<<
>>

  ГЛАВА ВТОРАЯ Об ученье / Цюань сюэ

  Из преподанного прежними царями ничто не прославлено так, как сыновняя почтительность, ничто не известно так, как верность. Верность и почтительность — именно этого прежде всего жаждут правители и родители.
Известность и слава—именно этого более всего желают сыновья и подданные. Однако правители и родители не обретают того, чего жаждут, а сыновья и подданные не получают того, чего желают.

Происходит это из-за незнакомства с законами природы 38 и чувством долга. Незнакомство же с долгом и законами природы проистекает из необразованности, ибо неизвестен случай, когда бы учившийся у проницательного и талантливого наставника сам не стал впоследствии мудрецом. А ведь там, где пребывает мудрец, мир приходит к истинному закону. Если он обращается вправо, становится важным правое, если влево — левое. Посему среди мудрых царей древности не было такого, кто не почитал бы наставника. Почитать наставника означает не судить по тому, благороден он или худого рода, беден или богат. И тогда слава далеко разносится, благие деяния не остаются без последствий. Ибо наука наставника не в приверженности к известности или незаметности, поклонению или презрению толпы, бедности или богатству, но в приверженности дао. Если человек обладает достоинством, и деяния его будут достойными. Он получит все, чего добивается, исполнит все, чего желает. Это происходит оттого, что человек стремится стать мудрецом. Мудрец же рождается в упорной учебе.

Ибо никто еще без упорной учебы не становился ни крупным ученым, ни прославленным мужем.

Упорство в ученье проистекает из почитания наставника. Если почитают наставника, тогда следуют его поучениям с верой и, как он, судят о дао. Кто отправляется учить, не имеет влияния, и кто призывает учителя, остается неучем. Кто сам себя унижает, того не станут слушать, и кто унижает учителя, ничего от него не услышит.

Когда наставник избирает метод, которым невозможно добиться влияния и к которому невозможно привлечь внимание, и насильно обучает этому других, добиваясь от них достойного поведения, он лишь удаляется от цели. И когда ученик попадает в положение, в котором невозможно добиться влияния и в котором невозможно привлечь внимание, желая при этом прославить свое имя и достичь спокойного существования, он уподобляется хранящему за пазухой падаль, но желающему вдыхать ароматы или бросающемуся в воду, но не желающему промокнуть. Ибо ученье требует строгости, а никак не баловства.

Однако в наш век обучающие по большей части неспособны проявить строгость, скорее, напротив, склонны забавлять. Неспособность же проявить строгость по отношению к обучаемому и стремление его, напротив, ублажить напоминает такое спасение утопающего, когда его бьют камнем по голове, или такое лечение больного, когда ему дают отраву.

От этого мир впадает во все большие смуты, а неумные властители во все большее ослепление. Посему деятельность наставника должна быть обращена на достижение разумного порядка и твердое следование долгу.

Когда достигается разумный порядок и утверждается следование долгу, положение наставника почетно. Цари, гуны и большие люди не смеют тогда относиться к нему свысока. Он может подняться тогда до самого сына неба, не испытывая смущения. Необязательно этой встрече будет сопутствовать согласие. Но необязательно и отступать от разумного порядка и пренебрегать долгом ради достижения этого согласия. Тем более невозможно это для желающего сохранить уважение людей. Посему наставник обязан стремиться к разумному порядку и твердо следовать долгу—только тогда он будет почитаем.

Цзэн-цзы39 говорил: «Когда благородный муж идет по дороге, по его виду сразу можно определить, есть ли у него отец и есть ли у него наставник. Тот, у кого нет отца и нет наставника, выглядит совершенно иначе». Этим сказано, что человек должен служить наставнику, как он служит отцу.

Цзэн Дянь, отец Цзэн Шэня, как-то отправил сына с поручением. Все сроки прошли, а тот не вернулся. Люди, пришедшие к Цзэн Шэню, говорили: «Уж не погиб ли он?!» Цзэн Дянь отвечал: «Хотя бы погиб. Но я-то жив! Как же он смел погибнуть!»

Конфуций попал в опасность в Куане. Янь Хуэй отстал. Потом Конфуций сказал ему: «Я думал, тебя нет в живых». Янь Хуэй ему отвечал: «Как я смел умереть, если вы живы!»

Янь Хуэй служил Конфуцию так же, как Цзэн Шэнь служил отцу. Именно так выдающиеся люди древности почитали своих наставников. Посему и наставники не жалели знаний, обнаруживали в поучениях всю глубину дао.

<< | >>
Источник: Люйши Чуньцю. Весны и осени господина Люя Пер. Г. А. Ткаченко. Сост. И.В.Ушакова. — М.: Мысль,2010. — 525. 2010

Еще по теме   ГЛАВА ВТОРАЯ Об ученье / Цюань сюэ:

  1. ГЛАВА IV КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О СЛЕДСТВЕННОЙ СИТУАЦИИ
  2. ГЛАВА VI КРИМИНАЛИСТИЧЕСКОЕ УЧЕНИЕ О ТАКТИЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ
  3. Глава вторая. Век внешней рецепции западноевропейской науки уголовного права, как составной части единой системы юриспруденции
  4. Глава вторая.Что мешает предотвращать фальсификации?
  5. Глава 4СОВРЕМЕННЫЕ АЛХИМИКИ - УЧЕНЫЕ ИЛИ ШАРЛАТАНЫ?
  6. ГЛАВА ВТОРАЯ.Направление аграрной политики и организация земельного кредита.
  7.   ГЛАВА ВТОРАЯ X СЪЕЗД ПАРТИИ И ПЕРЕХОД К НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКЕ
  8.   ГЛАВА ВТОРАЯ Об ученье / Цюань сюэ
  9.   Глава вторая ИСТИНА И ЗНАНИЕ
  10.   ГЛАВА ВТОРАЯ, ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
  11. Глава вторая
  12. ГЛАВА ВТОРАЯ ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКАЯ ОНТОЛОГИЯ КАК АНТРОПОЛОГИЯ
  13. Глава вторая. ФИЛОСОФСКОЕ ПОНИМАНИЕ МИРА. БЫТИЕ. МАТЕРИЯ
  14. ГЛАВА ВТОРАЯ