<<
>>

§ 8. Отделение различия между самостоятельными и несамостоятельными содержаниями от различия между содержаниями, выделяющимися и сливающимися в созерцании


Мы ДОЛЖНЫ быть готовы еще к одному возражению. Кто-то будет, возможно, настаивать на следующем. В силу того что самостоятельное содержание утверждает себя как самодостаточное и обособленное от всего вокруг единство, а с другой стороны, несамостоятельное содержание характеризуется как что-то данное лишь на основе других, причем самостоятельных содержаний, имеет место определенное феноменологическое различие, которое недостаточно учитывается в наших рассуждениях.

Здесь прежде всего нужно принять во внимание следующее дескриптивное положение дел. Несамостоятельные моменты в созерцании — это не просто части, однако определенным (понятийно не опосредствованным) образом мы должны их схватывать как части. Дело в том, что сами по себе они не могут быть замечены без того, чтобы конкретные целые содержания, в которых они присутствуют, не выделялись как нечто единое, что, однако, не говорит о том, что они становятся [при этом] в точном смысле предметными. Скажем, фигуру или цвет мы не можем заметить сами по себе, не выделяя при этом весь объект, имеющий эту фи-
гуру или этот цвет. Иной раз, правда, кажется, что необычные цвет или форма «бросаются нам в глаза» как что-то отдельное, {и все же при воспроизведении этого процесса становится ясно, что и здесь существует целостный объект, который выделяется как явление, но как раз благодаря той особенности, которая бросается нам в глаза и которая единственно и является в собственном смысле предметной.}[121] Подобным же образом относится выделение некоторого чувственного момента единства к схватыванию самого чувственно-единого целого, например выделение момента пространственной конфигурации, который, наряду с другими моментами единства, лежит в основе внутренней замкнутости чувственно воспринимаемого множества, подающего себя в качестве единства[122]. Происходящее таким образом выделение одного из содержаний может иной раз служить как бы фундаментом для того, чтобы другое тесно связанное с ним содержание стало заметным197.
Исследуя эту ситуацию глубже, мы замечаем, что с рассмотренным выше различием между самостоятельными и несамостоятельными содержаниями в феноменологической области, т. е. в области созерцаемых данностей как таковых, пересекается смешиваемое с ним еще одно, а именно: различие между содержаниями «обособленными» в созерцании, «выделяющимися», «отсекающими» себя от связанных с ними содержаний, и содержаниями, которые как бы сливаются со связанными с ними содержаниями, перетекают в них без ка- ких-либо границ. Конечно, эти выражения многозначны, но их сопоставление, во всяком случае, ясно указывает на то, что речь здесь идет о существенно ином различии.
Итак, содержание является отделенным в созерцании по отношению к сосуществующим содержаниям, если оно не перетекает в них «без разбора », так, что оно может утвердить свою значимость наряду с ними и выделиться как нечто особое. [С другой стороны], необособленное в созерцании содержание образует с сосуществующими содержаниями целое, из которого оно таким способом не отделяется — оно со своими «собратьями »(Genossen) не только связано, но даже «сплавлено ». Если понимать самостоятельные содержания в прежнем смысле, т. е. в таком смысле, что они неизменно остаются собою независимо от того, что происхо-
дит с их окружением, то вовсе не обязательно, чтобы они обладали самостоятельностью совсем иного типа, каковой является обособленность (Sonderung). Части созерцаемой поверхности равномерной или непрерывно меняющейся в оттенках белизны самостоятельны, но не обособлены.
Если мы хотим ответить на вопрос, что же принадлежит к созерцаемой обособленности, то образ переливания или перетекания друг в друга приводит нас сначала к случаям, когда содержание непрерывно переходит от ступени к ступени (sich abstufen). Это имеет место прежде всего в области чувственных конкретных [образований] (Konkreta) (или, точнее, для самостоятельных содержаний в сфере внешней чувственности). Обособленность основывается здесь во многих случаях на прерывности (Diskontinuitat). Можно высказать следующее положение.
Два одновременных чувственных конкретных [образования] составляют с необходимостью неразличимое единство, если все непосредственно конститутивные моменты одного «непрерывно» («stetig») переходят в соответствующие конститутивные моменты другого. Случай равенства каких-либо соответствующих моментов следует при этом считать допустимым пограничным случаем непрерывности, т. е. случаем непрерывного перехода моментов «в самих себя».
Это положение можно легко распространить и на множество конкретных [образований]. В нем каждое отдельное конкретное [образование] является необособленным в том случае, если конкретные [образования] этой совокупности (Inbegriff) располагаются в ряд так, что они шаг за шагом непрерывно присоединяются один к другому, т. е. что для соседствующих пар верно только что сформулированное положение. Нечто отдельное (Einzelnes) уже остается необособленным от всех других, если только оно не отделяется от одного из них.
<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 8. Отделение различия между самостоятельными и несамостоятельными содержаниями от различия между содержаниями, выделяющимися и сливающимися в созерцании:

  1. § 8. Отделение различия между самостоятельными и несамостоятельными содержаниями от различия между содержаниями, выделяющимися и сливающимися в созерцании