<<
>>

1.1. Изображение оружия и воинов на петроглифах

B памятниках культуры херексуров и оленных камней предметы вооружения встречаются достаточно редко, поэтому для реконструкции военного дела первостепенное значение имеют изображения оружия и батальных сцен на петроглифах и оленных камнях.

Важным источником по изучению оружия племен, живших на территории Монголии, являются наскальные рисунки.

Bo многих местах Монголии увековечили свои произведения люди бронзового и раннего железного веков (рис. 1). Наскальные рисунки Монголии давно привлекают внимание археологов как ценнейший источник для изучения истории и культуры древнего населения Центральной Азии. B результате исследования наскального искусства накоплен огромный материал и опубликованы многочисленные книги и статьи. K настоящему времени изучено большое количество памятников, основная часть которых относится к эпохе бронзового и раниего железного веков.

B этот период петроглифы Монголии достигли наивысшей точки своего развития.

K наскальным рисуикам Монголии этого времени относятся так называемые “селенгинские” писаницы, выполненные охровой краской [Цэвээндорж, Баяр и др., 2002]. Наскальные изображения этого вида найдены вблизи г. Улан-Батор в пади Их Тэигэр горы Богдхан и в иади Гачуурт, а также на территориях Сэлэнгинского, Хубсугульского, Орхоиского,

Вулганского аймаков Северной Монголии и Хэнтийского аймака Севсро- Восточной Монголии, в Прибайкалье, в бассейнах рек Сэлэнгэ и Лмур на Дальнем Востоке [Цэвээндорж, 1999].

По мнению многих исследователей, этот вид наскальных рисуиков относится к карасукскому [Волков, 1967, с. 83] и предскифскому времени (конец II - первые века I тыс. до н. э.) [Диков, 1958, с. 51; Цэвээндорж, 1999]. Ha подобных рисунках не изображены оружие и воины, iw они относятся к бронзовому вску и принадлежат к ареалу культуры плиточных могил той эпохи.

Кроме писаниц, к данному периоду относятся рисунки, выполненные по технике выбивки.

Рисунки этого вида наиболее часто встречаются на территории Монголии.

Ha сіеалах Монголии обнаружено много антропоморфных рисунков, в том числе изображающих воинов. Ыаскалыше изображения воинов и батальных сцен могут быть привлечены для реконструкции комплекса вооружения, определения родов войск и тактики ведения боя, а также для обіцей характеристики уровня развития военного искусства, кочевников Монголии бронзового и раннего железного веков.

Наскальные рисунки воинов и оружия весьма разнообразны. Их можно разделить натри группы:

1.Изображения колесниц.

2. Изображения воипов-пехотиііцев (вооруженных людей).

3. Изображения оружпя.

Дашіыс риеушеи представлены несколькими вариантами.

Группа I, Изображения колесшщ. Среди наскальных рисунков наибольшее внимание исследователей привлекают изображения колесшщ. B научных трудах неоднократно обсуждались вопросы семантики, исторической роли и распространения этих рисунков [Окладников, 1964; Кожин, 1968, 1978, 1985, 2007: Окладников, Худяков, 1981; Волков, 1972; Nowgorodowa, 1980; Новгородова, 1984; Горелик, 1985; Сэр-Оджав, 1987; Jacobson, 1990;

Новоженов, 1994; Санжмятав, 1993; Нефёдкин, 1997; Цэвээндорж, 1999; Черемисин, Борисова, 1999; Худяков, Комиссаров, 2002; Кубарев, 2004a, 2006; Соловьев, 2003; Гантулга, 2004; Черемисин, 2005, 2007].

Изображения колесниц часто встречаются среди петроглифов Монголии (p. Чулуут Тариат сомотіа Архангайского аймака, Ямаан ус, "Гэвш Убурхаіігайского аймака Центральной Монголии, Модтой толгоя Цэцэрлэг coMoiia Хубсугульского аймака, Шивээт хайрхан Цзпгэл сомона Баян- Улгийского аймака Западной Монголии и т. д.) (рис. 2, 3). Аналогичные рисунки выявлены в Южной Сибири, Тувс, Казахстане и на Алтае (свыше 600 изображений) [Новоженов, 1994], а также на Кавказе, в Средней Азип, Внутренней Монголии и Синьцзяне [Кубарев, 2004a; Черемисин, Борисова, 1999].

По данным Д. Цэвээндоржа [1999], на территории Монголии обнаружено около сотый рисуиков колесниц.

По поводу датирования изображений колесниц исследователи придерживаются разных точек зрения.

По мнению А. П. Окладникова, колесницы с петроглифов горы Тэиш относятся к Vil—III вв. до її. э. [1964]. Д. Дорж датирует их Ш-І вв. до н. э. [Дорж, Новгородова, 1975]. П. M. Кожин считает, что великий трансевразийский колесничный чуть сформировался в XVI-XV вв. до н. о. [2007]. Э. А. Новгородова изображения колесниц с реки Чулуутотиесла к предскифскому времени [1989].

По мнению B.B. Волкова [1972], колесницы, изображенные на петроглифах Ямаан ус, можно датировать концом II — первой половиной I тыс. до ii. э. Ц. Доржсурэн отнес колесницы с петроглифов Цагаан гола к VH-II вв. до н. э. [1963]. Д. Цэвээндорж считает, что колесницы на петроглифах Модтой толгоя выполнены в TII—П тыс. до н. э. [1999], а А. П. Окладннков отнес их к скифскому времени [Окладников, 1981; Волков, 1972; Санжмятав, 1993]. По мнению Э. А. Новгородовой, появление колесниц в Монголии связано с карасукской культурой [1984].

Около 30 изображении колссниц обнаружены в Туве. M. А. Дэвлет считает, что легкие двухколесные конные упряжки появились на Среднем Енисее только во второй половине II тыс. до н. э., т. e. в карасукскую эпоху [1998].

B последние годы исследователи нашли более 30 колесниц среди петроглифов горы Шивээт-Хайрхан Монгольского Алтая. IIo мнению В. Д. Кубарева, данные рисунки по аналогии с изображениями Горного Алтая (p. Елаигаш - 80 колесниц, p. Чуя - 23 колесницы) могут быть датированы началом Il тыс. до н. э. — XlII-X вв. до н. э. Разнотипные по конструкции колсспицы существовали в короткий промежуток времени. B прямой связп с вопросом о времени приручеиия диких лошадей в Центральной Азии находится и хронология изображений колссішц [Кубарсв, 2004a]. По мнению Д. В. Черемисина, эти рисунки относятся ко II тыс. до н. э. [2007].

По общей датировке исследователей, наиболее архаичная конструкция колесницы появилась у кочевников в III-Il тыс. до н. э., а традиции их изготовления сохранялись до этнографического времени (изображения в местности Ямааи ус, Тэвш и т. д.). Д. Дорж изображение колесницы на горе Тэвш называет повозкой с юртой - “гэр тэрэг” [ 1963].

Таким образом, на территории Монголии найдено большое количество изображений колеспиц. Исследователи придерживаются разных точек зрения относительно их предназначения. Большинство полагают, что колесницы не использовались в военных целях, а предназначались для хозяйственных занятий.

B этой связи хотелось бы изложить свою точку зрения. Самая интересная композиция найдена А. П. Окладниковым. Она располагается в долине реки Чулуут Тариат сомоиа Архангайского аймака Центральной Монголии (рис. 3). Здесь на одной скале изображено 15 колесниц, занряжёниых парой лошадей. Среди колесниц стоят 3 воина (или охранника), вооруженных луками. K некоторым колесницам привязаны одна или две лошади. По-видимому, они запасные (или приехагш издалека). Bce лошади и колесницы направлены на восток, стоят в ожидании какого-либо события, там происходящего. B этом смысле весь сюжет завязан на колесницах, ждущих хозяев, возможно глав родов, прибывших на собрание родоплеменной знати. Мы полагаем, что колесницы были предназначены для глав и предводителей родов и племён того времени.

Возможно, конструкции колесниц могут представлять региональные особенности и статус владельцев. Этому есть некоторые объяснения. Во- первых, рядом с колесницей в основном изображены вооруженные лучники. Это не может быть связано с хозяйственной деятельностью. Они являются воинами или охранникамн знатных людей. Во-вторых, появление колесниц — важный момент не только в истории военного дела, но и в социалыюй истории. Колесницы служили транспортным средством в сообщении между древними племенами Евразии. В-третьих, в знатных курганах хуннского времени часто встречаются колесшщы из Центральной Азии. Возможно, это архаичные варианты повозок хуннской знатн или великой повозки средневековых монголов. (У Чингисхана была великая повозка с великой юртой — их гэр тэрэг.)

Мы полагаем, что дрсвыие кочевники Монголии (в том числе главы племен, полководцы) использовали колесницы для личных нужд (военное дело, охота) и в дипломатических целях.

Здесь можно увидеть продолжение древней традиіщи: люди на колесницах имели высокий социальный статус.

Группа 2. Изображения воинов-пехотинцев (вооруженных людей).

Вариант ./. Лучники. Такие рисунки обнаружены на скалах Паалуугийп хад, Арвижих хад Южно-Гобийского аймака, Гурвап толгой, Хамуут, Xap хундийн наран, Цагаан утуг Сагил сомона Увсийского аймака [Цэвээндорж, 1999), на горе Тэвш Ховд сомона Убурхангайского аймака Центральной Монголии [Окладников, Худяков, 1981, рис. 1, 2]. Ha скалах Цагаан Салаа, Бага-Ойгор Баян-Улгийского аймака Западной Монголии [Кубарев, 20046, рис. 7; Kubarev, 2006, tabl. I-V; Jacobson, Kubarev, Tseveeiidorj, 2001; Кубарев, Цэвээндорж, Якобсон, 2005] и на горе Дэл Среднегобийского аймака [Цэвээндорж, Батболд, 2005, рис. 22] найденьг изображения вооруженных воинов, стреляюших из лука (рис. 4, 5). Д. Цэвээидорж отнёс их к первой половине I - концу II гыс. до н. э. [1978, 1999].

В. Д. Кубарев отметил экспрессивность нозы лучников, как правило, изображенных в профиль, стреляющими на бегу или даже с колена. I Io его мнению, эта художественная особенность находит параллели не толысо в наскальном искусстве Центральной Азии, но и во многих петроглифических комплексах Средней Азии и Западной Европы [Кубарсв, 20046, с. 66].

Часто у лучников между ногами изображен знак принадлежности к мужскому полу. По мнению исследователей, это характерно для наскальных рисунков рассматриваемой нами эпохи.

Можно заметить, что на наскальных рисунках кроме простого лука часто встречаются изображения оружия с изгибом, типичным для сложного лука. Характерные признаки сложносоставиого лука: М-образная форма кибитіі - вогнутость середины в сторону тетивы и выпуклость плеч, изогнутость концов в сторону спинки. Это может служить дополнительным доказательством более раннего возраста сложного лука.

B большинстве случаев стрелы изображены в виде неровной полосы, перпендикулярной кнбити и тетиве, без выделения наконечника. Наконечники выполнены остроугольными, треугольными и ромбическими.

По мнению А. П. Окладникова и ТО. С. Худякова, в какой-то мере здесь отражена реальная ситуация, поскольку для эпох финальной бронзы и раннего железа преимущественно были характерны наконечники различных форм. Размеры лука по отношению к фигуре воина колеблются в пропорции от 1:2 до 1:1 (вероятно, гипертрофированны). Ha всех без исключения изображениях лука преувеличена толщина тетивы, практически равная толщине кибити, что объясняется техническими возможностями художников [Окладников, Худяков, 1981, с. 25].

Вариант 2. Воины, вооруженные дубинаш/. Такие изображения обнаружены на скалах Тэмээн чулуу P4owgorodowa, 1980, S. 100;

Цэвээпдорж, 1999, рис. 49] Убурхангайского аймака Центральной Монголии, Цагаан Сала и Бага-Ойгор pCubarev, 2006, Uibl, Ш, IV: I (эвээндорж, Кубарев и др., 2003, рис. 8; Jacobson, Kubarev, Tseveendorj, 2001; Кубарев, Цэвээіщорж, Якобсоп,2005] Баян-Улгийского аймакаЗападной Монголии (рис. 6).

Ha скалах Тэмээн чулуу рисунок выполнен в технике выбивки по всей площади. Здесь изображено J3 воинов, из которых 11 - с дубинками. Некоторые рисунки плохо сохранились, HO видно, что воины стоят B один ряд. У каждого из них правая рука с дубиной поднята вверх, а левая рука согнута в локте. Ноги воинов широко расставлены, туловище (в виде прямой полосы) переходит в голову. Перед ними стоит одна антропоморфная фигура, руки которой опущены вниз. Создается впечатление, что глава (десятник) строит своих воинов, которые повернуты к нему туловищем.

Ha петроглифах Цагаан сала и Бага-ойгора изображены воины с двумя дубинами в поднятых руках (момент замаха).

Дубина - это самое простое оружие. Её использовали на охоте и в ближнем бою. Можно сказать, что это оружие закономерно являстся самым первым, поскольку изготавливается из любых простых материалов, которые доступны людям. Дубина — один из самих древних видов оружия и орудий труда, который до сих пор используется не только в военном деле, HO И B хозяйственных целях в Монголии.

В. Д. Кубарев отметил, что палицы или булавы (дубины) являлись личным оружием монгольских и казахских пастухов, охранявших скот. Этот вид оружия, несомненно, унаследован от далеких предков, обигавших ранее натерритории Алтая и Казахстана [Кубарев, 20046, с. 73].

Вариант 3. Воины, вооруженные чеканом и топором. Такие рисунки обнаружены на скалах горы Тэвш Ховд сомона Убурхангайского аймака [Окладников, Худяков, 1981, рис. 1] Центральной Монголии, Цагаан салаа, Бага-ойгора Монгольского Алтая [Цэвээндорж, Кубарев и др., 2003, рис. 9; Кубарев, 20046, рис. 22; Kubarev, 2006, tabl. Ш, IV] (рис. 7). Ииогда на наскальных рисунках изображения чеканов, топоров и клевцов неопределимы, что следует отнести на счет технических средств исполнения.

Среди петроглифов горы Тэвш есть рисунок чекана или топора (введен в научный оборот А. П. Окладниковым и Ю. С. Худяковым). Боевые чеканы и топоры изображены подвешенными к поясу воииа, реже - н руке, поднятой в момент замаха пли опущенной. Чекаиы имеют узкое удлиненное лезвие и невысокий обособленный обух-противовес па узкой длинной рукояти, широко распространенные в эпоху развитой бронзы π рапнего железа. Пропорции фигур воинов и чеканов близки к реальным. Воины, вооруженные чеканами, изображены стоящими или идущими. Чскан подвешен к поясу, а поза полна вызова, сознания собственного превосходства над противником. B отдельных случаях воин заносит чекан для удара или держит ею, опустив лезвием к земле. Учёные подробно исследовали образы воинов, изображённых на наскальных рисунках горы Тэвш, и пришли к заключению, что по образу и полному оснащению оружием их можно отнести к концу бронзового — началу железного веков [Окладников, Худяков, 1981,c. 25, 26].

Ha наскальных рисунках скалы Ямаап ус Уенч сомона Ховд аймака изображён человек с чеканом, нападающий на противника. Д. Дорж и Э. А. Новгородовадатировали его ХІѴ—ѴШ вв. до н. э. [1975].

Ha петроглифах Бага-ойгора, Цагаан салаа Цэнгол сомона Баян-Улгий аймака, реки Цагаан гол Гобиалтайского аймака найдены изображения сражающихся воинов, бьющих друг друга по голове чеканами [Цэвээндорж, Кубарев и др., 2003, рис. 9; Jacobson, Kubarev, Tseveendorj, 2001; Кубарев, Цэвээпдорж, Якобсон, 2005].

B Монгольском национальном историческом музее хранится бронзовый топор с выступающим обухом, расширяющимся клипком и широким лезвием. Подобные топоры изображены на оленных камнях, обнаруженных на территории Монголии и относящихся к культуре херексуров и оленных камней позднего бронзового вска.

Боевые чеканы найдены при раскопках памятников чамдманьской культуры. Следы от чеканов на черепах убитых свидетельствуют о значительной роли войны в бронзовом и раннем железном веках.

Вариант 4. Воины, вооруженные копьём. Ha петроглифах подобные изображения встречаются редко. Они обнаружены на скалах Цагаан салаа, Бага-ойгора Монгольского Алтая (рис. 8).

Ha петроглифах пропорции фигуры воина и копья близки к реальным. Воины держат копья горизонтально: одной рукой за среднюю часть древка, а другой — за заднюю часть, нацелив на врага или на объект охоты. Иногда воины изображены держащими копья вертикально. как-бы демонстрирующими свое могущество. Копья применялись кочевниками в военном деле и на охоте.

Копья нарисовапы с длинным древком, с треугольными или ромбическими наконечниками. Недалеко от наконечника, как правило, изображены какие, то вещи из мягких материалов (они опущены вниз там, где копья направлены вверх). В. Д. Кубарев полагает, что это кончик хвоста яка (т. e. древко копья украшено бунчуком). Исследователь отмечает, что копье в руках человека — редкий мотив на древних петроглифах других регионов Центральной Азии. Ho и эти петроглифы, как и алтайские изображения, могут быть отнесены к эпохе бронзы (Кубарев, 20046, с. 67, рис. 13; Kubarev, 2006, tabl. II, IV].

Мы вполне согласны с мнением В. Д. Кубарева о том, что древко копья украшали бунчуком из хвоста. По нашему мнению, это изображение говорит об источнике происхождения знамен древних кочевников Монголии (особенно XIlI в. н. э.), которые делались из конских хвостов и грив. Таким образом, знамя нынешних и древних кочевников Монголии могло появиться в бронзовом веке.

Вариант 5. Воины, вооруженные мечом и кинжалом. Такие изображения тоже встречаются редко. Обнаружены они на скалах Цагаан

салаа, Бага-ойгора Монгольского Алтая, на горах Дэл н Тэвш Центральной Монголии (рис. 9).

Эти рисунки выполнены техникой выбивки по всей площади. Воины изображены с мечом или кинжалом в руках. Ноги у них широко расставлены, изогнуты; туловище как бы сидящее. Узкие мечи слегка изогнуты. Воины держат их за рукоять горизонтально, на уровне пояса, как бы в момент нанесения колющего удара. Аналогично занесен для удара и короткий кинжал. У воинов также изображен между ногами признак мужского пола. От бедра до ступни воина прочерчена наклонно идущая полоса, соответствующая, вероятнее всего, ножнам меча. Ножны крепились на левом бедре, а нижний их конец почти достигал земли.

Учёные исследовали изображения воинов горы Тэвш и отнесли их к концу бронзового - началу железного веков [Окладников, Худяков, 1981].

Ha мече воинов, изображенных на наскальных рисунках Бага-ойгора Цагаан салаа, можно заметить перекрестие рукояти. Ha данное время в погребениях рассматриваемой эпохи в Монголии не обнаружены мечи. Это может быть связано с тем, что в то время оружие из металла представляло большую ценность.

Вариант 6. Воины в защитных головных уборах. Подобные изображения встречаются на скалах Хавцгайт Гурван сайхан сомона Южно-Гобийского аймака [Окладников, 1981, рис. 92], горы Тэвш Ховд сомона Убурхангайского аймака [Окладников, Худяков, 1981, рис. 1], реки Чулуут Архангайского аймака [Санжмятав, 1993, рис. 30], Цагаан салаа, Бага-ойгора Монгольского Алтая [Kubarev, 2006, tabl. II, III: Цэвээндорж, Кубарев и др., 2003, рис. 6, 8, 9; Jacobson, Kubarev, Tseveendorj, 2001; Кубарев, Цэвээндорж, Якобсон, 2005], горы Дэл Среднегобийского аймака [Цэвээндорж, Батболд, 2005. рис. 5] и т. д. фис. 10).

А. П. Окладников и Ю. С. Худяков выделили четыре типа головных уборов:

1. Убор в виде полуовала, обрамляющего голову воина. Два конца полуовала опускаются почти до плеч. Судя по размерам, такой головной убор был довольно громоздким. Это мог иметь гребень из перьев. Головные уборы, украшенные двумя пучками перьев, спускающимися до плеч, известны по тагарским наскальным рисункам Минусинской котловины. Аналогии монгольским изображениям имеются среди головных уборов вои- нов-лучников Тувы [Дэвлет, 1976].

2. Очень высокая шапка-колпак с длинным, спускающимся на спину башлыком. Видимо, размеры наголовья по отношению к реальному про- тотипу сильно преувеличены.

3. Наголовья, напоминающие верхнюю часть конической тульи островерхого шлема-шишака, увенчанного шарообразным навершием. Hc исключена другая интерпретация данной детали изображения.

4. Подобие округлой конической шляпы, характерной для народов Дальнего Востока (маньчжур, нанайцев, ульчей).

IIo мнению исследователей, головные уборы типов 2-4, видимо, не отражают специфики боевого наголовья изучаемой эпохи. Парадный боевой головной убор из перьев, судя по всему, был принадлежностью немногих, хорошо вооруженных, вероятно, наиболее знатных воинов. Их датировали II тыс. до н. э. (Окладников, Худяков, 1981,c. 26, 27].

Э. А. Новгородова разделила изображенные головные уборы на грибовидные и с пером [1989, с. 165].

Описывая петроглифы Алтая, В. Д. Кубарев использовал следующие термины: головной убор с “рогами”, “антеннами”, “лучами-перьями” и “плюмажем”; головной убор треугольной формы с лопастями н т. д. По его мнению, рисунки воинов в подобных уборах относятся к бронзовому и раннему железному векам [Кубарев, 20046, с. 76].

Исходя из имеющихся рисунков, мы классифицировали головные уборы воинов. Они разнообразны. По форме их можно разделить на три вида.

Вид 1. ‘‘Грибовидные” головные уборы. (Ранее этот термин часто употреблялся в археологической литературе.) K ним мы относим 2 варианта, г. к. данный термин не представляется обоснованным (рис. 10,1-12, 23- 26).

Вариашп 1. Шлем с бунчуком из хвоста wiu гривы коня. Бунчук с двумя пучками, представляющий статус владельца, зависел от общественного строя, поскольку в тот период общество находилось на стадии “военной демократии”. B настоятцсе время в Монголии найдены четыре бронзовых шлема, относящиеся к бронзовому и раннему железному векам. У каждого шлема на макушке имеется нетля или дужка. По нашему мнению, петля предназначалась для крепления буичука.

Вариант 2. Головной убор с двумя бунчуками из хвоста лисы или корсака. Подобные уборы до сих пор бытуют среди кочевииков Монголии. B то время отш могли представлять статус владельца.

Вид 2. Шлемы. IIa скалах Цагаан салаа, Бага-ойгора изображены сражающиеся воины в полукруглых головных уборах. По нашему мнению, воины в шлемах изображены не в самом лучшим виде, что объясняется техническими возможностями художников (рис. 10, 13—16).

Вид 3. Рогатые головные уборы. Встречаются на петроглифах Моні'ольского Алтая. Исследователи называли их по-разному: головной убор с рогами, антеннами и т. д. Мы полагаем, что лучший вариант - головной убор с рогами. B монгольском фольклоре до сих пор сохранились предания о вошіе в рогатом головном уборе, а по устным источникам воинское звание “рогатый” присваивали в средневековой Монголии (рис. 10,17—22).

B археологической литературе встречаются разные термины не только для наскальных рисунков в целом. Исследователи нс уделяли особого внимания терминам для отдельных памятников, поэтому дальнейшее изучение гребует их унификации.

Варіилнт 7. Сражающиеся воипы с разньш оружием. Очень редко встречаются на петроглифах, но обнаружены на скалах Цагаан салаа, Бага- ойгора Монгольского Алтая (рис. 11).

Художники замечательно изобразили сражение воинов, вооруженных луками, копьями, чеканами, дубинами и т. д. По мнению В. Д. Кубарева, они тиражировали и канонизировали единоборства богатырей-силачей, которые в древности происходило на поле битвы непосредственно перед началом военных действий. Такой обычай существовал у многих народов. Поединок воинов мог предрешить исход сражения. Многочисленные предания алтайцев и соседних тюркоязычных народов подробно описывают единоборство богатырей при решении споров и конфликтов между родами н племенами [Кубарев, 20046, с. 78].

По мнению Ю. С. Худякова, грабительские набеги с целью захвата и угона движимого имущества иноплеменников и домашнего скота были основной и наиболее распространенной формой конфликта e применением оружия между кочевыми племенами [2003. с. 24]. B то время скотоводство играло важную роль в жизни древних племён. Большинство конфликтных ситуаций разрешалось при помощи оружия в открытых сражениях.

Вариант 8. Воин на лыжах, вооруженный луком. Среди петроглифов Монгольского Алтая найдено единственное такое изображение (рис. 11, 10). Мы выделили его в качестве варианта, т. к. воин использует средство передвижения.

Описав этот сюжет, Д. Цэвээндорж привёл свидетельства арабского летописца Рашид-ад-дина о существовании у древних монголов такого редкого средства передвижения, датировав его по стилю рисунка, форме колчана и лука бронзовым веком [2000, с. 324].

Сравнив с аналогичными рисунками на петроглифах Енисея и Белого Июса, В. Д. Кубарев отнес изображение вооруженного лыжника к раннему железному веку [2003].

Ha высоких горах у Хубсугульского озера в Монголии живут оленеводы. Они до сих пор, как и их предки, живут на крутых, вечно заснеженных склонах, поэтому часто лыжи упогребляют для спуска с горы. Среди них бытует предание, что лыжник на крутом склоне во время езды убил одним махом ножа лежащего медведя. Это доказывает умелое использование лыж. Очевидно, древние кочевники применяли их на охоте и в военных целях.

Группа 3. Изображения оружия. Ha петроглпфах очень редко изображены кинжалы и ножи, но на скалах Цахира Цэцэрлэг сомона Хубсугул аймака чётко видны кишкалы, ножи и мечи, причём в большом количестве. Данные рисунки введены в научный оборот Д. Цэвээндоржем. Для установления их среднего возраста имели особос значение изображения 22 кинжалов и ножей. Основная масса кинжалов показана в пожнах, которые расширяются у конца; многие имеют особо выделенные перекрестия и прямые рукоятки (рис. 9, 4, 5). Кроме кинжалов, здесь четко виден сложный лук М-образной формы фис. 9, 6). По мнению Д. Цэвээндоржа, изображённое на рисунках оружие (в том числе кинжалы) по форме аналогично изделиям кара.сукского типа, широко бытовавшим в степном поясе Евразии в XII-VIII вв. до н. э. f1998, с. 67, 73, 76]. Кроме Монголии, подобные бронзовые кинжалы широко бытовали в ХІІ—ѴНІ вв. до н. э. на территории Южной Сибири, Алтая, Тувы, Прибайкалья и Средней Азии (Киселев, 1949, рис. XIII]. Они в большом количестве изображены на оленных камнях того времени.

Судя по наскальным рисункам, набор оружия кочевников бронзовою и раннего железного веков был достаточно разнообразным и включал как простой лук, так и сложносоставной лук для дистанционного боя.

B ближнем бою применялись ножи, кинжалы, топоры и чеканы, а также мечи, дубины, копья и т. д. Для защиты головы применялись шлемы. Это свидетельствует о том, что в эпоху поздней бронзы и раннего железа военное дсло достигло наиболее высокого уровня.

Наскальные рисуикн своим появлением во многом обязаны установлению тесных контактов древпих иомадоя Монголии с культурами Саяно-Алтая, Казахстана и Средней Азии.

Анализ семантики наиболее типичных деталей изображений (формы лука, видов наступательного оружия, головных уборов, позы воинов) позволяет уточнить детали вооружения, определить их возраст и уровень развития военного искусства.

<< | >>
Источник: Насан-Очир Эрдэнэ-Очир. ВОЕННОЕ ДЕЛО ДРЕВНИХ КОЧЕВНИКОВ МОНГОЛИИ (II тыс. до н.о, - III век до н.э.). Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. Новосибирск - 2008. 2008

Еще по теме 1.1. Изображение оружия и воинов на петроглифах:

  1. ОЧЕРК СЕДЬМОЙ
  2. Гуманизм
  3. Очерк 2. О факторах генезиса государственности и типологии догосударственных образований у восточных славян
  4. Боевые кони
  5. Ш
  6. Ш
  7. Леднёв А. В Советский период творчества В. Маяковского
  8. Моральное обоснование военной необходимости в jus ad bellum
  9. Список литературы
  10. Содержание
  11. Введение
  12. 1.1. Изображение оружия и воинов на петроглифах
  13. 1.2. Изображение оружия на олеиных камнях
  14. 1.3. Оружие культуры херсксуров и оленных камней
  15. 1.4. Комплекс вооружения культуры херексуров и олснных камней
  16. 2.1 Оружие дистанционного боя Лук,.
  17. 4.2. Основиые закономерности развития военного дела
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История мировых цивилизаций - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -