<<
>>

9. [ЯДЖНЯВАЛКЬЯ О СУЩНОСТИ БРАХМАНА]

  Брихадараньяка-упанишада, IV, 1—5

1,1. Восседал [однажды] Джанака, правитель Ви- дехи. И пришел [к нему] Яджнявалкья. Тот его спросил: «Зачем пришел ты, Яджнявалкья? Желаешь ли ты [приобрести] скот или же [задать] тонкие вопросы?» — «И то и другое, великий правитель», — ответил он.

          1. «Поведай мне то, о чем говорили тебе». — «Джит- ван, потомок Шилины, сказал мне: поистине речь — это Брахман».
            — «Как говорит тот, кто имеет мать, отца и учителя, так говорил и Джитван, потомок Шилины: поистине речь — это Брахман, ибо что может иметь тот, кто лишен речи? Говорил ли он тебе и о пристанище и опоре этого [Брахмана]?» — «Он не говорил [об этом]. Поистине этот [Брахман] обладает лишь одной падой, великий правитель». — «Поведай нам это, Яджнявалкья!»— «Речь — [его] пристанище, пространство — опора; должно почитать его как разум». — «Что есть суть этого разума, Яджнявалкья?» — «Сама речь, великий правитель, — ответил он. — С помощью речи разумеют родича, с помощью речи разумеют Ригведу, Яджурведу, Самаведу, Атхарваведу и песни Ангираса, предания, сказания, знание, упанишады, двустишия, сутры[182], разъяснения, толкования, принесенное в жертву, воз- лиянное, съеденное, выпитое, этот мир, тот мир и все существа, великий правитель! Поистине, великий правитель, речь — высший Брахман. Того, кто, зная это, почитает это, не покидает речь, к нему устремляются все существа; став богом, приходит он к богам». — «Тысячу [коров] и быка [величиной] со слона дам я тебе», — сказал Джанака, правитель Видехи. Он, Яджнявалкья, сказал: «Мой отец полагал, что не должно брать дары, не поучая».
          2. «Поведай мне то, о чем говорили тебе». — «Уданка, потомок Шулбы, сказал: поистине дыхание — это Брахман». — «Как говорит тот, кто имеет мать, отца и учителя, так говорил и Уданка, потомок Шулбы: поистине дыхание — это Брахман, ибо что может иметь тот, кто лишен дыхания? Говорил ли он тебе и о пристанище и опоре этого [Брахмана]?» — «Он не говорил [об этом]. Поистине этот [Брахман] обладает лишь одной падой, великий правитель». — «Поведай нам это, Яджнявалкья!» — «Дыхание — [его] пристанище, пространство — опора; должно почитать его как любимое». — «Что есть суть этого любимого, Яджнявалкья?» — «Само дыхание, великий правитель, — ответил он. — Из любви к дыханию совершают жертвоприношения тому, кому не должно совершать жертвоприношения, берут дары от того, от кого их не должно брать. В какую сторону ни пойди, всюду появляется из любви к дыханию страх перед смертью. Поистине, великий правитель, дыхание— высший Брахман. Того, кто, зная это, почитает это, не покидает дыхание, к нему устремляются все существа; став богом, приходит он к богам». — «Тысячу [коров] и быка [величиной] со слона дам я тебе»,— сказал Джанака, правитель Видехи. Он, Яджнявалкья, сказал: «Мой отец полагал, что не должно брать дары, не поучая».

4. «Поведай мне то, о чем говорили тебе». «Барку, потомок Вришны, сказал: поистине зрение — это Брахман».— «Как говорит тот, кто имеет мать, отца и учителя, так говорил и Барку, потомок Вришны: поистине зрение — это Брахман, ибо что может иметь тот, кто лишен зрения? Говорил ли он тебе и о пристанище и опоре этого [Брахмана]?» — «Он не говорил [об этом].

Поистине этот [Брахман] обладает лишь одной падой, великий правитель». — «Поведай нам это, Яджнявалкья». — «Зрение — [его] пристанище, пространство — опора; должно почитать его как истину». — «Что есть суть этой истины, Яджнявалкья?» — «Само зрение, великий правитель, — ответил он. — Тому, кто поистине увидел нечто с помощью зрения, говорят: ты видел это ?—Он говорит: я видел это, — [тогда] это истинно. Поистине, великий правитель, зрение — высший Брахман. Того, кто, зная это, почитает это, не покидает зрение, к нему устремляются все существа; став богом, приходит он к богам». — «Тысячу [коров] и быка [величиной] со слона дам я тебе», — сказал Джанака, прави- тель Видехи. Он, Яджнявалкья, сказал: «Мой отец полагал, что не должно брать дары, не поучая».
            1. «Поведай мне то, о чем говорили тебе». — «Гард- хабхивипита, из рода Бхарадваджа, сказал: поистине слух — это Брахман».— «Как говорит тот, кто имеет мать, отца и учителя, так говорил и Гардхабхивипита из рода Бхарадваджа: поистине слух — это Брахман, ибо что может иметь тот, кто лишен слуха? Говорил ли он тебе и о пристанище и опоре этого [Брахмана]?» — «Он не говорил [об этом]. Поистине этот [Брахман] обладает лишь одной падой, великий правитель». — «Поведай нам это, Яджнявалкья!» — «Слух — [его] пристанище, пространство — опора; должно почитать его как бесконечное». — «Что есть суть этой бесконечности, Яджнявалкья?» — «Сами страны света, великий правитель,— ответил он. — Поэтому, великий правитель, в какую страну света ни пойди, поистине нигде невозможно дойти до ее конца, ибо бесконечны страны света. Поистине, великий правитель, страны света — это слух. Слух — высший Брахман. Того, кто, зная это, почитает это, не покидает слух, к нему устремляются все существа; став богом, приходит он к богам». — «Тысячу [коров] и быка [величиной] со слона дам я тебе», — сказал Джанака, правитель Видехи. Он, Яджнявалкья, сказал: «Мой отец полагал, что не должно брать дары, не поучая».
            2. «Поведай мне то, о чем говорили тебе». «Сатьякама, сын Джабалы, сказал: поистине мысль — это Брахман». — «Как говорит тот, кто имеет мать, отца и учителя, так говорил и Сатьякама, сын Джабалы: поистине мысль — это Брахман, ибо что может иметь тот, кто лишен мысли? Говорил ли он тебе и о пристанище и опоре этого [Брахмана]?» — «Он не говорил [об этом]. Поистине этот [Брахман] обладает лишь одной падой, великий правитель». — «Поведай нам это, Яджнявалкья».— «Мысль — [его] пристанище, пространство — опора; должно почитать его как блаженство». — «Что есть суть этого блаженства, Яджнявалкья?» — «Сама мысль, великий правитель, — ответил он. — Ибо мыслью испытывают влечение к женщине, в женщине происхо- дит зачатие сына, похожего на [отца], он[183] — блаженство. Поистине, великий правитель, мысль — высший Брахман. Того, кто, зная это, почитает это, не покидает мысль, к нему устремляются все существа; став богом, приходит он к богам». — «Тысячу [коров] и быка [величиной] со слона дам я тебе», — сказал Джанака, правитель Видехи. Он, Яджнявалкья, сказал: «Мой отец полагал, что не должно брать дары, не поучая».

7. «Поведай мне то, о чем говорили тебе». — «Ви- дагдха, потомок Шакалы, сказал: поистине сердце — это Брахман». — «Как говорит тот, кто имеет мать, отца и учителя, так говорил и Видагдха, потомок Шакалы: поистине сердце — это Брахман, ибо что может иметь тот, у кого нет сердца? Говорил ли он тебе и о пристанище и опоре этого [Брахмана]?» — «Он не говорил [об этом]. Поистине этот [Брахман] обладает лишь одной падой, великий правитель». — «Поведай нам это, Яджнявалкья!» — «Сердце — [его] пристанище, пространство — опора; должно почитать его как постоянство». — «Что есть суть этого постоянства, Яджнявалкья?» — «Само сердце, великий правитель, — ответил он. — Ибо поистине, великий правитель, сердце — это пристанище всех существ, это опора всех существ, ибо все существа, великий правитель, опираются на сердце. Поистине, великий правитель, сердце — высший Брахман. Того, кто, зная это, почитает это, не покидает сердце, к нему устремляются все существа; став богом, приходит он к богам». — «Тысячу [коров] и быка [величиной] со слона я дам тебе», — сказал Джанака, правитель Видехи. Он, Яджнявалкья, сказал: «Мой отец полагал, что не должно брать дары, не поучая».

 

<< | >>
Источник: В. В. БРОДОВ. Древнеиндийская философия. Начальный период. «Мысль» Москва-1963. 1963

Еще по теме 9. [ЯДЖНЯВАЛКЬЯ О СУЩНОСТИ БРАХМАНА]:

  1.   Б. ИЗ БРИХАДАРАНЬЯКА-УПАНИШАДЫ
  2. 9. [ЯДЖНЯВАЛКЬЯ О СУЩНОСТИ БРАХМАНА]
  3. §1. Упанишады: Брахман как высшая реальность
  4. Глава 4. Индийская философия и космополитизм