<<
>>

Защитник и представитель

Для оказания юридической помощи лицу, в отношении которого

ведется производство по делу об административном правонарушении,

^              может участвовать защитник, а для оказания юридической помощи потер-

певшему - представитель.

В качестве защитника или представителя к участию допускается адвокат или иное лицо. Административно-правовой статус адвоката находится в цент ре всеобщего внимания при решении вопроса о привлечении граждан к административной ответственности.

Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выданным юридической консультацией. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законом. Процессуальная деятельность адвоката имеет ряд специфических особенностей, которыми не обладают иные субъекты данного процесса. Он в соответствии с действующим законодательством в интересах защищаемых граждан имеет право на адвокатскую тайну, его нельзя опросить в качестве свидетеля по вопросам, ставшим известными ему в связи с исполнением адвокатских полномочий. Привлекаемое к админист-

С. 34-41.

56 ративной ответственности лицо может вести с адвокатом любые разгово-

ры, советоваться по вопросам выбора приемов и приемлемых способов своей защиты, не боясь публичной огласки содержания данных общений.

В связи с реформированием российской правовой системы, усилением защиты прав и законных интересов человека и гражданина следует остановиться на некоторых правовых проблемах участия в привлечении граждан к административной ответственности адвоката, правозащитная роль которого в последнее время существенно повышена. Возрождение интереса к адвокатской деятельности объясняется все возрастающей демократизацией общественных процессов, повышением требований к эффективности рассматриваемой правозащитной деятельности. В последние годы количество фактов участия адвоката в производстве по делам об административных правонарушениях имеет тенденцию к росту, что свидетель- ствует о положительных результатах проводимой в стране реформы судебной системы.

По данным Министерства юстиции Российской Федерации, например, в 2002 г. адвокатами в стране исполнено 78027 поручений по ведению административных дел, что на 24786 поручений больше, чем в 2001 г.31. Причиной этого являются, видимо, новые повышенные требования к правоприменителям, вытекающие из норм нового КоАП.

Деятельность участвующих при наложении административных наказаний адвокатов характеризуется рядом принципов, к которым относятся:

законность;

гуманизм, защита прав человека;

добровольность вступления в адвокатуру и добровольное членство в ней;

самоуправление;

30              См.: Рохлин В., Стуканов А. Правозащитная деятельность прокурора по делам

об административных правонарушениях // Законность. 2003. № 7. С. 12.

31              См.: Российская юстиция. 2003. № 6. С. 76.

57 независимость адвокатуры и недопустимость государственного и

любого другого вмешательства в ее дела;

открытость, гласность, общественный контроль за деятельностью адвокатуры;

тайна сведений, доверенных адвокату клиентами; децентрализация, исключающая вмешательство одной коллегии в дела другой32.

Анализируя сущность административно-правового статуса адвоката в административно-юрисдикционном процессе, представляется важным остановиться на некоторых положениях. Кодекс об административных правонарушениях 2001 г. имеет существенное преимущество по сравнению со своим предшественником. В соответствии с ч. 1 ст. 247 утратившего силу в настоящее время КоАП РСФСР, лицо, привлекаемое к административной ответственности, могло пользоваться помощью адвоката только при рассмотрении дела об административном правонарушении. В данном случае виделось некоторое ущемление прав и законных интересов граждан. Требования правового государства, несомненно, диктовали необходимость внесения изменений в данную правовую норму33. В третьем тысячелетии правонарушитель должен иметь реальную возможность официального приглашения адвоката для защиты своих прав с момента административного задержания и до окончания исполнения постановления о привлечении к административной ответственности.

К чести законодателя, настоящая правовая несправедливость была устранена. Защитник и представитель допускаются к участию в производстве по делу об административ-

32              Более подр. см., напр.: Панько Н. К. Проблемные аспекты адвокатской дея

тельности в сфере судопроизводства // Правовая наука и реформа юридического обра

зования: Сборник научных трудов. Выпуск 14: Актуальные проблемы современного

российского права. Воронеж: Издательство Воронежского государственного универси

тета, 2002. С. 109.

33              См., напр.: Килясханов И. Ш. Права и свободы граждан в сфере администра-

тивно-юрисдикционной деятельности милиции: Монография. Омск: Омский ЮИ МВД

России, 1996. С. 35 — 38; Дугенец А. С. Некоторые проблемы участия адвоката в адми

нистративно-юрисдикционном процессе // Адвокатская практика. 2002. № 1. С. 18 - 19.

58 ном правонарушении с момента составления протокола о нем. В случае

административного задержания физического лица в связи с административным правонарушением защитник допускается с момента административного задержания. Защитник и представитель вправе знакомиться со всеми материалами дела, представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, участвовать в рассмотрении дела, обжаловать применение мер обеспечения производства по делу, постановление по делу, пользоваться иными процессуальными правами.

В то же время нельзя обойти вниманием организационный вопрос: а как быть правонарушителю, к которому в соответствии со ст. 27.3, а также ч. 2 и 3 ст. 27.5 КоАП России применено административное задержание некоторых категорий правонарушителей. А именно: лица, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административных правонарушениях, совершенных во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения, а также в случаях, когда совершение проступка влечет в качестве одной из мер наказания административный арест, могут быть задержаны на срок не более 48 часов.

В данной ситуации решение вопроса о приглашении адвоката для получения квалифицированной правовой помощи при наложении административного наказания становится весьма проблематичным. Следует иметь в виду, что приглашение адвоката потребует определенного времени, необходимого для посещения юридической консультации или адвокатской конторы, ознакомления предполагаемого адвоката с материалами дела. В случаях же вышеуказанного административного задержания, в уело-

59

виях лишения фактической возможности свободного перемещения привлекаемого к административной ответственности лица, решение вопроса о приглашении адвоката видится маловероятным. Обращает внимание, что изложенная проблема имеет давнюю историю, она обсуждалась еще при вступлении в силу Основ Союза ССР и союзных республик об административных правонарушениях.

В целях разрешения настоящей правовой проблемы заслуживает поддержки соответствующее требованиям правового государства предложение М. Я. Масленникова о том, что рассмотрение дела об административном правонарушении может быть отложено в связи с заявленным ходатайством об участии в рассмотрении дела адвоката. Необоснованный отказ в удовлетворении такого ходатайства следовало бы признать существенным нарушением закона, влекущим отмену постановления по делу34. Более того, разрешение данной правовой проблемы можно найти в ряде постановлений Конституционного Суда Российской Федерации. Например, в своем Постановлении от 27 июня 2000 г. Конституционный Суд отметил, что «по буквальному смыслу положений, закрепленных в ст. 2, 45 и 48 Конституции Российской Федерации, право на получение юридической помощи адвоката гарантируется каждому лицу независимо от его формального процессуального статуса, в том числе от признания задержанным и подозреваемым, если уполномоченными органами власти в отношении этого лица предприняты меры, которыми реально ограничиваются свобода и личная неприкосновенность, включая свободу перемещения, — удержание официальными властями, принудительный привод или доставление...

содержание в изоляции без каких-либо контактов, а также какие-

34 См.: Масленников М. Я. Применение административных взысканий: Учебное пособие. Калинин, 1986. С. 54; Он же. Административно-юрисдикционный процесс. Воронеж, 1990. С. 83.

60

либо иные действия, существенно ограничивающие свободу и личную неприкосновенность»35.

Этому же вопросу посвящено Постановление Конституционного Суда РФ от 25 октября 2001 г.36. В нем однозначно указано, что согласно ч. 2 ст. 48 Конституции Российской Федерации каждый задержанный имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента задержания. Данное право служит гарантией осуществления задержанными других предоставленных Конституцией прав - на получение квалифицированной юридической помощи (ч. 1 ст. 48), на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45), на судебную защиту (ст. 46), на разбирательство дела судом на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123). Предусмотренные же ч. 4 ст. 29.6 КоАП России минимально короткие сроки рассмотрения некоторых категорий дел об административных правонарушениях («...в день получения протокола...») лишают лицо, привлекаемое к ответственности, возможности реализации указанных конституционных прав.

«Основные права и свободы человека и гражданина, к каковым по своему существу относится право пользоваться помощью адвоката (защитника), - читаем далее в Постановлении Конституционного Суда от 25 октября 2001 г., — признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации являются непосредственно действующими, определяют смысл, содержание и применение

35              См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 27

июня 2000 г. № 11-П «По делу о проверке конституционности положений части первой

статьи 47 и части второй статьи 51 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи

с жалобой гражданина В.

И. Маслова» // Собрание законодательства Российской Феде

рации. 2000. № 27. Ст. 2882.

36              См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации по делу о

проверке конституционности положений, содержащихся в статьях 47 и 51 Уголовно-

процессуального кодекса РСФСР и пункте 15 части второй статьи 16 Федерального за

кона «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступ

лений», в связи с жалобами граждан А. П. Голомидова, В. Г. Кислицина и И. В. Моск-

вичева // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 48. Ст. 4551.

61

законов, деятельность законодательной и исполнительной власти и обеспечиваются правосудием (ст. 1, 2, 17 и 18 Конституции РФ), а их признание, соблюдение и защита, в силу предписаний Конституции страны и корреспондирующих им общепризнанных принципов и норм международного права, — обязанность государства и одно из необходимых условий справедливого правосудия». В содержательной части приведенных конституционных решений указываются только правовые нормы УПК России, но не вызывает сомнения, что изложенные выводы напрямую должны быть учтены также при применении административных наказаний.

Тема участия адвоката в рассмотрении дел, к сожалению, не является простой и легко разрешимой. Как показывает изучение правоприменительной практики, его участие в производстве по делам об административных правонарушениях до настоящего времени является проблематичным, что не может не вызывать определенное беспокойство. «Многие дела откладываются из-за неявки адвокатов. В этих случаях необходимо выяснить фамилию адвоката, установить... есть ли у него согласие на участие в рассмотрении дела, не занят ли он в день слушания дела... Если будет участвовать другой защитник, необходимо заблаговременно пригласить его для ознакомления с материалами дела»37.

Заслуживающим внимания представляется также вопрос о возможной защите одним адвокатом нескольких подозреваемых в совершении административного правонарушения и проходящих по одному делу. К сожалению, в административно-правовой литературе данный вопрос практически не поднимался. Но все же, по нашему мнению, следует руководствоваться результатами правоприменительной практики в смежных отраслях права, например, в уголовном судопроизводстве. Практика участия адвокатов в уголовных процессах, мнения известных юристов в настоящее время склоняются к мысли о запрете защиты адвокатом двух обвиняемых

37 См.: Богатырев Н. Как обеспечить явку участников процесса на первое судебное заседание // Российская юстиция. 2002. № 11. С. 54.

62

по одному делу38. Не вызывает сомнения, что изложенная позиция заслуживает применения и в административно-юрисдикционном процессе. Привлекаемые к административной ответственности лица вправе избрать различные формы своей защиты, может быть, даже в ущерб «сотоварищу». В данной ситуации защищающему их адвокату крайне сложно будет на высоком уровне исполнить свой профессиональный долг перед пригласившими его гражданами — беспристрастной, полноценной защиты в этом случае не получится.

В этой связи представляется необходимым предложить ч. 2 ст. 25.5 КоАП России дополнить следующим содержанием: «Одно и то же лицо не может быть защитником или представителем двух лиц, в отношении которых ведется производство по одному делу об административном правонарушении».

В соответствии с действующим законодательством адвокат призван оказывать квалифицированную юридическую помощь участникам адми-нистративно-деликтных отношений. Но в повседневной практической деятельности, к сожалению, встречаются ситуации, заслуживающие пристального рассмотрения и исключения из правоприменительной практики. По данному вопросу уместно обратиться к результатам специальных научных исследований Ю. Гармаева, пытавшегося ответить на вопрос, как поступать в случаях, когда адвокат воздействует на подзащитного с целью дачи им заведомо ложных показаний или когда защитник полностью манипулирует показаниями клиента и тот говорит только под его диктовку, полностью отказываясь от самостоятельного волеизъявления. И тут же дает возможный ответ на этот сложнейший вопрос: по его мнению, правомерное консультирование, равно как и любое другое воздействие на подзащитного, не может ограничивать, подавлять или заменять его свободное волеизъявление. Адвокат должен обеспечить подзащитному полную сво-

38 См.: Рудацкая Е. Запретить адвокату защищать двух обвиняемых по одному делу // Российская юстиция. 2002. № 9. С. 38.

63

боду и самостоятельность в выработке поведения39. Содержательная часть

действующего законодательства предоставляет привлекаемому к административной ответственности лицу самостоятельно избирать любую форму своей защиты, в том числе и путем выдвижения своих версий, далеко не всегда соответствующих истине. Думается, что адвокат должен объяснить при этом своему подзащитному необходимость соблюдения общечеловеческих, нравственных правил поведения, но, как отмечалось ранее, он не правомочен запретить подзащитному использовать недостойные формы защиты. Более того, следует иметь в виду, что в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе занимать по делу позицию вопреки воле подзащитного, за исключением случаев, когда адвокат убежден в наличии самооговора своего подзащитного40. Приведенная выдержка из закона позволяет вести разговор, как отмечалось ранее, о возможности заявления привлекаемым к ответственности лицом любых версий в свое оправдание. Роль же адвоката при этом состоит в защите указанного лица, поддержке заявляемых версий. Буквальное толкование указанной правовой нормы свидетельствует о недопустимости только самооговора, следовательно, законодатель допускает оговор нарушителем иных лиц.

В заключительной части раздела работы, посвященного вопросу о статусе адвоката в административно-юрисдикционном процессе, представляется оправданным задаться банальным вопросом организационного характера — а как быть правоприменителю в отдаленной сельской местности в случае настойчивого заявления привлекаемого к ответственности лица о приглашении для его защиты адвоката? При этом правонарушитель может сослаться на Конституцию, КоАП, иные законы, включая нормы международного права, являющиеся в соответствии со ст. 15 Основного закона России составной частью отечественной правовой системы. Есть

39 Более подр. см.: Гармаев Ю. Адвокат не должен подстрекать своего подзащитного ко лжи // Российская юстиция. 2003. № 7. С. 61 - 62.

64 основания полагать, что далеко не во всех периферийных населенных

пунктах есть адвокатские коллегии или иные юридические структуры, призванные оказывать правовую помощь населению. В условно смоделированной ситуации правомочное должностное лицо органа административной юрисдикции оказывается перед неразрешимой проблемой неукоснительного соблюдения норм КоАП об обеспечении участия в процессе адвоката и совершения отдельных обязательных процессуальных действий, не выходя за пределы ограничительных временных процессуальных рамок.

Выход из подобных ситуаций видится, по нашему мнению, в необходимости внесения в существующие правовые нормы изменений, в первую очередь, касающихся статуса защитника в административно-юрисдикционном процессе. Значительная территориальная удаленность многих населенных пунктов от городов и районных центров позволяет вынести на обсуждение научной общественности предложение о возможности привлечения в процесс в качестве адвоката лица без обязательного в настоящее время ордера соответствующего адвокатского образования (ч. 3 ст. 25.5 КоАП России). Актуальность подчеркнутой, имеющей особую составляющую, способную повлечь серьезные правовые последствия, проблемы подтверждается тем, что она уже становилась объектом беспокойства, юридической науке известны предложения по выходу из подобного правового тупика41.

<< | >>
Источник: АНДРЕЕВ АНДРЕЙ ИВАНОВИЧ. Обеспечение прав граждан при назначении административных наказаний. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Москва - 2003. 2003

Еще по теме Защитник и представитель:

  1. Статья 397. Вмешательство в деятельность защитника либо представителя лица
  2. Статья 398. Угроза или насилие в отношении защитника либо представителя лица
  3. Статья 399. Умышленное уничтожение или повреждение имущества защитника либо представителя лица
  4. Статья 400. Посягательство на жизнь
  5. Занятие 2. Этические и нравственные основы деятельности представителей отдельных юридических профессий
  6. VIII. Эмпирики XVIII в., как представители нравоучительной литературы, общенародного здравого смысла и защитники классовых интересов
  7. 3. Представители эклектизма
  8. ПРЕДСТАВИТЕЛИ (политическое право, новая история). 
  9. Защитник и представитель
  10. 16.6. Адвокатура
  11. §2. Реорганизация высших и центральных органов исполнительной власти в годы НЭПа
  12. Титул III. О прокураторах8 и защитниках (De procuratoribus et defensoribus)
  13. 6. Универсальный принцип и принцип представительной компетенции
  14. Недопущение к свидетельству защитника
  15. VIII ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЕ ПРАВЛЕНИЕ И К ЧЕМУ ОНО ПРИГОДНО?
  16. Представительство адвоката.
  17. Отвод адвоката.
  18. Организация и деятельность коллегий защитников в период 20-30-х гг.
  19. Деятельность окружных коллегий защитников в 1927 - начале 30-х гг. (на примере Кузнецкой коллегии)