ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Теория. Терминология. Методы

Теоретико-методологическим проблемам диалектологии и общей теории языка в рамках ТДШ посвящено свыше 400 работ. В них анализируются как проблемы, имеющие общий характер, так и специфические, связанные с отдельными направлениями - лексикологическим, семасиологическим, лексикографическим и др.

В настоящем разделе речь идет об общих проблемах, а специфические рассматриваются в соответствующих разделах главы.

Одной из актуальных проблем теоретико-методологического плана является проблема диалектного типа говора. Она решена для «материнских» говоров европейской части страны с момента создания диалектного членения русского языка: по совокупности языковых признаков определяется северный или южный тип того или иного говора. По отношению к говорам территорий позднего заселения, вторичным, или «дочерним», претерпевшим значительные изменения на новых территориях (как это произошло с русскими старожильческими говорами Сибири), вышеназванный языковой критерий может быть применен лишь после полного изучения таких говоров.

Решение вопроса о диалектном типе говоров старожильческого населения Сибири было предложено в статье О.И. Блиновой «О термине «старожильческий говор Сибири» (1971), в которой было обращено внимание на ряд важных положений.

Первое. Попытки определить типы говоров Сибири осуществлялись, начиная от первых заметок конца XVIII - начала XIX в. и кончая современными исследованиями.

Второе. Путем сопоставления вновь открываемых для науки сибирских говоров с говорами русско-европейскими были выделены говоры старожилого населения Сибири, отличающиеся единообразием и своеобразием, и говоры «новоселов», поздних переселенцев в Сибирь, сохранивших прежний диалектный тип: северный, юж-

4&

ный, среднерусский (П.А. Словцов, П.А. Ровинский, В.Г. Богораз,

В.И. Панов, А.М. Селищев и др.).

Третье. На своеобразие старожильческих говоров Сибири обт ратили внимание многие исследователи.

Собранный к середине XIX в. материал дал основание В.И. Далю вычленить «сибирское наречие» наряду с московским, новгородским и др. А.Д. Григорьевым было введено в научный оборот сочетание «старожильческий говор Сибири» в работах 1919-1921 гг. [573, 576], которое долгое время употреблялось как равнозначное сочетанию «говоры старожильческого населения Сибири», но не могло стать термином в силу количественно-временной неопределенности понятия «старожил».

Четвертое. С выявлением общесибирских языковых черт говоров старожильческого населения создалась возможность придать терминологический статус сочетанию слов «старожильческий говор Сибири», обозначающему определенный тип сибирского говора, но не по принципу аналогии или сопоставления, временному или генетическому, а по языковому принципу, связанному с перечислением совокупности фонетико-грамматических и лексикофразеологических черт, выявленных на основе изучения речи потомков стародавнего населения Сибири (ХѴІ-ХѴІІІ вв.) [193]. Совокупность общесибирских языковых признаков представлена в разных источниках [200; 193; 1406; 298; и др.].

Предложенная трактовка термина признана сибирскими диалектологами: он содержит указание на территорию бытования (ср. севернорусский, южнорусский), на определенный тип сибирского говора, исторически сложившегося в течение столетий (старожильческий), принят в качестве исходного научного понятия в ТДШ.

С проблемой определения диалектного типа вторичного говора неразрывно связана проблема его диалектной основы, актуальной именно для вторичных говоров и позволяющей более точно определить его диалектный тип.

Многие работы томских и - шире - сибирских диалектологов (А.М. Селищев, П.Я. Черных, В.А. Сенкевич, В.В. Палагина, О.Н. Киселева, К.М. Браславец, Л.А. Захарова, Г.А. Садретдинова) отражают результаты поиска диалектной основы изучаемых говоров. При этом далеко не всегда учитывается двузначность понятия «диалектная основа», ориентированная на разные хронологические

срезы бытования сибирских старожильческих говоров - на современное и исходное их состояние.

Проблеме диалектной основы вторичного говора применительно к говорам Сибири посвящен ряд публикаций О.И. Блиновой. В статье «О диалектной основе говоров Среднего Приобья (к вопросу об одном лингвистическом термине)» (1975) автор обращает внимание на то, что в практике научных исследований оказались недостаточно разграниченными два понятия - понятие диалектной основы вторичного говора как составной части его современной структуры и понятие говора-основы, на базе которого/которых формируется данный говор. Ссылаясь на дифференцированность этих понятий в работах Р.И. Аванесова («диалект-основа», «опорный диалект-основа», «двойная основа говора»), М.М. Гухман,

В.Н. Ярцевой, В.В. Алехиной и др., автор предлагает считать говором-основой (или диалектной базой) тот первичный, исходный говор, который в целом как языковая структура продолжил жизнь в другом, вторичном, говоре, утратив одни звенья языковой структуры, приобретя другие, развив третьи и т.д. Диалектную основу вторичного говора составляет совокупность структурных элементов вторичного говора, являющихся определяющими с точки зрения современного диалектного членения языка (Ф.П. Филин, М.А. Жовтобрюх). В структуре вторичных говоров, помимо диалектной основы, вычленяются наслоения (Р.И. Аванесов), элементы (О. Бехагель), т.е. такие звенья его структуры, которые составляют признаки других говоров его исходной базы [192].

В других работах [146; 193] продемонстрирована разработанная автором методика определения диалектной основы вторичного говора на материале говоров Среднего Приобья, применимая к иным вторичным говорам - среднерусским, говорам Дона, саратовского Заволжья, Урала, Дальнего Востока и под.

Учет диалектной основы является важной составляющей в дополнительной конкретизации диалектного типа вторичного говора (например, среднерусский говор с южнорусской диалектной основой, сибирский старожильческий говор с севернорусской диалектной основой).

Дифференцированное использование термина диалектная основа снимает элементы дискуссионное™ в исследованиях подобного плана.

Теоретическая разработка проблемы диалектного типа, диалектной основы вторичного говора нашла практическое воплощение в монографии «Русские говоры Среднего Приобья» в разделе «О диалектном типе говоров Среднего Приобья» [1362, с. 15-29], где представлены результаты поэтапного сопоставления фонетики, морфологии и лексики среднеобских говоров с говорами северно-, южно- и среднерусскими на уровне наречий (с учетом двучленных соответственных явлений) по данным «Диалектного членения русского языка» К.Ф. Захаровой и В.Г. Орловой (М., 1970). Полученные данные подверглись статистической обработке, обнаружившей значительную общность соответственных элементов среднеобских говоров и современного северного наречия, что составило 89,5 % общих признаков (из 57 сопоставляемых), которые совпадают полностью (75,4 %) или частично (14,1 %). Продолженное сопоставление - на уровне диалектных зон - также показало высокую степень общности, особенно с говорами северной (81,9 %) и северо- восточной зон (83,3 %). Итоговый вклад: говоры Среднего Приобья представляют особый тип вторичного говора - сибирского старожильческого, с северной диалектной основой. Полученный вывод имеет конкретно-историческое обоснование данными истории заселения региона, памятников письменности, отражающих поли- диалектную базу с преобладанием северного элемента (XVII в.), данными топонимии, этнографии (работы А.Д. Григорьева,

В.А. Сенкевича, В.В. Палагиной, О.И. Блиновой, И.А. Воробьевой, Л.А. Захаровой и др.; подробнее о диалектной базе томских говоров см. в гл. II).

Интенсивность и многоаспектность исследования среднеобских говоров позволили томским диалектологам к концу 1970-х гг. выдвинуть и решить одну из основных и сложных проблем отечественной диалектологии - проблему диалектного членения крупнейшего диалектного массива вторичных говоров - среднеобского, чему посвящен раздел «О типологическом единстве и диалектном членении говоров Среднего Приобья» (автор О.И. Блинова) [1362, с. 29-33]. Эта проблема рассматривалась рядом исследователей: В.А.

Сенкевичем, [1397; 1398; 1402; 1403], впервые поставившим ее в 1957 г. и наметившим первую группировку говоров по данным консонантизма; О.Н. Киселевой [901; 902; 903], осуществившей диалектное членение среднеобских говоров по данным морфологии; Г.А. Садретдиновой [1369; 1363; 1378], произведшей диалектное членение по данным консонантизма; В.В. Палагиной [1132], описавшей соотношение совпадающих и различительных элементов структуры среднеобских говоров на уровне фонетики, морфологии и синтаксиса.

Использование материалов картотеки с ответами на вопросы Программы собирания сведений для составления диалектологического атласа русского языка, материалы ежегодных диалектологических экспедиций ТГУ, начавшихся с 1946 г., результаты картографирования отдельных фонетических, морфологических, лексических элементов структуры среднеобского диалекта (работы В.А. Сенкевича, О.Н. Киселевой, Г.А. Садретдиновой, Ф.П. Ивановой, С.И. Ольгович), данные словарей, отражающих лексику с ареальными пометами, данные канд. дис. по лексике и фразеологии среднеобского диалекта (М.В. Орел, Р.Я. Тюрина, Ф.П. Иванова) - всё это послужило надежной фактической базой для доказательства типологического единства среднеобского диалекта, для определения его диалектного членения с указанием набора языковых характеристик каждой группировки: Нарымской (Каргасокский и Парабельский районы Томской области), Прикет- ской (Верхнекетский и Колпашевский районы Томской области), Приобской (Молчановский, Кривошеинский, Шегарский, западная часть Томского района Томской области), Притомской (южная часть Томского района Томской области и северные районы Кемеровской области), Причулымской (районы по реке Чулыму: Аси- новский, Зырянский, Тегульдетский, Туганский Томской области [1361, с. 30-33; 1370-1373]. Г.А. Садретдиновой по данным вокализма предложена группировка старожильческих говоров Западной Сибири [1365; 1386].

Томские диалектологи занимались исследованием проблемы стилевой дифференциации диалекта в 1960-70-е гг., когда она имела дискуссионный характер.

Впервые вопрос о «жанровостилистической организации диалекта» был поставлен Р.И. Аванесовым (1949 г.) в плане соотношения диалекта как обиходнобытовой речи и языка фольклора. Этот план изучения представлен в работах А.П. Евгеньевой (1950), И.А. Оссовецкого (1958), О.И. Богословской (1965), И.К. Зайцевой (1965), которые рассматривали фольклор как особую форму диалекта в его экспрессивно-

ш.

коммуникативной (эстетической) функции. Мысли о функционально-стилевой неоднородности диалектной речи дальнейшее развитие получили в исследованиях Л.И. Баранниковой, вычленившей три стиля: разговорно-бытовой, народно-поэтический и «элементы публичной речи» (1965, 1967), и Л.М. Орлова, выделившего в системе говора 5 стилей, включив дополнительно «профессионально- технический» и «официально-деловой», привлекая данные фонетики и грамматики диалекта (1969).

Следуя концепции Л.И. Баранниковой и Л.М. Орлова, О.И. Блинова в 1972 г. высказывает мысль о том, что фольклор, хотя и существует в диалектной «инструментовке», не является одним из стилей диалекта: язык фольклора соотносится с диалектом подобно тому, как соотносится язык художественных произведений с литературным языком. В диалекте же существует народно-поэтический стиль как средство общения, представленный фрагментарно, проявляющийся ситуативно в жанре воспоминаний о былом, в разговорах о прекрасном. При разработке экспрессивно-стилевой дифференциации лексики диалекта она выделяет слой народнопоэтических лексических единиц и вводит помету «высокое» в лексикографические труды ТДШ [210; 226; 244; 302; и др.].

Концепция народно-поэтического стиля диалекта нашла обоснование в 1992 г. в канд. дис. С.Э. Мартыновой и в ряде ее публикаций [981-986]. На материале среднеобских говоров ею выявлен комплекс языковых средств выражения высокого стиля диалекта на всех уровнях его системы: лексики, фонетики, грамматики, словообразования, произведено детальное сопоставление диалекта с фольклором Среднего Приобья (что позволило выявить один из источников народно-поэтического стиля и его отличительные черты), определены философские основы его возникновения, доказана его функционально-коммуникативная природа. Доказательность полученных результатов подтверждают обширные данные психолингвистических экспериментов, проведенных с диалектоносите- лями.

В ТДШ введены и активно употребляются термины, связанные с обозначением элементов структуры диалекта в аспекте его соотношения с другими формами русского языка - литературным языком и городским просторечием: это общерусские элементы (общие для всех форм языка), диалектно-просторечные (общие для диалекта и городского просторечия) и диалектные, или собственно диалектные (свойственные только диалекту) [226; 1440; 124; 221; 244; и др.]. Представление о структуре диалекта имеет теоретикометодологическое значение и важно для решения многих вопросов диалектологии: для определения степени общности и единства диалекта с другими формами языка, в типологических исследованиях, для выявления факторов функционирования языковых единиц диалекта и т.д.

Новые термины или новые трактовки терминов, употреблявшихся ранее, введены в сферу различных научных направлений, которые возникали, формировались, развивались в рамках ТДШ (о них см. в соответствующих разделах).

Значительное количество работ представителей ТДШ посвящено проблемам метода и его приемов, методики исследования и его организации.

Задачей пополнения диалектной базы данных продиктовано повышенное внимание к разработке методики подготовки и проведения диалектологических экспедиций и практик (Л.П. Авдонина, Н.В. Жураковская и др. [5], О.И. Блинова, В.В. Палагина [309; 310; 311; 315], Э.В. Васильева [458], О.Ю. Галуза, Л.В. Кирпикова и др. [530], Н.В. Жураковская [679], В.В. Копочева [940], Е.А. Оглезнева [1081]), диалектолого-топонимических экспедиций (И.А. Воробьёва [487]), диалектологической и фольклорной практик (О.И. Киселёва [895], В.В. Копочева [940], Е.А. Оглезнева [1081], Г.А. Сад- ретдинова [1364; 1376; 1377]), к разработке методических рекомендаций по сбору, анализу и классификации диалектной лексики различных тематических групп, разрядов (экспрессивов, образных единиц, формальных вариантов, географических апеллятивов) и их идентификации (Л.А. Араева [30], В.Г. Арьянова [47; 53], Т.Б. Банкова [81], О.И. Блинова [225], З.М. Богословская [343], В.П. Васильев [420], Э.В. Васильева [446], Л.Г. Гынгазова [601; 602], Н.В. Жураковская [675], В.В. Копочева [940], Л.М. Райская [1275],

З.И. Резанова, М.Н. Янценецкая [1329]), для выполнения курсовых работ по диалектологии (О.И. Блинова, В.В. Палагина [314], Э.В. Васильева [447; 460-462]).

Ряд работ посвящен способам, методам и методике исследования диалектной лексикологии в целом (О.И. Блинова [123; 124; 272], Э.В-. Борисова [384], В.П. Васильев [430], Э.В. Васильева [437;

52

442]), синонимии (Г.А. Раков [1294; 1303; 1314]), вариантологии (З.М. Богословская [334]), мотивологии (О.И. Блинова [167; 286]), ономасиологии (Н.Д. Голев [540]), словообразования (О.М. Соколов [1423]), морфологии (О.Н. Киселёва [907]), синтаксиса (О.И. Гордеева [571], Т.А. Демешкина [624]), машинной лексикографии (Г.А. Раков [1287; 1305; 1306; 1285], Г.А. Раков, М.В. Багрова, М.В. Курышева [1315]), лингвогеографии (Л.Г. Гынгазова [601], Ф.П. Иванова [763]), лексической типологии (О.И. Блинова [272], Л.Г. Гынгазова [602]), лингвокультурологии (Т.А. Демешкина [644; 645]).

Представляет методологический интерес первый опыт применения известных приемов к новым областям диалектологии, например приема компонентного анализа к исследованию диалектных синонимов (Г.А. Раков [1285; 1294]), приема психолингвистического эксперимента в исследовании лексической семантики и мотивологии (О.И. Блинова [116; 191; 242; 286 и др.]), приемов интервьюирования, анкетирования к изучению региональной топонимики (И.А. Воробьёва [487; 505]), приемов количественного анализа и математической статистики, структурного метода в исследовании диалекта в его синхронии и диахронии (В.А. Сенкевич [1405], Л.А. Захарова [726], В.В. Палагина [1169]).

С методом исследования неразрывно связан подход к анализу тех или иных явлений, категорий языкаУдиалекта. Например, различным подходам - мотивологическому и когнитивному - в изучении категории интенсивности посвящены публикации Е.В. Бельской [98; 100; 94], о двух подходах - семасиологическом и ономасиологическом - в исследовании лексико-семантической системы диалекта представлены суждения Г.А. Ракова [1284; 1285; 1314].

К числу методов, разработанных в рамках ТДШ, относится метод внутренней реконструкции вторичного говора В.В. Палагиной [1174; 1162; и др.], дополненный Л.А. Захаровой [702; 704] и Л.А. Инютиной [852; 836]. Дано обоснование лексикографического метода как одного из методов лингвистического анализа, определены его достоинства и сферы применения в диалектологических исследованиях О.И. Блиновой [152; 153; 154].

При разработке лексикологического аспекта теории диалектных различий представителями ТДШ были осуществлены исследования характера и типов лексических различий на уровне слов с учетом

Л

решения проблемы тождества и отдельности слова (О.И. Блинова [124; 125; 226; 297; 298]), фрагментов лексико-семантических систем диалектной группы (О.И. Блинова [226; 1362; 124; 125]) и говоров малого ареала (Л.Г. Гынгазова [612 и др.]).

В работах Л.Г. Гынгазовой детальную разработку получила методика типологического изучения диалектных лексических различий говоров малого ареала [600; 602; 604; 609; 612]. В ее канд. дис. «Характер и типы лексических различий в среднеобских говорах (к проблеме лексической типологии говоров малого ареала)» на обширном лексическом материале, содержащем 26 лексикосемантических групп тематического единства «Природа», с позиций структурно-семантического подхода к языку впервые доказывается возможность построения лексической типологии частных диалектных систем, функционирующих в предельной территориальной близости и проявляющих типологическое единство на всех языковых уровнях. Сопоставительный анализ фрагментов пяти диалектных микросистем показал, что при значительной доле общности они характеризуются разноплановыми различиями, касающимися общего принципа построения групп, набора семантических компонентов, релевантных для сопоставляемых ЛСГ, их распределения, материального выражения семантических соответствий, парадигматических отношений слов в аналогичных группах. Л.Г. Г ынгазова приходит к выводу о наличии трех типов характеристик исследуемых фрагментов микросистем: а) абсолютное тождество формального и семантического планов; б) тождество плана содержания при различиях плана выражения; в) различия в способе членения внеязыковой действительности и средствах манифестации этого членения [598; 600; 604; 609; 610].

В ходе осуществленного типологического исследования разработана специальная методика сбора диалектного материала, базирующаяся на индуктивно выстроенной модели-эталоне с ее последующим заполнением в полевых условиях. Данная методика позволила представить адекватное описание специфики диалектного слова в его территориальном варьировании [601; 602].

Выше далеко не полно представлены имеющиеся в ТД1І1 исследования взаимосвязанных вопросов теории, терминологии и методов. Дополнительные сведения о них даны ниже.

2.

<< | >>
Источник: Т.Б. Банкова и др.. Томская диалектологическая школа: Историографический Т56 очерк / Под ред. О.И. Блиновой. - Томск: Изд-во Том. ун-та,2006 - 392 с.. 2006

Еще по теме Теория. Терминология. Методы:

  1. 2.1. Генезис теории управления и принятия управленческих решений в предпринимательской деятельности
  2. СООТНОШЕНИЕ ЭВРИСТИЧЕСКОЙ И РЕГУЛЯТИВНОЙ ФУНКЦИИ ФИЛОСОФСКИХ ПРИНЦИПОВ в ФОРМИРОВАНИИ НОВОЙ ФИЗИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ
  3. Теория доказательств классической логики предикатов
  4. § 4. КОНЦЕПЦИИ ПРОЕКЦИИ В ОБОСНОВАНИИ ПРОЕКТИВНОГО МЕТОДА
  5. ГЛАВАХ. ПОДКРЕПЛЕНИЕ, ИЛИ КАК ТЕОРИЯ ВЫДЕРЖИВАЕТ ПРОВЕРКИ
  6. § 1. Уголовное право Соединённых Штатов и теория mens rea: ПЕРИОДИЗАЦИЯ ИСТОРИИ
  7. Методология общей теории государства и права
  8. §1.3. Методология теории государства и права
  9. Методологические основы курса «Теория государства и права переходного периода»
  10. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  11. Приложение (теоретикам): "Теория предельной [бесполезности"
  12. ТЕОРИЯ ЯЗЫКА И ПРОБЛЕМА СУЩЕСТВОВАНИЯ ЯЗЫКА *
  13. § 5. Частные методы