<<
>>

§18. Простые и составные, фундирующие и фундированные акты

Мы познакомились только с одним значением, в котором говорится об интенциональных содержаниях. Другие значения обнаружатся в последующих исследованиях, в которых мы хотим выявить важные особенности феноменологической сущности актов и прояснить основывающиеся на них идеальные единства.

Мы начнем с уже затронутого различия простых и составных актов. Не каждое единое переживание, составленное из актов, уже поэтому составной акт, так же как не каждое произвольное присоединение машин друг к другу есть машина. При помощи этого сравнения мы проясним, что еще [для этого] требуется. Составная машина — это машина, которая сама состоит из машин, и притом это соединение такого рода, что работа совокупной машины есть именно совокупная работа, в которую вливается работа частей машины. Подобным образом обстоит дело с составными актами. Каждый акт имеет свое особое интенциональное отношение, каждый имеет свой единый предмет и свой способ, каким он относится к предмету. Но эти многообразные частичные акты объединяются в один совокупный акт, совокупная работа которого состоит в унификации интенционального отношения. И сюда каждый отдельный акт вносит свою долю работы; единство представимой предметности и весь способ интенционального к ней отношения в целом конституируется не наряду с частичными актами, но в них и одновременно в способе их связи, которая осуществляет единый акт, а не только единство какого- либо переживания. Предмет совокупного акта не мог бы появиться как таковой, как он фактически является, если частичные акты

не делали бы представимыми свои предметы своим способом; они должны иметь определенную функцию в пределах целого: представить, скажем, части предмета или внешние члены отношения к нему или формы отношений и т. д. То же самое верно и в отношении тех моментов акта, которые, сверх того что делают нечто пред- ставимым, составляют качественную определенность (Qualitative) частичных актов и их единство в качественной определенности совокупного акта и при этом определяют специфически различные способы, какими те или иные предметности «вовлечены в [сферу] сознания».

В качестве примера может послужить единство категорической и гипотетической предикации. Совокупные акты отчетливо расчленяются здесь на частичные акты. Субъект категорического высказывания (Aussagen) есть лежащий в основе акт (полагание субъекта), на котором выстраивается полагание предиката, приписывание или отрицание предиката. Точно так же условие в гипотетическом высказывании конституируется в отчетливо отграниченном частичном акте, на котором надстраивается обусловленное полагание следствия. И при этом соответствующее совокупное переживание есть, очевидно, акт, это есть суждение об определенной совокупной предметности, а именно об определенном положении дел. Так же как суждение имеет место не наряду или между актами, [относящимися] к субъекту и предикату, а также актами, в которых осуществляется условие и следствие, но выстраивается в них как господствующее единство, так же и, соответственно, обсуждаемое положение дел есть объективное единство, которое выстраивается (как то, что оно здесь являет) из субъекта и предиката, из предположенного и на его основе положенного.

Положение дел может быть и сложнее. Новый акт может быть выстроен на основе весьма многочленного акта (члены которого, впрочем, сами снова могут быть расчленены), например на констатации некоторого положения дел выстраивается радость, которая является тем самым радостью по поводу этого положения дел. Радость не есть конкретный акт сам по себе, а суждение — находящийся рядом акт, но суждение есть фундирующий акт для радости, оно определяет ее содержание, оно реализует ее абстрактную возможность: ибо без такого фундирования радость вообще не может существовать[218]. И опять-таки, суждения могут фундировать предположения, сомнения, вопросы, желания, акты воли и т. п.; и точно так же наоборот, последние акты могут выступать как фундирующие. Так, существуют многообразные комбинации, в которых акты объединяются в со-

вокупные акты, и уже беглое рассмотрение показывает, что способ переплетения или фундирования актов посредством актов, лежащих в основе и делающих возможными их конкретность, обнаруживает действительные различия, для систематического исследования которых (будь то даже дескриптивно-психологиче- ское) едва ли еще может быть положено даже скромное начало.

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме §18. Простые и составные, фундирующие и фундированные акты:

  1. §18. Простые и составные, фундирующие и фундированные акты
  2. § 23. Понимание материи как фундирующего акта «простого представления»
  3. §33. Восстановление этого положения на основе нового понятия представления. Именование и высказывание
  4. § 42. Дальнейшее рассмотрение. Фундаментальные положения для комплексных актов
  5. § 43. Ретроспективный взгляд на предшествующую интерпретацию обсуждаемого положения
  6. § 1.1 Понятие правосознания в различных школах права