<<
>>

§ 25. Более точный анализ двух возможностей решения

Можно было бы спросить с удивлением, к чему такая обстоятельность, если мы устраняем трудности, которые сами себе создали. Ведь все совершенно просто. Каждый акт представления is имеет, естественно, общее типологическое свойство вида «представление», и оно не допускает дальнейшей подлинной дифференциации.

Что же отличает представление от представления? Естественно, «содержание». Представление римский папа представляет именно римского папу, представление кайзер — именно кайзера, го Но такого рода «самопонятностями » может удовлетвориться лишь тот, кто никогда не прояснял для себя господствующие феноменологические (со стороны идеальных единств, видовые) различия, и прежде всего никогда не осуществлял фундаментальное разделение между содержанием как предметом и содержанием 25 как материей (смыслом схватывания, или значением); и равным образом тот, кто как раз в этом контексте, где это весьма важно, будет противиться истине, что предмет в собственном смысле — это ничто «в» представлении.

Поэтому и требуется особая обстоятельность. Предметы, зо которые в представлении суть ничто, не могут также быть причиной какой-либо дифференции g между представлением и п р е д с та в л е н и е м, и, в част- пости, дифференции, столь хорошо известной нам из собственен ного содержания этих представлений относительно того, что ^ 35 они представляют. Если мы теперь схватываем это что как «со- ^ держание», которое следует отличать от интендированного предмета и которое присуще самому представлению, то спрашивается как раз, в качестве чего же мы должны его понимать. Мы не видим здесь никаких других возможностей, кроме как еще раз прояснить самым скрупулезным образом обе возможности, которые мы наметили выше.

Или мы допускаем, что то, что составляет меняющуюся ин- тенциональную сущность и одновременно меняющееся предметное отношение в реальном содержании представления, есть само качество представления, которое дифференцируется

один раз так, другой — иначе.

Представления папа и кайзер (не сами папа и кайзер) различаются совершенно аналогичным образом, как различаются цвета красный и синий (когда их понимают как определенные дифференции, как «оттенки»). Общее — это представление, особенное — это полностью определенное В СО- 5 ответствии с сущностью значения, предельно дифференцированное представление. При сравнении точно так же: общее есть цвет, особенное — тот или иной определенный цвет, этот оттенок красного, этот оттенок синего. То, что представление относится К определенному предмету И определенным образом, ЭТИМ ОНО 10 ведь обязано не какому-то своему действию (Sichbetatigen) на предмет, существующий вне его, в себе и для себя: как будто бы оно в самом серьезном смысле было «направлено» на него или каким-нибудь образом было бы занято им, скажем, как пишущая рука — пером; оно обязано этим вообще не какому-либо внешне- is му по отношению к нему сущему, но исключительно своему собственному своеобразию. Последнее имеет силу при любом понимании; предложенное теперь понимание определяет это так: соответствующее данное представление просто благодаря своему так-то и так-то дифференцированному качеству 20 представления есть именно представление, которое представляет этот предмет этим образом.

Или мы допустим в качестве второй возможности, которая нам здесь предоставляется, что полная интенциональная (или, в этих примерах, полная сопряженная со значением) сущность, ко- 25 торая подвергается идеирующему абстрагированию, когда мы говорим об определенном (идеально-едином)представлении «папа» или о значении слова папа, есть нечто по существу своему комплексное, которое может распадаться на два абстрактных момента; один — это качество представления, взятое чисто в себе и повею- зо ду равное типологическое свойство акта (Aktcharakter), другой — «содержание» (материя), которое не принадлежит внутренней сущности этого типологического свойства как его дифференция, но как раз присоединяется и укомплектовывает полное значение. Одно к другому относится теперь, как в аналогичном случае опре- зз деленный цвет к протяжению.

Каждый цвет есть цвет определенного протяжения; так и каждое представление есть представление определенного содержания. В обоих случаях взаимосвязь не случайна, но необходима, и притом априорна.

Это сравнение указывает на то, как мы хотим понять этот вид 40 комплекса и как мы должны его понимать, находясь на нынешней точке зрения. Это есть форма комплекса, для которой еще недостает вполне подходящего имени. Брентано и некоторые из его последователей говорят здесь об объединении метафизических частей. Штумпф предпочитает название «атрибутивные час- 45

ти». Объединения внутренних свойств в единство феноменальных внешних вещей предоставляют типичные примеры, на основе которых можно понять идею этой комплексной формы. В соответствии с этим следует, пожалуй, обратить внимание, что добав- 5 ляющееся типологическое свойство, присоединяющееся как определяющее содержание к чистому типологическому свойству представляющего качества, которое может быть отделено от содержания только посредством абстрагирования, действительно нужно считать принадлежащим новому роду. Ибо как только ю его хотели бы снова понимать как {квалитативное}403 типологическое свойство, опять бы возникли трудности, над устранением которых мы теперь трудимся, только термины были бы изменены.

Если бы мы, следовательно, решились отделить «содержание», или «материю», от рода «качество акта», то мы должны is были бы сказать: типологическое свойство [акта] «качество», которое в себе и для себя делает представление представлением и, следовательно, затем суждение суждением, желание желанием и т. д., в своей внутренней сущности не имеет никакого отношения к предмету. Однако в этой сущности коренится, 2о пожалуй, идеально-закономерное отношение, а именно: такое типологическое свойство не может иметь места без дополняющей «материи», лишь посредством которой отношение к предмету обретает полную интенциональную сущность и, таким образом, само становится конкретным интенциональным пережи- 25 ванием. Это переносится ео ipso на сопряженную со значением сущность переживаний, получивших выражение, т. е. на то, в отношении чего мы говорим, например, об одном и том же суждении, которое высказывают различные люди. Эта сопряженность со значением, если говорить в идеальном плане — значение, есть, зо в конкретном переживании суждения, типологическое свойство судящего полагания (Setzung) (абстрактное качество суждения) в {«атрибутивном»}404 переплетении с содержанием (материей суждения), благодаря чему завершает свою полноту отношение к q; «предмету», т. е. к положению дел. И это судящее полагание, так 35 нужно было бы сказать, вообще a priori немыслимо без какого- ^ либо содержания, так же как цвет — без протяженности.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 25. Более точный анализ двух возможностей решения:

  1. 3.1 Методика оптимизации принятия управленческих решений в направлении развития сбытовых процессов на предприятии
  2. 2. Сравнительный анализ экономической эффективности
  3. 2. Экономические возможности Соединенных Штатов
  4. 10.4. СУЩНОСТЬ И ЗНАЧЕНИЕ ПРОЦЕССА ПРИНЯТИЯ УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ИНВЕСТИЦИОННЫХ РЕШЕНИЙ
  5.   ЗАДАЧИ ПОЗИТИВИЗМА И ИХ РЕШЕНИЕ 1868  
  6. § 25. Более точный анализ двух возможностей решения
  7. АНАЛИЗ ОПРЕДЕЛЕНИЙ ПОНЯТИЯ «АДАПТАЦИЯ»
  8. КОГНИТИВНЫЕ СТИЛИ И СТРАТЕГИИ РЕШЕНИЯ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ЗДДАЧ
  9. Установление точного логического смысла суждений
  10. Глава 4. КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД В ГОСУДАРСТВЕННОМ МЕХАНИЗМЕ РОССИИ (на основе анализа Конституций РФ 1978 и 1993 гг.)
  11. ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТОИМОСТНОЙ АНАЛИЗ — НОВАЯ ФОРМА ТЕХНИКО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  12. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СТОИМОСТНОГО АНАЛИЗА
  13. Сущность, методы и информационная база анализа финансового состояния предприятия
  14. Анализ социальных и финансовыхрисков