<<
>>

Вопрос о реальном единстве сознания  

Публикация по единственному изданию: ВФП. 1899. Кн.

49. С. 600-623 (I-II); Кн. 50. С. 861-880 (III).

С. 203. ... по счастливому сравнению одного русского психолога ... — Автор сравнения не установлен.

С. 210. contradictio ... — См. прим. к с. 187.

С. 214. Это сомнение (...) Дж.Ст. Милая. — См. прим. к с. 152.

С. 215. Между новейшими психологами никто сильнее В. Джэмса не раскрыл — Уильям Джемс (1842-1910) — американский физиолог, психолог и философ.

Представления о психике, изложенные Лопатиным выше, развивались сторонниками ассоциативной школы (см. прим. к с. 191.), которые не отрицали существования души (а Дж.Ст. Милль и Г. Спенсер прямо признавали его), однако не были в состоянии объяснить его. Джемс, в отличие от Лопатина, отрицал субстанциальность души (см. ст. Существует ли сознание? — Новые идеи в философии. Сб. 4. СПб., 1913). В противоположность же представителям ассоциативной психологии Джемс говорил о непрерывном «потоке мышления» (stream of thought), т.е. об определенной целостности сознания. Кроме того, одной из основных характеристик сознания он считал его «избирательную активность» — направленность на отбор того, что отвечает целям индивида. Таким образом, по Джемсу, сознания есть и поток сменяющих друг друга целостных и индивидуальных состояний психики, и активность — вычленение из него жизненно важных для индивида и его целей элементов. — См. в рус. пер.: Джемс В. Научные основы психологии. СПб., 1902. С. 114-134; Психология. СПб., 1902. 4 изд. (гл. Поток сознания).

С. 216. contradictio ... — См. прим. к с. 187.

С. 218. Говоря языком Гербарта ... — См. прим. к с. 168.

С. 220.... его учения о трансцендентальной апперцепции. — См. прим. к с. 195.

С. 222 (227, 228, 229, 233). cogito, ergo sum. — Мыслю, следовательно, существую (лат.). Основоположение философии Декарта, достоверность которого, по мнению Декарта, выдерживает испытание методическим сомнением (являющимся обязательным условием истинного познания). См.: Первоначала философии (1641-44). Ч. I. 7-11. — Декарт Р. Соч. в 2 тт. Т. I. М., 1989. С. 314-317. См. также: Рассуждение о методе... (1637). — Там же. С. 269 (перв. рус. пер. М. Скиада — Воронеж, 1873); Разыскание истины посредством естественного света. — Там же. С. 175 (перв. рус. пер. Н.Н. Сретенского — Казань, 1914) и в др. соч.

  1. С. Соловьев полагает, что эту ошибку повторил за Декартом и я — Вот что писал Соловьев: «В русской философской литературе талантливую и обстоятельную защиту этого спиритуалистического взгляда мы находим у московского профессора JI.M. Лопатина как в его диссертации «Положительные задачи философии», так и в ряде последующих статей в «Вопросах философии и психологии». — Первое начало теоретической философии (1897). - Соловьев B.C. Соч. в 2 тг. Т. 1. М., 1988. С. 776.

Полемика вокруг спора между Соловьевым и Лопатиным получила продолжение в 1913-14 гг., уже после смерти B.C. Соловьева (1900); см. прим. к с. 455.

  1. 222-223.... мне тяжело и трудно вступать в печатную полемику с В. С. Соловьевым (...) в силу того уважения, которое питаю я к нему как самому глубокомысленному ... — Специально творчеству и личности B.C. Соловьева (18531900) Лопатин посвятил следующие работы: Философское миросозерцание Вл.С.
    Соловьева. — ВФП. 1901. Кн. 56 (перепеч.: Философские характеристики... С.120-156); Памяти Вл.С. Соловьева. — ВФП. 1910. О полемических статьях 1913-14 гг., в которых Лопатин рассматривал, в частности, некоторые стороны философии Соловьева, см. в прим. к с. 455.

Статья Лопатина осталась без публичного ответа. Впрочем, в 1899 г. Соловьев писал А.Д. Оболенскому: «Сею ночью, отходя ко сну, но уже весьма отягченный оным, я сочинил письмо моему другу Лопатину, довольно нелепо ополчившемуся на меня из-за какого-то «феноменизма»: Ты взвел немало небылицы На друга старого, но ах! — Такие ветхие мы лица И близок так могилы прах, Что вновь воинственное пламя Души моей уж не зажжет, И полемическое знамя Увы! висит и не встает. Я слишком стар для игр Арея, Как и для Вакха я ослаб, — Заснуть бы мне теперь скорее Ах! Мне заснуть теперь пора б.

«Феноменизма» я не знаю, Но если он поможет спать, Его с восторгом призываю: Грядем, возлюбленный, в кровать!»

(Соловьев B.C. Письма. Т. II. СПб., 1909. С. 192).

Как обычно бывает в споре, каждый из спорящих остался при своем мнении: так, в работе «Три характеристики» (Вестник Европы. 1900. № 1) Соловьев не только повторяет те же мысли о Декарте, что были высказаны им в статье против Лопатина, но и отмечает: «Философское значение английской психологической школы (...) именно в том, что она не принимает этой мнимой самоочевидности субъекта (или Я) в смысле какой-то безусловно самостоятельной субстанции». Соловьев считает, что по сравнению с английской ассоциативной психологией точка зрения Декарта может быть охарактеризована как догматизм (с. 320 сл.).

На полемику между B.C. Соловьевым и Л.М. Лопатиным отозвался Алексей Ив. Введенский: Спор о душе. — Анализ взглядов профессора Л.М. Лопатина и Вл.С. Соловьева. — Московские Ведомости. 1900. № 63 (4 марта). Введенский, в частности, писал: «На страницах Вопросов философии и психологии между мыслителями, которые в делах философии давно уже приобрели себе право на внимание, профессором Л.М. Лопатиным и Вл.С. Соловьевым, состоялся обмен мнениями по чрезвычайно важному философскому вопросу, — по вопросу о душе. Притягательный и сам по себе, вопрос этот приобретает особенный интерес в данном случае благодаря тому, что обычного лично полемического элемента в этом «размене мнений» совсем нет: пред нами просто выступают два разные типа мысли, в чисто научной форме, безо всяких осложнений дешевыми полемическими красотами». Автор отмечал: «На точке зрения блаженного Августина и Декарта стоит и профессор Лопатин. За последние годы в целом ряде глубоко задуманных и тщательно обдуманных статей он разъясняет теорию психологического спиритуализма, или — что в сущности одно и то же — психологического дуализма, и защищает ее ото всех враждебных течений мысли. Эти статьи представляют едва ли не лучшее, что можно найти по данному вопросу в литературе не только нашей, но и западной». Далее А.И. Введенский подробно рассматривает аргумен- тацию Лопатина, излагая его позицию главным образом словами его работ. Критика Соловьева в адрес Лопатина оценивается им так: «С своим обычным неистощимым остроумием Вл.С. Соловьев подвергает только что изложенную нами теорию беспощадной критике (...) и буквально не оставляет от нее камня на камне. Однако он сносит это традиционное здание не для того, чтобы на его месте воздвигнуть новое, по новому плану и в ином стиле. Нет. Он только переставляет его на том же месте немного дальше».

Выявив то, что, по его мнению, составляет основное разногласие между Лопатиным и Соловьевым, А.И. Введенский спрашивает: «Как же быть? Как выбраться из этих разногласий?» Далее он останавливается на недостатках каждой из разобранных теорий: «При сопоставлении изложенных теорий души не трудно заметить некоторую односторонность в каждой из них. Одна слишком вовлекает душу в текучий и изменчивый процесс психической действительности, иногда до положительного отожествления с нею; другая, напротив, слишком извлекает из него, — иногда до решительного разрыва с ним и отъединения от него. — В каждой из этих односторонностей лежит своего рода научная опасность. — Опасность одностороннего вовлечения души в текучий процесс психической действительности заключается в том, что при этом субстанция души уединяется ото всего остального, и даже верховное единое средоточие всей и всякой действительности теряется из виду. (...) Не меньшею опасностью (...) грозит и слишком решительное извлечение души из текучего процесса психической действительности: забвение о «субъективном центре» до потери чувства личности легко может привести — опять- таки, и науку о душе, и отдельную душу — к мечте о том, что душа имеет лишь преходящее значение и, по разрешении от тела, утратит личное существование». Усматривая в позиции Соловьева явные пантеистические мотивы, автор статьи заключает: «Если наука о душе хочет быть философскою, то она действительно никогда не должна терять из вида места человека и его души в мироздании. Конечно, душа есть субстанция, но — не такая, как, например, субстанция животного, растения, атома наконец (ибо и атому, как справедливо говорит профессор Лопатин, следует ус- воять субстанцию)». Высказав мнение о том, что точка зрения Лопатина вряд ли позволяет установить различие между душой человека и, например, животного, Введенский продолжает: «С другой стороны, конечно, душа есть существо внепространственное и вневременное, способное к познанию всеобщей истины и действительно ее знающее или, по крайней мере, познающее. Но это отнюдь не исключает для нас возможности быть именно субстанцией, сознаваться как именно наше личное я, утверждающее себя, свое бытие навсегда. — Какое же мы должны составить понятие о душе, чтобы совместить оба эти порядка определений и объединить их в одно целое? — Есть только один факт, на котором, по нашему мнению, в данном случае можно опереться как на неподвижном основании. Это — факт радикальной двойственности нашего сознания. Душа действительно есть начало единства (...); но она объединяет не безразлично всякий материал и не безразлично всяким способом: она объединяет лишь материал пригодный, по руководству идеи бесконечной истины. — Далее, душа действительно есть начало пребывающее, возвышающееся над временем; но она возвышается лишь в одном направлении — в направлении к абсолютному совершенству. — Наконец, душа действительно есть начала непрестанно деятельное (...); но она действует повинуясь одному определенному императиву — идее верховного нравственного блага, оно же и вечное, истинное блаженство. (...) Таким образом (...) сущность или, что то же, субстанциальная природа нашей души выражается в усилии или, точнее, в непрерывном ряде усилий эмпирического человека проявить свое идеальное содержание. Сущность же этой сущности есть мистическое, но тем не менее реальное общение нашей души с Богом или — религиозная вера. — Напомним в заключение, что из наших русских мыслителей близко подходил к этой точке зрения покойный Н.Н. Страхов. Он именно думал, что науку о душе следует начинать с разъяснения идей истины, добра и красоты как самых достоверных и вместе самых властных начал нашей жизни. Рискованно, конечно, предсказывать. Но нам кажется, что и Вл.С. Соловьев в своих дальнейших статьях пройдет в том же направлении. И если наши ожидания оправдаются, то философская психология спиритуалистического направления сделает крупное приобретение». Иными словами, А.И. Введенский видел плодотворное развитие психологии как науки о душе в синтезе идей JI.M. Лопатина и B.C. Соловьева.

С. 225. Возьмем хотя бы довольно популярную теперь те- орию Джэмса и Ланге — О Джемсе см. прим. к с. 215. Согласно Джемсу, эмоция есть телесное возбуждение, которое следует непосредственно за восприятием вызвавшего его факта, и осознание нами этого возбуждения в то время, как оно совершается. См.: Джемс У. Научные основы психологии. СПб., 1902. — О Ф.А. Ланге см. прим. к с. 59.

С. 227. в Principia philosophiae ... — «Первоначала философии» (1641-44), см. прим. к с. 29.

С. 228. ...ив «Метафизических размышлениях» — См. прим. к с. 171.

«Но я не знаю еще с достаточной ясностью (...) вещи». — См.: Декарт Р. Соч. в 2 тт. Т. 2. М., 1994. С. 22. — Лопатин приводит фрагмент «Размышлений ...» Декарта в собственном переводе.

Oeuvres de Descartes, nouv. edit., par Jules Simon, p. 72. — Сочинения Декарта под ред. Жюля Симона неоднократно тиражировались (Париж, 1841, 1850, 1868, 1872 и др. гг.).

С. 231. Допустим только (а из предыдущей главы мы видели, насколько необходимо это сделать), что психическая жизнь никогда не слагается из чистьос, безличньос событий... — Для подготовки к печати текста статьи «Вопрос о реальном единстве сознания» мною были использованы 2 экземпляра ВФП (кн. 50); в одном из них слова, взятые Лопатиным в скобки, отсутствуют.

С. 232. его первоначальное значение всегда в нас непосредственно заложено? — В одном из двух просмотренных мною экземпляров 50 книги ВФП вместо слова «непосредственно» стоит: ясно.

С. 236. Между тем B.C. Соловьев твердо «уверен» в существовании такого субстанциального я, или души, в тожестве личности и т.д. — В одном из просмотренных мною экземпляров 50 книги ВФПвмесю этого предложения стоит: «Между тем B.C. Соловьев твердо «уверен» в существовании такого я.

 

<< | >>
Источник: Л.М. Лопатин. Аксиомы философии. Избранные статьи. - М.: "Российская политическая энциклопедия",1996. - 560 с.. 1996

Еще по теме Вопрос о реальном единстве сознания  :

  1. Глава IVОСОБЕННОСТИ ЕДИНСТВА РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ( Предварительные замечания)
  2. Некоторые вопросы структурного изучения текста
  3.   § 34. Сознание как самосознание  
  4. ВОПРОС О РЕАЛЬНОМ ЕДИНСТВЕ СОЗНАНИЯ
  5. Вопрос о реальном единстве сознания  
  6. 1. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ПОНЯТИЕ О ПРИРОДЕ СОЗНАНИЯ
  7. 2. КРИТИКА ЭМПИРИЧЕСКОГО УЧЕНИЯ О СОЗНАНИИ
  8. ВНУТРЕННИЙ АНАЛИЗ СОЗНАНИЯ
  9. I. ТЕОРИЯ СОЗНАНИЯ В СВЕТЕ ЛЕНИНСКИХ ИДЕЙ[112]
  10. 1. ОНТОЛОГИЯ СОЗНАНИЯ, ИЛИ «БЫТИЕ-ДЛЯ-СЕБЯ»
  11. § 1. Многозначность термина «сознание»
  12. Психологические вопросы сознательности учения
  13. § 2. Структура и виды правосознания
  14. К.А.Сергеев, Я.А.Слинин «Феноменология духа» Гегеля как наука об опыте сознания
  15. 1. Постановка проблемы сознания в философии