<<
>>

МЕНЕКСЕН

  «Менексен» относится к диалогам переходного периода формирования творчества Платона. Он вызывал некоторые подозрения в смысле своей подлинности. Здесь Сократ в противовес беспринципной софистической риторике произносит эпитафий — надгробную речь, как это обычно делали на ежегодном чествовании памяти погибших за родину афинян (см.
ниже прим. 3). В диалоге участвует также молодой человек Менексен (см. ниже прим. 1), недавно закончивший образование и теперь ищущий путей для самостоятельной государственной деятельности. Он советуется с Сократом относительно своего политического будущего точно так же, как с ним советовались другие лица, например Ксенофонт или Феаг. В конце речи (244 с — 246 а) изображаются события, относящиеся к тому времени, когда Сократа уже давно не было в живых (80—70-е гг. IV в.). Удивляться такому анахронизму не стоит, так как Платону важно было продемонстрировать всю славную историю афинян, подчеркнуть их благородство, твердость духа, верность клятвам и союзам. Поэтому даже в завершающих этапах излагаемой истории, свидетельствующих об упадке былого могущества Афин, Платон заставляет своего героя, Сократа, выискивать все новые доблестные поступки и даже толковать явные неудачи афинян как их успехи. История совместных славных подвигов греков под руководством Афин в борьбе против персов, сжато изложенная в «Законах» (698 b — 700 а), здесь разрастается в подробное и красочное риторическое повествование о подвигах и страданиях именно афинян, превосходящих, но мнению оратора, всех греков. Речь Сократа — не только пародия на торжественные прославлення или пышность софистических энкомиев (похвальных слов). В ней ощущается искреннее чувство гордости и боли за родной город автора диалога — свидетеля упадка Афин.
          1. Менексен — сын Демофонта из дема Пэании. Он и его двоюродный брат Ктесипп — персонажи диалога «Лисид» (206 d— 207 d), где Менексен, друг Лисида, уже выступает как любитель поспорить.
            Оба брата среди других учеников Сократа присутствовали при его кончине (Федон 59 Ь). Ктесипп встречается и в «Евтидеме» 273 а (см. наст, изд., а также преамбулу к прим. к этому диалогу).-^.
          2. В зале Совета заседал высший орган власти в демократических Афинах — Совет (буле) пятисот; в него избирались по жребию 50 человек (булевтов) от каждой из 10 фил. — 96.

          3. В Афинах был обычай — может быть, установленный Соло- ном,— ежегодно отмечать память погибших за родину. Историк Фукидид подробно рассказывает об этом торжестве, когда в общей могиле погребали всех павших за этот год на войне, привозя их останки в кипарисовых гробах из разных мест Аттики. Надгробную речь произносил специально избранный для этой цели оратор (II 34).— 96.
          4. Архин — афинский политик и оратор, вместе с демократами боролся с властью Тридцати тиранов; Дион — оратор. О них упоминает ритор I в. Дионисий Галикарнасский в жизнеописании Демосфена (OionysiiHalicarnaseiopuscula, vol. I, ed. H. Usener et L. Radermacher. Leipzig, 1899; 23, p. 1027). - 96.
          5. Знаменитые слова Сократа о прекрасной смерти в бою впоследствии в поэзии стали общим местом. Так, Гораций в одной из своих од (III 2, 13) пишет о том, как «красно и сладко умереть за отечество» {dulceetdecorumestpropatriamori). — 96.
          6. Эти слова — прекрасный пример знаменитой сократовской иронии, которая в данном случае направлена против записных ораторов с их преувеличенно хвалебными речами, производившими на среднего человека неизгладимое впечатление. Ирония Сократа отмечается в платоновском «Пире» (216), Ксенофонтом (Воспоминания... IV 4, 10), Аристотелем (Никомахова этика IV 13, 1127 а 14 — b30). См.: Лосев А. Ф. Ирония античная и романтическая.— Эстетика и искусство. М., 1966. - 97.
          7. Сократ имеет в виду давнюю вражду афинян и спартанцев, которых также именовали лакедемонянами (по названию государства — Лакедемон), или пелопоннесцами (по названию местности — п-ов Пелопоннес). См. также прим. 32 к с. 200.
            — 97.
          8. Аспазия, дочь Аксиоха, знаменитая афинская гетера родом из Милета, славилась не только своей красотой и образованностью, но и незаурядным умом. Перикл, оставив свою жену, мать двоих его законных детей, женился на Аспазии. Судя по всему, Аспазия имела на него большое влияние. Однако после его смерти она вышла замуж за довольно посредственного политика — скототорговца Лисикла, ставшего стратегом (Фукидид III 19), но получившего известность в большей мере благодаря не своим достоинствам, а именно супружеству с Аспазней (Плутарх. Перикл 24). Схолиаст дает любопытную характеристику Аспазии (VI, р. 329 Hermann), указывая, в частности (со ссылкой на Диодора), что она «в философии — ученица Сократа», а также (со ссылкой на Эсхина Сократика), что она наставляла Пе- рикла в политических речах.

    515

17 *

Вряд ли можно воспринимать как шутку слова Сократа о том, что красноречию его обучала Аспазия (см. прим. проф. Карпова: Платон. Соч., т. IV. СПб., 1863, с. 331),—Сократ никогда беспредметно не шутил и не иронизировал. Задачей риторики, как известно, всегда была убедительность. Недаром в «Риторике» Аристотеля этой проблеме отводится важное место, она рассматривается с учетом психология слушающего и говорящего, а также возрастных особенностей аудитории (Риторика II 12—18). Аспазия с ее тонким знанием общества и людей разных типов и слоев вполне могла советовать, как воздействовать речью на слушателя, сделав слова убедительными. Существует множество свидетельств древних о мудрых женщинах, почитавшихся в Греции (поэтесса Коринна — наставница великого поэта Пиндара, женщины-философы Феано, Тимиха, жрицы Фемистоклея и Аристон лея, многие принципы которых усвоили пифагорейцы). У самого Платона образ Диотимы в «Пире» является своего рода олицетворением женской мудрости. См.: Пир, прим. 73.— 97.

          1. Конн, сын Метробия, как учитель Сократа в игре на кифаре упоминается и в «Евтидеме» (272 cd).
            Конна любили высмеивать античные комедиографы. Так, Амипсий высмеял его и Сократа в комедии «Конн», где старый кифарист обучает музыке детей, одновременно ведя беседы с Сократом и другими «мыслителями» (phrontiston. Ате- нейУ 218 с; ср.: Диоген Лаэрций II 28. Ср. также: Аристофан. Облака 94, где школа Сократа иронически именуется «мыслильней» — phron- tisterion). В аристофановских «Всадниках» (534 сл.) хор посмеивается над Конном — любителем выпить. — 98.
          2. Лампру фиванец, известный музыкант и композитор, упоминается Плутархом в его трактате «О музыке» (гл. 31). В античности вообхце и в Афинах в частности чрезвычайно ценились учителя музыки, без которой не мыслилось никакое образование. Так, Платон знает Дамона, который, как и пифагореец Пифоклид (см. прим. 25 к с. 196), обучал Перикла (см. наст, изд., Алкивиад I 118 с). Дамон являлся одним из главных авторитетов в музыке. Из его учеников был известен Агафокл (см. наст, изд., Лахет 180 d). Сократ, как человек скромный, берет себе в наставники и достаточно скромного, незнаменитого музыканта. Антифонт из Рамнунта в Аттике, известный оратор и политик, приверженец олигархов, был казнен в 411 г. после восстановления демократии. Ему приписывали в древности до шестидесяти речей и наставлений в риторическом искусстве. До нашего времени из них дошло 15. Антифонт выступал и в качестве логографа, т. е. писал речи на заказ для желавших защищаться в суде. О том, что единственной его политической речью была его собственная защита на суде (после которого его казнили), сообщает Цицерон (Брут 12). — 98.

Прекрасный образец надгробной речи Перикла можно найти у Фукидида (II 35-46). - 98.

            1. Т. е. без верхней широкой одежды — хламиды, а может быть, и без гиматия, в одном хитоне. — 98.
            2. Метеки, жившие в Афинах чужеземцы, не являлись гражданами Афин, их нрава и обязанности были ограниченны.
              Они не имели, например, права на покупку земельной собственности в Афинах. Так, Аристотель не мог приобрести в свое владение Ликей, где им была открыта (ок. 335 г.) философская школа, так как был метеком, приехавшим из Стагиры, вблизи Македонии. Ликей был куплен его учеником Феофрастом на свое имя. Зато в Афинах поощрялись занятия метеков ремеслами (с взносом налогов), так как это способствовало укреплению экономики и финансов полиса.— 99.
            3. Имеется в виду миф о споре Афины и Посейдона из-за владычества в Аттике. Посейдон выбил для афинян своим трезубцем из скалы источники воды, но зато Афина подарила им маслину, что решило спор в ее пользу (Геродот VIII 55, Аполлодор III 14, 1). — 99.
            4. По преданию, богиня Деметра обучила аттических царей в Элевсине земледелию, подарив пшеничные зерна сыну Келея Трип- толему и научив его засевать поле (Аполлодор I 5, 1).— 100.

Правление лучших — буквальное значение слова «аристократия». Сократ (и Платон), таким образом, понимает афинскую форму правления как власть народа, т. е. демократию, но само демократическое общество состоит из лучших людей и по рождению (они родились на родной афинской земле) и по воспитанию.— 100.

17 Ко времени Сократа и Платона в Афинах уже несколько сот лет не было басилевсов, т. е. царей. Последний царь, Кодр, потомком которого считался Платон, жил, по преданию, в XI в. В демократических Афинах существовали выборные архонты (девять человек), занимавшиеся только административной (но не политической) дея- тельностью. Первый архонт, или архонт эпоним (по которому именовался год), имел в своем ведении государственные празднества и все, что касалось семейного права, в частности опеку над вдовами и сиротами; второй архонт — басилевс (называвшийся так в память о давних временах, когда царская и жреческая власть была сосредоточена в руках одного правителя) наблюдал за мистериями и выполнением религиозных законов, а также управлял судебными делами; третий — полемарх ведал культом богов войны и торжественными ритуалами общественных погребений, а также опекал иностранцев.

Остальные шесть — фесмофеты — председательствовали в судах. — 100.
              1. О разных формах правления см. прим. 16 к с. 71.— 101.
              2. Речь идет, разумеется, о признании равенства лишь между свободными гражданами. Вопрос о правомерности рабовладения не может ставиться под сомнение ни у Платона, ни у какого иного античного автора. Для них наличие свободных граждан и рабов как бы установлено самой природой. Аристотель в «Политике» писал, что наука «быть господином» не заключает в себе «ничего ни великого, ни возвышенного: ведь то, что раб должен уметь исполнять, то господин должен уметь приказывать» (I 2,1255 b33—35). Аристотель признает естественность рабского состояния человека, который даже отличается особым физическим складом, хотя и «является некоей частью господина, как бы одушевленной, хотя и отделенной частью его тела» (там же 4—11). Поэтому, несмотря на природное различие между господином и рабом, между ними допускается «взаимное дружеское отношение» (там же 12—15).— 101.
              3. Евмолп, по преданию, сын Посейдона, ставший царем в Элев- сине, сражался против афинян, которые победили врагов после того, как царь Эрехфей принес в жертву свою дочь. Об этой «элевсинской войне» есть сведения у Фукидида (II 15). Амазонки, легендарные женщины-воительницы, обитавшие у озера Меотида (Азовское море) и на реке Фермодонт в Малой Азии, известны своими походами по всей Малой Азии. Афинский царь Тезей вместе с Гераклом (см. прим. 7 кс. 271) ходил походом на амазонок и похитил себе в жены их царицу Антиопу или Ипполиту. Тогда амазонки осадили Афины, но были разбиты Тезеем (Аполлодор. Эпитома I 16). О том, как после похода семерых вождей афиняне, мстя за погибших аргивян, выступили против кадмейцев, или фиванцев, рассказывает Геродот (IX 27). Ге- раклидами называли детей и потомков Геракла. Когда царь Аргоса Ёврисфей из-за ненависти к Гераклу потребовал выдачи его сыновей, афиняне отказались это сделать. Тогда Бврисфей вторгся в Аттику, но был разбит Тезеем. Сыновья Ёврисфея погибли в бою, а сам он погиб от руки сына Геракла, Гилла, отрубившего ему голову (Аполлодор II 8, 1-2).- 101.
              4. Сократ вспоминает греко-персидские войны (конец VI в.— 449г.). Подвиги греков воспел Эсхил в «Персах». Их любовь к свободе он противопоставил рабскому послушанию персов своим деспотичным монархам. Персия представлена в трагедии аллегорически в образе женщины, которая «в наряде рабьем гордо шествует» (183 сл., пер. А. Пиотровского). Первый царь — Кир Старший, сын перса Кам- биса и Манданы, дочери мидийского царя Астиага. См. у Геродота I 107 — 130 и «Киропедию» («Воспитание Кира») Ксенофонта, где дан идеализированный образ этого монарха. Сын его, Камбис, вступил на престол в 529 г., боролся с Египтом (Геродот III 17—29), умертвил своего брата Смердиса и сестру, погиб, поранив себя случайно мечом. Третий царь — Дарий /, сын Гистаспа, принадлежал к роду Кира, не будучи его прямым потомком. После смерти Камбиса он вступил в за- fobop с шестью знатными персами и, убив своего соперника, занял престол (Геродот III 70—88). В 513 г. Дарий I совершил поход на Скифию. Он перешел Дунай, преследовал скифов в степи, но вынужден был возвратиться, так как скифы ослабили войска Дария неожиданными набегами и стычками, во время которых Дарий терпел большой урон, не имея возможности получить подкрепление (Геродот IV 97-98; 118-128). - 102.
              5. ДатиСу военачальник Дария I, вместе с Артаферном выступил против афинян и эретрийцев на о-ве Эвбея (вблизи Аттики), которые в 494 г. оказали помощь ионийским грекам, восставшим против персов. По Геродоту, у Датиса было 600 триер, когда он овладевал островами Эгейского моря (VI 95-97). — 102.
              6. Столь же подробный рассказ о событиях греко-персидских войн и особенно об эретрийской экспедиции находим в «Законах» (III 698 b-d). - 102.
              7. Марафон — город и местность на восточном побережье Аттики, приблизительно в 42 км от Афин. Там в 490 г. знаменитый греческий полководец Мильтиад (см. прим. 17 к с. 418) одержал победу над персами, разбив войска Датиса (Геродот VI 106—117). — 102.
              8. По сообщению Геродота, лакедемоняне отказались выступить вовремя, так как был девятый день месяца, и они ожидали полнолуния (т. е., согласно верованиям, наиболее благоприятного времени) и потому пришли на помощь афинянам только на следующий день после Марафонской битвы (Геродот VI 106). — 102.

Саламин — о-в вблизи Аттики в Элевсииском заливе. При Саламине в 480 г. произошло знаменитое морское сражение, в котором под предводительством Фемистокла (см. прим. 19 к с. 73) флот греков (по разным сведениям, от 378 до 366 кораблей, из которых 200 или 300 афинских) разбил мощный флот персов, имевших 1207 кораблей (см.: Эсхил. Персы 338 —343; Геродот VII 89). Артемисий — мыс на севере о-ва Эвбея, где в 480 г. произошел бой между греческим флотом и флотом персидского царя Ксеркса (см.: Плутарх. Фемистокл VIII; Геродот VIII 6 — 18; см. также прим. 5 к с. 177). — 103.

                1. Платеи, город в Беотии (средняя Греция), дружественный Афинам, был разрушен Ксерксом (см. прим. 5 к с. 177). В 479 г. при Платеях произошло знаменитое сражение, в котором участвовали персы под командованием Мардония (около 300 тыс. персов и 50 тыс. союзных войск) и войска греков (около 110 тыс. человек, из которых 8 тыс. афинских тяжеловооруженных воинов) под командованием спартанца Павсания и афинянииа Аристида (Геродот IX 25 — 60). Персы были разбиты, Мардоний погиб, а греки после взаимных споров о присуждении наград главному победителю присудили награду самим платейцам, а афинянам и спартанцам воздвигли на поле боя два трофея из отнятого у врага оружия (Плутарх. Аристид XX). В 427 г. Платеи за свою верность Афинам были вновь разрушены, но уже фиванцами. — 103.
                2. Евримедонт — река на побережье Малой Азии в Памфилии (между Ликией и Киликией). Здесь в 469 г. афинянин Кимон одержал победу над флотом и сухопутными войсками персов (Плутарх. Кимон XII; Фукидид I 100). Кипр и Египет были во власти персов, и афиняне провели с 462 по 457 г. ряд экспедиций, чтобы изгнать персов и помочь египетскому царю — сыну того царя Псамметиха, при котором в 525 г. Египет подпал под власть персов. Военные походы афинян были безуспешны. Позже, в 449 г., войска под командованием Кимона осадили захваченный персами (которыми правил царь Артаксеркс) Кипр. Победой греков на Кипре завершаются греко-персидские войны. Умер- ший во время осады Кипра 69-летний Кимон почитался жителями города Кития как герой (Плутарх. Кимон XVIII—XIX).

Согласно миру, заключенному с персами в 449 г., греческим городам в Малой Азии предоставлялась независимость, в то же время грекам запрещалось вмешиваться в дела Кипра и Египта. — 103.

                1. Имеются в виду раздоры между Афинами с их экспансионистской политикой и Спартой. В 461 г. государства разорвали союз между собой, а в 457 г. спартанцы вторглись в среднюю Грецию якобы для защиты Дориды от фокейцев. Перемирие 451 г. и Каллиев мир 445 г. только задержали, но не остановили военные действия. — 104.
                2. Танагра — город в Беотии на восточном берегу реки Асоп. Здесь в 457 г. произошло сражение, в котором спартанцы победили афинян. Танагре, как союзнице Афин, приходилось достаточно трудно, чтобы уцелеть в борьбе Афин с Фивами, которые подавляли беотийцев, опираясь на персидские связи и подстрекательство Спарты. Энофи- ты — местность вблизи Танагры, где афиняне после поражения, нанесенного им спартанцами, вторглись в Беотию; они разрушили Танагру и взяли заложников (Фукидид I 108, 3). Танагра также славилась своей терракотой и была родиной поэтессы Коринны (см. выше прим. 8). - 104.
                3. Великая война — Пелопоннесская война (431—404) за гегемонию в Греции, которую вели Афины и Спарта вместе со своими союзниками. Война ослабила все греческие полисы и привела к их упадку, что способствовало в дальнейшем македонскому завоеванию Греции. Сфактерия — о-в у берегов г. Нилоса в Мессении. В 425 г. афинские войска осадили на Сфактерии спартанцев. Те направили послов, которым были предъявлены такие позорные условия, на которые лакедемоняне не сочли возможным согласиться. Афинянам пришлось продолжать осаду. Военными действиями руководили демагог Клеон и опытный стратег Демосфен. Афиняне успешно овладели Сфакте- рией, взяв в плен 420 спартанцев. Клеон приписал эту победу одному себе (см.: Фукидид IV 8—38, а также: Аристофан. Всадники 54 — 60). Говоря, что после этих событий афиняне заключили мир, оратор имеет в виду, однако, не перемирие после победы у Сфактерии, а Никиев мир (названный так по имени политического деятеля Никия — см. прим. 2 кс, 223). Он был заключен в 421 г., после сражения в 422 г. при Амфнполе (в Македонии), где афиняне потерпели поражение и где погиб не только возглавлявший афинские войска Клеон, но и предводитель спартанцев Брасид. Таким образом, оратор, желая представить соотечественников в наиболее выгодном свете, о некоторых событиях умалчивает. — 104.
                4. Третья война — военный поход афинян в Сицилию, окончившийся для них плачевно. Подробнее см. прим. 28 к с. 77. О Леонтин- ском посольстве см. прим. 23 к с. 75. Как и положено автору похвального слова, Сократ в своей речи преувеличивает мужество афинян, утверждая, что они якобы удостоились похвал от врагов. На самом деле сицилийская экспедиция афинян вызвала ненависть к ним со стороны сицилийских греков несравненно более великую, чем со стороны варваров-персов. — 105.
                5. Видимо, речь идет о победе афинян над спартанским флотом, помогавшим жителям Хиоса и Лесбоса, которые хотели отложиться от Афин {Фукидид VIII 9-14). - 105.

3-1 Персидский царь, Дарий II Нот, незаконный сын Артаксеркса I (см. прим. 35 к с. 200), внук Ксеркса, муж Парисатиды, правил с 424 г. Умер в 404 г., передав власть старшему сыну Артаксерксу И, а не младшему, Киру, который, подстрекаемый матерью, вступил в войну с братом и погиб (см. ниже прим. 42). На сговор с персами подстрекал лакедемонян Алкивиад, изгнанный из Афин (см. прим. 1 кс. 79).- 105.

                  1. Речь идет о сражении 406 г. при Митилене (о-в Лесбос), когда афинский флот во главе с Кононом вступил в сражение с флотом спартанца Калликратида и одержал победу. О Кононе см. также ниже прим. 42 и 43. Сограждане, которые поспешили на помощь Конону,— те самые десять стратегов, что одержали победу при Аргинузских островах (см. прим. 29 к с. 77). — 105.
                  2. Видимо, Сократ упоминает о поражении, нанесенном в 405 г. флоту афинян в 180 кораблей при Эгосопотамах спартанским стратегом Лисандром, который казнил 3 тыс. пленных. См.: Плутарх. Лисандр XII—XIV; см. также ниже прим. 37.— 105.
                  3. Мир был заключен со Спартой после побед Лисандра. Для афинян он оказался постыдным. Они должны были разрушить Длинные стены и гавань Пирей, лишались права иметь флот больше чем в 12 кораблей и принуждены были отказаться от своих заморских владений. Со стороны Афин переговоры вел Ферамен как полномочный посол. Он согласился также на изменение государственного строя: демократия была устранена (изгнанным аристократам было разрешено вернуться) и установлена олигархия, или власть Тридцати тиранов. Это и вызвало гражданскую войну — борьбу демократов против Тридцати тиранов, которую возглавил изгнанный из Афин Фрасибул. В 403 г. он со своими приверженцами вступил в город и на Акрополе принес благодарственную жертву богине Афине. — 105.
                  4. После того как Фрасибул занял Филу на границе Аттики и разбил военные силы Тридцати тиранов при Ахарнах, главари олигархии бежали в Элевсин, под Афины. Здесь они еще упорно держались, но затем вступили в переговоры с афинянами, во время которых и были убиты. Фрасибул занял гавань Пирей, и произошло последнее сражение, в котором погиб Критий, один из самых жестоких олигархов (см. прим. 4 к с. 296). События, связанные с олигархией «тридцати», описаны у Ксенофонта в «Греческой истории» (II 3—4). — 106.
                  5. Здесь персы. — 106.
                  6. Имеется в виду повеление спартанского полководца Лисандра уничтожить афинские корабли и срыть стены города.»(Плутарх. Лисандр XIV). См. также выше прим. 36 и 37.— 106.

Речь идет о союзе с Афинами Аргоса, Фив и Коринфа против Лакедемона. Правда, в похвальном слове родному городу Сократ не упоминает о том, что деньги, на которых держался этот союз, были предоставлены греческим полисам персидским царем Артаксерксом II, который преследовал свои собственные цели. — 106.

42 Опять-таки риторическая гипербола об Афинах, спасших эллинские города и выручивших из беды Артаксеркса II. Дело обстояло более прозаичным образом и велось очень умело как раз персидским царем, использовавшим взаимную вражду эллинов, чтобы укрепить свое собственное положение. Как говорилось выше (прим. 34), против законного царя Артаксеркса II выступил его младший брат Кир, которому помогали греческие наемные войска. В этом походе участвовал известный в дальнейшем историк и писатель Ксенофонт, передавший события похода в специальном сочинении «Анабазис» (или поход 10 тыс. греков). Кир погиб в битве при Кунаксе (401), а греческие военачальники были вероломно убиты (в том числе Менон, которому Платон посвятил одноименный диалог). Оставшиеся 10 тыс. наемников во главе с Ксенофонтом, отступая, проделали тяжкий путь на родину. Однако спартанцы, помогая греческим городам в Малой Азии, продолжали военные действия против сатрапа Тиссаферна под командованием знаменитого полководца царя Агесилая. Артаксерксу не оставалось ничего, как использовать хитроумную уловку — подкупить греческие города во главе с Афинами, чтобы они бросили вызов Лаке- демону и отвлекли войска Агесилая из Малой Азии. Как известно, спартанцы вынуждены были вернуть Агесилая с войском на родину и благодаря ему справились со своими противниками — афинянами (394—392) (см.: Плутарх. Агесилай). Таким образом, не греческие наемники и так называемые перебежчики спасли персидского царя, а очередная междоусобная война греков, инспирированная персами. Следует отметить, что среди перебежчиков были изгнанные из Афин видные полководцы, как, например, Конон — участник Пелопоннесской войны. В 394 г., сражаясь на стороне персов (см. ниже прим. 43), он разбил флот спартанцев под предводительством Писандра при Книде (Ксенофонт. Греческая история IV 3, 10—12; Плутарх. Агеси- лай XVII). См. также выше прим. 35. — 107.

                    1. Афинские стены заново воздвиг полководец Конон на деньги персидского царя (Ксенофонт. Греческая история IV 8, 9). Флот также был предоставлен Конону персами в 396 г. Какие военные действия вели Афины в защиту пароссцев, неясно, поэтому данное место берется текстологами под сомнение. Некоторые (например, М. Поленц) полагают, что здесь вообще надо читать «в защиту персов», что, между прочим, соответствует деятельности флота Конона и вообще политике единения Афин и персов в это время. — 107.
                    2. Оратор показывает сложную политику персов, которые вмешивались в борьбу Спарты и Афин, преследуя собственную безопасность и укрепление. Персы стремятся ослабить то одну, то другую сторону. Артаксеркс II, видя победы афинского флота над лакедемонянами и опасаясь возвышения Афин, хочет отторгнуть от союза с Афинами греческие города на побережье Малой Азии (здесь — на материке). Лишь в таком случае он готов оставаться в союзе с Афинами. Рассчитывая на отказ Афин, Артаксеркс II подготавливал почву для отступления от союза с ними и укрепления взаимоотношений с Лакедемоном. В дальнейшем союзные Афинам малоазийские города но Анталкидову миру (по имени Анталкида — спартанского политика, ведшего переговоры через Тирибаза с Артаксерксом II) были переданы Лакедемоном под власть персов. Таким образом Афины были лишены помощи союзников в Малой Азии и уже не могли успешно вести военные действия. В результате Лакедемон снова обрел власть над греческими полисами (см. также ниже прим. 65). — 107.
                    3. Эти горделивые слова сказаны относительно важных событий в истории Греции, связанных с Анталкидовым миром. Все греки согласились признать Анталкидов мир, так что у царя не было предлога отступиться от них и не давать им денежных субсидий. Таким образом, оказалось, что всякий из полисов, не согласный на условия передачи малоазийских греческих городов персам, немедленно восстанавливал против себя всех (Ксенофонт. Греческая история V 1, 30—31). Ксенофонт не упоминает о том, что афиняне не приняли этих условий. Наоборот, он пишет, что «все государства дали клятву... были распущены сухопутные и морские контингенти. Это был первый мир между лакедемонянами, афинянами и союзниками их за всю войну, начавшуюся после разрушения афинских стен» (V, 1, 35). — 107.
                    4. Афиняне всегда гордились тем, что они автохтоны, т. е. рождены самой аттической землей. Первый аттический царь Кекропс был автохтон, и его тело срослось со змеиным (змея — символ мудрости, коренящейся в глубинах земли). Другие древние цари, Кранай и Эрих- тоний, тоже были рождены землей (Аполлодор III 14, 1; 5—6).

Далее в речи делается намек на чужеземное и даже восточное происхождение основателей Других греческих городов, хотя И ПрИНИ* мается во внимание, что все они потомки Зевса, как и положено героям. Кадм — основатель Фив, родом из Финикии, сын Лгенора (там же III 1, 1); Египет и Данай — родные братья, сыновья Бела из Египта (там же II 1, 4); Пелопс — сын фригийского царя Тантала (там же III 5, 6). - 107.

                    1. Лехей — северная коринфская гавань, соединенная с городом, расположенным в 12 стадиях, двойными стенами. В Лехей были тайно введены лакедемонские войска. Им оказали помощь те коринфяне, которые хотели отомстить союзникам (Аргос, Фивы, Афины), жестоко наказавшим их за нежелание вести военные действия со Спартой. Несмотря на энергичные военные действия союзных войск, победителями оказались все-таки лакедемоняне. — 108.
                    2. Морскую победу над лакедемонянами, которых возглавлял Писандр, одержал Конон (см. выше прим. 42). Предводителями афинского флота были также Хабрий и Калликратид. Тимофей в 375 г., имея 60 кораблей, нанес тяжелое поражение Лакедемону и захватил о-в Керкиру (Ксенофонт. Греческая история V, 4, 62). — 108.
                    3. Один из излюбленных приемов античной риторики — вводить в рассуждения и речи увещевательные и наставительные слова. Так, в «Критоне» Законы государства обращаются с пространным увещеванием к Сократу (50 b— 54 d), вступая с ним в беседу. В диалоге «Филеб» идет беседа между Удовольствиями, Разумением, Умом и Сократом (63 а — 64 Ь). Цицерон в первой речи против Катилины тоже прибегает к этому приему. У него Катилину увещевает мать- родина, сама Италия (I 7, 18). Здесь погибшие герои обращаются к своим потомкам устами Сократа, будто бы слышавшего еще при их жизни эти слова.— 108.
                    4. Это выражение приводит Цицерон в трактате «Об обязанностях», называя его «превосходным» (I 63). — 109.
                    5. Это изречение приписывалось одному из семи мудрецов, афинскому государственному деятелю и поэту Солону (VII — VI вв.), не раз упоминаемому Платоном (см., напр., прим. 16 к с. 301). Спартанцу Клеобулу приписывали изречение «Мера — наилучшее» (10,3 Diels). См. также: Протагор, прим. 55. У ІІиндара читаем: «Мудрые не дозволяют ничего говорить излишне, сверх меры» (fr. 35 bSn.). О категории меры в античной эстетике см.: Лосев А. Ф., Шестаков В. П. История эстетических категорий. М., 1965, с. 13—27. См. также прим. 21 к с. 233. - 110.
                    6. Забота о семьях погибших возлагалась в Афинах на архонта- эпонима (см. также выше прим. 17). Об опеке над сиротами см.: Законы (IX 926 d). - 111.
                    7. Т. е. 18-летнего возраста, когда мальчики вносятся в списки эфебов («возмужавших»), начинают подготовку к военной службе, знакомятся с общественными делами, приносят гражданскую присягу, несут сторожевую службу на границе. В 20 лет эфебы получают полное вооружение и становятся полноправными воинами и гражданами, поскольку их вносят в список лиц, имеющих право участвовать в народном собрании. — 111.
                    8. В словах Менексена содержится намек на то, что Сократ, возможно, и придумал непосредственное произнесение перед ним Аспазией данной речи. Это характерный для Платона прием: если речь была пересказана Сократу третьим лицом, то ряд неточностей, преувеличений, ошибок и т. д. оправдан. Интересно, что утверждение Сокра- та, который в самом начале диалога говорил, что только вчера услышал эту речь от Аспазии, никак не противоречит скептическому замечанию юноши в конце диалога. В то же время сдержанная похвала Менексена в адрес Аспазии и его слова о самой большой благодарности тому, кто эту речь сейчас перед ним произнес, дает возможность считать автором речи самого Сократа, который прячется за другое лицо, чтобы окончательное суждение собеседника было объективно и чтобы сам сочинитель держал себя свободнее. — 112.
<< | >>
Источник: А. Ф. ЛОСЕВ. ПЛАТОН. Диалоги. «Мысль » Москва —1986. 1986

Еще по теме МЕНЕКСЕН:

  1. § 1. Введение
  2. МЕНЕКСЕН
  3. Сократ, Менексен
  4. Сократ
  5. МЕНЕКСЕН
  6. ЛИСИД
  7. Сократ, Критон
  8. Сократ
  9. АПОЛОГИЯ СОКРАТА
  10. ФЕАГ