско-плебейское. Первое из них предстает перед нами прежде всего как один из важнейших этапов борьбы немецкого бюргерства против феодального дворянства. Антикатолическая направленность этой борьбы объяснялась тем, что догматы католической церкви были в то же время и «политическими аксиомами». Необходимо было развенчать в глазах верующих авторитет католической церкви, господство которой основывалось на том, что она якобы определяет судьбу человеческой души в загробном мире, выступая посредником между Богом и верующими, с помощью «таинств» уделяя им божественную «благодать», считавшуюся единственным средством спасти душу. Этой цели и были подчинены основные догматы Лютера, идеолога бюргерской немецкой Реформации. Он выступал против католической церкви как несправедливого учреждения за церковь «справедливую», а на деле - более дешевую.

При характеристике лютеранства следует обратить внимание на практические выводы, следовавшие из его догматов. Первый догмат Лютера гласит: человек спасает свою душу не «добрыми делами» (обрядами и таинствами), а истинной верой. Лютер, как и католики, признавал, что человек грешен и слаб, но достигнуть блаженства в загробном мире ему помогают не внешние проявления благочестия, а душевное состояние, искренняя вера в искупительную жертву Христа, пострадавшего за весь христианский мир. Верующий получает «благодать» не через таинства и обряды, не при посредничестве церкви: благодать представляет собой внутреннее состояние его души. Но отсюда следует, что католическая церковь с ее дорогостоящим пышным культом, сложной иерархией, монашеством и т. п. является ненужным учреждением, и ее можно уничтожить без ущерба для общества, а ее землям и богатствам найти более рациональное применение. Не меньшее значение имел второй догмат: источником религиозной истины является Священное писание (канонические книги Ветхого и Нового завета, через которые бог якобы обращается к верующим непосредственно), а не «священное предание» - сочинения «отцов церкви», постановления церковных соборов, папские буллы и т. п. Католическая церковь приравнивала авторитет папы в делах веры к авторитету самого Бога, Лютер же вторым догматом отрицал этот авторитет, а вместе с ним все учение католической церкви, оправдывал уничтожение культа святых, власти папы и требовал возврата к простой и дешевой раннехристианской церкви. Однако он не делал всех выводов, которые логически следовали из его учения. Выступив против спасительной силы таинств, Лютер оставил некоторые из них - крещение, причащение, покаяние. Однако при этом он отвергал католическое толкование причащения как пресуществление, т. е. превращение хлеба и вина в плоть и кровь Христа (но утверждая, что при совершении таинства незримо присутствует Христос). Он категорически отвергал свободное толкование религиозных вопросов на основании разума, подчеркивая, что человек приходит к вере не через разум, а в силу дара Божия. Но особенно осторожен был Лютер в своих социальнополитических взглядах. Он призывал к повиновению светским властям, выступал против вооруженной борьбы народных масс за реформу церкви, возлагая все надежды в этой борьбе на князей.

Лютер не уничтожил церковную организацию, но изменил ее назначение и в корне перестроил структуру. Пасторы были призваны не отпускать грехи и «открывать врата рая» верующим, а помогать христианам обрести истинную веру посредством проповеди Священного писания. На первых порах Лютер говорил о необходимости создать демократическую национальную церковь, что достигалось выборностью духовенства, разрывом с папой и введением богослужения на родном языке. Упразднялись таинства (кроме указанных выше) и культ святых, упрощались обряды. Позднее Лютер поставил свою церковь под власть князей. Этому способствовал его дополнительный догмат «Всякая власть от Бога», в том числе и княжеская.

Учение Лютера, несмотря на его непоследовательность и ограниченность, сыграло большую роль в социальной борьбе за прогрессивные преобразования в немецком обществе 20-х годов XVI в.

Как показали события Крестьянской войны, немецкое крестьянство сделало из учения Лютера далеко идущие социальные выводы, а в Священном писании, переведенном Лютером на немецкий язык, находило обоснование своим антифеодальным требованиям. Лютеранство было тем идейным знаменем, под которым немецкое бюргерство реально могло бы объединить и повести за собой крестьян.

Реформационное движение в Г ермании можно разделить на три основных этапа:

1517-1521 гг., когда выступление Лютера подняло и на короткое время объединило в борьбе с католической церковью представителей почти всех слоев немецкого общества, каждое из которых понимало Реформацию по-своему и вкладывало в лозунги Лютера свое содержание.

1521-1525 гг., когда произошло размежевание в антикатолическом лагере. Кульминационным пунктом Реформации была Великая крестьянская война 1525 г. и, прежде всего, движение в Саксоно-Тюрингенском районе. Крестьянская война охватила в первую очередь юго-западные и центральные районы Германии (Швабию, Франконию и Саксоно-Тюрингенский район), в которых раньше началась сеньориальная реакция и на памяти одного поколения крестьян (как это явствует из «12-ти статей») резко ухудшилось их положение. Подъем восстания в разных местностях Г ермании приходится примерно на одно и то же время, лето 1525 г., и в 1526 г. продолжались уже арьергардные бои крестьян Тироля. Хотя основной движущей силой восстания было крестьянство, оно носило преимущественно крестьянский характер только в Швабии; во Франконии большое влияние на ход событий оказало бюргерство, а в Саксоно- Тюрингенском районе - плебейские низы под руководством Томаса Мюнцера.

Вождем радикального бюргерства был Вендель Гиплер, а проект реформы сформулирован в Гейльброннской программе.

Идеологом и вождем крестьянско-плебейского лагеря был Томас Мюнцер, он призывал ко всеобщему социально-имущественному равенству и усматривал источник социального зла в крупной собственности, он видел единственно возможный путь к освобождению народа в активной революционной борьбе. Тактика мюнцеровской партии нашла наиболее яркое выражение в «Статейном письме».

Трагедия Мюнцера заключалась в том, что народные низы, смутные идеалы которых он выразил и за которые отдал свою жизнь, далеко не всегда понимали его. Для обоснования справедливости своих требований крестьяне чаще использовали учение Лютера и переведенную им на немецкий язык Библию.

Однако в ходе войны Лютер открыто перешел на сторону князей, предав интересы крестьян. «Венцом» его предательства был памфлет «Против разбойничьих шаек крестьян». Эволюция Лютера была эволюцией всего бюргерства, которое не понимало, что, обрекая на провал крестьянское движение, оно обрекало на поражение и себя.

3. Третий период Реформации был самым продолжительным - с 1526 по 1555 гг. Разгром Великой крестьянской войны был разгромом не только народной, но и бюргерской Реформации. Всю выгоду из этого движения извлекли князья. Поэтому третий период называется княжеской Реформацией. Лютер всецело подчинил свое учение интересам князей, превратив свою церковь в орудие их политики. С этого времени лютеранство утратило свой прогрессивный характер. Однако идеи Лютера поддержали не все немецкие князья, поэтому дальнейшая борьба за реформу церкви вылилась в вооруженное столкновение: двух княжеских группировок. Аугсбургский религиозный мир, которым закончилась княжеская Реформация, утвердил принцип «чья власть, того и вера». Тем самым он еще более усилил раздробленность Германии, закрепив существование католических и протестантских княжеств. И в тех и в других бюргеры (как и остальные подданные) вынуждены были исповедовать то же церковное учение, которого придерживался князь.

В ходе княжеской Реформации впервые появился термин «протестантизм» (в связи с тем, что несколько князей и городов - сторонников Лютера - заявили в 1529 г. о своем протесте против прокатолической политики германского императора и соответствующего решения второго Шпейерского рейхстага. Этот термин позднее распространился и на другие направления буржуазной Реформации. Появление протестантской церкви, сохранившейся до наших дней, означало выделение из католической церкви еще одного направления (напомним, что разделение христианской церкви — на католическую и православную - произошло в 1054 г.).

Победа феодалов в Крестьянской войне и использование ими Реформации в своих целях обрекли Германию еще на столетия раздробленности, пресекли пути прогрессивного развития страны, привели к гибели возникшие очаги капитализма и способствовали распространению сеньориальной реакции и вторичного закрепощения крестьян.

Реформация в Швейцарии и контрреформация. Растущая европейская буржуазия остро нуждалась в последовательном реформационном учении и более радикальном преобразовании церковной организации. Это обусловило появление других направлений европейской Реформации. Свое дальнейшее развитие она получила в Швейцарии в учениях Цвингли и Кальвина.

Как и в Германии, Реформация в Швейцарии должна была разрешить не только религиозные споры, но и социально-политические противоречия, которые, в частности, выливались в борьбу между «лесными» и «горными» кантонами за равноправие в решении политических вопросов. Хотя засилье католической церкви и папской курии в Швейцарии не было столь сильным, как в Г ермании, социально-политическая борьба приняла характер религиозного конфликта.

Сравнивая учения Цвингли и Лютера, можно проследить, насколько разные практические выводы делались ими из одних и тех же догматов. Цвингли толковал догматы Лютера более рационалистически: он отрицал лютеровское объяснение таинства причастия, рассматривая его как символический обряд в память верующих о Христе и полностью порывая с мистикой и обрядовой стороной богослужения.

Из догмата о Священном писании как источнике религиозной истины Цвингли делал также более последовательные выводы. Лютер считал, что в «священном предании» должно быть отброшено только то, что противоречит Священному писанию, а Цвингли отвергал вообще все, кроме Ветхого и Нового завета. Устройство его церкви было более демократично, буржуазный идеал дешевой церкви воплощался в жизнь. Это проявилось не только в уничтожении церковной иерархии и установлении принципа выборности духовенства, но и в дальнейшем упрощении и удешевлении церковного убранства и обрядов: были уничтожены не только иконы, но и алтарь, распятия, статуи и другие украшения церкви, упразднялось пение, орган, торжественная месса; богослужение свелось к проповеди пастора на родном языке.

Цвингли занимал промежуточное положение между Лютером и Кальвином: его теология ближе к лютеранству, а организация церкви - к кальвинистской.

Буржуазная сущность Реформации нашла наиболее яркое воплощение в учении Жана Кальвина. Основу его учения составляет догмат об абсолютном, предопределении, который был распространен и ранее. Но Кальвин придал ему ярко выраженный буржуазный характер. Суть этого догмата состоит в том, что загробная судьба каждого человека якобы предопределена Богом «от века», т. е. при сотворении мира, когда он разделил весь род людской на две неравные части: меньшинство оказалось его избранниками, которым было обеспечено вечное блаженство в раю, остальные - отверженными. Впредь никто (даже сам Бог) никакими средствами не мог и не сможет изменить этот раз навсегда установленный порядок. Этот догмат в системе кальвинистского учения носил четко выраженную антикатолическую направленность, как и учение об оправдании верой, поскольку также приводил к выводу, что католическая церковь с ее обрядами и сложной дорогостоящей организацией не играет никакой роли в спасении души. Вместе с тем он открывал известные возможности для научного познания мира: там, где все предопределено, нет места для чудес, вмешательства сверхъестественных сил, а, следовательно, должны действовать внутренние законы, которые можно познать.

На первый взгляд, догмат о предопределении обрекал верующего на фатализм, лишал его воли к активной деятельности. Активное начало кальвинизма заключалось в его учении о светском, или мирском, призвании. Никто не знает и не может узнать, учил он, предопределена ли Богом его душа к спасению или к вечной гибели. Но эта тайна может приоткрыться человеку в ходе его повседневной практической деятельности. Вся энергия человека должна быть направлена на поиски «мирского призвания», т. е. такой сферы деятельности, в которой он мог бы достигнуть наибольшего успеха. Кальвинизм отличался от всех других религиозных учений тем, что он не отвлекал человека от земной жизни и деятельности, а «нацеливал» на нее, ибо здесь наиболее активной формой проявления религиозного чувства была не молитва и не пассивная вера в Бога, не уход в монастырь, считавшийся идеалом служения Богу у католиков, а следование мирскому призванию, т. е. ревностное выполнение своих повседневных практических дел. Кальвин учил, что если деятельность человека протекает успешно, богатства его растут, то это проявление его принадлежности к числу тех, кто будет спасен; если же он беден, то это может служить либо проявлением божьего проклятия, и тогда бедняку не следует роптать на более удачных «ближних» - эксплуататоров и дельцов, ибо они здесь ни при чем, либо признаком того, что верующий неправильно определил свое мирское призвание и должен попробовать свои силы на другом поприще. Таким образом, складывалось воззрение, что Бог благословляет торговлю и накопительство, освящалась и находила «божественное оправдание» повседневная практика буржуазии. Если евангельская легенда внушала верующим, что легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатому попасть в царствие небесное, то идеология Кальвина широко открывала врата рая удачливым дельцам. Накопительство рассматривалось как деятельность во имя религиозного долга, догмат о мирском призвании стимулировал деловую активность нового класса. Эта сторона учения была сформулирована более четко уже учениками Кальвина.

Интересам буржуазии отвечали и экономические взгляды Кальвина. Он допускал ростовщический процент и рабство и тем самым освобождал буржуазию от католического запрета пускать деньги в рост, оправдывал получившую широкое распространение работорговлю и эксплуатацию рабского труда в колониях.

Из учения Кальвина следовали весьма определенные практические выводы, в которых нуждалась буржуазия эпохи первоначального накопления. Среди них самое видное место принадлежало так называемому «мирскому аскетизму». Буржуазное накопительство и буржуазная бережливость рассматривались как религиозный долг человека; все верующие, не щадя своих сил, отказываясь от жизненных удобств и наслаждений, должны заниматься своим делом ради наживы. Отсюда следовала борьба со всякого рода непроизводительными затратами, излишествами, роскошью. Кальвинисты одевались в . простую темную одежду, лишенную каких-либо украшений, были бережливы и просты в быту. Из учения о светском призвании и мирском аскетизме вытекал еще один практический вывод - борьба с праздниками, так как все, ограничивавшее возможности практической деятельности, считалось вредным. Девиз кальвиниста был: «молись и работай», т.е. верующий должен шесть дней в неделю работать и в краткие часы, отведенные для отдыха, всецело предаваться размышлению о всемогущем Боге, чтению Библии, а не светским развлечениям. Возбранялось посещение театров, трактиров, зрелищ и т.п. Эти принципы наиболее последовательно проводились в жизнь женевскими кальвинистами и английскими последователями Кальвина - пуританами.

Организация кальвинистской церкви носила ярко выраженный республиканский характер и имела много общего с цвинглианской. Но самое важное заключалось в том, что кальвинистская церковь практически выполняла роль политической организации; она руководила деятельностью государственного аппарата и контролировала его. На пасторов возлагалось не только богослужение, но и общий надзор за религиозной и моральной стороной жизни верующих. Пасторы практически составляли руководящее ядро, направлявшее государственную жизнь, а низшие служители церкви, диаконы, замещали различные административно-хозяйственные должности.

Он был противником абсолютной монархии, называл ее тиранией, резко выступал против придворной знати, влиявшей на политику государей.

Поэтому, формулируя основы своего вероучения, Кальвин стремился к тому, чтобы оно не оставляло простора для демократического толкования и не могло служить идейным оправданием «бунтов» и «тирании народа». Если у народа нет ни правительства, ни власти, то все равно, утверждал он, среди народа неизбежно возникнут гораздо большие и ужасные смуты, чем если бы он находился под гнетом самой непомерной тирании. Демократия в глазах Кальвина - еще большее зло, чем монархия. Отсюда видно, что Кальвин больше всего боялся революционного анабаптизма и резко выступал против него. Тем не менее учение Кальвина сыграло большую прогрессивную роль. Организация кальвинистской церкви была боле демократичной, чем лютеранская. Догматическая сторона этого учения, этика и организация церкви полностью соответствовал потребностям буржуазии. Однако следует отметить, что некоторые стороны учения Кальвина, особенно его антимонархическая политическая доктрина, оказались созвучными интересам реакционных кругов феодальной аристократии, использовавшей отдельные положения кальвинизма в борьбе с формирующимся абсолютизмом (гугенотские войны во Франции).

Широкое распространение протестантизма в Европе вызвало с 40-х годов XVI в. контрреформацию (католическую реакцию. Главная причина ее наступления заключалась в том, что феодализм, хотя и вступил в стадию разложения, еще сохранял свои позиции. В ряде стран Западной Европы буржуазия уже достигла значительного влияния, но она была еще слишком слаба и неорганизованна, чтобы нанести сокрушительный удар феодализму и объединялись под знаменем: католицизма.

Католическая церковь проявила большую гибкость и способность применяться к различной политической обстановке.

Наконец, в ходе Реформации католическая церковь поняла необходимость приспособиться к изменившимся условиям, устранить те злоупотребления и пороки, которые вызывали наибольший протест в обществе. Особые комиссии стали инспектировать духовенство и монастыри, наказывая нерадивых священников и монахов лишая церковных бенефиций тех, кто особенно скомпрометировал себя в глазах верующих.

Выработать единую тактику по отношению к Реформации, новые приемы борьбы с ней и наметить меры по преобразованию католической церкви был призван Тридентский собор, заседавший с перерывами почти 20 лет (с 1545 по 1563 гг.). Собор принял постановление о том, что решения папы непогрешимы, а сам он выше вселенского собора. Но католической церкви надо было найти действенные орудия для проведения новой политики в жизнь. Такими орудиями явились издание «индекса запрещенных книг», преобразованная и усилившаяся инквизиция и особенно орден иезуитов, образованный ещё в 1544 г. Игнатием Лойолой, которому папство и католицизм обязаны очень многими успехами в борьбе за укрепление своих позиций. Был принят новый Григорианский календарь летоисчисления.

Конечным итогом борьбы реформационного и католического лагерей в Западной Европе XVI в. было фактическое признание нового направления в католической церкви - протестантизма, первоначально признанного еретическим, сектантским. Но, распространившись на значительной территории европейского континента, протестантизм не смог уничтожить католическую церковь. Более того, католицизм сумел сохранить и упрочить свои позиции (подавив Реформацию в Венгрии, Польше, Южных Нидерландах) и с приходом буржуазии к власти приспособиться к ее классовым интересам.

Италия в XVI — первой половине XVII в. Первая половина XVI в. в Италии - это время итальянских войн. Исследования последнего времени показали, что после связанного с ними разорения и временного упадка экономики начался несмотря на неблагоприятный для страны исход этих войн, новый подъем промышленности и торговли, продолжавшийся до конца XVI в. Флоренция, Милан и другие крупные города Средней и Северной Италии смогли воспользоваться благоприятно сложившейся для Италии международной ситуацией: Франция была ослаблена гражданскими войнами, Нидерланды охвачены революцией, Англия вела острую экономическую и политическую (вплоть до военного столкновения 1588 г.) борьбу с Испанией. Тесная связь с Испанией имела для Италии не только отрицательные последствия, но некоторые позитивные стороны: она открыла итальянским городам новые рынки сбыта, какими являлись сама Испания и ее американские колонии, а также доступ к источникам сырья (испанская шерсть).

В рассматриваемый период организация сукнодельческой мануфактуры сохраняла раннекапиталистические формы; так, во Флоренции, где сукноделие по-прежнему занимало первое место в промышленности, часть операций выполнялась наемными рабочими на дому, а часть — в центральных мастерских. Кроме тонких сукон, изготовлялись и более дешевые шерстяные ткани. Владельцы мануфактур, объединявшиеся, как и в предшествовавшие столетия, в компании, занимались одновременно и торговлей. Производство сукон расширилось также в Милане. Флорентийские, миланские, генуэзские шелковые ткани, сырье для которых поставляла сама Италия (в особенности Сицилия и Калабрия), вывозились во Францию, Испанию, другие города Италии, на Восток. Венеция опередила не только прочие города Апеннинского полуострова, но и все остальные страны Европы по выработке стеклянных изделий, кружев и некоторых других предметов роскоши. Она занимала ведущее место на полуост-

рове в книгопечатании. До 70-х годов XVI в. в Венецианской республике строилось большое число кораблей, необходимых для непрестанной борьбы с турками.

Тяжелые затруднения в сфере торговли, испытанные в первой половине XVI в. Италией, утратившей свое монопольное положение в посреднических сношениях между Востоком и Западом (вследствие открытия морского пути в Индию и роста внешней торговли европейских абсолютных монархий, а также этрицательного влияния на экономику страны итальянских зойн), побудили теперь итальянских дельцов изменить формы: своего предпринимательства. Венеции удавалось некоторое время принимать участие в вывозе с Востока пряностей, несколько потеснив португальцев.

Сохранилось и банковское дело. На первое место в Италии «двигается генуэзский государственный банк св. Георгия, тесно связанный с испанской короной. Поступавшее из американских колоний золото, а позднее и серебро попадало через Испанию в Геную, а отсюда расходилось по другим странам Европы. В меньших масштабах банковские операции вели Флоренция и Лукка, Венеция и Милан.

Государи энергично поощряли внешнюю торговлю и различные отрасли промышленности, создавая выгодную для деловых людей налоговую систему и проводя (хотя и не совсем последовательно) протекционистскую политику. Оживляется и внутренняя торговля: вывоз с Юга зерна и шелка-сырца, из промышленных центров - шерстяных тканей; в Пьяченце функционируют ярмарки.

В XVI в. продолжает изменяться социальная структура городского населения: еще большую, чем ранее, часть прибылей, полученных от своей промышленной и финансово-торговой деятельности, предприниматели, купцы и банкиры вкладывают в скупку земель; это приводит к их одворяниванию. Некоторое оживление, наблюдавшееся в сельском хозяйстве, отчасти объяснялось стремлением новых землевладельцев усовершенствовать свои хозяйства. Однако то обстоятельство, что в деревне Северной и Центральной Италии получила широкое распространение испольщина, феодальные черты которой все более усиливались (дополнительные повинности, возраставшая личная зависимость испольщиков от землевладельца), служило серьезным тормозом на пути дальнейшего прогресса сельского хозяйства.

С конца XVI в, экономическое положение Италии резко ухудшается. На Юге страны надолго закрепились феодальные отношения; у баронов сохранилось право юрисдикции и другие, весьма обременительные для крестьян сеньориальные права. В полосу упадка вступили также Северная и Средняя Италия. Это обусловливалось следующими причинами: испанский гнет на значительной части территории страны и католическая реакция все сильнее отражались на общем развитии Италии, тем более что ее международное положение изменилось (в этих условиях серьезную отрицательную роль играла и раздробленность самой Италия теперь не могла выдержать конкуренции Англии и Голландии также в торговом и банковском деле. Разорение крестьян и низших слоев горожан вследствие непомерных налогов не означало появления резерва свободной рабочей силы, необходимой для мануфактуры, ибо мануфактурное производство в стране постепенно сокращалось. Одворянившиеся промышленники и купцы утратили интерес к производству и другим видам экономической деятельности. Большие средства расходовались на содержание дворов и обширного бюрократического аппарата региональных государств. Глубокий упадок Италии растянулся на долгое время. Произошло ряд городских восстаний в Неаполе, Калабрии, Сицилии.

Англия в XVI в. Говоря о социально-экономическом развитии Англии в XVI в., следует, прежде всего, отметить специфику разложения здесь феодальных отношений и развития капиталистического уклада. Процесс первоначального накопления проходил в Англии интенсивнее, чем в других странах Западной Европы. Экспроприация крестьянства, составлявшая основу этого процесса в классической форме огораживаний, начала совершаться в стране с конца XV в. Она закончилась в XVIII в., но уже в тюдоровскую эпоху в результате огораживаний стирались с лица земли целые селения, обитатели которых, превращаясь в бродяг и нищих, составляли резервы наемной рабочей силы для мануфактур.

Специфической чертой английской экономики XVI в. является одновременное развитие капиталистических отношений, как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Более того, в отличие от других стран, здесь ломка традиционных отношений в деревне порой опережала развитие капиталистической мануфактуры. Отсюда острота социальных проблем, вызванных массовым пауперизмом, бродяжничеством и нищенством: промышленность не успевала поглощать массы экспроприированных крестьян, выброшенных из деревни. «Кровавое законодательство» Тюдоров способствовало обеспечению мануфактуры крайне дешевой рабочей силой. Основная причина, облегчавшая английским феодалам сгон крестьян с земли, заключалась в том, что в Англии крепостные крестьяне - вилланы в ходе освобождения от личной зависимости не успели обеспечить за собой наследственное владение наделом, поэтому феодалы могли лишать копигольдеров земли, действуя формально «в рамках законности», повышая ренту, допускные платежи и пр. при возобновлении срока держания.

Сильная королевская власть могла обеспечить дальнейшую централизацию страны, не допускать возможного рецидива феодальной анархии, упрочить положение Англии на международной арене, способствовать захвату морских путей и иноземных рынков, а также обеспечить интересы развивавшейся английской промышленности и внешней торговли.

Говоря об абсолютной монархии, установившейся в Англии при первых Тюдорах (Генрихе VII и Генрихе VIII), нужно подчеркнуть, что, обладая характерными для абсолютизма чертами, она отличалась существенными особенностями:

1 .Парламент не прекратил здесь своей деятельности (причем заметно возросла активность нижней палаты - палаты общин). Основы такой живучести парламента были заложены еще в предшествовавший период: интересы нового дворянства нарождавшейся буржуазии, заседавших в палате общин, по- прежнему совпадали, экономические позиции этих слоев значительно окрепли, а поскольку политика королевской власти вплоть до конца XVI в. отвечала их запросам, парламент все цело поддерживал короля.

2. Бюрократический аппарат сложился только в сфере центрального управления. Управление в графствах осуществлялось мировыми судьями из местного, преимущественно дворянства. Они не были королевскими чиновниками в отличие от интендантов во Франции) и не получали государственного жалования. Заинтересованность нового дворянтва, из которого выходили мировые судьи, в сильной королевкой власти была столь велика, что оно готово было безвозмездно содействовать проведению политики Тюдоров в жизнь

3. Из-за островного положения Англия не нуждалась в погонной армии. Основой вооруженных сил являлось ополчение, отстоявшее преимущественно из зажиточных крестьян. В XVI в. был усилен военный флот, что сыграло немалую роль в победе над испанской «Непобедимой армадой» в 1588 г. Укреплению абсолютной монархии Тюдоров в немалой степени способствовала Реформация. Проведенная в Англии по инициативе королевской власти, она не вылилась в широкое общественное движение. Враждебное отношение английского крестьянства к Реформации было обусловлено в значительной мере тем, что секуляризация церковных земель вызвала новую мощную волну огораживаний и экспроприации крестьян, что вызвало крестьянские восстания, наиболее мощным из которых было восстание в Норфолке под руководством сквайра Роберта Кета.

Королевская Реформация была проведена в несколько приемов. При Генрихе VIII (в 1534 г.) произошел разрыв с Римом, и король объявил себя главой английской церкви. К нему перешло право назначать на церковные должности; в казну поступали десятина и аннаты - платеж в размере годового дохода с церковного бенефиция, который духовные лица раньше платили после своего назначения папской курии. В 1536 и 1539 гг. были закрыты все монастыри, их имущество и земли перешли короне, а затем были раздарены и распроданы ею. Изменений в культе и в догматике в этот период практически не было. Но постепенно вводилось богослужение на английском языке, а в 1547 г. из церквей были изъяты статуи и иконы. В середине XVI в. произошли незначительные изменения в догматике, ряд обрядов (например, причастие) стал толковаться в духе Цзингли и Кальвина. Окончательное торжество англиканской церкви приходится на царствование Елизаветы. Догматические основы англиканства были сформулированы в «Символе веры».

Англиканская церковь занимала как бы промежуточное положение между католической и протестантской. По своей организационной структуре она была далека от дешевой кальвинистской церкви. Ее отличают следующие признаки: 1. Превращение церкви в часть государственного аппарата и подчинение ее светской власти. 2. Соединение некоторых протестантских и католических догм. 3. Отрицание иконопочитания, но признание некоторых таинств. 4. Сохранение пышности культа, аннатов и десятины, взимавшихся теперь в пользу короля (при передаче секуляризованного монастырского владения светскому лицу к нему переходило и право взимания десятины). 5. Уничтожение монашества, но сохранение епископата.

Королевская умеренная Реформация не устраивала радикальную промышленную буржуазию, отличавшуюся в Англии большой активностью. Этим объясняется стремление буржуазии к углублению реформы церкви. Наибольшей популярностью среди буржуазных кругов Англии пользовалось учение Кальвина, сторонники которого назывались пуританами. Пуританизм зародился в Англии в 70-е годы XVI в. С самого начала в нем наметилось два течения - пресвитериане и индепенденты, ставшие в дальнейшем двумя буржуазными партиями - умеренной и радикальной. Правительство не случайно усматривало в пуританизме большую опасность для существующих порядков: борьба пуритан за более радикальную реформу церкви была борьбой крепнувшей буржуазии за свои права и проявлением начавшейся оппозиции абсолютизму.

Царствование Елизаветы явилось кульминационным пунктом в развитии английского абсолютизма, но в последние годы ее правления наметились первые признаки надвигавшегося кризиса. Они проявились в пуританизме, росте народного недовольства и в парламентской оппозиции, особенно по вопросу о патентах и монополиях. Начавшийся упадок английского абсолютизма объясняется особенностями социально-экономического развития страны: первоначальное накопление, успехи мануфактурного производства, рост буржуазии и формирование многочисленной категории наемных рабочих шли в XVI в. такими быстрыми темпами, что период, когда абсолютная монархия была необходимой для обеспечения этого развития, оказался необычайно коротким. Тюдоровская монархия при всей гибкости своей социальной политики защищала в первую очередь феодально-дворянские интересы, и уже к концу XVI в. ее политика начала мешать деятельности передовой части общества. Это стало особенно очевидным при первых Стюартах. Абсолютизм в Англии полностью сыграл свою историческую роль, обеспечив на протяжении конца XV-XVI в. централизацию страны, экономическое развитие буржуазии, необходимую для нее внешнюю политику, благоприятные условия для морской торговли и колонизации. В первой половине XVII в. здесь складывается революционная ситуация.

Франция в XVI-первой половине XVII в. Буржуазные отношения развивались во Франции медленнее, чем в Нидерландах и Англии, а процесс первоначального накопления протекал своеобразно. В деревне в основном господствовали феодальные отношения. Большинство крестьян имели личную свободу, их зависимость от феодала выражалась в уплате фиксированной (преимущественно денежной) ренты - ценза. Попав в долговую кабалу, крестьяне чаще всего не могли из нее выбраться и разорялись, им приходилось продавать или покидать свои наделы. Так появлялись свободные рабочие руки для развивавшейся мануфактуры.

Проникавшие в деревню ростовщики отнюдь не ускоряли разложение феодальных отношений, так как не вмешивались в организацию производства, довольствуясь взиманием процентов на свой капитал. Государство смотрело на продажу должностей как на своего рода внутренний заем и часто предоставляло места множеству совершенно ненужных чиновников, плодило бюрократию и тем привлекало на свою сторону верхи городского населения. В этом - важная особенность социального строя Франции.

Почти все косвенные налоги сдавались на откуп компаниям откупщиков

Часть буржуазии одворянивалась, покупая высокие государственные должности или дворянские поместья (то и другое давало дворянский титул). Так появились «люди мантии». В отличие от процесса обуржуазивания дворянства в Англии, здесь происходило одворянивание буржуазии, которая не только порывала с предпринимательством, но всячески стремилась, чтобы было забыто ее неблагородное происхождение. Зависимость служилого дворянства и буржуазии от королевской власти создала достаточно широкую и прочную базу для абсолютной монархии. Становление и укрепление абсолютизма во Франции растянулось почти на два столетия и делится на несколько этапов. Первые признаки абсолютистской политики проявились в правление Людовика XI. Оформление центрального бюрократического аппарата шло полным ходом в первой половине XVI в. В 60-90-е годы XVI в. этот процесс был прерван длительной гражданской смутой, развязанной феодальными кликами. Окончательное утверждение абсолютной монархии было связано с именем Ришелье.

С конца 50-х годов XVI в. начался затяжной кризис французского общества. Укрепление королевской власти сопровождалось увеличением налогов, что в совокупности с росшей дороговизной (в результате «революции цен») резко снижало жизненный уровень городских низов. Это, а также ущемление городских средневековых вольностей вызвало антиабсолютистскую оппозицию в различных кругах городского населения. Оппозиционные настроения растут и в среде дворян, недовольных, прежде всего внешней политикой короля.

Прекращение итальянских, войн вызвало резкую оппозицию. Неудачный исход итальянских войн совпал по времени с «революцией цен»; многие родовитые дворяне («люди шпаги»), особенно провинциальные, разорялись и готовы были с оружием в руках поддержать антиабсолютистские притязания знати, умело использовавшей их недовольство в своих интересах.

Так в движение пришли самые различные силы. Буржуазия была слишком слаба

Социальная база Реформации была здесь уже, чем в Германии. Это объяснялось своеобразием положения католической церкви, которая во Франции уже в XV в. принимает национальный характер и называется галликанской. С 1516 г. устанавливается тесная связь галликанской церкви с королевской властью: по Болонскому конкордату король получил право назначать епископов и стал фактически главой церкви; вмешательство римского папы в дела галликанской церкви было значительно ограничено. С этого времени любое выступление против католицизма затрагивало интересы короля, а недовольство политикой короля вылилось в форму Реформации.

Лютеранство, проникшее во Францию в 20-е годы XVI в., не получило широкого распространения. С 40-х годов сюда начинает проникать кальвинизм.

Как и в других странах, идеи Кальвина были первоначально знаменем оппозиционной буржуазии. Переход в кальвинизм в середине XVI в. части дворянства привел к формированию гугенотской «партии»; в ней доминировало дворянство во главе с феодальной кликой Бурбонов, стремившихся к власти. Силы католиков возглавляли герцоги Гизы, которым накануне и в начале войн удалось закрепить влиятельное положение при королевском дворе. Приверженность Ги- зов католицизму объяснялась тем, что они занимали несколько высших церковных должностей. Политическая же ориентация их мало чем отличалась от ориентации Бурбонов.

Лагерь гугенотов опирался на Юг и Юго-Запад Франции, которые были незадолго до этого присоединены к государству и на материальные ресурсы буржуазии, недовольной утратой городских вольностей и возложенным на города налоговым бременем. Католический лагерь возглавляла знать Северной и Центральной Франции, которая была теснее связана с двором, получала всевозможные доходы и льготы, но предпочитала все же былую независимость. Вначале войн она рассчитывала полностью подчинить короля своему влиянию. Что же касается дворянства и буржуазии Севера, то они до момента наступления временного кризиса абсолютизма поддерживали королевскую власть, так как дворяне пользовались источниками государственных доходов в виде жалования за военную и гражданскую службу, а буржуа были поставщиками товаров государству, его кредиторами, откупщиками налогов и пр.

Г ражданские войны во Франции иногда называют гугенотскими или религиозными. Но развернувшуюся борьбу не следует сводить к столкновению гугенотов с католиками. За религиозными формами легко обнаруживается борьба за пути развития страны: либо укрепление абсолютизма, либо торжество феодальной реакции. Противники абсолютизма вначале принадлежали к гугенотской партии, а позднее и к католической. Оба религиозных лагеря были социально неоднородны и раздирались классовыми противоречиями.

Непосредственным толчком к началу открытых военных действий послужило временное ухудшение экономической конъюнктуры в середине XVI в. Больше всего пострадал Юг, где частично свертывалось производство, росла безработица, сокращались прибыли буржуазии.

Гражданские войны 1562-1594 гг. делятся на три периода. В первый период (1562-1572 гг.) основной. антиабсолютистской силой выступали гугеноты. Поскольку авторитет короля был еще достаточно велик, они были вынуждены маскировать свои истинные цели стремлением «освободить» его от врагов, одновременно инспирируя городские волнения и дворянские мятежи. Королевская власть лавировала между главарями гугенотов и католиков. Результатом такой тактики был мир 1570 г., подтвердивший право гугенотов на свободу вероисповедания, признанную за ними в январе 1562 г. (по эдикту Лопиталя) в качестве гарантии гугеноты получили четыре крепости на Юге страны.

Уничтожение гугенотов в Париже (Варфоломеевская ночь) и ряде других городов - начало второго периода (1572-1576 гг.), начавшегося с событий Варфоломеевской ночи 1572 г., с резнёй гугенотов. В ходе его гугеноты организовали свою конфедерацию и фактически создали на Юге самостоятельную республику, что поставило под угрозу завоевания абсолютной монархии и существование Франции как централизованного государства. Третий период (15761594 гг.) - самый длительный и сложный. После мира 1576 г. наступило затишье, продолжавшееся почти 10 лет. Оно объясняется активным участием в событиях общего для гугенотов и католиков врага - крестьянства и городских низов, доведенных до отчаяния анархией, голодом, разрухой, ростом налогов. По стране прокатилась волна крестьянских и городских волнений, заставивших гугенотов и католиков забыть о распрях и объединиться для совместной борьбы с повстанцами.

Кульминация гражданских войн приходится на 1585-1589 гг. («война трех Генрихов»). В 1589 г. из трех Генрихов в живых остался один - Генрих Бурбон, объявивший себя королем Генрихом IV. Париж согласился признать его при условии отказа его от протестантизма и переходе в католицизм, что и сделал Генрих Бурбон, заявив: «Париж стоит мессы» «Но ему пришлось добиваться своего признания около пяти лет. Разруха и новый подъем народных волнений убедили буржуазию и дворянство в том, что восстановить порядок и мир в стране может лишь сильная королевская власть. Попытка реакционной знати использовать города и дворянство в качестве союзника в борьбе с абсолютизмом потерпела неудачу. Классовые противоречия и обострившаяся борьба способствовали в конечном итоге укреплению королевской власти. С приходом к власти Г енриха IV страна вернулась к исходным позициям - сильной королевской власти. Абсолютная монархия была единственной в тех условиях формой феодального государства, способной обеспечить дальнейшее развитие страны по буржуазному пути. Красноречивое свидетельство тому - протекционистская политика Г енриха IV и Ришелье, с именами которых связана окончательная победа французского абсолютизма. К середине XVII в. Франция превратилась в крупнейшую европейскую державу, пытавшуюся диктовать свою волю всей Европе. Ришелье длительное время (1614 - 1641 гг.) был первым министром при правительстве короля Людовика XIII и фактически определял направление внутренней и внешней политики. При нём сложились институты абсолютизма в классическом виде. Принявший затем королевский трон Людовик XIV заявлял: «Государство это Я».

Испания XVI - первой половины XVII в. Центральными проблемами истории Испании изучаемого периода являются выявление специфических черт испанского абсолютизма и исследование причин, вызвавших начавшийся в середине XVI в. упадок страны.

Испанская монархия, в отличие от абсолютных монархий Англии и Франции, отказалась от союза с городами и имела крайне узкую социальную базу: она опиралась только на дворянство, которое было совершенно равнодушно к нуждам отечественной экономики. Гранды, частично утратив политические права (право ведения войн, чеканки монеты и т.п.), сохранили свое экономическое могущество, а в Арагоне - и полную власть над крепостными крестьянами. Несмотря на наличие огромного бюрократического аппарата, государство не стало централизованным в той мере, в какой это было необходимо для успешного развития внутреннего рынка. На границах провинций существовали таможни. В Кастилии, Арагоне, Каталонии и Валенсии, ранее бывших самостоятельными королевствами, сохранились собственные кортесы, особая структура управления, свои законы, чеканилась своя монета.

Испанский абсолютизм носил в XVI в. реакционный характер, что сказалось на его экономической, социальной и внешней политике.

В первой половине XVI в. испанская экономика еще находилась на стадии подъема. В сельском хозяйстве все большее распространение получало виноградарство и выращивание олив. Однако уже в этот период появились тревожные симптомы будущего экономического упадка. В сельском хозяйстве он был связан главным образом с привилегиями союза овцеводов - Месты, состоявшего из крупных светских и духовных феодалов и пользовавшегося полной поддержкой государства. Места захватывала все новые общинные пастбища. Разъездные судьи Месты - алькальды пользовались правом не только штрафовать, но и сажать в тюрьму тех, кто чем-либо затрагивал постепенно расширявшиеся привилегии этого всесильного союза.

Хозяйство крестьян, выращивавших преимущественно зерновые культуры, страдало от высоких налогов и от таксации цен на зерно. еления.

Протекционистская политика, необходимая для становления промышленности Испании, не проводилась по той причине, что ни правительство, получавшее огромные средства из Америки, ни дворянство не были заинтересованы в развитии отечественной экономики Разрешение вывозить из Испании шерсть (к выгоде Месты), железо и шелк-сырец в другие страны Европы лишало национальную промышленность сырьевой базы.

Таким образом, важнейшая причина хозяйственного упадка страны была тесно связана с характером испанского абсолютизма.

К середине XVI в. цены в Испании выросли приблизительно вдвое. В это время открытие богатейших серебряных залежей в Потоси и некоторых других районах Перу, а также изобретение метода амальгамирования, применяемого при получении серебра, значительно повысило объем его добычи в колониях, и с 60-х годов более 90% ввозимых металлов составляло серебро. К концу столетия «революция цен» привела к вздорожанию испанских товаров в среднем в четыре раза

Изгнание в начале XVII в. около 500 тыс. морисков (занимавшихся преимущественно ремеслом, торговлей и сельским хозяйством) также не могло не отразиться на состоянии экономики страны.

Важным фактором, способствовавшим упадку хозяйства Испании, были огромные расходы Карла V и Филиппа II, связанные с их реакционной и в целом неудачной международной политикой. Так, например, постройка одной лишь «Непобедимой Армады», как сообщил Филипп II кортесам, стоила 10 млн. дукатов, а меры, предпринятые после ее гибели для защиты от нападений английских судов, еще 8 млн. Алькабала и другие налоги, разорявшие население и подрывавшие промышленность и торговлю, не могли ликвидировать государственный дефицит. Серия банкротств, объявленных испанским правительством во второй половине XVI в., лишь ухудшила финансовое положение Испании. Непроизводительные затраты на непомерно пышный королевский двор и бесчисленных чиновников, черное и белое духовенство (составлявшее во второй половине XVII в. почти четвертую часть населения страны) - все это послужило причиной дальнейшего истощения ресурсов государства. Зачатки новых отношений погибли, экономический и политический курс испанского абсолютизма неизменно носил реакционный характер. Упадок Испании затянулся на многие столетия.

Польша в XVI — первой половине XVII в. В позднефеодальной Польше установилось так называемое второе издание крепостничества. Это явление не было специфически польским. Барщинно-крепостническая система в XVI - XVII вв. распространилась в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе. Польша выделялась ранним интенсивным развитием фольварка, т.е. барщинно-крепостнического хозяйства. Заметным фактором экономического развития Польши, Восточной Г ермании, Прибалтики явился экспорт хлеба в страны Западной Европы. Постепенно увеличиваясь в течение XV - первой половины XVI в., он получил мощный стимул в период «революции цен».

Помещики сумели сравнительно быстро осуществить переход к отработочной ренте. Именно барщина позволила им значительно увеличить количество зерна, находившегося в их распоряжении: в условиях примитивной агротехники легче было требовать с крестьянина непосредственно труд, чем увеличивать оброк.

Неотъемлемым условием распространения и роста барщины - самой грубой и неприкрытой формы эксплуатации, было закрепощение деревни. Внеэкономическое принуждение присуще феодализму, но здесь оно выступало в виде полной личной зависимости. В Польше, которая в этом отношении опередила большинство стран региона, крестьянский выход был сильно ограничен уже во второй половине XV в., а к середине XVI в. вовсе запрещен. Законов, подтверждавших и расширявших крепостное право, становилось больше с каждым десятилетием.

Отмечая специфику барщинно-крепостнической системы ведения хозяйства в период позднего феодализма, нельзя пройти мимо такой ее отличительной черты, как предпринимательский характер. С расширением барской запашки росла масса зерна, находившегося в руках помещика и поступавшего как на внешний, так и на внутренний рынок. По одной уже этой причине неправомерно отождествлять позднефеодальный фольварк с примитивным барщинным хозяйством раннего средневековья.

Для народных масс победа фольварка и наблюдавшийся неуклонный рост отработочной ренты означали усиление феодального гнета. Барщина, которая в XVII в. доходила до 5-6 и более дней в неделю, подрывала крестьянское хозяйство. Фольварочная система не стимулировала развития агротехники.

Магнатско-шляхетский мятеж против короля Сигизмунда III в 1606-1609 гг., вторжение шведов в Поморье в 20-х годах XVII в. и другие военные конфликты нанесли серьезный урон экономике.

Затяжной политический кризис второй половины XVII-XVIII в., приведший, в конце концов, к разделам Речи Посполитой, нет оснований рассматривать только как результат развития фольварочной системы

Перерождение сословно-представительной монархии в шляхетскую «республику» началось еще в XV в. и проходило при фактически полном исключении горожан из политической жизни. В первой половине XVI в. шляхта одержала новые победы над феодальной знатью. Так, с конца 30-х годов были ослаблены позиции магнатства в сейме. Выступая под знаменем кальвинизма, дворяне отняли у католического духовенства церковную десятину и ослабили его влияние. Однако политика шляхты оставалась противоречивой. Она, как и в XV в., была одновременно направлена и против знати, и против центральной власти. Не удивительно, что шляхетские предводители с негодованием отвергали королевский проект обложить податью земли дворян и на эти деньги собрать наемное войско взамен созываемого в минуту опасности всеобщего дворянского ополчения.

Период политического преобладания шляхты был недолог. Примерно с 70х годов XVI в. знать постепенно восстанавливает свои позиции. Это заметно уже по Генриховым артикулам 1573 г. Еще больше ограничившие королевскую власть и утвердившие принцип «золотой шляхетской вольности» (право всей шляхты участвовать в выборах короля и пр.), Генриховы артикулы в то же время признали широкие права за сенатом - верхней палатой сейма, которая была оплотом магнатства. Совету из 16 сенаторов поручалось состоять при короле, и тот ничего не мог предпринять без ведома и согласия своих советников.

Возрождению могущества магнатов способствовала Люблинская уния 1569 г., объединившая под главенством польских феодалов Королевство Польское и Великое княжество Литовское в одно государство - Речь Посполитую. Отрицательно сказавшись на положении украинских и белорусских народных масс, которые стали испытывать все больший классовый и национальнорелигиозный гнет, Люблинская уния вместе с тем необычайно усилила на востоке Речи Посполитой влияние знати, особенно магнатов, которые владели огромными территориями, имели свои войска и крепости, воевали между собой и на свой страх и риск предпринимали зарубежные походы.

Общность классовых интересов, а также стремление и крупных и мелких феодалов Речи Посполитой к продолжению экспансии на Восток, которая проходила под предлогом насаждения истинной католической веры, - все это постепенно отодвигало на задний план противоречия между шляхтой и магнатством, отвлекало дворян от Реформации, примиряя их с церковными князьями. Светская и духовная знать, получившая важные политические права и обширные владения, приобрела в стране такой вес, что с начала XVII в. шляхетская «республика» стала перерождаться в магнатскую олигархию. Реально политическая власть в государстве стала принадлежать не шляхте и не королю, а магнатским группировкам, которые вели бесконечную борьбу между собой, истощая силы государства и погружая страну в политическую анархию.

<< | >>
Источник: Адлыкова А.П., Елбачева Г.А., Куликов Ф.И., Летов А.В., Ложкина Н.Н.. История: учебное пособие (для студентов неисторических факультетов). - Горно-Алтайск: РИО ГАГУ,2012. - 301 с.. 2012

Еще по теме ГЛАВА VII. ПОЗДНЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ:

  1. Глава VI.СРЕДНИЙ КЛАСС.
  2. Глава VII. МУНИЦИПАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ
  3. Введений ПОНЯТИЕ И ПРОБЛЕМА СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ  
  4. Глава VII Взаимная помощь в современном обществе
  5. Глава 4. Всемирный исторический процесс
  6. Глава 7. Ранние государства на территории Башкортостана
  7. Глава 5. Становление европейской цивилизации
  8. ГЛАВА V. РАННЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
  9. ГЛАВА VII. ПОЗДНЕЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
  10. СРЕДНЕВЕКОВЬЕ
  11. Глава первая
  12. ГЛАВА ВТОРАЯ ГУМАНИЗМ ПРОТИВ СХОЛАСТИКИ
  13. Глава 1. Польша и поляки в русской исторической традиции до начала XIX века
  14. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов
  15. Глава 3. Польский вопрос и полонистика в 1860-е – 1870-е гг.
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -