<<
>>

Экономическая культура в контексте социальных трансформаций

Российское общество 90-х гг. характеризуется высокой скоростью и глубиной изменений практически всех социальных сфер. Ценностный слом затронул внутреннюю природу общества, привел к глубокой перестройке базовых предпочтений, типов сознания.

Изменения социальной, политической и экономической сфер жизни России последнего десятилетия ХХ в принято определять как трансформационные.

Как отмечает Т. И. Заславская, трансформация - это сейчас наиболее употребительное понятие, отражающее такие важные характеристики процесса, как направленность на изменение социального качества общества, фундаментальную зависимость от поведения, установок и интересов не только элитных, но и массовых общественных групп, а также значительный уровень стихийности, ограниченную управляемость и слабую предсказуемость результатов .

В ходе социальной трансформации могут изменяться как социальные институты и группы, так и отдельные индивиды. Социальные трансфор-мации последнего десятилетия носят комплексный характер - наблюдаются изменения в организации общества, его социальных институтов, образе мышления и поведении значительных групп населения.

В общественном сознании происходит пересмотр существовавших ра-нее устойчивых социальных норм и представлений, исчезновение одних социальных практик и институционализация других. Меняется «экономический менталитет» взрослого населения. В новых социально- экономических условиях формируется новый, условно говоря, «рыночный менталитет» подрастающего поколения.

Колоссальная трансформация возможностей и жизненных перспектив (потеря одних и появление других) затронула практически все слои общества. Кардинальные по сути и резкие по форме изменения оказались не просто значимыми, но и болезненными для большей части населения. Однако многое можно пережить, был бы «свет в конце туннеля». Важно понять, есть ли он в принципе и что служит гарантом благополучия и стабильности.

Необходимой предпосылкой сохранения целостности общества в условиях общественных изменений является принятие людьми новых социальных ориентаций, использование их в повседневной практике.

Наиболее фундаментальным и потому стратегическим объектом преобразований служат социокультурные характеристики общества: структура доминирующих ценностей, потребностей, целевых ориентаций, мотиваций, норм и способов повседневной деятельности. «В конечном счете, - отмечает Т. И. Заславская, - именно характер реактивно-адаптационного поведения миллионов рядовых россиян приводит к реальному изменению массовых социальных практик, составляющих главную цель реформ» .

Для сохранения и функционирования общества ему в той или иной мере должны быть присущи элементы прошлого опыта. Функцию социальной памяти обычно выполняет культура, «которая представляет настоящее как результат прошлого. Но память означает забывание и выборочное запоминание, что, в свою очередь, предполагает конструирование тождеств для повторного зачатия повторяющихся событий» .

Российскую историю трудно определить как преемственную, ее можно сравнить с ломаной, пунктирной линией. Наиболее резкий излом (разрыв сознания, ценностных ориентаций, массовых экономических практик), уничтоживший традиционные институты и жизненные уклады, произошел в начале XX в. Революция провела отчетливую грань, разделила историю на «до» и «после». «Ни один народ не выходит из революционной катастрофы таким, каким он вошел в нее. Зачеркивается целая историческая эпоха с ее опытом, традицией, культурой. Переворачивается новая страница жизни... Прибавьте к этому и третье, неслыханное и небывалое в истории осложнение: тоталитарное государство, которое решает создать новый тип человека, опираясь на чудовищную монополию воспитания и пропаганды и на подавление всех инородных влияний. Вековая привычка к повиновению, слабое развитие личного сознания, потребности в свободе и легкость жизни в коллективе, "в службе и в тягле" - вот что роднит советского человека со старой Москвой» .

Трансформации последнего десятилетия, противоположные по содер-жанию предыдущим, но более мягкие по своей форме, могут способствовать восстановлению исторического континуума, непрерывности традиций

как «искони условно принятых» обычаев, неписаных законов, норм, снятию противоречий между ценностями дореволюционной и советской России.

Сложный социальный характер любого общества - это результат не только изменений, реформ, происходящих сегодня, но и следствие предшествующей многовековой истории народа.

«Многие стороны экономической жизни, как и многие формы и типы хозяйств, остались от предыду-щих периодов. Все формы современного хозяйства развились последовательно из других, уже отживших или отживающих хозяйственных форм. Поэтому, лишь проследивши весь процесс хозяйственного развития общества, мы можем изучить и понять весь механизм современного экономического строя», - отмечал известный исследователь начала ХХ в. П. Маслов .

Наш подход основан на относительно новом для отечественной социологии понятии экономической культуры. Традиционно в качестве основных элементов, составляющих культуру, выделяют нормы и ценности. Ценности, составляющие фундамент культуры, служат основанием для формирования социальных норм. В свою очередь, на основе принятых в обществе ценностей и норм складываются иерархии приоритетов и пре- стижей, пронизывающих как социально-экономическую, так и духовную сферу. Системы приоритетов, имея социокультурную основу, коренятся в историческом прошлом народов и социальных групп и меняются достаточно медленно.

Исходной точкой всякой хозяйственной деятельности является естественная потребность человека в благах. «Человечеством руководит импульс удовлетворения первичных потребностей, порождающий в свою очередь стремление к удовлетворению вторичных потребностей. Но совершенно бессознательно человеком руководит мотив сохранения трудовой энер-гии» . Общность в человеческих мотивах хозяйственной деятельности не исключает присутствие определенных особенностей. Устойчивое значение для развития и успешности экономической деятельности имеют культура: национальный менталитет, доминирующие ценности социальной общно-сти. Как специфический способ человеческой деятельности, культура влияет, а возможно жестко определяет и ограничивает, стратегию и тактику социальных и экономических поступков человека. В соответствии с разнообразием культурных программ «.дух, управляющий хозяйственными субъектами, может быть глубоко различен и был уже издавна глубо-

ко различимым.

Требуемые для предпринимательства, хозяйственных действий душевные качества также отличаются.» . Эта мысль не нова. На детерминированность хозяйственного мышления и действий культурной общности или, говоря современным языком, программирование чело-веческой деятельности исходными культурными программами указывали многие социальные мыслители. Однако в условиях построения новой экономической политики напоминание этой идеи может оказаться своевременным.

Усвоив ценности и нормы, люди выбирают те из них, которые в наибольшей степени позволяют им «вписаться» в систему социально- экономических отношений, сохранить стабильность, добиться своих целей, реализовать свои намерения и планы, при этом не вступая в конфронтацию с теми, от кого зависит их благополучие. «Через социальные ценности, нормы, потребности и т. д. культура выбраковывает отжившее, сохраняет и передает новым поколениям необходимое, формирует новое - новые потребности, новые ценности и нормы, новую мотивацию поведения. В ходе этих процессов осуществляются социальная адаптация и социализация, формируются определенные типы человеческих личностей.» .

Экономическая культура человека является частью его общей культуры, его сознания и поведения, связанного с экономическими интересами, потребностями, ценностными ориентациями, предпочтениями, мотивами деятельности в экономической сфере. Она включает также экономические знания, определенный уровень правовой культуры. Конкретным проявлением экономического сознания является реальное экономическое поведе-ние как система мотивированных действий в ситуации выбора.

Экономическая культура является долговременной, исторически сложившейся, передаваемой из поколения в поколение устойчивой системой социокультурных ценностей, представлений, установок, стандартов и об-разцов, неписаных законов поведения индивидов и групп в общественной и личной, бытовой практике, связанной с реализацией потребности получения средств к существованию. Экономическая культура тесно связана с устойчивыми стереотипами сознания, нравственностью, социальными нормами, проявляющимися в непосредственной деятельности по реализации данной потребности.

Являясь частью культуры общества, экономическая культура служит механизмом воспроизводства исторически сложившихся и зарождающихся социально-экономических институтов и норм.

Экономическую культуру личности, т. е. сознание и поведение, во многом определяет внешняя социальная и хозяйственная реальность. Установки, ценностные представления и предпочтения тесно связаны с ситуацией, реальностью, в которых они возникают. Проявления экономической культуры, с одной стороны, являются отражением социально-экономических условий, с другой - продуктом сознания и поведения, преломленного через интересы и потребности людей. Находясь внутри социально- экономического процесса, индивиды, как объекты, включены в социальные действия, идущие независимо от них. Вместе с тем, будучи социальными субъектами, они с большей или меньшей избирательностью, глубиной, желанием интегрируются в ту социальную реальность, которая есть, в которой они живут и действуют по принципу «здесь и сейчас».

Экономическое сознание (элемент экономической культуры) авторы рассматривают как подсистему общественного сознания, как систему ду-ховных способов отношения людей к экономической жизни и самим себе, как баланс ценностных ориентаций и приемлемых ограничений, сопровождающих процесс экономической деятельности: норм, стандартов, эталонов, оценок способов деятельности, характера поведения, других рациональных и эмоциональных компонентов. На уровне своего непосредственного восприятия и эмпирического фиксирования экономическое сознание совпадает «с представлениями, идеями, ценностями, настроениями, разделяемыми одновременно более или менее широкими множествами людей, и имеет выраженный надындивидуальный характер» . Экономическое сознание неоднородно и внутренне противоречиво, ибо включает и элементы, порождаемые непосредственно данным обществом, и составляющие тра-диционного происхождения, а также привносимое из других современных общественных систем.

Обращение к понятию экономической культуры (см. схему, с. 22) позволяет говорить о том, что экономическая культура является, во-первых, результатом функционирования социальных институтов, относящихся к экономической сфере, во-вторых, продуктом деятельности социальных групп - их «живым социально-экономическим сознанием» . Это означает, что возможно и необходимо изучение двух относительно самостоя-тельных аспектов экономической культуры: личностного и институционального.

<< | >>
Источник: Л. Г. Борисова, Г. С. Солодова, О. П. Фадеева, И. И. Харченко. Неформальный сектор: экономическое поведение детей ивзрослых / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск,2001. 183 с.. 2001

Еще по теме Экономическая культура в контексте социальных трансформаций:

  1. ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ
  2. ИНСТИТУЦИЯ КАК ЛАТЕНТНАЯ ФУНКЦИЯ ПРОИЗВОДСТВА СОЦИАЛЬНО-СУБЪЕКТНОГО БЫТИЯ
  3. КОНТИНУАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА КУЛЬТУРЫ КАК ИНСТРУМЕНТ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОЦЕССА ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ
  4. РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ ИНСТИТУЦИОНАЛИЗАЦИИ НЕФОРМАЛЬНЫХ ТРУДОВЫХ ПРАКТИК В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  5. Экономическая культура в контексте социальных трансформаций
  6. 1.3. Кризис начинается с культуры: к вопросу о понятиях
  7. Глава 2. СТРУКТУРАИМЕТОДОЛОГИЯ СОЦИОЛОГИИ  
  8. Глава 13. СОЦИОЛОГИЧЕСКАЯКОНЦЕПЦИЯ СТРУКТУРАЦИИПОЭ. ГИДДЕНСУ  
  9. Глава 17. ЭТНОНАЦИОНАЛЬНАЯСТРУКТУРА ОБЩЕСТВА  
  10. Глава 23. РОЛЬКУЛЬТУРЫВРАЗВИТИИЧЕЛОВЕКА ИОБЩЕСТВА  
  11.   4.13. «Общество знания». Дисциплинарная структура и роль социально-гуманитарных наук в процессе социальных трансформаций  
  12. § 1. Слово - понятие - теория
  13. § 3. Индивидная перспектива социальности
  14. 1.2. Структурно-институциональный дизайн гражданского общества:системный анализ
  15. 2.3. Российская национально-государственная идентичность: перспективы взаимодействия властных структур и институтовгражданского общества
  16. КУЛЬТУРА. ДИАЛОГ КУЛЬТУР