<<
>>

  § 8. О протяженности души  

Если местонахождение души имеет некоторую протяженность, если она испытывает ощущения в различных местах мозга или, что сводится к тому же самому, если у нее там действительно несколько различных местопребываний, то невозможно, чтобы она сама была лишена протяженности, как это утверждает Декарт.
Ибо его система не в состоянии объяснить воздействие души на тело, а также союз и взаимодействие обеих этих субстанций, что очень легко сделать тому, кто думает, что нельзя понять что-либо сущее без протяженности. В самом деле, по мнению Декарта, тело и душа имеют совершенно противоположную природу: тело способно только к движению, душа — только к сознанию. Следовательно, невозможно, чтобы душа оказывала воздействие на тело, а тело — на душу. Если тело движется, то душа, не наделенная способностью к движению, не испытывает от этого никакого толчка. Если душа думает, тело от этого не будет ничего испытывать, раз оно повинуется только движению.

Не значит ли это, говоря словами Лукреция, что душа, не будучи материальной, не может действовать на тело или же, что она в действительности материальна, раз она его касается и приводит в движение столь различными способами? А это может произойти только с телом [*********************].

Какой бы незначительной и неощутимой ни предполагать протяженность души, несмотря на явления, которые, по-видимому, доказывают противоположное и скорее могли бы доказать существование нескольких душ [†††††††††††††††††††††], чем существование одной души, да еще без протяженности, все-таки необходимо, чтобы она имела хоть какую-нибудь протяженность, раз она непосредственно касается другой огромной протяженности — тела; это так же понятно, как то, что с земным шаром соприкасалась бы всей своей поверхностью мельчайшая песчинка, расположенная на его полюсе. Следовательно, протяженность души образует своего рода тело этого чувствующего и действующего существа вследствие их тесной связи, которая такова, что можно подумать, что эти две субстанции, связанные и соединенные вместе, представляют собой одно целое.

Аристотель [‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡] говорит, что нет «души без тела и что душа не есть тело». В сущности говоря, хотя душа действует на тело и, без сомнения, определяет себя через свойственную ей активность, я не знаю, не становится ли она активной лишь после того, как раньше была пассивной, ибо, по-видимому, для того, чтобы действовать, душа должна прежде получить от духов впечатления, переработанные нашими телесными органами. Это, может быть, и заставляет многих говорить, что душа настолько зависит от темперамента и расположения органов, что она совершенствуется и делается более прекрасной вместе с ними.

Вы видите, что для объяснения союза души и тела нет необходимости столько ломать себе голову, как это делали великие умы: Аристотель, Платон, Декарт, Мальбранш, Лейбниц и Шталь 1э, и что достаточно спокойно идти своим прямым путем, не оглядываясь назад и по сторонам, когда имеешь истину перед собой. Но есть люди, у которых столько предрассудков, что они не наклонятся даже для того, чтобы подобрать истину, если найдут ее там, где не хотят ее видеть.

Вы понимаете теперь, после всего сказанного о различной природе нервов и различных местонахождениях души, что можно признать долю истины во всех мнениях писателей по этому вопросу, как бы противоречивы они ни казались. Если болезни мозга в зависимости от области, которую они поражают, уничтожают то одно, то другое чувство, то кто более неправ — тот ли, кто указывает местонахождение души в ягодицах или яичках, или тот, кто помещает ее в продолговатый мозг, в мозолистое вещество или даже в шишковидную железу? Поэтому мы можем применить ко всей мозговой ткани слова Вергилия [§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§§], относящиеся ко всему телу, по которому, как он думал вместе со стоиками, распространена душа.

В самом деле, где находится ваша душа, когда ваше обоняние сообщает ей нравящиеся или раздражающие ее запахи, если не в тех слоях, откуда берут начало обонятельные нервы? Где она, когда вы с наслаждением смотрите на прекрасное небо, красивый вид, как не в месте оптических нервов? Для того чтобы мы могли слышать, она должна находиться в начале слухового нерва и т. д. Итак, все доказывает, что колокольчик, с которым мы сравнивали душу; чтобы дать о ней наглядное представление, находится в нескольких областях мозга, поскольку в него действительно звонят у нескольких дверей. Но я этим совсем не утверждаю, что есть несколько душ; одной, без сомнения, достаточно при признании ее протяженного местонахождения в мозгу, которое на основании опыта мы должны признать за ней; одной ее достаточно, подчеркиваю я, для того, чтобы действовать, чувствовать и думать, насколько это ей дозволяют наши органы.

<< | >>
Источник: В. М. БОГУСЛАВСКИЙ. Жюльен Офре ЛАМЕТРИ. СОЧИНЕНИЯ. ВТОРОЕ ИЗДАНИЕ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «мысль» МОСКВА - I983. I983

Еще по теме   § 8. О протяженности души  :