<<
>>

§ 3. Как философы спасали мифы?

Оставив в стороне вопрос о точном соотношении различных версий орфического мифа, сосредоточимся теперь на комментаторской технике нашего автора. Мы видим, что он придерживается двух стратегий.
Первая стратегия  натурфилософская интерпретация священной истории  хорошо иллюстрируется следующим примером.

В кол. XVII верховное божество, вобравшее в себя всю силу и мудрость предыдущих поколений богов, Зевс отождествляется с воздухом, и эта аналогия развивается автором далее в разнообразных контекстах. Роль Зевса в качестве «воздуха» описывается в терминах физического процесса разреженияуплотнения частиц или элементов (eOvta) благодаря нагреваниюохлаждению. Процесс описывается в кол. XI:

Понимая, что огонь, будучи смешан с остальными (частицами), разрыхляет (tapaaaoi) сущие вещи (ta ovta) и не позволяет им соединяться изза жара, он (Зевс = воздух) удаляет (eXaliaooei) его на такое расстояние, что, будучи удален, он уже не может мешать сущим (вещам) уплотняться (aumwaghvai). Ведь все, что возгорелось, охвачено (ereiKpateitai, букв. управляется) (огнем), а будучи охваченным, смешивается с другими вещами.

В кол. XIII наш автор, основываясь на очевидном естественнонаучном наблюдении, прибегает к той же стратегии:

Он проглотил «почтенного» (a'iSoiov), первым выскочившего (єкворє) в эфир. Поскольку на протяжении всей поэмы он говорит о делах (reepi twv repagmatwv) загадками, то придется разбирать ее слово за словом. Видя, что люди считают рождение зависящим от детородного члена, и что без участия гениталий никакое рождение невозможно, он уподобил солнце детородному органу (aiSoiov). Ведь без солнца сущие вещи (та ovta; Бриссон: «частицы») не могли бы стать тем, что они есть.

Интерпретация стихотворной строки порождает проблему Эпитет aiSoiov LM и КТР переводят как 'Почтенный', т. е. Перворожденный или «Протогон»; Янко и Бетег предпочитают перевод «Фаллос» и «Пенис» соответственно.

В статье 2003 г. (с. 23) Бриссон полагает, что aiSoiov это не существительное среднего рода, а прилагательное мужского рода, стоящее здесь в винительном падеже и квалифицирующее существительное мужского рода. И хотя перевод Янко и Бетега возможен, этот предпочтительнее хотя бы потому, что, вопервых, тогда термин относится к Протогону, который затем появляется в этой истории (кол. XVI), и, вовторых, это слово становится предметом аллегорической интерпретации: автор комментария играет с полисемией aiSoiov / aiSoiov когда существительное мужского рода означает одновременно «почтенный» (например, aiSoiov Zeuv у Эсхила) и «застенчивый» (так Гомер, к примеру, мог назвать девушку), а среднего  собственно, «половой орган» в техническом смысле (см. также кол. XVI).

Словосочетание ai8epa екборе LM истолковывают как «выпрыгнул в эфир», Бетег «выступил», «вышел из эфира»; Янко «породил эфир»; КТР «выпрыгнул из эфира». Бриссон (выше) предлагает сравнить это с высказыванием Дамаския, описывающего рождение Фанеса из Яйца: «Выскочил Фанес (ек8факеі o Favhv)» (О первых принципах, 123а). Тогда винительный падеж ai8epa указывает на «выпрыгивание» его в эфир, в котором располагалось Яйцо.

Термин Katepivev, проглотил, употребляет и Гесиод (Теогония 459), говоря о поглощении Ураном своих детей.

В результате разные авторы предлагают следующие переводы  LM: «'Почтенного' он проглотил (swallowed), того, кто выпрыгнул в эфир»; Betegh: «Он поглотил фаллос [...], того, кто первым выступил из эфира»; Janko: «Он съел (digested) пенис первого, породившего эфир» (пояснения см.: Janko 24, notes 124, 125); КТР: «'Почтенного' он проглотил, того, кто первым явился из эфира».

Вспомним о замечании Диогена Лаэртия (I 5) о том, что Орфей «бесстыдно приписывает богам все людские страсти», а потому не заслуживает имени философа. В качестве сравнения можно привлечь хеттский миф о поколениях богов: на небесах царствовало хтоническое божество Алалу, его сверг богнебо Ану, его сын Кумарби откусил пенис Ану, забеременел и родил богашторма и двух боговрек, причем боггромовержец Тешшуб, впоследствии воцарившийся на небесном престоле, вышел из его головы [323].

Вторая интерпретативная стратегия нашего автора  этимологизации имен богов  может быть проиллюстрирована на примере следующей кол. XIV, где история о перворожденном божестве продолжается:

.так что он выскочил из светлейшего и теплейшего, отделившись от себя [324]. Он говорит, что этот Кронос (Kpovov) родила Гея (земля) от Гелиоса (солнца), потому что благодаря ему (сущие: eOvta) начали соударяться (кроиєобаї) друг с другом изза солнца. Поэтому он и говорит: «Который свершил великое». И следом: Уран Евфронид («Сын Ночи»), правивший первым. Поскольку Ум (Nouv) ударял (kpoueiv) (сущие?) друг о друга, он назвал его Кроносом («Ударяющим умом») и сказал, что он совершил для Урана великое; ведь последний был лишен царства. Кроносом он назвал его в силу этого деяния, и остальные (имена)  в соответствии с тем же принципом. Когда сущие [еще не соударялись, Ум], определяющий (Ор'ї^єіп) творение, [получил название Уран («Определяющий Ум»)]. И, [по его словам], он лишился своего царства, когда [сущие] начали соударяться.

Длительная история этимологизации имени Кронос, начиная с Платона (Кратил 396 bc) до Прокла (in Crat. CVIICIX 56.2459.21, изложена в специальной работе Л. Бриссона («Kronos, Summit of the Intellective Hebdomad in Proclus' Interpretation of the Chaldean Oracles» / Eds. G. van Riel, C. Mace // Platonic Ideas and Concept Formation in Ancient and medieval Thought. Leuven, 2004. P. 191210). Последнее предположение колонки восстановлено Цанцаноглу лишь предположительно (exempli gratia), поэтому мы не можем быть уверены в том, что наш автор далее развивает эту этимологию, однако реконструкция выглядит правдоподобной, а этимология  весьма оригинальной. В следующей колонке продолжается описание этого же процесса:

[дабы не дать солнцу] ударять их друг о друга и заставить [однажды] разделенные сущие (eovta) находиться отдельно друг от друга. Ведь когда солнце было отделено и помещено (areolambavomevou) в центре, он (Ум) захватил и крепко удерживал все, что находилось над солнцем, и то, что было под ним.

В следующей строке: От него (ёк to))) Кронос, а затем мудрый Зевс, — он говорит, что с этого времени (єк touSe) было положено начало (apch) его царствования (или: была его власть, так как он царствовал). Это же начало (apch) имеется в виду, когда говорится (Sihgeitai, букв. объяснено), что посредством соударения сущих вещей друг с другом он (Ум) разделил их и привел в нынешнее состояние, [создав] не из различных вещей различные, но различные вещи из одного и того же. Ведь и слова «затем мудрый Зевс» проясняют, что не другой кто, но тот же самый. Далее идет следующее: Метида (Мудрость)... царской почести .крепко удерживает (всех?).

Слово apolajmPavOjmEvou Betegh переводит «окружено», а Janko «отрезано, отделено». В центр космоса солнце помещают некие пифагорейцы (см. Теон Смирнский, 139.918 Hiller); Плиний (Ест. ист. 2.1213) сообщает об этом без указания авторства. См. Betegh 235243. Поэтическая строка восстанавливается поразному. Betegh; Bern.: «(Сподобившись) мудрости и царской почести превыше блаженных богов». Janko: «Облекшись царской властью, он поглотил и Метиду». Имя Mhtiv (дочери Океана и Тетиды, первой жены Зевса) ассоциируется с эпитетом jhtieta (мудрый). Проглотив беременную Метиду, Зевс произвел из своей головы Афину, в которой соединилась мудрость отца и матери. Пойдем дальше:

(Кол. XVI). То, что солнце он называет фаллосом, было уже объяснено (ранее). О том же, что ныне сущее возникло из ему подлежащего, он говорит так:

...Почтенного перворожденного царя[325] на котором все

бессмертные выросли, блаженные боги и богини,

реки и чудесные источники, и все остальное, что тогда родилось; он же остался в одиночестве.

В этих стихах он указывает на то, что сущие вечно (всему) подлежали, а ныне существующие возникли из им подлежащего [326]. Что же касается слов «он же остался в одиночестве», то этим он хочет сказать, что Ум, будучи единым, по своему достоинству (axiov) вечно равен всему остальному, как будто оно ничто (см. текст ниже).

Ибо ныне сущие (eOvta) не могут существовать сами по себе без Ума. И в следующей за этим [строке он говорит, что Ум] равен по достоинству всему остальному: [Ныне] он царь всего и [будет им] всегда. [Ясно, что] «Ум» и «царь всего» тождественны...

(Кол. XVII). .он (воздух) существовал до того, как был поименован. Затем он получил имя. Ведь воздух был до того, как ныне сущие были составлены вместе, и будет существовать вечно. Он не возник, но был. Почему он (Зевс) назван воздухом, было объяснено ранее. А на том основании, что он получил имя Зевс, (некоторые) думают, что он якобы возник и будто бы не существовал ранее. Он говорит также, что ему (воздуху) быть последним, потому что он назван Зевсом, и что он продолжит (называться) этим именем до тех пор, пока ныне существующие (вещи) не будут приведены в то же  подвижное ("плавающее")  состояние, в котором они пребывали изначально (ev wireep repOa9ev [e]Ovta hiwpeito). Ясно, что сущие стали таковыми благодаря ему и, возникнув, [КРТ снова; Вегп. все] находятся в нем. он указывает в следующих словах: Зевс — глава, Зевс — средина, из Зевса все сделано (z)z[vKzai])...»gt;

Связь дыхания с мышлением, с одной стороны, и мышления с эфиром или воздухом  с другой, пронизывает обыденное и религиозное сознание с древнейших времен (ср. Гомер, Илиада 2.412 и др.) и нашло отражение во многих религиознофилософских учениях античности, прежде всего у пифагорейцев (58В30 DK и др.), Анаксимена и Эмпедокла (подробнее см. Жмудь Л. Я. Орфический папирус из Дервени // Вестник древней истории. 1983. N° 2 С. 126130). Однако первым элементом и Зевсом воздух считал, как известно, Диоген из Аполлонии, писавший около 440430 гг. до н. э. [327]

По словам Янко (Janko R. The physicist as hierophant: Aristophanes, Socrates, and the authorship of the Derveni Papyrus // Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik. 1997. Bd. 118. S. 83 и 92), Диоген оказал безусловное влияние на автора папируса, которым, по мнению английского исследователя, мог быть Диагор Мелосский (Janko R.

The Derveni Papyrus (Diagoras of Melos, Apopyrgizontes logoi?): a New Translation // Classical Philology. 2001. Bd. 96. P. 132; критический анализ этой идеи см.: Betegh 306 и Appendix), между прочим, упоминаемый Элианом (Т 1 b Laks) наряду с Диогеном в списке древних атеистов. Причем ранее этот исследователь (Janko 1997, см. выше) даже не исключал возможности того, что Диоген мог быть автором папируса, ведь в древности магия и натурфилософия легко уживались между собой. В опубликованной в том же году статье Лакс (Laks A. Between Religion and Philosophy. The Function of Allegory in the Derveni Papyrus // Phronesis. 1997. V. 42. P. 121142) независимо рассматривает тот же сюжет и приходит к выводу, что автором папируса скорее всего был просвещенный жрец, которому удалось развить интересную и философски значимую концепцию, согласующую стремящийся к трансцендентному ум Анаксагора и имманентное мышление Диогена.

Подробное сопоставление воззрений Диогена и философии Папируса из Дервени, которое проделывает Бетег (Betegh 307 ff.), показывает, что хотя различия между ними не так велики, как некогда считалось (в особенности это относится к оценке роли мышления и божественной природы воздуха), однако в некоторых других отношениях, прежде всего в связи с той ролью, которую играет разумный принцип в космосе, с вытекающими отсюда последствиями для космологии в целом, отличия заметны и могут быть четко обозначены.

См. также фрагмент Ямвлиха «О душе» (Стобей, I, 49.32.102 сл. = фр. 8 DillonFinamore), где Ямвлих замечает, эти авторы придумывают такие этимологии, какие подходят для их теорий. Так, жизнь (Zhv) выводится ими из avaZeiv ('кипеть'), по причине теплоты, душа (yuchv) от avay6%ea8ai ('охлаждаться'), по причине холода, а вдыхаемый воздух считают душой потому, что, по сообщению Аристотеля (О душе I 5, 410 b 27), в орфических песнопениях «душа, носимая ветрами, входит в нас из космоса по мере того, как мы дышим» (к сожалению, текст содержит лакуну, восстанавливаемую издателями по смыслу).

В следующей кол. XVIII аналогия развивается:

И говоря [«Мойра», он объясняет], что это [земля?] и что все остальное находится в воздухе, будучи дыханием (reveu|ia). Этото дыхание Орфей и называет Мойрой. В повседневной жизни все остальные люди, рассуждая о том, что «Мойра спряла (ereiklWaai) для них» и (говоря) «что Мойра спряла, то и будет», выражаются правильно, хотя и не понимают, что есть Мойра и что такое «прясть» (to єлікішоаі) [328]. Орфей и разумение (fpovhaiv) называл Мойрой; причем это имя ему представлялось наиболее подходящим из всех тех имен, которые ей давали люди. Ведь еще до того, как он получил имя Зевса, Мойра уже существовала, будучи разумением бога, всегда и во всем (каї [5]іа reavTOv). Когда же Зевс получил это имя, они решили, что он был рожден, хотя он всегда существовал и ранее, не будучи поименован. [Потому Орфей и] говорит: Зевс первым рожден. Первой была [Мойраразумение], затем священный (iepeu0h?) Зевс. Однако люди, [не понимая] смысла сказанного, [пришли к убеждению], что Зевс  это перворожденный [бог].

То есть дыхание Зевсавоздуха  это его разумение, а значит, охлаждающее действие воздуха на огонь (=произошедшее от Урана солнце, связанное с Кроносом) носит не механический, но разумный характер, своего рода промысел, подчиняющийся разумному принципу (кол. XIX):

.когда сущие (eovta) получили свои индивидуальные имена в зависимости от управляющего ими (элемента); Зевсом всё было названо по тому же принципу. Ведь воздух всем правит, как пожелает. Говоря, что Мойра «сплела» (ereiklwaai), они утверждают, что разумение (fpovhaiv) Зевса решает (ereikupwaai), как (вечно) сущие, возникшие и будущие (вещи) должны возникать, пребывать и исчезать. И он называет его царем  ведь это имя более всего из используемых имен подходит ему  говоря так: Зевс — царь, Зевс — властитель надо всеми яркоперунный (apgiKepavvog). Он является царем, по его словам, потому, что, хотя начал (властей) множество, но лишь один всем правит и совершает все то, что ни одному смертному не позволено совершить.

«Нерушимым эфиром» и «Умом», содержащим «Мысль» (vohjma), Зевс называется в известных орфических строках, некоторые из них цитируются в Законах Платона (фр. 243, 1721 Bern.). Здесь же он называется всезнающим, что оправдывает отождествление с Мойрами, «дочерьми Зевса» (Гесиод, Труды и дни 904) и «дочерьми Необходимости» (Платон, Государство 617 с).

(Кол. XXI) [Если бы сущности сначала не пришли в движение и не были разделены, то теплое не смогло бы соединиться с теплым,] а холодное с холодным. Говоря «спариться» (eopvhi; в смысле «как самец с самкой»), он объясняет тем самым, что (все вещи), разделенные на маленькие частички, двигались и спаривались (eeopvuto) в воздухе и, спариваясь (eopvumeva), соединялись друг с другом. И процесс спаривания продолжался до тех пор, пока каждое не подошло (hieev) к себе подобному. «Небесная Афродита» ( ' AfpoS'ith oupavia), Зевс (Zeuv), «зани маться любовью» (dfpoSioiaZeiv), «спариваться» (0opvua0ai), «Убеждение» (Пеі0ш) и «Гармония» (Apmovia) все это имена одного божества. О мужчине, совокупляющемся (jiiagojievov) с женщиной, обычно говорят, что он занимается с ней любовью (afpoSioiaZeiv). Поскольку сущие вещи (та eovta) пришли в состояние смешения (mic0evuwv) друг с другом, этот (бог) был назван Афродитой. (Он назван) «Убеждением» потому, что сущие вещи уступили друг другу, а «уступить» (e['i]Keiv) и «убедить» (reei0eiv) это одно и то же. Гармонией же (он назван) потому, что множество сущих вещей были им «прилажены» (h]pjiooe) друг к другу. Ведь они существовали и ранее, однако названы «рожденными» после того, как были разделены.»

Афродита возникла из фаллоса Урана. «Уступать» и «убеждать» также входят в эротический лексикон. Соединение холодного и горячего в одном божестве позволяет частицам сталкиваться и «гармонично» соединяться друг с другом. Вопреки Бетегу (Betegh G. The Derveni papyrus and Early Stoicism // Rhizai. 2007. V. 4.1. P. 133151), Бриссон (Brisson L. Zeus did not commit incest with his mother. An interpretation of column XXVI of the Derveni Papyrus // Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik. 2009. Bd. 168. P. 2739) полагает, что сочетание разумного (Ум и Мойра), огня (Кронос) и воздуха (Океан и Зевс) в одном божестве Зевсе  позволяет истолковать сказанное в провиденциальном смысле, близком к стоическому.

В кол. XXII находим этимологии имен женских божеств, впрочем, вполне традиционные. Важно другое: все они, по мнению автора из Дер вени, тождественны друг другу и обозначают одну и ту же женскую ипостась универсального божества  Зевса:

Так что он (Орфей) назвал всё подобным образом и настолько хорошо, насколько это возможно, зная природу людей (и понимая), что не все они одной (природы) и желают одного и того же. Обладая властью (Kpatiateuovtev), они говорят все, что им взбредет в голову (елі 0ujiov e10hi, букв. «придет в сердце»), все, что вдруг заблагорассудится, всегда разное, из своекорыстия (ило releoveX'iav), а иногда  по причине невежества (ил a|ia0'iav). Гея (Th), Мать (Mhthp), Рея ( Pea) и Гера (%Hph) тождественны (h auth, букв. 'одна богиня'). Она (это) зовется Землей (Геей) по соглашению (vo|iwi), а Матерью, поскольку все рождено из нее. Th и Taia это диалектные формы. Деметрой (Dhmhth[p) же она называется как МатьЗемля (Th Mhthp), одно имя для обеих; ибо это одно и то же. Это сказано также и в Гимнах: Affiftfp [P]ea rfj Mf[t]fp ' Estia Aficoi. Ведь она называется также и Дейо, потому что была испорчена во время сексуального акта (Dhiw oti e5hi[w0]h ev thi meiXei, или: разорвана при родах). Он прояснит это в подобающем месте поэмы, когда она появится (или: родит). Реей (она названа) потому, что многие и разнообразные живые существа родились [КРТ вытекая (epeuaavta); Janko легко (эп. paiS'iwv)] из нее. ' Pea е ' Peih это диалектные формы]. Герой она названа потому.

Восстановленное КРТ последнее предложение колонки содержит традиционную этимологию имени Рея. Возможно, имя "Hph далее автор папируса связывает с воздухом (ahp).

Бриссон подчеркивает, что, подобно Фанесу, у которого было три Ночи, здесь женская половина Зевса описывается как его мать, жена и дочь одновременно. Действительно, Гея  это жена Урана и мать Кроноса; Рея  жена Кроноса и мать Зевса; Гера  жена Зевса и мать нескольких его детей. Деметра  это дочь Кроноса и Реи и сестра Зевса, причем автор комментария истолковывает ее имя как «Матьземля», то есть обработанная земля. Эта этимология хорошо известна: «Ге (Земля)  мать всего, есть Деметра, распределитель богатств» (Диодор Сицил., I 12; фр. 399 I, IV Bern.). Старшая сестра Кроноса Гестия это девственница, расположенная в центре мира. Наконец, судьбу Дейо можно истолковать поразному. Фраза AhiW оті e8hi[W8]h ev thi jmeiXei понимается Бриссоном как указание на раздирание (дефлорацию) Дейи во время сексуального акта, что символизирует процесс обработки земли либо, как полагают КРТ, процесс родов, в ходе которых богиня разрывается. В следующей за ней кол. XXIII с воздухом, то есть Зевсом, отождествляется Океан, а в последней сохранившейся колонке XXVI «мать», с которой, согласно мифу, совокупляется Зевс, в действительности оказывается «благим» началом и Умом, ведь

... Ум есть мать всего остального, а «благая» (eav), потому что она благая (aga8hv). ¦ ¦ Те же, кто не понял это слово, думают, что оно означает «свою собственную мать» (mhtpov еитои). Однако если бы он хотел показать, что бог «со своей матерью в любви» (eautou mhtpov ev filOthTi) «пожелал совокупиться» (Qelovta jiic8hvai), он смог бы сказать, изменив лишь несколько букв jhtpov eoio. Тогда это означало бы «свою собственную», и он был бы ее [сыном].

Здесь комментируется строка, хорошо известная из других источников (fr. 18, 2 Bern.): «Пожелал совокупиться со своей матерью в любви (h8e1e mhtpov eav jmi%8h|mevai ev filothTi)».

Adj. poss. eov, eh, eov ('свой, своя, свое') фонетически близко adj. qual. euv ('славный, хороший'). Читая eav mhtpOv, он предлагает понимать это как «с благой матерью», а не «со своей собственной матерью» (jhtpov eautou), как думают непосвященные, тем самым элиминируя толкование, предосудительное с моральной точки зрения. Причем аналогичное словоупотребление комментатор находит у Гомера: Одиссея 8.335 и Илиада 24.52728.

О женской ипостаси «матери» говорилось ранее в кол. XXII. Теперь, в свою очередь, она отождествляется с Умом, т. е. Кроносом (кол. XIV), Зевсом (кол. XVI) и, возможно, Ураном (кол. XIV). О том, что Зевс андрогин, говорится в гимне: «Зевс рожден мужчиной, Зевс  бессмертная дева (йфбітод vujfn)». Соответственно, поэтому он ранее отождествляется с Мойрой, которая является его разумением (или промыслом). Поглотив Протогона и таким образом вобрав в себя мужскую огненную природу (Кронос), теперь он желает не «совокупиться с матерью», как думает большинство, но «вдохнуть» (ДыханиеМойра) в себя женскую природу, воздух (отождествленный ранее с Умом), и так стать полнотой всего. Эта интерпретация, развиваемая в последнее время Бриссоном и другими авторами [Jourdan; Casadesus F. Orpheus and Orphism: new approaches, a paper given at the international Colloquium "Orfeo e el Orfismo: Nuevas perspectivas". Palma de Mallorca. 2005. 35 feb. de; Brisson L. Zeus did not commit incest with his mother. An interpretation of column XXVI of the Derveni Papyrus // Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik. 2009. Bd. 168. S. 2739, резко критикуется Бетегом (Betegh G. The Derveni papyrus and Early Stoicism // Rhizai. 2007. V. 4.1. P. 133151; см. также Bernabe A. The Derveni Theogony: many questions and some answers // Harvard Studies in Classical Philology. 2007. V. 103), который, в целом допуская подобное толкование (высказанные разногласия сводятся к деталям), предпочитает считать, что идентифицируемые таким образом возможные стоические влияния могут быть объяснены в контексте достоической философии и пересмотр традиционной датировки папируса в свете этих новых интерпретаций необязателен.

В кол. XXIV и XXV в определенном итоге подводится итог сказанному, причем солнце сопоставляется с луной:

(Кол. XXV) .То, из чего состоит луна, белее всего и отмерено (jejepiajieva) по той же мерке (logov, или: принципу), однако не теплое. Ныне есть и другие (тела), парящие (букв. плывущие) в воздухе на большом расстоянии друг от друга. Их не видно днем, потому что солнце одерживает верх (ereiKpatoujieva, преобладет), однако они заметны ночью, хотя над ними и одерживает верх (ereiKpateitai) [Janko: луна] по причине малости их размера. В парящем состоянии (aiwpeitai, букв. плывущими) их поддерживает необходимость, так чтобы они не сходились вместе; ведь в противном случае все (элементы), обладающие той же способностью (Suvajiv, букв. силой), что и те (элементы), из которых состоит солнце, слились бы в единую массу (aiea) [ср. кол. V]. Если бы бог не пожелал, чтобы наличествовали ныне сущие элементы (eovta), то он не создал бы солнца. И сотворил он его такой формы и такого размера, как это сказано в начале этого рассуждения. Идущие же затем слова он поставил как занавес, [329] не желая, чтобы все люди это поняли. На это указывает строка: И когда [разум] Зевса затеял все эти дела...

Не сохранившуюся предшествующую фразу Буркерт [330] восстанавливает по аналогии с первым предложением колонки: «[То, из чего состоит солнце, все превосходит теплотой и] яркостью», а mejepiajmeva и сл. он интерпретирует как «разделено в соответствии с тем же принципом», и соответственно «.есть и другие тела, плывущие в воздухе, отделенные друг от друга». «Элементарные частицы» (ср. также кол. XXI), из которых, согласно автору из Дервени, состоит весь мир, определяются не количественным, а качественными характеристиками, такими как «белое», «теплое», «холодное». Изначально они равномерно распределены в «воздухе» и образование мира происходит путем «спаривания» (кол. XXI), или соединения подобного с подобным, что, конечно же, напоминает учение Анаксагора (фр. 1 и др.; см. Sider, 2005, passim). Из вышеперечисленных элементов формируется солнце и луна (автор забывает о гениальном прозрении Анаксагора о том, что луна светит отраженным светом солнца, фр. 18). Затем говорится, что до настоящего времени существуют и «реликты» первоначального состояния, свободно парящие в воздухе на большом расстоянии друг от друга. Все это напоминает, как замечает Буркерт, описание Млечного Пути Анаксагором и Демокритом (Аристотель, Метеорология А 8, 345 а 25 сл. = 59 А 80 DK). Однако далее говорится, что «необходимость» призвана обеспечить единственность этого мира: если бы эти частички не находились на таком большом расстоянии друг от друга, они могли бы слиться вместе и образовать еще одно солнце, что вновь находит соответствие у Анаксагора, во фр. 4а рассуждающего о возможных мирах (причем в отличие от нашего автора в случае с Анаксагором вопрос о том, считал ли он мир единственным или же верил во множество миров, остается открытым: ср. KRS 378380; Sider D. The Fragments of Anaxagoras. Sankt Augustin, 2005. P. 92 ff., а также замечательную идею Япа Мансфельда о том, что, поскольку у Анаксагора нет пределов величине или малости, то другие миры могут существовать в нашем мире, только быть очень маленькими или, наоборот, огромными). В силу необходимости мир держится как у Анаксагора и Демокрита, так и у пифагорейцев (Теологумены арифметики 81.19; Платон, Государство 616 c; Burkert W. Lore and Science in Ancient Pythagoreanism. Cambridge, M.A. 1972. P. 7577). Правда, в отличие от Анаксагора и Демокрита и подобно пифагорейцам, наш автор рассуждает скорее в волюнтаристско политическом, нежели рациональнофизическом ключе: Зевс, он же создатель мира, «воздух» и «разумение бога», обеспечивает установленный порядок в этом мире своей властью.

Заключительная поэтическая строка сохранилась очень плохо и восстанавливается издателями по смыслу. Я привожу версию КРТ; Janko предполагает следующее: «И когда разум скиптроносного Зевса затеял все эти дела (он пожелал соединиться в любви со своей матерью)». Сюжет развивается в последней XXVI колонке, о которой говорилось выше. По верному замечанию Бриссона (Sky, Sex and Sun. The meaning of aiSoiov/aiSoiov in the Derveni papyrus // Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik. 2003. Bd. 144. S.29)

.Комментатор поет гимн Солнцу. Ведь Протогон  это подобие солнца; Уран обладал солнцем как своей частью, ведь оно было его фаллосом; а имя Кроноса происходит от слова "ударять", то есть ударять по фаллосу Урана, который и стал солнцем, будучи отделенным. Солнце есть причина рождения всего в этом мире, поскольку заставляет частицы соударяться друг с другом. Наконец, Зевс, посредством охлаждающего эффекта воздуха, позволяет частицам соединяться вместе для того, чтобы создать вещи. Сочиняя этот гимн, комментатор играет на двусмысленности aiSoiov / aiSoiov на двух лингвистических уровнях  обыденном и аллегорическом.

На вопрос о том, как автор папируса стремился использовать космологические ассоциации в качестве возможных наставлений посвященным, комбинируя связанный с мистериями эсхатологический миф с анализом отношений между первоэлементами, пытаются ответить многие исследователи. Mark Edwards (Notes on the Derveni commentator // Zeitschrift fur Papyrologie und Epigraphik. 1991. Bd. 86. S. 210) склонен видеть в нем филологакомментатора. Напротив, Dirk Obbink (Cosmology as Initiation // LM 3954) склонен считать, что, ассоциируя Зевса и Океан с воздухом, Мойру с пневмой, а Деметру и другие женские божества с землей, он стремится раскрыть тайну, намеренно скрытую в поэме и понятную лишь для посвященных. «Практическую» установку автора раскрывает и XX колонка, которая нередко оценивалась как непонятное отступление от темы и даже цитата (последнее неверно: LM 4445). Нам неизвестно, был ли автор папируса teleathv, однако ясно, что он противопоставляет себя не практикующим мистерии (в том числе и профессионально), но тем, кто участвует в них, не понимая смысла происходящего и «даже не задавая вопросов». Напротив, он намерен дать ответы на возможные вопросы и раскрыть истинный смысл авторитетного текста экзегетическими средствами.

Сокращения

Квадратными скобками [] в переводе указаны восстановленные издателями места, в круглые скобки () заключены греческие слова, варианты перевода и пояснения переводчика. Наиболее часто используемые издания и переводы сокращены следующим образом (остальные сокращения см. в библиографическом списке).

Лебедев Лебедев А. В., пер. Фрагменты ранних греческих философов.

М., 1989.

Bern. Bernabe A., ed. Poetarum Epicorum Graecorum Testimonia et Fragmenta, pars II: Orphicorum et Orphicis similium testimonia et fragmenta, fasc. 12. Stuttgart; Leipzig, 2007. fasc. 2: Р. 183269. Betegh Betegh G. The Derveni Papyrus: Cosmology, Theology, and Interpretation. Cambridge, 2004. Р. 455. Janko Janko R. The Derveni Papyrus (Diagoras of Melos, Apopyrgizontes

logoi?): a new translation // Classical Philology, 2001. Р. 132. Jourdan Jourdan F. La papyrus de Derveni. P., 2003. KPT Kouremenos Th., Parassoglou G. M., Tsantsanoglou K., eds.

The Derveni Papyrus. Florence, 2006. LM LaksA., Most G., eds. Studies in the Derveni Papyrus. Oxford, 1997. Р. 922.

West WestM. The Orphic Poems. Oxford, 1983.

 

<< | >>
Источник: В.Н. Горан, М.Н. Вольф, И.В. Берестов, Е.В. Орлов, Е.В. Афонасин, П.А. Бутаков. Рационализм и иррационализм в античной философии: монография / В.Н. Горан, М.Н. Вольф, И.В. Берестов, Е.В. Орлов, Е.В. Афонасин, П.А. Бутаков; отв. ред. др. филос. наук В.Н. Карпович; Рос. акад. наук, Сиб. отдние, Инт филос. и права.  Новосибирск: Издво СО РАН,2010.  396 с.. 2010

Еще по теме § 3. Как философы спасали мифы?:

  1. Тема 3. Преподавание философии как вид профессиональной дея-тельности.
  2. д) Человек как философ
  3. 84. ПРОБЛЕМА ВОЗМОЖНОСТИ СУЩЕСТВОВАНИЯ РЕЛИГИИ КАК ФИЛОСОФИИ В XIX в.
  4.   Философия как учение о целостной личности  
  5.   ФОРМИРОВАНИЕ ДЕКАРТА КАК ФИЛОСОФА И УЧЕНОГО
  6.   10. Как философы именовали возможность стать  
  7. § 3. Как философы спасали мифы?
  8. Примечания Раздел первый. «Философия-поэзия» как форма историософского миросозерцания В.В.ЗЕНЬКОВСКИЙ. ФИЛОСОФСКИЕ МОТИВЫ В РУССКОЙ ПОЭЗИИ
  9. ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ КАК ИСТОРИК ФИЛОСОФИИ
  10. ЦИЦЕРОН КАК ФИЛОСОФ
  11. Античная этика как философия добродетели. Этический рационализм античных философов. Основные направления античной этики.
  12. Формирование Декарта как философа и ученого
  13. Герменевтика как философия