<<
>>

  ГЛАВА 23

  Аббатш Не следует удивляться, что бог есть невидимый творец, если мы видим удивительные создания разума в городских постройках, кораблях, искусствах, книгах, произведениях живописи и в прочих бесчисленных вещах, самого же интеллекта мы не схватываем чувством зрения.
Мы видим бога в его творениях, хотя он и остается для нас невидимым. И небеса и земля являются созданиями бога, которого никто никогда не видел.

Николай. Само зрение не видит себя, хотя па ином, которое оно видит, оно постигает себя как видящего. Но то видение, которое есть видение видений, не постигает себя различающим в ином, так как оно прежде иного. Следовательно, раз оно различает прежде иного, то в этом различии оно не есть нечто одно как видящее, другое — как видимое и третье — как видение, происходящее от двух первых. Ясно поэтому, что бог, который называется видящим (Iheos) от tlieoro, (или «вижу»)47, есть это видение прежде, чем начинает быть иное, каковое видение только тогда мы можем видеть совершенным, когда оно троично; и ясно, что видеть бесконечное и неопределимое в ином — это есть видение неипого в отношении к иному. Поэтому мудрецы говорят, что бог видит себя и все единым и невыразимым взглядом, так как он видение видений.

      1. Аббат. Кто же пе усмотрел бы истины того, что ты только что обнаружил как видимое тобой?! Конечно, кроме лишенного умственной проницательности, никто не станет отрицать, что бог, который есть начало прежде иного и всего, не лишен зрения, он, который безусловно прежде всякого лишепия. Если же он но лишен зрения и ради этого называется видящим, то бог имеет совершеннейшее видение, усовершающее и определяющее и себя само и все так, как ты только что разъяснил. А то, чем владеет бог,— прежде иного. Следовательно, видение, которое есть триединый бог, созерцает, конечно, себя самого и иное не разпыми видениями, но тем, которым оп себя и все созерцает

одновременно.

Такое видение есть определение. Ибо видение это пе имеет движения от иного, подобно тому как в нас предмет возбуждает способность [воспринять его]; но видение его есть уже установление, как, по слову Моисея, Бог увидел, что свет хорош, и стало так. Свет, стало быть, есть не что иное, как свет, являющийся видимым светом посредством зрения, которое есть неиное. Отсюда я вижу, что на одном и том же основании все, что есть, есть не иное, чем то, что оно есть, так как зрение, которое есть неиное, не видит иного в отношении себя. Остается, чтобы я услыхал от тебя о благе, которое Моисей предполагает, говоря: Бог увидел, что это хорошо, и вскоре сотворил.

Николай. В комментариях к «Пармепиду» ты, ко- юа нечно, прочитал, что бог, так же как благом, называется и единым, что, по мнению [Прокла], одно и то же, так как эти свойства все проникают. Это то же, как если бы он сказал, что, раз бог есть все во всем, ему должно быть приписано такое имя, которое мы усматриваем как присущее всему в непосредственном смысле. Благо же как раз отражается во всем. Все любит свое бытие, ибо последнее есть благо, поскольку благо есть то, что любимо и желанно само по себе. Поэтому, когда Моисей хочет описать устроение мира, в котором воочию раскрылся бог, он называет то, что создано ради этого устроения, благим, благодаря чему мир оказывается совершенным откровепием божпей славы и мудрости. Следовательно, то, что бог увидел в себе прежде иного как благое, переходит в устроение мира как благое. Бог же вследствие того, что увидел благое прежде иного, во всяком случае сам не был иным в отношении к нему. Поэтому, если бы кто-нибудь смог созерцать только благое, как оно есть само неиное, тот, конечно, убедился бы, что никто не благ, кроме одпого бога, который существует прежде не-блага. Ибо все ипое, как иное, могло бы существовать иным образом. Поэтому в отношении него меньше всего можно сказать, что оно — благо, так как благо, будучи неиным, не может быть иным. Обрати внимание на то, что «благо» соответствует принципу, так как благо предшествует не-благу, а неипое предшествует иному и тем самым также подходит [в качестве имени] для принципа; и «благо», как имя принципа, есть неипое;

точнее, однако, «неиное» — на том основании, что оно определяет и себя, и благо.

        1. Аббат.
          Подумай, так ли то, что благо предшествует неблагу, в то время как, по Платону, не-сущее предшествует сущему и вообще отрицательное высказывание предшествует утверждению?48

Николай. Когда говорится, что не-сущее предшествует сущему, то это не-сущее, по Платону, разумеется, лучше сущего, и таким же образом — отрицание, которое предшествует утверждению. Потому именно предшествует, что оно лучше. Поистине, ие-благо пе лучше блага, поэтому благо — выше; и благ только один бог, ибо нет ничего лучше блага. Благо же, поскольку опо оказывается отличным от не-блага, пе есть точное имя божие. Поэтому оно отрицается в отношепии к богу, как и все другие имена, ибо бог не есть иное ни в отношепии к благу, ни в отношении к не-благу, пи вообще в отношении к чему-нибудь именуемому. Вот почему обозначение «неиное» более точно направляет к богу, чем «благо».

        1.  
<< | >>
Источник: Николай Кузанский. Сочинения в 2-х томах. Т. 2 — М.: Мысль,1979. — 488 c.. 1979

Еще по теме   ГЛАВА 23:

  1. Глава 8. Теория доказательства:пропозициональные правила
  2. Глава I Бытие
  3. ГЛАВА ВТОРАЯ
  4. ГЛАВА 133 [О ЗНАЧЕНИИ СРЕДИННЫХ]
  5. ГЛАВА 180 [О ЦЕЛОМ]
  6. Глава 2. Книга «Россия и Европа» – новое слово в историософии
  7. Глава 5 Под проклятием горы Гаризим
  8. Глава 3 Концепции земского самоуправления 1860-х годов
  9. Глава тринадцатая Приватизация в России: свободная и огосударствленная приватизация
  10. Глава четырнадцатая Акционерная собственность в России1
  11. Глава 7. Ранние государства на территории Башкортостана
  12. ГЛАВА XII. НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  13. Глава I Бытие
  14. Глава восьмая
  15. Десятая глава
  16. Глава 8.Управление в области использования и охраны земель
  17. Глава 11. Граждане,юридические лица и оборот земельных участков
  18. Глава 4. Польская тематика в литературе 1880-х–1890-х годов