<<
>>

2.3. Особенности влияния групповой готовности к риску наэффективностьсовместной деятельности  

Современная, быстро меняющаяся социальная реальность задает особую актуальность рассмотрению такой способности группы, которая позволяет ей успешно принимать решения и действовать в ситуации неопределенности и риска, а также активно и творчески формировать свое будущее.
Особенно важным анализ этой способности является для принятия и реализации управленческих решений в организациях, где зачастую требуются нестандартные решения в условиях высокой неопределенности и риска. При этом деятельность групп в организациях должна отвечать заданным параметрам эффективности, что исключает возможность действий «наобум», «на удачу» и задает необходимость предварительной оценки группой своего потенциала, «мысленную прикидку» возможности быть успешной при заданных условиях.
Рассматривая группу как субъект совместной деятельности, необходимо понять, при каких условиях группа может максимально точно оценивать свой потенциал и действовать наиболее эффективно. Учитывая совместно-творческий характер современного управления (Управление персоналом, 2001), важно изучить качество групповой готовности к риску, описывающего группу как субъекта совместной деятельности.
85

Обращает на себя внимание бытующее в литературе противоречие между акцентированием особого, целостного характера групповых феноменов, с одной стороны, и попытками описать эту целостность через характеристики, присущие отдельным входящим в группу индивидам при анализе существующих определений группового риска.
Для этой цели кратко осветим методологические принципы при
изучении малой группы как субъекта общей социальной деятельности.
Важнейшее содержание принципа деятельностираскрывается в
социальной  психологии   следующим  образом:              а)  деятельность
понимается как совместная социальная деятельность людей; б) можно говорить о групповом, коллективном субъекте деятельности, а саму группу рассматривать как систему деятельности, откуда вытекает, что в) открывается возможность для изучения соответствующих атрибутов субъекта - потребностей, мотивов, целей, ценностей группы и т.п.; г) групповая совместная деятельность представляет собой определенный социальный контекст, в котором разворачиваются индивидуальные деятельности членов группы, и который представляет собой, в свою очередь, реализацию данной системы общественных отношений, в которые включены непосредственно или опосредованно как группа, так и индивиды, ее составляющие (Андреева, 2002; Штроо, 2000).
Принцип системностиподразумевает следующие пути изучения малой группы: а) выделение и исследование специфически групповых (системных) образований типа групповых норм, ценностей, целей совместной деятельности и т.п.; б) подчеркивание взаимосвязи и взаимовлияния групповых феноменов; в) рассмотрение группы как функционирующей во времени открытой системы, т.е. включенной в более широкую систему социальных связей и отношений; г) учет при анализе индивидуального поведения в группе аспектов, появляющихся и действующих лишь в силу факта включенности индивида в конкретную социальную группу, вплетенности его индивидуальной деятельности в
86

систему групповой совместной деятельности.
Одним из наиболее специфических признаков социальной группы как системы является ее целостность (Штроо, 2000). Проанализируем, насколько существующие определения группового риска отвечают описанным выше принципам в психологии совместной деятельности.
В технических областях науки существует определение групповогоили коллективногориска как суммы индивидуальных рисков (Ковалев, 1976). Очевидно, такой «технический» подход к изучению риска противоречит целостному характеру групповых феноменов.
В качестве показателей единства членов контактной группы в психологической сфере М.И. Бобнева выделяет:
  • Интеллектуальное единство
  • Эмоциональное единство
  • «Стрессоустойчивость(волевое единство) — способность членов контактной группы в сложных стрессовых ситуациях мобилизоваться и успешно действовать как единый социальный организм» (Совместная деятельность..., 1988, с.208).

Показатель «стрессоустойчивости» описывает именно групповое свойство, подчеркивая целостный характер группы. К сожалению, автор не раскрывает более подробно содержание этого феномена. Можем предположить, что ситуации риска и стресса содержат разные условия для деятельности группы. Риск может способствовать стрессу группы. Но стресс не всегда означает риск. Кроме того, речь в описании понятия «стрессоустойчивости» идет о свершившихся действиях.
Действительно, анализ литературы свидетельствует, что исследователи риска на групповом уровне в большинстве случаев фокусируются на анализе уже принятых решений, произведенных действий. Однако в настоящее время в условиях динамично меняющегося мира особую важность приобретает возможность прогнозирования деятельности группы и ее эффективности. В связи с этим встает вопрос о
87

том, насколько группа готова действовать и принимать решения в условиях риска. Что влияет на эту готовность? Насколько адекватно может группа оценивать свой потенциал для решения встающих перед ней организационных задач, требующих нестандартного решения? Зависит ли эффективность реальной деятельности группы от этой готовности? Если да - то, каким образом?
Эти вопросы, по сути, смещают исследовательский фокус с анализа уже произведенных действий на рассмотрение процесса деятельности группы в условиях группового решения задач с риском в предположительно следующей динамике:
Постановка задачи перед группой =gt; оценка группой своего потенциала для решения этой задачи =gt; определение группой своей готовности к риску, то есть готовность принимать решения и действовать в условиях риска =gt; решение задачи =gt; результат.
Речь идет о решениях, с помощью которых будущее увязывается с настоящим. Попытки описания этой связи принадлежат традиционной классической рационалистической традиции. Именно для нее характерно вычислять вероятность наступления события и определять возможные исходы. Исчисление риска, о котором писал У. Бек, позволяло делать, казалось бы, невозможное - обращаться к своему непредсказуемому будущему. Преобразование неисчислимого в исчислимое с помощью стоимостной оценки возможного ущерба сделало возможным предупреждение в настоящем опасности, которая может произойти в будущем (Бек, 1994). Но в рационалистической традиции проблема риска понимается предельно просто: ущерба надо по возможности избегать. В психологическом анализе эта максима показала свою ограниченность в контексте исследования В.А. Петровским неадаптивного риска, когда субъект бескорыстно идет на риск, принятие которого позволяет ему решить особую задачу самопознания, самопостроения и рождения себя как субъекта (Петровский,  1977). Кроме того, была обнаружена известная
88

иррациональность субъекта при принятии решений (Канеман, Словик, Тверски, 2005). Это снижение рациональности при принятии решений субъектом показало свою оправданность в условиях огромного потока информации, неопределенности и изменчивости мира сегодня (Саймон, 1993; Козелецкий, 1979). Действия субъекта могут одновременно характеризоваться как рациональные, так и как содержащие фактор риска. В контексте анализа деятельности группы это означает готовность принимать решение и действовать в условиях риска, основываясь, тем не менее, на рациональной оценке своего потенциала для решения поставленных задач. Возникает вопрос: что представляет собой эта групповая готовность к риску?
Основываясь на концепции функционально-уровневой регуляции принятия решений Т.В. Корниловой (Солнцева, Корнилова, 1999) (подробное описание в п. 1.2.), рассмотрим феномен готовности к риску на групповом уровне. Вероятно, принятие риска в группе можно рассматривать как акт интеграции в ходе группового процесса мотивационных предпосылок и репрезентации свойств ситуации. Мотивация соответствующих действий группы связывается с побудительностью той или иной ценности. Свойства ситуации включают соотношение этих ценностей и возможных потерь, вероятности исходов в представлении группы, условия, в которых будет осуществляться действие, факторы, которые могут повлиять на эффективность решений или действий. В результате, мы имеем дело с оцениванием группой своего потенциала для решения возникающих задач или реализации соответствующих действий. Можно предположить, что при планировании своих действий группа пытается сформировать представление о возможном будущем результате своих действий (это представление сродни «акцептору действия» П.К.Анохина). На основании «примеривания» своих возможностей достижения этого желаемого будущего она может оценить вероятность совпадения прогноза с будущей и реальностью. При этом,
89

если у группы имеется богатый опыт действий в подобных ситуациях, то можно предположить, что риск сведен к минимуму.
Механизм «принятия риска» может выполнять общую функцию регуляции групповой деятельности при принятии решений и решении задач с риском. При этом групповая готовность к риску и риск в действиях группы предполагают разные проявления активности группы как субъекта деятельности. Обращаясь к концепциям индивидуального риска, нужно отметить, что в модели восхождения к риску В.А. Петровского (концепция неадаптивного риска излагается в п. 1.2.), мышление индивида выступает как процесс, подчиненный личностной саморегуляции (Петровский, 1997). При анализе процесса принятия решений риск в мышлении рассматривается как предтеча риска в действии. Отмечается, что цель исследования задает ракурс анализа риска как частного или генерализованного механизма личной регуляции активности субъекта (Корнилова, 2003).
Групповая готовность к риску, базируясь на оценке своего потенциала и своего рода «примеривания» своих возможностей к условиям предъявляемой задачи, способствует формированию представления о вероятности достижения результата и актуализации мотивационных предпосылок для действий в условиях риска. Здесь можно говорить о групповом представлении о риске, как основании для риска в действии.
Оценка своего потенциала является основой и для другого близкого по смыслу феномена — группового уровня притязаний. Рассмотрим основные отличия этих двух феноменов. Групповой уровень притязаний представляет собой ориентацию группы на достижение определенного результата (Грачев, 1987). Существует две точки зрения в понимании группового уровня притязаний. Авторы первой из них понимают его как среднее арифметическое уровня притязаний членов группы; авторы второй точки зрения придерживаются мнения, что это общее мнение членов группы относительно конечного результата.
90

Одной из ведущих детерминант уровня притязаний выступает оценка индивидом или группой своих возможностей достижения определенных результатов. Проявляя готовность к риску, группа также оценивает свой потенциал для деятельности в условиях риска. При этом для формирования адекватного уровня притязаний требуются полное представление группы о своем производственном потенциале, о пределе продуктивности, о внешних условиях достижения (Грачев, 1987). Собственно такое «полное» представление о ситуации, «полная» информированность в значительной степени исключает риск в условиях деятельности. Готовность к риску по определению актуализируется в группе в условиях неполноты информации, причем эта информация может затрагивать как внешние условия деятельности (например, характер задачи), так и внутренние групповые процессы (например, групповая сплоченность). Сама «оценка потенциала» группы самой группой в условиях неопределенности чаще всего носит характер «прикидки» своих возможностей к требованиям будущей (или возможной) ситуации. По-видимому, уровень осознания группой своего потенциала меняется по мере развития этой группы и, повышаясь, является наиболее зрелым на высших стадиях развития команды. Такая зрелость, возможно, и способствует повышению прогнозируемой эффективности групповой деятельности по мере ее развития.
Также отметим, что в противоположность групповому уровню притязаний, который изменяется в зависимости от успеха или неуспеха предыдущей деятельности, собственно «рисковое поведение» (risk-taking behavior) представляет собой «заинтересованность субъекта в выборе и стойкость в достижении цели, несмотря на неуспех или незначительность шансов» (Солнцева, Корнилова, 1999, с. 40).
Следующей отличительной особенностью рассматриваемых понятий является представление группы о целях деятельности. Существенным элементом группового уровня притязаний выступает когнитивная основа в
91

виде представлений группы о ценности конечного результата. В данном случае имеется в виду соответствие результатов деятельности принятым субъектом целям. Если достигнутый результат ниже уровня притязаний, то такая ситуация приводит к неудовлетворенности, превышение же его по продуктивности свидетельствует о недооценке своих возможностей. В этом смысле адекватным считается тот уровень притязаний, который соответствует возможностям индивида или группы и позволяет достичь поставленных целей. Деятельность в условиях риска может включать намеренное предпочтение активности, направленной на достижение результата, отличного от изначальной цели деятельности. К примеру, концепция неадаптивного риска В. А. Петровского рассматривает поведение субъекта, подвергающего себя опасности, не извлекая при этом для себя ситуативную выгоду.
Сказанное выше позволяет нам под групповой готовностью к рискупонимать особую способность группы принимать решения и действовать в условиях неопределенности на основании оценки своего потенциала. В частности, готовность к риску зависит от уровня оценки группой своего потенциала для совместного решения поставленной задачи.
Но что представляет собой эта оценка и осознается ли она членами группы? По нашему мнению, подобная оценка не всегда представлена в сознании членов группы или в актуальном обсуждении. А осознается ли риск? Говоря об отдельном человеке, Т.В. Корнилова пишет, что сам риск может «осознаваться как знание о возможном неуспехе, но может и не осознаваться как знание о таком знании. Другими словами, могут быть разные уровни осознания - рефлексии, которые и определяют результативность деятельности, т.е. достижение желаемого результата. Именно посредством рефлексии может быть достигнуто снижение вероятности неблагоприятного исхода и минимизирован риск» (Солнцева, Корнилова, 1999, с. 75). Можем ли мы рассматривать этот тезис применительно к совместной деятельности группы, в частности, к сфере
92

группового решения задач? Если да, то в какой мере? По-видимому, уровень осознания риска и возможности принятия его зависит от степени развития группы. Здесь можно говорить об адекватностиоценки своего потенциала командами. На зрелых стадиях своего развития группа достаточно хорошо знает свои сильные и слабые стороны, ориентируется в ролевом распределении членов группы, в своих возможностях. Это позволяет ей делать достаточно точный прогноз относительно своих возможностей для решения той или иной задачи. Эта уверенность способствует, на наш взгляд, готовности действовать в условиях высокого риска. При этом, будучи целостным субъектом деятельности, зрелая группа может гибко реагировать на быстро изменяющиеся условия, а, следовательно, быть более успешной при решении задач, требующих творческого подхода.
Тогда возникает закономерный вопрос, на каком уровне развития группы или команды возможна групповая готовность к риску? Всегда ли высокий уровень групповой готовности к риску способствует успешному порождению новых решений творческих задач? Имеет ли эта зависимость групповой готовности к риску (ГГР) от уровня развития команды линейный характер? Для ответа на этот вопрос и на соотнесения этих феноменов с параметрами эффективности группового решения творческих задач требуется более близкое соотнесение ГГР и этапов развития команды (Управление персоналом, 2001).
Нам представляется, что на первом этапе развития команды — адаптации- уровень ГГР будет высоким вследствие того, что на этом этапе происходит ориентация участников в проблемной области и возникает поисковая активность. Члены команды при этом пока еще не имеют негативного совместного опыта. Кроме того, не решение сложной задачи группой, находящейся на первом этапе своего развития, легко обосновывается членами группы аппеляцией к небольшому опыту совместной работы. На втором этапе — группировании и кооперагщи- из-за
93

несогласованности деятельности участников может происходить падение уровня ГТР и избегание инноваций. Несовпадение личной мотивации индивидов с целями групповой деятельности, возможно, будет затруднять успешное решение задачи, а, следовательно, снижать его эффективность
На третьем этапе развития — нормировании—уровень ГГР будет возрастать. Члены команды на этой стадии развития уже достаточно ясно понимают общую цель и выражают высокий уровень самоотдачи к ее достижению, и это будет приносить успех команде. С этого этапа, до которого еще надо дойти группе, можно говорить о зарождении «группового феномена» групповой готовности к риску. Выступая целостным субъектом деятельности, команда на этом этапе своего развития обладает всеми возможностями для адекватной оценки своего потенциала для решения сложных задач в условиях риска. Таким образом, высокая групповая готовность к риску может приносить команде успех при решении творческих задач на этом этапе благодаря ее единству в организационном и психологическом отношении.
Особого внимания заслуживает рассмотрение возможного сочетания уровня ГТР и эффективности группового решения творческих задач на четвертом этапе - функционировании. Проведенный теоретический анализ (см. п. 2.1) свидетельствует о противоречивых данных в литературе относительно наличия высокой готовности к развитию команды на этой стадии, открытости новым творческим задачам, готовности рисковать. В одних моделях указывается на то, что благодаря признанию разнообразия стилей и подходов к решению задачи команда на этой стадии наиболее эффективно способна действовать в ситуации риска и решать творческие задачи. Другие модели указывают на возможное конформное поведение членов группы на этой стадии, а также своего рода «стагнации» в групповом развитии. Можно предположить, что из боязни рискнуть завоеванной репутацией, «привыкания» к успеху и страха неудачи команды на этом этапе развития будут предпочитать более осторожные
94

условия решения задач. Также, вследствие возникающей инерции в способах решения задач, такая команда будет не столь успешной при групповом решении именно творческих задач. В этой связи можно предположить, что на этапе функционирования для команд может быть характерна низкая готовность к риску при неопределенных данных об эффективности решения творческих задач.
Обобщая имеющиеся данные и формулируя собственное представление о феномене групповой готовности к риску опишем модель, предполагаемой связи между переменным^ эффективности группового, решения творческих задач (рис. 1).
95

Переменныеэффективностигрупповогорешения творческихзадачвусловияхриска
(Модель связи между переменными) Независимая переменная
Этапразвития команды
Промежуточная    переменная [ Групповаяготовностькриску|
Зависимые переменные
ПродуктиВНОСТЬ Удовлетворенность
ВЗАИМОСВЯЗЬ ПЕРЕМЕННЫХ

Рис. 1. Модель связи между переменными эффективности группового решения творческих задач.

Проверка описанных выше предположений может существенно помочь при прогнозе эффективности совместной деятельности управленческих команд.
Мы понимаем ограниченность представленного понятия ГГР, поскольку именно активность группы в качестве субъекта деятельности, а также процесс оценки группой своего потенциала оказывается ускользающей. Тем не менее, мы попытаемся максимально операционализировать это понятия с целью изучения особенностей взаимосвязи групповой готовности к риску и эффективности группового творческих задач в эмпирическом исследовании данной работы.
В этой связи, в качестве эмпирической задачи настоящего исследования выдвигается задача анализа и исследования взаимосвязи феноменов групповой готовности к риску, этапа развития команды и эффективности группового решения задач.
97

<< | >>
Источник: ВАЙНЕР Анна Владимировна. ГРУППОВАЯ ГОТОВНОСТЬ К РИСКУ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ КОМАНД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук.Москва - 2008. 2008

Еще по теме 2.3. Особенности влияния групповой готовности к риску наэффективностьсовместной деятельности  :

  1. РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ ВНУТРЕННЕГО КОНТРОЛЯ ЗА РИСКАМИ БАНКОВСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  2. Влияние организационной культуры на экономическую эффективность деятельности организации
  3. Раздел VII. Готовность специалиста к педагогической деятельности.
  4. 3.4. Влияние группового меньшинства
  5. ВАЙНЕР Анна Владимировна. ГРУППОВАЯ ГОТОВНОСТЬ К РИСКУ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ КОМАНД. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата психологических наук.Москва - 2008, 2008
  6. Оглавление
  7.   Новизна исследования.
  8.   1.2. Психологическая традиция исследований личностной готовности к риску
  9. 2.3. Особенности влияния групповой готовности к риску наэффективностьсовместной деятельности  
  10.   ГЛАВАПІ ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ГРУППОВОЙ ГОТОВНОСТИ К РИСКУ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ КОМАНД
  11.   Организация исследования.
  12.   3.2. Эмпирическое исследование влияния индивидуальной готовности к риску на эффективность группового решения творческих задач 3.2.1. Программа первого этапа исследования