<<
>>

§ 17. Иллюстрирующие образы фантазии, ошибочно полагаемые в качестве значений

Мы выявили {феноменологический}[34] характер понятия значения, или интенции значения, которое присуще выражению как таковому и отличает его в сознании, следовательно, дескриптивно, от простого звучания.

Наше учение обнаруживает, что возможность и зачастую действительность такого характера не зависит от того, выполняет ли выражение познавательную функцию, имеет ли оно хотя бы слабое и отдаленное отношение к созерцаниям, доставляющим наглядность. Теперь же пора разобраться с распространенным, если даже не господствующим пониманием, которое, в противоположность нашему, видит весь эффект (Leistung) живого значимого (bedeutsamen) выражения в пробуждении определенных, постоянно встроенных в него образов фантазии.

Понять некоторое выражение значило бы, таким образом, обнаружить соотносящиеся с ним образы фантазии. Без них выражение якобы бессмысленно. Нередко сами эти образы фантазии называют значениями слов, и притом претендуя на то, что так понимают значение выражения в обыденном языке.

Что такие на первый взгляд даже привлекательные учения возможны, несмотря на возражения, которые выдвигали против них не отягощенные предрассудками исследователи, свидетельствует об отсталом состоянии дескриптивной психологии. Конечно, во многих случаях языковые выражения сопровождаются представлениями фантазии, которые в той или иной степени связаны с их значением. Однако это противоречит очевиднейшим фактам, что такое сопровождение требуется для понимания повсюду. Тем самым это означает, что их существование не может составить значимости (Bedeutsamkeit) выражения (или даже самого значения), а их отсутствие не может воспрепятствовать этой значимости. Это показывает и сравнительное изучение сопро-

вождающей фантазии, обнаруживаемой в том или ином случае: при неизменном значении слова сопровождающая фантазия может не один раз измениться и быть весьма слабо связанной с этим значением, в то время как привлечение наглядности в собственном смысле, в которой осуществляется или усиливается интенция значения выражения, удается лишь после некоторых усилий и часто вообще не удается.

Допустим, что мы читаем работу, относящуюся к какой-нибудь абстрактной области знаний, и наблюдаем — полностью понимая замысел автора — обнаруживается ли нечто, выходящее за пределы понимаемых слов. Эта ситуация наблюдения, конечно, наиболее благоприятна для оспариваемого нами понимания. Руководящий наблюдением интерес — обнаружить образы фантазии — психологически способствует возникновению самих этих образов, а при нашей склонности сразу же причислять к первичному состоянию дел обнаруживаемые в последующей рефлексии все новые образы фантазии, протекающие совместно во время наблюдения, должны были бы считаться психологическим содержанием выражения. Однако, несмотря на благоприятные обстоятельства для оспариваемой концепции, которая усматривает сущность значимости (Bedeutsamkeit) в такой сопровождающей фантазии, нужно, по крайней мере относительно обозначенного класса случаев, отказаться от того, чтобы искать мнимые подтверждения в психологическом наблюдении. Давайте возьмем, например, хорошо понятные алгебраические значки или формулы, или положения, выраженные вербально, например: каждое алгебраическое уравнение нечетной степени имеет по меньшей мере один действительный корень, и произведем требуемые наблюдения. Если бы мне нужно было доложить о том, что я сам только что обнаружил, то относительно последнего примера мне пришло на ум следующее: открытая книга (я узнаю в ней Алгебру Серрета), чувственно воспринимаемая запись (Typus) алгебраической функции в тойбнеровской печати и при слове «корень» известный символ V. Между тем я прочитал утверждение раз десять и полностью его понял, не находя все же ни малейшего следа сопровождающих фантазий, которые относились бы каким-либо образом к представленной предметности. Точно так же получается у нас и с наглядностью таких выражений, как культура, религия, наука, искусство, дифференциальное исчисление и т. ГІ.

Добавим, что сказанное затрагивает не только выражения весьма абстрактных и опосредствованных сложными связями предметностей, но также имена индивидуальных объектов, известных личностей, городов, названия местностей. Способность к наглядному воспроизведению, возможно, имеет место, в данный же момент она не реализована.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 17. Иллюстрирующие образы фантазии, ошибочно полагаемые в качестве значений:

  1. § 17. Иллюстрирующие образы фантазии, ошибочно полагаемые в качестве значений