<<
>>

§ 41. Разделение понятий, которые группируются вокруг понятия несамостоятельного содержания


Если мы придерживаемся излюбленного в новейших теориях абстрагирования термина «содержание», то мы можем сказать:

а) «А б с т р а к т н ы е » содержания суть несамостоятельные содержания, «конкретные » суть самостоятельные.
5 Мы полагаем это различие объективно определенным; скажем, так, что конкретные содержания, по своей собственной природе, могут существовать в себе и для себя, в то время как абстрактные возможны только в конкретных содержаниях или как присоединенные к последним[105], ю Ясно, что говорить здесь о содержаниях можно и должно в более широком смысле, чем в феноменологическом смысле реальных (reell) элементов сознания. Феноменальный внешний предмет (по крайней мере, если «интенциональный», т. е. просто интен- дированный, предмет не толкуется ложно как реальная (reell) is составная часть того переживания, в котором осуществляется интенция) конкретен как целое; присущие ему определенности, такие как цвет, форма и т. д., причем понятые как конститутивные моменты его единства, абстрактны. Это предметное различение между абстрактным и конкретным есть более общее, ибо зо имманентные содержания суть только особые классы предметов (при этом, естественно, не «вещей»). Поэтому рассматриваемое различие было бы более уместно назвать, собственно, различием между абстрактными и конкретными предметами, соответственно, частями предметов. Если я продолжаю говорить 25 здесь о содержаниях, то это для того, чтобы не вызывать постоянного затруднения у большинства читателей. В этом различении, выросшем на почве психологии, где наглядность [в созерцании] всегда рассматривается, естественно, на чувственных примерах, слово «предмет» интерпретируется преимущественно как вещь, зо так что обозначение цвета или формы в качестве предмета мог- g ло бы ощущаться как вводящее в заблуждение и запутывающее.
И все же нужно четко представлять, что речь о содержаниях ни- $ коим образом не ограничивается здесь сферой содержаний сознания в смысле [внутренней] р е - 35 альности (im гее lien Sinne), но охватывает вместе с тем все единичные предметы и части предметов. Эта сфера не ограничивается даже предметами, которые становятся для нас наглядными. Это различение имеет скорее {онтологическое}[106] значение (Wert): возможны все-таки предме-

ты, которые {фактически}[107] лежат по ту сторону явлений, вообще доступных любому человеческому сознанию. Короче, это различение касается в неограниченной всеобщности всех единичных предметов вообще и находится как таковое в рамках априорной формальной онтологии.
  1. Если мы теперь полагаем в основу объективное (онтологическое) понятие «абстрактных содержаний», то под абстрагированием будет пониматься акт, посредством которого будет «различаться» некоторое абстрактное содержание, т. е. посредством которого оно хотя и не отделяется, но все же становится собственным объектом направленного на него созерцательного представления. Оно является в соответствующем конкретном и вместе с ним, оно абстрагировано от конкретного, однако оно имеется в виду особым образом и при этом не просто имеется в виду (как при «косвенном», просто символическом представлении), но как то, в качестве чего оно имеется в виду, оно также созерцательно дано.
  2. Все же мы должны здесь принять в расчет еще одно важное и уже неоднократно подчеркивавшееся[108] различие. Если мы обратим внимание на одну из являющихся нам граней куба, то это есть «абстрактное содержание» нашего созерцательного акта представления.
    Тем не менее в действительности пережитое содержание, которое соответствует этой являющейся грани, отличается от самой этой грани; оно есть только основа «схватывания», благодаря которой, в то время когда это содержание ощущается, являются грани куба, которые отличаются от [самого] этого содержания. Ощущаемое содержание не есть при этом объект нашего созерцательного акта представления, оно становится объектом лишь в психологической, соответственно, феноменологической «рефлексии». И все же дескриптивный анализ учит, что оно не просто содержится в [едином] целом конкретных явлений куба, но что оно определенным образом выделено, акцентировано по отношению ко всем другим содержаниям, не функционирующим репрезентативно в этом акте представления соответствующей грани. Таким оно остается, естественно, и тогда, когда оно само становится предметом направленной непосредственно на него представляющей интенции, только тогда (т. е. в рефлексии) как раз проступает еще эта интенция. Таким образом, абстрагированием можно было бы назвать и это выделение содержания, выделение, которое само не есть акт[109], но дескриптивное своеобразие являющейся стороны тех актов, в которых содержание становится носителем собственной интенции. При
    этом было бы определено совершенно новое понятие абстрагирования.
  3. Если допустить, что абстрагирование есть своеобразный акт или вообще дескриптивно своеобразное переживание, благодаря которому абстрактное содержание выделяется на своем конкретном фоне, или если усматривать в способе выделения как раз сущность абстрактного содержания как такового, то возникает опять-таки новое понятие абстрактного. Различие по отношению к конкретному ищется н е в собственной природе содержаний, но в способе данности; содержание называется абстрактным, поскольку оно абстрагировано, конкретным — поскольку оно не абстрагировано.

Можно легко заметить, что склонность характеризовать различия содержаний, возвращаясь к актам, вызвана смешением с нижеследующими понятиями абстрактного и конкретного, когда сущность положения дел несомненно заключена в актах.
  1. Если под абстрагированием в позитивном смысле понимать преимущественное внимание к некоторому содержанию, а под абстрагированием в негативном смысле — отвлечение от одновременно данных содержаний, то это слово теряет свое исключительное отношение к абстрактным содержаниям в смысле несамостоятельных содержаний. Даже в отношении к конкретным содержаниям говорят ведь об абстрагировании только в негативном смысле; на них обращают внимание, например, «абстрагируясь от фона».

<< | >>
Источник: Гуссерль Э.. Логические исследования. Т. II. Ч. 1: Исследования по феноменологии и теории познания / Пер. с нем. В.И. Молчанова. — М.: Академический Проект,2011. — 565 с.. 2011

Еще по теме § 41. Разделение понятий, которые группируются вокруг понятия несамостоятельного содержания:

  1. § 41. Разделение понятий, которые группируются вокруг понятия несамостоятельного содержания
  2. РАЗДЕЛ V МОРФОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА