Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

§ 3. Правовые основания ответственности обязанных лиц при защите чести, достоинства и деловой репутации


Право, в том числе и гражданское, призвано направлять, регулировать и определять границы поведения людей. Оно допускает осуществление внешнего контроля и может быть обеспечено специфическими правовыми средствами при расхождении поведения того или иного лица с требованиями правовой нормы.

Существенной особенностью абсолютных прав (как и права на честь, достоинство и репутацию) является то, что их носителям противостоит в качестве обязанных лиц не одно лицо, а все третьи лица, обязанные воздерживаться от действий, направленных на нарушение этих прав. В ином случае может наступить гражданско-правовая ответственность как санкция за совершенное правонарушение, которая связана с обременениями для правонарушителя и является для него определенным наказанием lt;*gt;.
lt;*gt; Различные толкования понятия гражданско-правовой ответственности см., например: Гражданское право. Ч. 1 / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. С. 479 - 481; Алексеев С.С. Проблемы теории права. М., 1972. Т. 1. С. 370 - 371.
Следует отметить, что отношения ответственности выступают в качестве определенного внутреннего звена общественных отношений. Ответственность не является абстрактной категорией. Во-первых, она определяет правовое состояние людей, классов в общественных отношениях к материальным условиям своего существования, во-вторых, представляет собой особые, отличные от других общественные отношения, в которых реализуются средства самозащиты общества от посягательств на условия его существования lt;*gt;. К средствам самозащиты общества, как известно, относится наказание.
lt;*gt; См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 531.
"Отношение ответственности - форма общественной связи основана на факте правонарушений, на выявлении причинителя вреда, субъективных и объективных условий (обстоятельств) причинения вреда и реализации средства самозащиты общественных отношений, что ведет к осознанному (волевому) изменению нормального правового состояния в неблагоприятную сторону для физических и юридических лиц" lt;*gt;, - отмечает Н.Т. Разгельдеев.
lt;*gt; Разгельдеев Н.Т. Ответственность по советскому природоохранительному праву. Саратов, 1986. С. 18.
Юридическая ответственность как общественно-правовое состояние лиц устанавливается и проявляет себя только в правоотношениях. Она имеет двойственную природу и может классифицироваться как правовое состояние индивидов и юридических лиц, а также как особенные правоотношения ответственности. Реализация юридической ответственности, по существу, всегда является результатом исполнения юридической обязанности и осуществлением юридических прав. В свою очередь, юридическая обязанность непременно должна быть подкреплена юридической ответственностью.
Состав гражданского правонарушения, как известно, образует совокупность условий, необходимых для привлечения к гражданско-правовой ответственности. По общему правилу таковыми условиями являются противоправное поведение обязанного лица (в нашем контексте распространение не соответствующих действительности, порочащих сведений), наличие вреда (моральный вред причиняется потерпевшему лицу при ущемлении его чести, достоинства или деловой репутации), причинная связь между противоправным поведением и наступившими негативными последствиями (убытками, моральным вредом) и виною правонарушителя, которая не имеет значения при компенсации морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию.

В ст. 152 ГК РФ установлено право гражданина или организации (юридического лица) обращаться в суд для опровержения порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Бремя доказывания лежит на субъекте, распространившем эти сведения, а не на потерпевшем. Из этого следует, что для удовлетворения этого права требуются определенные условия защиты чести и достоинства, а именно сведения должны быть порочащими, не соответствовать действительности и получить распространение. Пока не доказано противное, распространенные порочащие сведения предполагаются не соответствующими действительности.
Автор считает, что следует дать характеристику или толкование отдельных условий применения ст. 152 ГК РФ, но прежде необходимо остановиться на понятии "сведения". Под таковыми нужно понимать любую информацию (устные или письменные высказывания), а также зафиксированную и распространенную информацию о фактах жизни гражданина, его поступках, деятельности физического или юридического лица, умаляющих честь, достоинство, деловую репутацию. Информация касается как самих фактов, так и их оценки, которая может быть предметом судебной защиты с точки зрения соответствия или несоответствия этой информации подлинным фактам lt;*gt;.
lt;*gt; См. также: Чечеткина З.В. Судебная защита чести и достоинства - конституционное право советских граждан. М., 1980. С. 13 - 17.
Таким образом, к сведениям, которые указаны в ст. 152 ГК РФ, относится любая информация, если она распространена, является порочащей и не соответствует действительности.
В качестве первого условия применения ст. 152 ГК РФ и возможного наступления ответственности обязанных лиц необходимо, чтобы сведения были распространены. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство, понимается сообщение их неопределенно широкому кругу лиц, нескольким лицам или одному лицу. Будучи сообщенными хотя бы одному человеку, сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, могут повлечь за собой причинение существенного морального вреда потерпевшему. Сообщивший эти сведения практически не имеет возможности предотвратить их дальнейшее распространение. Даже при таких обстоятельствах, когда порочащие сведения не стали достоянием широкой гласности, а известны на определенном этапе лишь одному постороннему лицу, имеются основания ставить вопрос об их опровержении (при условии несоответствия их действительности). В подобных случаях важно своевременно пресечь неправомерные действия, чтобы измышления не получили своего дальнейшего распространения. Причем не является распространением сведений сообщение их непосредственно тому лицу, которого они касаются. В последнем случае потерпевшее лицо может ставить вопрос о привлечении виновного к уголовной ответственности за оскорбление или клевету, если к этому есть основания.
Статья 152 ГК РФ не может применяться и тогда, когда индивид сообщает посторонним лицам порочащие сведения о самом себе, ибо в таком случае он сам способствует формированию общественного мнения о своей личности. Однако нельзя согласиться с теми авторами, которые считают юридически безразличным распространение неправильных сведений о самом себе lt;*gt;.
lt;*gt; См., например: Белявский А.В. Защита чести и достоинства граждан и организаций в советском гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1966. С. 13.
В законе нет указаний, какие сведения считать распространенными. Ответ на этот вопрос в определенной мере дает Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" lt;*gt; (с изменениями и дополнениями, внесенными Постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 1993 г. N 11 и от 25 апреля 1995 г. N 6 lt;**gt;). В п. 2 Постановления указано, что под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан, а также деловую репутацию граждан и юридических лиц, о котором указывается в ст. 152 ГК РФ, следует понимать опубликование таких сведений в средствах массовой информации, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, "или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким или хотя бы одному лицу...". Не может считаться противоправным распространение сведений, входящих в обязанность распространителя или составляющее его право (например, передача поступившего в средство массовой информации материала для проверки в соответствующие органы и т.п.). При таких обстоятельствах в случае несоответствия порочащих сведений действительности исковые требования могут быть предъявлены только к лицу, являвшемуся истинным распространителем сведений, если его можно установить.
lt;*gt; Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1992. N 11.
lt;**gt; Российская газета. 1995. 31 мая.
В юридической литературе и в судебной практике встречаются случаи обманутого доверия lt;*gt;. При стечении тех или иных обстоятельств лицо, действительно совершившее неблаговидный поступок, умаляющий его честь, достоинство или деловую репутацию, строго конфиденциально само сообщает об этом другому лицу с просьбой о сохранении тайны и надеется на это. Предположим, что впоследствии обет молчания нарушается и факт о предосудительном поступке становится достоянием окружающих. При таких обстоятельствах суд не удовлетворит иск к лицу, обманувшему доверие, так как опровержение сведений, хотя и доверяемых распространителю в расчете на сохранение секрета, но соответствующих действительности, нормой закона не предусматривается.
lt;*gt; См., например: Пронина М.Г., Романович А.Н. Защита чести и достоинства гражданина. Минск, 1976. С. 30 - 31.
Форма распространения сведений также имеет важное значение при решении вопроса о способе опровержения порочащих, не соответствующих действительности сведений, так как от нее в определенных случаях зависит форма опровержения указанных сведений.
Второе условие применения ст. 152 ГК РФ и наступления ответственности обязанных лиц состоит в том, что распространенные сведения порочат честь и достоинство гражданина, а также деловую репутацию граждан и юридических лиц.
В ч. 2 п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. N 11 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (в редакции Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 апреля 1995 г. N 6) сказано, что порочащими являются такие сведения, которые могут умалять честь, достоинство или деловую репутацию физического или юридического лица в общественном мнении или мнении отдельных граждан с точки зрения законов или правил общежития, т.е. отрицательно влияют на оценку моральных качеств того или иного лица со стороны окружающих. Общепринято, что к негативным результатам могут привести лишь такие распространенные сведения, которые содержат указания на какие-то определенные отрицательные черты или моменты субъекта. Общая оценочная информация ("бесталанный юрист (адвокат)", "неблестящий педагог", "слабый специалист") к числу вышеназванных сведений относиться не должна. Ставить вопрос и требовать, к примеру, в порядке гражданского судопроизводства отмены той или иной оценки при правильном отражении фактических обстоятельств нельзя. В случае предъявления подобного рода исков суды должны оставлять их без удовлетворения.
Порочащими, как указывается далее в Постановлении, являются такие не соответствующие действительности сведения, которые содержат утверждение о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов, умаляют их честь, достоинство, деловую репутацию. Уточнение о том, что порочащими являются такие сведения, которые содержат утверждения, было введено не случайно. Его, очевидно, необходимо толковать и понимать таким образом: порочащими признаются сведения, которые утверждаются автором. Утвердительный характер распространенных сведений является одним из важных условий, при которых может быть удовлетворен иск о защите чести, достоинства и деловой репутации граждан или юридических лиц.
К этому следует добавить, что для защиты чести, достоинства и деловой репутации необходимо, чтобы сведения были порочащими не с точки зрения потерпевшего, чья их индивидуальная оценка побуждает его к предъявлению иска, а с точки зрения закона, принципов морали и нравственности. Правда, какого-либо перечня порочащих сведений законодатель не установил, но в практической деятельности судов наиболее часто встречаются иски об опровержении сведений, касающихся профессиональной деятельности, правил общежития, обвинений в совершении противоправных действий.
Следует подчеркнуть, что измышления, порочащие честь, достоинство, деловую репутацию, подлежат опровержению независимо от того, изложены ли они в грубой, оскорбительной форме или достаточно пристойно.
Сведения, порочащие честь и достоинство индивида, в большинстве случаев относятся к фактам поведения (поступкам). Однако в судебном порядке можно также опровергнуть и оценку совершения (несовершения) определенных действий, если она сделана в порочащей гражданина или организацию форме.
В некоторых случаях суды, принимая решение о том, являются ли распространенные сведения порочащими честь и достоинство или деловую репутацию, испытывают затруднения и прибегают к экспертизе. Между тем М.Н. Малеина отмечает, что "экспертиза на предмет выявления уровня нравственности, морали не производится" lt;*gt;, хотя таковая может быть проведена на предмет толкования тех или иных распространенных сведений. Со своей стороны автор считает, что в этом вопросе не может быть однозначной позиции. В судебной практике встречались примеры, когда к той или иной экспертизе при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации прибегали не только суды, но и ответчики.
lt;*gt; Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. С. 61.
Например, 16 августа 1995 г. Пресненский межмуниципальный (районный) народный суд Центрального административного округа г. Москвы рассмотрел гражданское дело (N 2-3883/95) по иску одного из руководителей акционерного банка М. к редакции газеты "Российские вести" и ее корреспонденту, назвавшему предпринимателя в своей статье "Палач под обломками финансовых пирамид" "обер-мошенником" lt;*gt;. Истец считал, что он "в утвердительной форме" назван преступником, и требовал от редакции указанной газеты опубликования опровержения и в порядке компенсации морального вреда - 300 млн. рублей.
lt;*gt; Российские вести. 1995. 24 февр.
Суд частично удовлетворил требования истца: обязал газету опубликовать опровержение, а также постановил взыскать с нее 2 млн. рублей и 500 тыс. рублей с автора статьи в порядке компенсации морального вреда. Суд посчитал, что словосочетание "обер-мошенник" в любом случае при отсутствии состоявшегося приговора суда является "фактическим утверждением о совершенном противоправном деянии". Он также не принял во внимание общеизвестные и приведенные ответчиком факты о значительной массе обманутых истцом вкладчиков.
В этой ситуации ответчик прибег к услугам филологической (текстологической) экспертизы Института русского языка Российской академии наук, которая заключила, что слово "мошенник" может иметь более чем одно значение. В заключении указывалось, что значение этого слова связано с понятием обмана, а в качестве синонима употребляется слово "плут": "плут - человек, обманувший других из корыстных целей", "плут - нечестный человек", "плут - хитрый и ловкий обманщик" и т.д.
Далее в заключении говорилось, что на другом полюсе современного значения слова "мошенник" в качестве синонима выступает слово "жулик" и т.д. Эксперты пришли к выводу, что в контексте статьи "Палач под обломками финансовых пирамид" употребленное автором словосочетание "обер-мошенник" касается моральной стороны вопроса, а не преступных действий истца. Экспертное заключение позволило ответчику мотивировать свою кассационную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам Мосгорсуда, которая своим определением с учетом экспертного заключения направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.
В юридической литературе существуют понятия "порочащие" и "позорящие" сведения. Разумеется, отождествлять их было бы неверно, однако в ряде случаев трудно определить между ними границу. И те и другие сказываются на репутации индивида, организации или трудового коллектива, но степень этого влияния неоднозначна. Во всяком случае, любые позорящие сведения будут и порочащими и наоборот.
В гражданском праве разграничение понятий "позорящие" и "порочащие" сведения имеет научно-теоретическое значение. О практической значимости такого разграничения можно говорить лишь в том аспекте, что оно дает возможность суду глубже уяснить фактические обстоятельства (но для применения ст. 152 ГК РФ это разграничение не имеет значения). Для вынесения решения о возложении обязанностей на ответчика по опровержению вполне достаточно, чтобы распространяемые и не соответствующие действительности сведения были порочащими по той причине, что речь идет не об определении ответственности и избрании меры наказания для нарушителя, при котором учитывается тяжесть совершенного нарушения, а о восстановлении репутации потерпевшего. В то же время термин "позорящие" указывает на более высокую степень несоответствия поступков, фактов требованиям закона, принципам морали и нравственности.
Итак, даже если распространенные сведения не соответствуют действительности, но ничего не говорят о нарушении субъектом каких-либо законоположений или норм морали, они не могут считаться порочащими.
Очевидно, что сведения, касающиеся поведения человека в будущем или будущей деятельности юридического лица, не могут быть предметом судебного спора по ст. 152 ГК РФ в силу того, что такие предположения не основываются на каких-либо конкретных фактах.
Вместе с тем основанием для предъявления иска по указанной статье может служить и распространение сведений, приписывающих физическому или юридическому лицу несоблюдение любой нормы права. В отечественной литературе уже высказывалась подобная точка зрения в отношении личности, поскольку "нарушение любой нормы права (пока она не отменена) является поведением аморальным и, значит, порочащим честь и достоинство лица, которое обвиняет в ее несоблюдении" lt;*gt;.
lt;*gt; Рафиева Л.К. Гражданско-правовая защита чести и достоинства личности в СССР: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1966. С. 17.
Третьим условием, необходимым для гражданско-правовой защиты чести, достоинства или деловой репутации и наступления ответственности обязанных лиц, является несоответствие действительности распространенных сведений о потерпевшем. Если распространенные сведения не соответствуют действительности и потерпевший опорочен необоснованно, он приобретает право на судебную защиту. Понятие "соответствие действительности" расценивают как соответствие сообщения о поступке, действии, событии тому, что происходило в действительности. Иными словами, не соответствующими действительности должны считаться сведения, изображающие действия и поступки лица не такими, какими они были на самом деле, т.е. являющиеся ложными.
Следует обратить внимание на последствия отрицательных, но соответствующих действительности сведений.
В некоторых случаях о человеке распространяются сведения, соответствующие действительности, но содержащие его негативную характеристику (прежняя судимость, нахождение в психиатрической больнице, привлечение к административной ответственности, увольнение с работы по дискредитирующим обстоятельствам и т.д.). Вполне естественно, что разглашение и распространение подобного рода фактов создает человеку дискомфорт и способно причинить ему определенные душевные волнения и переживания. Российское законодательство не предусматривает санкций за распространение такого рода сведений. Одни специалисты полагают, что институт диффамации lt;*gt; несовместим с нашим законодательством. Другие, наоборот, считают такое положение неправильным, ибо огласке могут предаваться сведения, которые не влияют на общественную оценку личности, но вызывают душевные страдания, а иногда и психические потрясения человека (сообщения о тайне происхождения, наличии заболевания, существовании скомпрометировавших себя родственников, компрометирующих связях и т.д.).
lt;*gt; Следует отметить, что в советской, в российской гражданско-правовой науке под диффамацией понималось и понимается "распространение порочащих сведений, соответствующих действительности", в то время как в цивилистической доктрине и праве западных стран под ней подразумевается распространение порочащих сведений независимо от их соответствия или несоответствия реальным фактам (см., например: Михно Е.А. Возмещение морального вреда при диффамации // Правоведение. 1992. N 6. С. 63 - 69).
На наш взгляд, в данном случае должен быть дифференцированный подход, ибо появление информации о порочащих гражданина обстоятельствах вызывается различными причинами. В частности, информация о недостойных действиях субъекта может диктоваться общественными потребностями, соображениями воспитательного характера.
Так, в июне 1996 г. М. обратилась в Чертановский межмуниципальный (районный) народный суд Южного административного округа г. Москвы (дело N 2-3286/96) с иском о защите чести и достоинства, а также о взыскании компенсации за причиненный моральный вред со своих соседей - ответчиков Б., В. и Л. Последние, как указано в исковом заявлении М., написали письмо в адрес администрации подразделения, подведомственного федеральным органам исполнительной власти, где она работает, содержащее порочащие, но не соответствующие действительности сведения. В частности, истица указала на следующее: "М. осмелела и бегает по нашим квартирам, угрожает, оскорбляет нас, стыдно привести ее прямую речь", "поведение М. наводит на мысль, что она шизофреничка" и др. Суд отказал М. в удовлетворении исковых требований, указав в своем решении, что "оценивает как субъективное восприятие ответчиками ситуации" и поэтому они обратились к администрации по месту работы истицы за защитой и "для нормализации отношений".
Предание гласности неблаговидных поступков гражданина, которые выходят за пределы личной сферы и затрагивают интересы каких-либо коллективов (производственный коллектив, жильцы дома, сослуживцы и т.д.) или общества в целом, является допустимым и оправданным. Разумеется, одни и те же аморальные действия не должны наказываться бесконечно. С одной стороны, нельзя гражданину все время напоминать о его прошлых прегрешениях, а с другой - постоянное перечисление уже известных фактов снижает воспитательное значение информации и оно теряет свою силу.
Ответственность за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений наступает независимо от того, в какой форме - устной, письменной, в средствах массовой информации и т.п. - были распространены эти сведения. Следует обратить внимание на то, что указанная ответственность наступает и в том случае, когда не соответствующие действительности порочащие сведения были распространены лицом при исполнении служебных обязанностей или зафиксированы в официальном акте, предназначенном для широкого оглашения. Правда, определенную сложность представляет вопрос о том, кто должен нести ответственность в этом случае. В то же время анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что в случае распространения подобных сведений в устной форме ответственность обычно возлагается на само должностное лицо, а в случае распространения сведений в письменной форме - на учреждение, предприятие или организацию, от имени которых действовало должностное лицо.
Также следует отметить, что если то или иное средство массовой информации, не будучи юридическим лицом, распространило не соответствующие действительности порочащие сведения в отношении физического или юридического лица, то в качестве ответчика должен выступать его учредитель lt;*gt;.
lt;*gt; См. также: Грось Л. Способ защиты деловой репутации // Хозяйство и право. 1996. N 12. С.124.
Право на честь, достоинство и деловую репутацию является неотъемлемым субъективным правом любого физического или юридического лица. Его нарушение причиняет обиженным существенный моральный вред, ущерб в свободе действий и общественном положении, производя на окружающих невыгодное для указанных субъектов впечатление, и предопределяет ответственность обязанных лиц. Как отмечает В.С. Толстой, исполнение обязанности является этапом (стадией) сложного процесса исполнения обязательства. "Содержание обязательственного правоотношения включает совокупность прав и обязанностей его участников, в соответствии с которыми совершаются определенные действия. Поскольку правомочия и обязанности представляют собой возможности, то рано или поздно... наступает такой момент, когда они превращаются в действительность..." lt;*gt;.
lt;*gt; Толстой В.С. Исполнение обязательств. М., 1973. С. 178.
Право на защиту является обязательным элементом самого субъективного права, так как в противном случае не представилось бы реальным реализовать другие юридические возможности, в том числе возможность государственного принуждения.
<< | >>
Источник: А.Л. АНИСИМОВ. ЧЕСТЬ, ДОСТОИНСТВО, ДЕЛОВАЯ РЕПУТАЦИЯ ПОД ЗАЩИТОЙ ЗАКОНА 2005. 2005

Еще по теме § 3. Правовые основания ответственности обязанных лиц при защите чести, достоинства и деловой репутации:

  1. Глава 11. Правовой статус журналиста
  2. Глава 14. Защита чести, достоинства и деловой репутации в сфере массовой информации
  3. Статья 152. Защита чести, достоинства и деловой репутации
  4. § 3. Особенности охранительных гражданско-правовых отношений
  5. § 1. Способы защиты гражданских прав
  6. 3.  СПИСОК  ИСПОЛЬЗОВАННЫХ  МАТЕРИАЛОВ СУДЕБНОЙ  ПРАКТИКИ
  7. § 2. Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации в системе субъективных гражданских прав
  8. § 3. Правовые основания ответственности обязанных лиц при защите чести, достоинства и деловой репутации
  9. § 1. Понятие морального вреда, его сущность и юридическое значение
  10. § 2. Развитие законодательства о компенсации (возмещении) морального вреда и его современное состояние
  11. § 1. Исковой порядок защиты чести, достоинства и деловой репутации в гражданском судопроизводстве
  12. § 2. Доказательства, доказывание, судебные решения и вопросы защиты чести, достоинства и деловой репутации
  13. § 3. Ограничения свободы, неприкосновенности частной жизни человека
  14. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  15. Понятие, предмет и метод гражданского права
  16. 92. Ответственность в государственном управлении.
  17. § 5. Соотношение системы права и структуры кодифицированных актов
  18. Глава 7. ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПО ВОПРОСАМ ИНФОРМИРОВАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ И ПРЕДВЫБОРНОЙ АГИТАЦИИ
  19. § 2. Особенности доказывания при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе.
  20. § 2. Природа административно-правового спора
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -