<<
>>

1.2.5. Практическая значимость выборатой или иной теории природы автономии воли

Выбор между коллизионной и материально-правовой теориями автономии воли имеет важные практические последствия и предопределяет направленность последующего анализа отдельных проблем, связанных с соглашениями сторон о выборе применимого права.

Дело в том, что использование коллизионной модели автономии воли, даже в современном ее истолковании, неизбежно ведет к догматическим ограничениям действия автономии воли, обусловленным не наличием реальных интересов и нормообразующих факторов, а исключительно рамками классической конструкции коллизионной нормы. Коллизионная модель автономии воли неизбежно довлеет над исследователем и склоняет его к выводу о том, что стороны могут выбирать лишь такие правовые нормы, к выводу о применении которых мог бы прийти и сам суд на основе обычных объективных коллизионных привязок. Это, в свою очередь, означает, что стороны должны заведомо быть лишены возможности выбора норм права, которые не относятся к числу национальных правопорядков или санкционированных государствами к применению международных договоров, норм права, которые уже утратили силу на момент разрешения спора, и т.п. Использование коллизионной модели автономии воли делает особенно сложной проблему выбора сторонами права, не имеющего никаких объективных связей с договором. Важно обратить внимание на то, что все эти ограничения и сложности оказываются искусственно навязанными только догматическими рамками той теоретической конструкции, которая была выбрана для описания правовой природы автономии воли.

С.В. Третьяков справедливо отмечает следующее: "Прежде всего коллизионно-правовой метод, исходящий из необходимости определить "естественную" локализацию правоотношения, "редуцировать" отношение к чисто "национальным" случаям, не в состоянии обеспечить учет специфики подлежащих регулированию отношений. Объективистская логика, имманентная коллизионно-правовому методу, не может достичь должной гибкости в проведении автономии воли.

С точки зрения коллизионно-правовой методологии максимальная свобода, которая может быть закреплена за субъектами, заключается в предоставлении им возможности определять, норма какого из объективно существующих национальных правопорядков подлежит применению в конкретном случае. Эту процедуру можно условно назвать "национализацией" правоотношения, осложненного иностранным элементом, производимой по воле сторон" <136>.

--------------------------------

<136> Третьяков С.В. Юридическая природа автономии воли в международном частном праве. С. 132 - 133.

Наиболее наглядно узкие рамки коллизионно-правовой теории проявляются в работе В.Л. Толстых, который, будучи активным сторонником коллизионно-правовой теории, весьма последовательно проповедует все логические следствия этой теории. Среди таких логических следствий В.Л. Толстых выделяет следующие:

- недопустимость выбора сторонами применимого права для отдельных частей контракта ("коллизионная норма отсылает к одному правопорядку, соответствующим образом должны поступать и стороны");

- недопустимость выбора квазиправовых норм ("коллизионная норма не допускает такой отсылки, соответствующим образом должны поступать и стороны");

- невозможность фиксации ("цементирования") применимого права на момент заключения договора ("недействующее право не представляет собой право");

- необходимость наличия объективной связи между выбранным сторонами правом и контрактом ("стороны должны выбирать применимый правопорядок из ряда близких правопорядков, усиливая его объективную близость своим волеизъявлением") <137>.

--------------------------------

<137> Толстых В.Л. Международное частное право: коллизионное регулирование. С. 120.

Сказанное не означает, что автор настоящей работы отвергает все указанные решения отдельно взятых практических вопросов. Дело лишь в том, что анализ этих вопросов не может ограничиваться заранее заданными догматическими рамками конструкции коллизионно-правовой модели автономии воли, а должен осуществляться на основе полноценного исследования вопроса.

В данном случае наглядно видно различие в методологических подходах между традиционной "юриспруденцией понятий" (Begriffsjurisprudenz) и "юриспруденцией интересов" (Interessenjurisprudenz). Не отказываясь от важности юридических категорий и институтов, юриспруденция интересов исходит из того, что они не должны иметь самодовлеющего характера и приводить к априорным выводам, не основанным на тщательном анализе всех нормообразующих факторов, подлежащих учету в конкретной ситуации. Использование материально-правовой теории автономии воли освобождает этот институт от догматических "оков", позволяет в дальнейшем осуществить анализ конкретных его проявлений и выбрать наиболее эффективные законодательные решения, ориентируясь на определение оптимального баланса реальных интересов и установленных на их основе групп нормообразующих факторов.

Таким образом, следует сделать вывод о существовании трех форм реализации общего принципа автономии воли в рамках международного частного права. Первая форма (так называемая косвенная отсылка) предполагает определение применимого права в соответствии с фактическими обстоятельствами дела, место возникновения которых зависит от воли сторон (место учреждения юридического лица, место внесения морского судна в судовой реестр, место заключения договора и исполнения возникающих из него обязательства). Данная форма ничем не отличается от обычных коллизионных норм и представляет собой проявление автономии воли лишь в широком смысле слова. Вторая форма (так называемая инкорпорация) предполагает возможность обобщенного включения в текст контракта определенных нормативных правил в пределах, установленных договорным статутом. Данная форма является обычным проявлением общегражданского принципа свободы договора и не представляет собой специального института международного частного права. Только последняя форма (так называемый коллизионный выбор) может рассматриваться как специальный институт международного частного права и принцип автономии воли в собственном (узком) смысле слова, поскольку только эта форма предназначена для самостоятельного решения коллизионной проблемы.

Для объяснения теоретической природы коллизионного выбора наиболее перспективной является материально-правовая теория автономии воли, которая предполагает выделение в международном частном праве особого материально-правового института, чьи нормы санкционируют соглашения сторон о выборе применимого права. Отказ от использования коллизионно-правовой теории автономии воли позволяет избежать необоснованных догматических ограничений действия автономии воли, определяя целесообразность таких ограничений на основе полноценного анализа всех нормообразующих факторов.

<< | >>
Источник: А.В. АСОСКОВ. КОЛЛИЗИОННОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ДОГОВОРНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ. 2010

Еще по теме 1.2.5. Практическая значимость выборатой или иной теории природы автономии воли:

  1. Статья 149. Торговля людьми или иная незаконная сделка о передаче человека
  2. Статья 249. Незаконное занятие рыбным, звериным или иным водным добывающим промыслом
  3. Статья 326. Нарушение правил обращения с микробиологическими или иными биологическими агентами либо токсинами
  4. Статья 409. Уклонение от военной службы путем самокалечения или иным способом
  5. Статья 410. Хищение, присвоение, вымогательство военнослужащим оружия, боевых припасов, взрывчатых или иных боевых веществ, средств передвижения, военной и специальной техники либо другого военного имущества, а также завладение ими путем мошенничества или злоупотребления служебным положением
  6. Половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста (ст. 134 УК РФ)
  7. 11.3. Причинение имущественного или иного ущерба, не связанное с хищением
  8. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166 УКРФ)
  9. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ)
  10. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 1741 УК РФ)
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -