<<
>>

Философия Аристотеля

Аристотель (384-322 гг. до н. э.) вслед за Сократом и Платоном продолжал отстаивать принципы философского рационализма против релятивизма и скепсиса. Как и Платон, в противовес софистам Аристотель признавал, что сущности вещей неизменны и независимы от человеческой субъективности, "и истина здесь в том, чтобы мыслить это сущее...” *.

Однако по вопросу о том, что же собой представляют эти устойчивые сущности, каков их способ существования, Аристотель расходился с Платоном. Критикуя своего учителя, он возражал против вынесения идей в особый, высший мир и, значит, удвоения мира. Аристотель считал, что такая теория не способна последовательно, без противоречий и натяжек объяснить, каким образом вещи причастны идеям, как трансцендентные неподвижные идеи могут быть причинами существования, движения и изменения вещей.

Действительно существуют, согласно Аристотелю, не "идеи", как их представляет Платон, а только единичные вещи. Именно они сами и есть сущности. Этот человек, эта лошадь, эта вещь - основные, первые сущности, тогда как общие понятия (видовые и родовые), например, понятие "человек" - производные, вторые сущности.

Но ведь вещи, принимаемые Аристотелем за первые сущности, изменчивы, возникают и исчезают - можно ли в таком случае говорить о наличии устойчивых сущностей (а значит и о возможности истины как чего-то определенного и неизменного)? На этот труднейший для греческих философов вопрос Аристотель нашел утвердительный и аргументированный ответ.

Несмотря на изменчивость вещей мы можем знать о них нечто определенное и устойчивое - их сущность. Сущность вещи - это то, что сохраняется, остается тождественным себе, несмотря на видимые вариации, возникновение и уничтожение вещей. Сущность вещи, по Аристотелю, - это ее форма, причем форма, принимаемая некоторой материей. Хотя мы наблюдаем подвижность и вариативность форм единичных вещей, по существу формы некоторого вида или рода не возникают и не исчезают.

Видимая изменчивость вещи - это лишь процесс реализации, осуществления ее формы, подверженный случайным влияниям и взаимодействиям с другими вещами. Осуществление сущности в явлениях Аристотель называет энтелехией. По сравнению с явлением, сущность не имеет высшей реальности и заключается лишь в последовательности явлений, при помощи которых она реализуется. Общее реально только в единичных вещах, а единичные вещи реальны лишь потому, что в них осуществляется общее. Реально не существует формы без материи, как и материи без формы. Материя, наряду с формой, - сопричина вещей, "как бы их мать".

У всякой вещи и всякого движения и изменения есть свои причины. Все многообразие причин Аристотель сводил к четырем; 1) форма, или сущность, 2) материя, или субстрат, 3) начало движения, 4) цель.

Все движущееся приводится в движение чем-нибудь другим, а другое - третьим и т. д. Этот причинный ряд, по мнению Аристотеля, не может уходить в бесконечность, его увенчивает первое движущее начало, или божество. Сам же перводвигатель неподвижен, вечен, един и единствен. Божество "движет, само будучи неподвижным", как целевая причина, как предмет любви. Божество - высший ум, блаженный, вечный, мыслящий сам себя.

С точки зрения учения о форме и материи, Аристотель рассматривал и соотношение души и тела: тело - материя, которой душа дает формы. Душа есть энтелехия тела, то есть форма реализующаяся в движениях и изменениях тела. Будучи бесплотной, она реальна как сила, движущая телом.

В формах деятельности души выделяются ступени. Ниже всех растительная душа, которая управляет питанием и размножением. У животных над этой ступенью возвышается животная душа, от нее зависят чувственность и подвижность тела. У человека растительная и животная душа являются материей для реализации высшей формы - разума.

Аристотель не только разработал свою концепцию основ сущего, но и исследовал саму способность мышления знать (а не только мнить) сущность вещей. Он создал логику как туку о формах правильного мышления, позволяющую разоблачать непреднамеренные ошибки в умозаключениях или преднамеренный софистический обман.

Софистике Аристотель противопоставил доказательное знание, которое "необходимо исходит из истинных, первых, неопосредствованных, более известных и предшествующих [посылок]..." *.

Сущности вещей не воспринимаются непосредственно. Их нельзя познать также и путем простого абстрагирования того одинакового, которое обнаруживается при сравнении множества восприятий. Сущности вещей постигаются путем дедуктивного рассуждения, то есть логического выведения искомых понятий (о данных сущностях) из более общих, фундаментальных понятий. Наиболее общие понятия, которые сами уже не могут быть выведены из других, открываются путем теоретического предположения. А предположения возникают спонтанно, не дедуктивно, однако их возникновение провоцируется наведением, то есть индукцией, попытками усмотреть общее во множестве отдельных фактов и мнений. Такое исследование, направленное на установление общих принципов, Аристотель называет диалектикой.

Высшим очевидно-достоверным началом является закон противоречия, гласящий; "невозможно, чтобы одно и то же в одно и то же время было и не было присуще одному и тому же в одном и том же отношении..." Это положение - "начало даже для всех других аксиом"[11].

Среди понятий, посредством которых мы мыслим и характеризуем сущности, имеются несколько наиболее общих, невыводимых из других. Аристотель насчитывал их десять и называл категориями. Это - "сущность", "качество", "количество", "отношение", "место", "время", "положение", "обладание", "действие", "страдание".

Аристотелевская логика не является собственно философской дисциплиной, но служит орудием ("органоном") теоретического мышления вообще. Она сыграла выдающуюся роль в формировании стиля научного исследования и изложения.

В классификации наук у Аристотеля выделяются знания теоретические (философия, математика и физика), практические (этика и политика) и созидательные (искусства, ремесла, прикладные науки). Знания, по его убеждению, тем ценнее, чем более далеки они от утилитарных целей.

Созерцательная жизнь, чуждая корыстолюбию, посвященная познанию, истине - наилучший образ жизни, ведущий к божественному блаженству. По сравнению с философией, познающей первоначала, "все другие науки более необходимы, нежели она, но лучше - нет ни одной"[12].

В практической же области целью мышления является не познание само по себе, а нахождение правильной идеи для целесообразного действия в определенной ситуации. Цель человеческих стремлений - блаженство. Причем Аристотель имел в виду блаженство в "земной" жизни и в этом принципиально расходился с Платоном, полагавшим, что подлинное блаженство возможно только в посмертном существовании. Поступки, сообразные с добродетелью, сами по себе доставляют человеку удовлетворение.

Аристотель различал добродетели дианоэтические (мыслительные) и этические (нравственные). К первым относятся мудрость и рассудительность, ко вторым - щедрость, благоразумие и т. п. Первые приобретаются путем обучения, вторые - путем воспитания привычек. Дианоэтические добродетели Аристотель ценил выше, чем этические, поскольку первые относятся к созерцательной жизни, а вторые - лишь к обыденной. В отличие от Сократа, Аристотель полагал, что недостаточно лишь знать, в чем состоит добродетель, но нужно еще воспитать волю для реализации этого знания и согласие разума и чувств.

Человеческие добродетели осуществляются в полной мере только в государстве. "...Человек по природе своей есть существо политическое, а тот, кто в силу своей природы, а не вследствие случайных обстоятельств живет вне государства - либо недоразвитое в нравственном смысле существо, либо сверхчеловек..."[13].

Государство, по Аристотелю, возникает в силу естественных причин: во-первых, мужчины и женщины по природной необходимости образуют брачные пары, во-вторых, в силу природного различия у людей их умственных и физических задатков они нуждаются друг в друге в качестве господ и рабов. Эти два типа естественного общения обусловливают образование семьи. Из соседского проживания нескольких семей естественно образуется селение. А "общество, состоящее из нескольких селений, есть вполне завершенное государство, достигшее, можно сказать, в полной мере самодовлеющего состояния и возникшее ради потребностей жизни, но существующее ради достижения благой жизни"[14].

Государственная власть может принадлежать одному, немногим или многим. Она может употребляться на благо всего общества или только обладателей власти. Соответственно этим критериям Аристотель выделяет шесть форм политического устройства. Если люди, стоящие у власти, стремятся к благу всего общества, то образуются правильные формы государства: 1) монархия, 2) аристократия, 3) полития. Если властвующие стремятся только к своей корысти, то образуются формы, уклоняющиеся от правильных: 4) тирания, 5) олигархия, 6) демократия. В любом случае наилучшим видом государственного устройства будет "тот, в котором управление сосредоточено в руках наилучших”'.

<< | >>
Источник: B.C. Стёпин. Философия: учеб. пособие для студентов высш. учеб. заведений / B.C. Стёпин [и др.]; под общ. ред. Я. С. Яскевич. - Мн.; РИВШ,2006. - 624 с.. 2006

Еще по теме Философия Аристотеля:

  1. Взаимоотношение философии и науки: основные концепции
  2. Вопрос 17. Философия Аристотеля
  3. Классический период античной философии
  4. Философия Аристотеля
  5. МЕТАФИЗИКА КАК "ПЕРВАЯ ФИЛОСОФИЯ" АРИСТОТЕЛЯ
  6. М. Т. Рюмина ФИЛОСОФИЯ АРИСТОТЕЛЯ
  7. Тема 4. Философия Аристотеля
  8. АПОЛЛОНИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ АРИСТОТЕЛЯ
  9. Эвдемонизм нравственной философии Сократа, Аристотеля, Эпикура.
  10. Философия Бруно
  11. Хайдеггер М. ЧТО ЭТО ТАКОЕ – ФИЛОСОФИЯ?
  12. «Фалсафа» – светский вариант арабо-исламской философии. «Фалсафа» и религия. Разработка проблемы единства бытия как философской проблемы. Концепция творения мира вещей: необходимосущее и возможносущее бытие. Картина строения бытия, эволюции сущего.