<<
>>

  § 21. Закон перехода количества в качество  

Данный закон занимает важное место в системе диалектики, так как дает объяснение механизма всякого преобразования. Согласно этому закону коренные изменения происходят не сами по себе, а за счет незаметных, постепенных, количественных нарастаний.
Вместе с тем, случившись, коренные изменения определяют дальнейшие количественные процессы. Содержание закона выражено в категория- х качества, количества, меры, скачка и в их диалектической взаимосвязи.

Качество. Мир представляет собой великое многообразие вещей и явлений. Предметы, явления и процессы материального мира по одним чертам схожи между собой, по другим — различаются. При этом основания, по которым предметы объединяются и различаются, — не одного уровня. Одни касаются сущности, главного в предметах, другие основания несущественны. Для качественной определенности человека как человека различия в росте весьма несущественны, но в определенных ситуациях эти различия приобретают значимость, например при моделировании одеж-

140

ды, в спорте, даже в космонавтике. То же самое можно сказать о животных, растениях, химических элементах и т.д.

То определяющее, что лежит в основе предметов, процессов того или иного класса и отличает предметы данного класса от предметов другого класса, и есть качество. Благодаря ему предмет является данной определенностью. В частности, Г. Гегель указывает на специфику и уникальность вещей как важнейшие характеристики качества. «Нечто, — пишет он, — есть благодаря своему качеству то, что оно есть, и, теряя свое качество, оно перестает быть тем, что оно есть*.40

Качество — это философская категория, содержание которой выражает целостность и специфику предмета, что отличает его от других предметов и явлений, какими бы схожими они ни были. Приведенная дефиниция не является полной хотя бы потому, что целостность сама должна быть определена, а, как показывает история вопроса, даже сам подход к такому определению требует введения новых понятий.

Таким понятием является свойство. Указание на специфику предмета не означает его полной замкнутости, изолированности. Его качественная определенность формируется и существует в совокупности взаимодействий, в которых проявляются те или иные ее стороны и свойства. Каждая вещь вступает во множество взаимодействий и обладает поэтому множеством свойств. Представляя только одну сторону вещи, свойство не выражает ее целостности. А качество определяет целостность, представляя ее через органическое единство общих и специфических свойств данной вещи или класса вещей. В отличие от существенной определенности, понятие качества органически соединяет существенные и несущественные свойства. Это связано с тем, что в зависимости от типа взаимодействия несущественное свойство может оказаться существенным, а существенное несущественным.

Современная наука пользуется весьма близким к понятию качества понятием «система». Любая вещь как система, в силу делимости материи, представляет собой единство определенных элементов. Система — динамическое понятие, и с этой точки зрения она представляет собой единство внутренних и внешних связей и взаимодействий. Качество в этом смысле предполагает единство внешних и внутренних свойств и не может мыслиться только как внутренняя определенность. Специфика вещи не может быть установлена вне соотношения данной вещи с другими вещами. Она также не может быть установлена без общего основания, позволяющего определить различия. Так, например, качественную определенность урана как радиоактивного химического элемента составляют не только свойства, присущие самому урану, но и те, которые являются общими для ряда химических элементов, которым свойственна радиоактивность как таковая.

Понятие системы, являясь другим выражением качественной определенности, способствует решению еще одной проблемы, которая активно дискутируется: о соотношении однокачественности и многокачественности вещей материального мира. Утверждение о многокачественности вещи часто отрицается на основании отождествления понятий качества и свойства.

Качество определяется через единство множества свойств, стало быть, многокачественность применительно к категории качества оказывается излишней. Но как только мы начинаем говорить о вещи как о системе естественного происхождения, которая, как правило, субординирована и иерархична, отказаться от признания наличия в ней многих относительно самостоятельных качеств чрезвычайно затруднительно. В данном моменте весьма удачно соединяются, во-первых, ряд близких философских категорий — единое (качество) и многое (много качеств), целое и части; а во-вторых, философские и научные понятия, которыми в настоящее время широко оперируют и философия, и наука, — качественная определенность и система. Понятие системы включает в себя определение качества, но помогает интерпретировать его не как пустую абстракцию, но как более наполненную содержанием, формой, бытием часть материального мира.

Качественная характеристика предмета (системы) объективна, но терминологически понятия качества и данный предмет часто употребляются как идентичные. В исследовании предмета мы берем во внимание ту или иную его сторону — здесь может обнаружиться субъективность в оценке качества.

Количество — «философская категория, отображающая общее в качественно однородных вещах и явлениях».41 Качественная однородность создает основание сравнимости вещей и явлений. Количественная определенность обусловливает возможность сравнимости, соответствующие способы и нормы сравнения.

Начало научного исследования количественных отношений восходит к античности. Как свидетельствуют исторические источники, первым, кто отнял математику у купцов, был Пифагор. Это означает, что именно пифагорейцы попытались сделать из математики науку. Они исследовали природу чисел и их соотношений и использовали свои исследования для понимания гармонии мира.

У античных мыслителей математика вообще была в большом почете. Аристотель дал определение категории количества, которое до сих пор не потеряло своей ценности: «Количеством называется то, что делимо на составные части, каждая из которых, будет ли их две или больше, есть по природе что-то одно и определенное нечто. Всякое количество есть множество, если оно счислимо, а величина — если измерима».42

В данном определении важно отметить ряд необходимых моментов. Прежде всего, Аристотель различает «количество» и «число». Количество выражается числом, но не тождественно ему. Число — это форма выражения множества, связанная с определенной системой счисления. Количество — это объективная, необходимая характеристика предмета, противоположная качеству и соотносимая именно с ним. Если качество есть целостность, то количество есть то, что делимо. Кстати, делимость относится как к прерывному (множество), так и к непрерывному (величина = линия, ширина, глубина). Но главное здесь, какую делимость имеет в виду Аристотель? Он имеет в виду делимость на такие части, каждая из которых есть что-то одно и определенное нечто. Это и есть однородное нечто, что служит основанием и объектом сравнимости вещей. Например, заряд ядра в элементах таблицы Менделеева. Если заряд ядра у некоего элемента равен 17 единицам, то мы определим этот элемент как хлор. Указанное Аристотелем одно и определенное нечто представляет собой однородное качество или свойство, подлежащее исчислению и выражению в числах. Благодаря способности к исчислению и измерению количество может выражать величину, объем предметов, степень наличия свойств и однородных признаков. Являясь категорией противоположной качеству, количественная определенность также необходима предмету и характеризует особенность его предметного бытия. Возвращаясь к примеру с хлором, добавим, что хлор, в отличие от других элементов, не только имеет особый заряд ядра, равный 17 единицам, — он характеризуется еще температурой плавления (100,98 градусов), температурой кипения (34,05 градуса), что в совокупности раскрывает внутреннюю природу качественной определенности данного химического элемента.

Материалистическая диалектика исходит из положения о необходимой связи и зависимости качества и количества. В истории науки и философии существует взгляд, преувеличивающий значение количества в определении вещей, явлений и их развития. Это характерно для Декарта и Спинозы, Ньютона и Лейбница и связано прежде всего с интенсивным развитием и успехами математики.

Существует также тенденция представлять развитие науки как движение от описания предметов со стороны их качественной определенности к описанию количественных закономерностей, и считать последнее высшим этапом ее развития. Однако в действительности одностороннее изображение предметов не является полноценным. Наука может накопить большое количество знаний, характеризующих предметы с количественной стороны, но это не дает знания закономерностей. Только в единстве, в сочетании количественной и качественной сторон, в изучении этого сочетания создается возможность познания закономерностей материального мира. Исследование материального мира требует обязательного учета единства количества и качества. Об этом, в частности, писал Д. И. Менделеев: «Знания, относящиеся к количественной стороне химических превращений, далеко опередили изучение качественных отноше- ний. Связь этих двух сторон, по моему мнению, составит нить, долженствующую вывести химию из лабиринта современного, уже значительного, но отчасти одностороннего запаса данных. Такую связь я сам старался разыскать: она лежит в основе той периодической системы элементов, которой подчинено все мое изложение».43 Аналогичное положение складывается сейчас в физике элементарных частиц.

Мера есть философская категория, выражающая единство качества и количества. Это граница, предел количественных изменений, достижение которых вызывает изменение качества. Известно, что представление о мере — древнего происхождения. Философему «меру во всем соблюдай» приписывают многим мудрецам, известным глубокими высказываниями. Мера длительное время существовала как универсальная норма поведения, выступающая признаком правильной жизни и поведения. Понятию меры уделил внимание Аристотель, но она не выступала еще частью важного диалектического закона.

Г. Гегель рассматривает меру как понятие, без которого структура закона количественных и качественных изменений была бы неполна. Акцентируя онтологический и объективный аспект, он пишет: «Мера есть качественно определенное количество прежде всего как непосредственное; она есть определенное количество, с которым связано некое наличное бытие или некое качество».44 Данное определение меры конкретизирует в законе только принцип связи количества и качества, подчеркивает необходимость этой связи противоположностей для характеристики любого предмета. Понятие меры выражает форму связи количества и качества, в которой функция качества состоит в определении общего объема количества, а функция количества — в реализации непрерывной изменчивости (уменьшении или увеличении) материи качества.

В плане развития мера указывает на тот предел, достижение которого вызывает изменение качества. Гегель даже вводит понятие, противоположное мере, — безмерность. Это есть «выхождение меры в силу ее количественной природы за пределы своей качественной определенности. Но так как это другое количественное отношение, которое в срав- нении с первым безмерно, тем не менее также качественно, то безмерное есть также мера. Эти два перехода (от качества к определенному количеству и от последнего обратно к качеству) могут быть представлены как бесконечный прогресс — как снятие и самовосстановление меры в безмерном».45 Здесь Гегель уже описывает процесс развития, выраженный в категориях закона количественных и качественных изменений. Можно говорить о противоречивости меры, заключающейся в том, что, с одной стороны, это граница, указывающая на конечность данного качества, и она не только выступает как внешнее ограничение, но является его внутренним фактором, охватывающим, пронизывающим всю его определенность. С другой стороны, она — носитель изменчивости частей данного качества, стремящихся выйти за его пределы. Количественная природа меры дает возможность рассматривать ее как механизм, обеспечивающий процесс бесконечного развития и смены одного качества другим. Не случайно Гегель обозначает иногда развитие как «узловую линию мер».

Границы меры подвижны, так как она не представляет собой изолированного явления или понятия об изолированном явлении. Подвижность этих границ зависит от общих условий и специфической природы процесса. В целенаправленном изменении условий кроется решение проблемы управления закономерными связями природы.

Закон перехода количества в качество и обратно конкретизирует принципы диалектики, характеризуя одну из сторон развития, раскрывая его механизм. По Энгельсу, суть данного закона можно выразить следующим образом: «... в природе качественные изменения — точно определенным для каждого отдельного случая способом — могут происходить лишь путем количественного убавления материи или движения (так называемой энергии)».46 Количественные изменения как непрерывный процесс изменчивости предметов материального мира, достигая меры, вызывают качественные изменения. За пределами меры развитие не прекращается, но представляет собой уже новое отношение, характеризуется новой мерой. Новое качество содержит новую меру количества, которое в дальнейшем продолжит развитие.

Данный закон, характеризуя одну из сторон развития, тем не менее связан с другими законами. О связи с законом диалектического противоречия уже было сказано. То же самое можно сказать и о связи закона количественных и качественных изменений с законом отрицания отрицания. Излагая последний закон, уже можно использовать вместо более абстрактных понятий типа «бытия и ничто», «нечто и другого» более определенные категории качества, количества и меры. Эти понятия, их связь и взаимопереходы делают закон отрицания отрицания более содержательным и полнее раскрывают единство всех сторон развития.

Существует методология, согласно которой не признается развитие, выражаемое в необходимой связи и взаимных переходах понятий. Это методология, в научном отношении базирующаяся на принципах механистической картины мира. По традиции, идущей от Аристотеля, философскую картину мира называют метафизикой, а метод — метафизическим. Метафизический взгляд на качество и количество обусловлен общим принципом сведения высших форм движения материи к низшим. Основой такого подхода является тот факт, что более высокие формы содержат более простые. Отсюда стремление сводить все формы движения к простейшей — механической. Если же всякое движение есть механическое перемещение тел в пространстве, то о качественных изменениях речи не может быть. Отсюда вывод: развитие есть не более чем увеличение или уменьшение одного и того же неизменного по качеству предмета.

Метафизики, отрицая единство качественных и количественных изменений, абсолютизируют либо те, либо другие. Так, преформисты в биологии считали, что в зародыше существует уже полностью весь организм. Концепции преформизма придерживался идеалист Г. Лейбниц и другие философы. Материализм XVII-XVIII вв. также страдал метафизической ограниченностью, которая выражалась в том, что а нем не различались качественно разнообразные формы Движения материи. Не зная, как показать возникновение нового качества, эти философы вынуждены были наделять всю природу свойствами живого, одухотворять ее (Б. Спиноза, Д. Дидро).

Противоположную, но также метафизически ограниченную позицию развивали представители т.н. «теории катастроф». Французский естествоиспытатель Ж. Кювье, отрицая период накопления количественных изменений, пытался объяснить качественное разнообразие видов животных наличием в природе катастроф. Такую же точку зрения развивал голландский ученый-ботаник начала XX в. Гуго де Фриз. «В течение тысячелетий все остается в покое... — писал он. — От времени до времени, однако, природа пробует создать нечто новое и лучшее. Она захватывает один раз один, другой раз другой вид. Приходит в движение творческая сила, и на старой, до тех пор неизменной основе возникают новые формы» .47 Каждый новый вид животных и растений возникает внезапно, в результате действия некоей творческой силы.

Эти теории снимают проблему развития: развитие становится невозможным, ибо нет связи с предшествующим.

Метафизическая концепция опровергалась самим ходом развития естествознания. Теория Канта-Лапласа о возникновении и развитии Солнечной системы как закономерного процесса сыграла существенную роль в борьбе с метафизикой. Учение Ч. Дарвина о происхождении видов положило конец метафизике в биологии. Огромную роль в решении вопроса о взаимосвязи количественных и качественных изменений в материальном мире сыграла химия. В этом чрезвычайно большая заслугаМ. В. Ломоносова, А. М. Бутлерова, Д. И. Менделеева. Периодическая система Менделеева есть конкретная иллюстрация неразрывной связи количественных изменений и качественных преобразований. В химии вообще наиболее ярко раскрывается сущность взаимоотношений между качественной и количественной определенностью предметов и процессов. Развитие науки подготовило диалектическое понимание количественно-качественных связей и развития.

Скачок. Многообразие и жизнь природы содержат в себе необходимость качественных преобразований. «Скачок и означает здесь качественное различие и качественное изменение», — отмечает Гегель.48 Новое качество прерывает постепенность количественных изменений. Перерыв посте- пенности не означает перерыва в развитии. Скачок есть процесс, а не мгновенный полет через пустоту. И этот процесс имеет всеобщий характер, т.е. переход от качества к качеству на основе количественных изменений всегда и на всех уровнях движения материи представляет собой скачок.

Качественное разнообразие материального мира обусловливает разнообразие скачков. Они классифицируются по многим критериям: природа предмета, системы, масштаб изменений, форма протекания. Сложные многоуровневые системы, например организм человека, содержат внутри себя возможность множества скачков, характеризующих качественные изменения его частей и не изменяющих качества самого организма. Другой пример описывает превращение глобулы, представляющей собой турбулентную газопылевую массу, в полноценную звезду.

Этот процесс, продолжающийся тысячелетия, на основе количественных изменений претерпевает по крайней мере два существенных скачка — переход кинетической энергии частиц в тепловую и возникновение термоядерных процессов. В результате глобула превращается в протозвез- ду, а протозвезда — в полноценную. Еще сложнее обстоит дело с эволюцией видов. Например, древняя землеройка (мышка), возраст которой свыше 50 млн. лет, является «прародительницей» современных млекопитающих (медведя, волка, слона). Можно представить себе, сколько скачков содержит данный процесс. По масштабу скачка можно различать частные и общие скачки. Частные скачки относятся либо к структурным элементам системы, либо к промежуточным этапам ее развития. Масштабность скачка связана со временем его протекания.

По форме различаются постепенные скачки и со «взрывом» . Постепенность как форму скачка следует отличать от постепенности количественных изменений. Постепенность количественных изменений не связана с коренными изменениями предмета или системы. Постепенность скачка как форма качественных изменений выражает именно коренные изменения в развитии. Применительно к вопросу о взаимопревращениях форм движения материи Энгельс заметил: «При всей постепенности, переход от одной формы движения к другой всегда остается скачком».49

Скачки со «взрывом» означают качественное изменение всей основы старого качества, изменение системы в целом. Такие скачки характерны, например, для перехода одних химических элементов в другие. Считается, что для таких переходов не требуется этапа накопления количественных изменений, хотя это свойственно больше для рукотворных процессов, нежели природных, поскольку природные процессы включают множество неупорядоченных молекулярных взаимодействий, которые только на определенных этапах могут привести к реакциям, означающим процесс качественного скачка.

Закон перехода количественных изменений в качественные, выраженный через специфику своих категорий и их взаимосвязь, характеризует общий механизм развития материального мира, его общее содержание как единство прерывности и непрерывности.

<< | >>
Источник: Звездкина Э. Ф. и др.. Теория философии/Э. Ф. Звездкина й др. — М.: Филол. о-во «СЛОВО»; Изд-во Эксмо,2004. — 448 с.. 2004

Еще по теме   § 21. Закон перехода количества в качество  :

  1. Главные законы диалектики
  2. Глава IVДиалектика
  3.   § 21. Закон перехода количества в качество  
  4. г) Признаки и понятие закона
  5. § 3. Становление и развитие отечественного законодательства о собственности
  6. Материальная обусловленность и экономическая значимость законодательства
  7. 1. Имущественные преступления, выражающиеся в изъятии чужого имущества: проблемы совершенствования законодательной и судебной практики
  8. §5.ОБРАТНАЯ СИЛА ЗАКОНОВ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УГОЛОВНОГО ПРАВА
  9. В переходный период значительно возрастает значение закона в системе источников права
  10. Критика марксистского "ПЕРЕХОДА"
  11. Сущность гегелевского ПЕРЕХОДА
  12. 4. Стиль работы В. И. Ленина над проектами декретов и других законодательных актов Советской власти
  13. Глава 20. Развитие системы законодательства Республики Башкортостан
  14. Принцип рождения нового качества
  15. VII
  16. Глава IV Диалектика
  17. Закон взаимного перехода количественных и качественных изменений вскрывает всеобщий механизм развития: то, каким именно образом оно происходит.
  18. 1.2. Модели развития и законы диалектики Рассмотрим основные модели развития.