<<
>>

ИСТОРИЯ МОЛДАВСКОЙ ССР В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ БУРЖУАЗНОЙ ПРОПАГАНДЫ

За 60 лет своего существования Советский Союз добился всемирно-исторических успехов и продолжает идти в авангарде мирового социального прогресса. Достигнутые советским народом успехи в строительстве коммунистического общества служат ярким примером народам многих государств в их борьбе за социальное освобождение.

В 1984 г. молдавский народ отметит 60-летнюю годовщину образования МССР и Компартии Молдавии. За этот период республика достигла подлинного расцвета в братской семье народов СССР. «...Молдавия сумела догнать другие советские республики, стала в ряд с ними. Это удалось сделать в значительной мере потому, что молдавский народ мог опереться на поддержку всех братских народов нашей страны, на созданный в СССР промышленный и «научно-технический потенциал, полной мерой использовать накопленный опыт социалистического строительства в нашей стране»1. Своими достижениями Молдавская ССР демонстрирует миру торжество ленинской национальной политики КПСС, жизнеутверждающих идей социализма.

Вполне очевидным является тот факт, что чем больше успехов одерживает социализм, тем изощреннее, интенсивнее сопротивляется империализм. Примером тому могут служить непрекращающиеся на протяжении нескольких десятилетий идеологические диверсии буржуазных средств массовой информации и пропаганды, направленные как против Советского государства в целом, так и против отдельных советских республик. Фальсификация их исторического прошлого, искажение сущности происходящего в них процесса социалистических преобразований, клевета на ленинскую национальную политику КПСС, попытки дискредитировать внутреннюю и внешнюю политику социалистического государства — вот основные методы современного антикоммунизма, широко используемые буржуазными средствами информации и пропаганды.

«Влияние Советского Союза на современный мир так велико и так велик интерес к нему и его идеологии, что но истории СССР написано огромное количество работ, затрагивающих различные аспекты советского общества с целью понять и объяснить природу наблюдаемого явления»2, — с этих строк начинает свою книгу английский исследователь Р.

Хилл. Слова эти ие требуют комментариев, поскольку абсолютно объективно отражают действительность. Заметим только, что этим, к сожалению, и исчерпывается по сути дела вся объективность автора, ибо в целом его работа никоим образом не способствует пониманию и объяснению природы наблюдаемого явления.

Любопытно и знаменательно в цитированной выдержке то, что буржуазные авторы ныне зачастую уже не скрывают ни огромного влияния СССР на современный мир, ни интереса международной общественности к делам и свершениям советских людей. Другое дело, что за такого рода признаниями «сквозь зубы» в буржуазных публикациях следует попытка нейтрализовать их потоками антисоветских измышлений. Да и сами признания преследуют скорее чисто тактические цели — создать у читателя иллюзию объективного подхода автора к исследуемому предмету или явлению, — нежели отражают стремление более или менее правдиво отобразить существующую реальность.

Советские исследователи буржуазной советологии и системы буржуазных средств массовой информации и пропаганды давно разоблачили присущие им концепции и тенденции, которые составляют стержень идеологических и пропагандистских кампаний, как откровенного, так и завуалированного антикоммунизма. Эти концепции и тенденции преследуют две главные цели — подрыв единства социалистического общества во всех социалистических странах и в каждой в отдельности; раскол мировой социалистической системы. Для достижения указанных целей буржуазные идеологи обращаются как к традиционным средствам, так и к новым, характерным для современного этапа идейно-политической борьбы империализма против мира социализма.

В последнее десятилетие в системе буржуазных средств информации взамен откровенной и примитивной клеветы на социалистический строй все большее место стало отводиться псевдонаучным исследованиям. Если в 50-е — начале 60-х гг. антикоммунистическая пропаганда отличалась крайним примитивизмом и топорностью, то с середины 60-х и на протяжении 70 — начала 80-х гг.

стало заметно проявляться совершенствование используемых ею

методов и приемов при неизменности ее целеустановок. В русле этой тенденции осуществляется созыв различного рода симпозиумов, коллоквиумов, конференций, семинаров, на которых выступают с докладами представители «академических центров» советологии и антикоммунизма и которые служат укреплению их внутренних и внешних связей, а их подрывная психологическая деятельность приобретает поистине международный тотальный размах. Такого рода сборища широко освещаются и комментируются органами буржуазной пропаганды, а основные положения докладов ученых-антисоветчиков используются этими органами для последующего идеологического отравления своих читателей.

В качестве примера можно сослаться на опубликованные материалы состоявшегося в мае 1973 г. семинара по исследованию советских национальных вопросов в Колумбийском университете (Нью-Йорк). Из десяти докладов сотрудников этого университета два (авторы Н. Дима и

В.              Фельдман) были посвящены Молдавии и ее истории, а вернее — извращению и фальсификации истории Молдавской ССР3. Недаром румынский буржуазный эмигрант К. Споря с восторгом выделил в своей рецензии на данную публикацию именно эти доклады, в которых отрицается национальная самостоятельность молдавского народа и содержатся утверждения о «стремлении России ввести и распространить в Бессарабии» по политическим соображениям понятия «самостоятельного молдавского языка и литературы»4.

Одна из существенных причин такого рода маскировки явной клеветы под научные изыскания заключается в том, что расширение контактов между миром социализма и капиталистическим миром, ставшее возможным благодаря процессу разрядки 70-х гг., обмен разнообразной информацией в самом широком диапазоне уже не позволяют буржуазным идеологам действовать по старинке и изображать Советский Союз, советских людей, советский образ жизни по примитивным схемам и образцам, принятым в 40—50-х гг. Такие шаблоны явно устарели, и западный читатель отвергает их «с порога».

Только за счет несомненно возросшего уровня журналистского мастерства, умения «хлестко» подавать события, способности выискивать «тонкие аргументы» и обнаруживать знание «мельчайших деталей», буржуазной пропаганде удается воздействовать на аудиторию.

Все чаще и чаще буржуазные идеологи стараются скрыть личное «я» за маской объективности, выступая как бы в качестве исследователя или «беспристрастного передатчика» информации. Однако за кажущейся «беспристрастностью», за вуалью «объективности» выявляются абсолютно недвусмысленные идеологические установки антикоммунистического толка, которые четко предопределяют угол зрения пропагандиста на исторические факты, события, их интерпретацию и оценку. По сути, в системе буржуазной пропаганды осуществляется такая обработка информации, которая призвана обеспечить необходимую и строго однозначную реакцию со стороны читательской массы, реакцию, соответствующую политическим интересам тех кругов, которые оплачивают «заказанную музыку».

Между тем возросший профессиональный уровень буржуазных пропагандистов, накопленный ими опыт борьбы с социализмом за истекшие десятилетия не гарантирует их от позорных провалов, поскольку вся система средств •массовой информации сплошь и рядом демонстрирует свою полную теоретическую некомпетентность, как в анализе сущности событий, происходящих в социалистическом мире, так и в их политической оценке. Причина этого явления заключается в том, что терпят банкротство исходные принципы антикоммунистического подхода в оценке социализма, выявляется неспособность осмыслить преимущества и широкий спектр возможностей социалистического строя.

Используемые буржуазными средствами информации «клише», которые прежде всего относятся к политическим оценкам деятельности КПСС, жизнеспособности социалистического государства, процесса коммунистических преобразований в Советском Союзе и его национальных республиках, тотчас же обнаруживают истинные цели буржуазной пропаганды. Очернение социалистической действительности, умолчание об экономических и социальных успехах советского общества, о расцвете его культуры, науки, достижениях национальных республик и непомерное, гипертрофированное преувеличение трудностей, недостатков, ошибок, с которыми сопряжено строительство нового общества, —вот те методы, которые используются буржуазной пропагандой в целях нагнетания оголтелого антисоветизма и антикоммунизма.

В то же время подобные примитивные пропагандистские шаблоны рано или поздно оказываются замеченными любым мало-мальски образованным потребителем информации — слушателем, зрителем, читателем.

Наглядным подтверждением вышесказанного может служить предлагаемый в данной главе анализ конкретных теорий, версий и концепций, родившихся в недрах антикоммунистических центров и взятых на вооружение буржуазными средствами массовой информации и пропаганды для фальсификации истории Советской Молдавии.

Спекуляции на национальных чувствах, культивирование национализма, стремление посеять недоверие между народами нашей страны, противопоставить их друг другу — вот излюбленные методы идеологической полемики наших оппонентов. Ставка на национализм, на разъединение и противопоставление народов и народностей нашей страны в сочетании с непрекращающимися нападками на ленинскую национальную политику — основная канва и лейтмотив практически любого издания, посвященного национальным проблемам Советского Союза и его республик. Буржуазным идеологам представляется крайне вирулентным опыт разрешения национального вопроса в СССР, который воодушевляет борцов за прогресс человечества, против национального неравенства и угнетения, шовинизма, национализма, расизма в странах капитала.

Убедившись в том, что социализм является жизнеспособной и успешно развивающейся социальной системой, правящие круги ведущих капиталистических государств усилили пропаганду национализма, поиск искусственных «неразрешимых» национальных «антагонизмов» в советском обществе. Этим можно объяснить возросший за последние годы в западной советологии удельный вес исследований, посвященных строительству советского многонационального государства и преследующих цель разжигания националистических предрассудков в СССР. Поэто- му-то с каждым годом на Западе ширится количество публикаций, содержащих не только клевету на национальную политику КПСС, но и предвещающих «распад» советского государства.

Профессор политических наук Карлтонского университета (г.

Оттава, Канада) Тереза Раковска-Хармстоун в статье, озаглавленной «Чувство национального самосознания в Советском Союзе», категорически утверждает: «В Советском Союзе чувство национального самосознания является основой для коренных изменений... Национальный конфликт проявляется во всех основных сферах политической, общественной, экономической и культурной жизни... Происходит скрытая борьба между доминирующими русскими и основными нациями во всех сферах жизни... Укрепление национальных сил может, в конце концов, оказать влияние на природу Советского государства и даже привести к его распаду» и т. д. и т. п.5

Буржуазным пророкам «распада» Советского государства в силу их классовой ограниченности невдомек, что основой коренных изменений, происходящих в нашем государстве, является отнюдь не национализм (именно его и имеют в виду советологи, рассуждая вроде бы о чувстве национального самосознания). Основой, обеспечившей благоприятные условия для переустройства общества на социалистических началах, для небывалого подъема экономики и культуры, укрепления оборонного могущества и международных позиций Страны Советов, явилось добровольное государственное объединение независимых равноправных советских республик в декабре 1922 г. в единое многонациональное государство. Это убедительная победа пролетарского интернационализма, плодотворный результат национальной политики Коммунистической партии, вооруженной богатейшим и всеобъемлющим теоретическим учением В. И. Ленина по национальному вопросу.

КПСС неустанно и последовательно проводит курс, направленный на наращивание материального и духовного потенциала каждой республики и вместе с тем его максимальное использование для гармоничного развития всей страны. Этот курс был подтвержден и одобрен XXVI съездом нашей партии. Съезд подчеркнул, что священным долгом партии были и будут борьба против шовинизма и национализма, против любых националистических вывихов, воспитание трудящихся в духе советского патриотизма и социалистического интернационализма6. Этот курс, поддержанный волей и делами всего советского народа, вывел многонациональный Советский Союз в авангард человечества и обрекает все расчеты и усилия буржуазных идеологов на полный провал.

Буржуазные идеологи целенаправленно и последовательно осуществляют атаки на ленинскую национальную политику КПСС и других коммунистических партий, интерпретируя важнейшие события мирового исторического процесса с позиций национализма, который они рассматривают как наиболее мощную современную политическую силу в мире7.

Одним из объектов постоянных нападок буржуазных идеологов является история образования Молдавской ССР. В фальсификации этой проблемы объединились реакционные румынские и молдавские эмигранты, профессора от западной советологии, так называемые свободные журналисты, подвизающиеся в системе буржуазных средств массовой информации и пропаганды. Следуя по стопам буржуазных румынских шовинистов, современные идеологи антикоммунизма и антисоветизма распространяют измышления о том, будто в 1918 г. Бессарабия не была насильственно захвачена королевской Румынией, а добровольно присоединилась к последней. С этой целью обеляется и предательский «Сфатул цэрий».

На самом же деле «Сфатул цэрий» был отвергнут трудящимися края, которые вели борьбу против вторгшихся в Бессарабию румынских оккупантов. Не случайно один из главарей «Сфатул цэрнй» П. Халипа, вспоминая впоследствии о тех трудностях, которые пришлось преодолеть правительству королевской Румынии и его прислужникам при подготовке присоединения Бессарабии к Румынии, сокрушался по поводу того, что «слишком много молдаван остались верными единой и неделимой России»8.

Даже такой ярый националист и румынофил, как А. Бол- дур, впоследствии признавал, что выход Бессарабии из состава РСФСР не имел юридической силы, поскольку ни одно государство не признало де-юре «Молдавскую республику» как независимую от России9. Сам премьер-министр Румынии А. Маргиломан 9 апреля 1918 г. в речи на банкете после акта «голосования», проходившего в присутствии вооруженных румынских солдат, без обиняков заявил, что «присоединение Бессарабии было осуществлено не здесь, в Кишиневе, а там, в Яссах и Бухаресте»10.

Столь же упорно на протяжении более четырех десятилетий буржуазная пропаганда сохраняет и всячески гальванизирует миф о том, что Советский Союз «аннексировал» в 1940 г. «исконную румынскую территорию» — Бессарабию и создал «искусственную» Молдавскую ССР.

Не представляет большого труда выяснить причину такого постоянства буржуазных авторов в пропагандировании этого мифа. Во-первых, он служит стратегическим целям международной реакции — подорвать единство социалистического общества в СССР, посеять семена взаимного недоверия, межнациональной розни, прежде всего в данном случае хмежду молдавским и русским народами. Во-вторых, и это следующая стратегическая цель империалистических идеологов,— попытаться расколоть монолитное социалистическое содружество любыми путями: вбить клин между СССР и СРР, ослабить братские узы, связывающие эти два социалистических государства; посеять семена вражды и недоверия. Наконец, третья стратегическая цель буржуазной пропаганды сводится к постоянному очернению советской внешней политики, стремлению, например с помощью превратного толкования истории образования МССР, опорочить традиционно миролюбивый внешнеполитический курс Советского государства, любыми путями обосновать версию о его «агрессивности».

Только подобного рода целеустановками можно объяснить навязчивое повторение этого мифа буржуазными историками и публицистами различных стран Запада. Неуклюжие попытки его обоснования, встречающиеся у некоторых авторов, получили достойный и аргументированный отпор в работах советских, в том числе и молдавских обществоведов11. Однако буржуазные авторы, как правило, игнорируя либо же подвергая огульной критике советские публикации, настойчиво продолжают пропагандировать этот миф. Используемая ими аргументация, как правило, восходит к тем изданиям по бессарабскому вопросу, которые в межвоенный период публиковались в королевской Румынии и за рубежом и были призваны оправдать и, более того,— «научно обосновать» акт фактического захвата и аннексии Бессарабии королевской Румынией в 1918 г.

А. Шуга, А. Айснер, К. Хайтманн, В. Аспатуриан, Г Ионеску, И. Рациу, Д. Германи, Дж. Савур, Р. Кинг,

В.              Мейер, Б. Мейснер, Б. Левицкий, Г. Чоранеску, Г Хартль, Ст. Фишер-Галац и многие другие реакционные авторы внесли и продолжают вносить свой вклад в фальсификацию истории образования МССР, в извращение внешнеполитических принципов Советского государства и его ленинской национальной политики. Буржуазные периодические издания, выходящие в различных капиталистических странах, охотно публикуют их клевету.

В 1955 г. в обширной статье, помещенной в органе западногерманских «остфоршеров» и советологов журнале «Остеуропа» и посвященной вроде бы проблемам «лингвистики» — румынскому и молдавскому языкам, — речь в основном шла о вопросах сугубо политических.

Автор статьи Арнольд Клесс выступил по адресу молдавского народа с грубыми клеветническими заявлениями, утверждая, что «молдавский язык — искусственное образование», именуя МССР «румынской провинцией» и объявляя освоение целины «попыткой выселить молдаван в восточные районы СССР».12

Подобными «открытиями» буржуазная пропаганда не раз ошарашивала своих читателей с самого начала холодной войны, усматривая в „бессарабском сюжете“ своего рода „изюминку“ для разжигания на Западе антисоветского психоза. Чего стоили публикации только Р. Макрхе- ма, бывшего в годы войны директором Военного информационного ведомства США и изгнанного в 1946 г. из Румынии. Являясь на протяжении двух первых послевоенных десятилетий зарубежным корреспондентом респектабельной «Крисчен сайенс монитор», он опубликовал на ее страницах множество пасквилей о странах народной демократии — в том числе о Румынии, Болгарии, Югославии. Все эти «научные исследования» (так рекламировала их пресса) были подчинены неблаговидным стремлениям: доказать и обосновать миф о «советском экспансионизме» в Европе, опорочить прогрессивный характер социалистических преобразований в странах народной демократии. В контексте этих устремлений американского «специалиста» по делам восточноевропейских государств немалое место отводилось и бессарабскому вопросу, который уже тогда рассматривался реакционными идеологами как «удобный инструмент» для создания разногласий в советско-румынских отношениях13.

Не меньшим цинизмом были отмечены статьи и книги другого американского автора — JI. Уайта, восточноевропейского корреспондента американских газет «Нейшн» и «Сатердей ивнинг», извращавшего на протяжении всей второй мировой войны политику Советского Союза по отношению к 'восточноевропейским государствам. В 1942 г. он опубликовал книгу «Долгая балканская ночь», в которой фальсифицировал характер событий июня 1940 г., связанных с воссоединением Бессарабии с Советским Союзом, изображая этот факт как «оккупацию румынской провинции».14

Подобной точки зрения в годы войны придерживались в США откровенные недруги Советского Союза, в немалой степени повлиявшие на максимальное смягчение позиции американского правительства н отношении королевской Румынии как сателлита гитлеровской Германии. Буржуазная печать в тот период способствовала всяческому искажению вопроса о принадлежности Бессарабии, дезориентируя американского читателя и играя на руку фашистским агрессорам.

Не случайно вышеназванный клеветнический опус был вторично переиздан в 1947 г., в разгар холодной войны, ибо он по своему духу и содержанию полностью отвечал целям антисоветской и антикоммунистической истерии в США.

Значительную роль в одурачивании западного читателя органами буржуазной пропаганды сыграло то, что он был практически лишен возможности получить достоверную информацию по так называемому бессарабскому вопросу. Исследованиям, объективно отражающим историю вопроса, был закрыт доступ на страницы печати. «Битву за читателя» правые силы, можно сказать, выиграли бескровно. Недаром в тот период пышным цветом расцвели различные эмигрантские издания, вносившие посильную лепту в дело отравления хмеждународного климата.

Уже упоминавшийся выше журнал буржуазных украинских эмигрантов-националистов «Украинский ежеквартальник», издающийся в США, упорно, из года в год, изображает Молдавию исключительно как «колонию в составе СССР»15. «В хМССР в отношении национального вопроса царит крайне напряженная атмосфера», — сообщает со страниц другого махрового антикоммунистического издания лидер западногерманских «остфоршеров» Б. Левицкий, усматривая в Молдавии «накал национальных отношений»16. Б. Левицкий и Г. Хартль на страницах журнала «Политише штудиен» поведали читателям о «насильственной русификации» местного населения в МССР17, которое ИхМенуется буржуазными авторами не иначе как «бессарабские румыны». Те же формулировки характерны и для американских, английских, французских и других академических изданий и органов прессы18, которые в трактовке этого вопроса практически ничем не отличаются от клеветы буржуазной румынской эмиграции19. И в тех, и других категорически отрицается существование молдавского языка, оспаривается историческое значение присоединения Бессарабии к России.

Более двадцати лет специализируется на извращении бессарабского вопроса небезызвестный А. Шуга. Те же мотивы движут и «изысканиями» Д. Германи, Г. Ионеску, Ст. Фишера-Галац в области молдавской истории. Последний в 1976 г. опубликовал статью, посвященную истории создания МССР и ее месту в семье советских республик. По мнению автора, создание МССР было «продиктовано внешнеполитическими соображениями». Буржуазный румынский эмигрант не только клевещет на советскую внешнюю политику, но и, как видно из последующих его рассуждений, отрицает существование молдавской нации и молдавского языка20.

Советскими учеными достоверно установлено, что формирование молдавского народа представляло собой длительный процесс, охвативший несколько этапов21. В VI— X вв. шло формирование этнической общности волохов, непосредственных предков всех восточнороманских народов, в том числе молдавского. В XII—XIV вв. в результате контактов волохов, расселившихся на землях к востоку от Карпатских гор, с проживавшими здесь восточными славянами формируется собственно молдавская народность. В период XII—XIV вв. в ходе этих контактов среди части волошского населения, жившей в восточных предгорьях Карпат и соседних районах, возникали и закреплялись те черты, которые в конечном счете определили этническую индивидуальность молдаван в сравнении с другими близкородственными восточнороманскими народами. Со второй половины XIV в. в письменных источниках закрепляется понятие молдаване в качестве этнонима самостоятельного народа. Оведения о собственно молдавском народе содержатся в хрониках молдавских летописцев Григория Уреке, Мирона Костина, Иона Некулче, з трудах молдавского ученого Дмитрия Кантемира.

Молдавский язык сформировался на базе языка, на котором говорило волошское население. В ходе контактов волохов с восточными славянами стал складываться молдавский язык, который, восприняв значительное количество славянских элементов, приобрел особые фонетические, морфологические и синтаксические черты.

Еще в процессе этногенеза молдавского народа, в котором важную роль сыграл восточнославянский этнический элемент, стали формироваться характерные самобытные черты культуры и языка молдаван. Эти черты стали еще более заметными в последующие века, когда в процессе борьбы молдавского народа с внешними захватчиками во всех сферах общественной, политической и культурной жизни складывались его тесные связи с великим русским и украинским народами.

Для объективных исследователей истории молдавского народа существование самостоятельной молдавской нации, самостоятельного молдавского языка является неоспоримым фактом. Его изучают, на нем говорят и пишут. Язык молдавского народа стоит в одном ряду со всеми остальными национальными языками республик Советского Союза и одновременно с национальными языками других государств. В республике на молдавском языке только в 1982 г. было издано 522 названия книг общим тиражом 6,976 тыс. экз., выходило 79 газет и 18 журналов многомиллионным тиражом.

Известно, что на протяжении более трех веков Молдавия находилась под гнетом Османской империи. Стремясь освободиться от турецкого ига, Молдавское княжество постоянно поддерживало политические связи с Русским государством, неоднократно обращалось к нему за помощью и просило принять Молдавию «под свою высокую руку». В своей борьбе молдавский народ постоянно ощущал помощь великого русского и украинского народов. Дружба между русским, украинским и молдавским народами скреплена кровью, пролитой в совместной борьбе против иноземных захватчиков. Таким образом, присоединение Бессарабии к России было подготовлено многовековым развитием политических, социально-экономических и культурных связей Молдавии с Россией и имело объективно-прогрессивное значение. Однако этот бесспорный исторический факт, широко известный и отраженный в исторических документах, не устраивает некоторых зарубежных авторов, прилагающих немало сил к тому, чтобы исказить историю и сущность молдавско-русских дружественных связей. Им все время мерещится «русификация» молдавского населения республики, они сетуют, что русский язык как язык межнационального общения в нашей стране все больше утверждается в Молдавии.

Исторические факты, как и реалии сегодняшнего дня, меньше всего интересуют фальсификаторов. Молдавия, сокрушается Р. Шпорлук на страницах журнала «Сэрвей» (орган Центра русских и восточноевропейских исследований Мичиганского университета) — это «наиболее русифицированная из всех союзных республик»22. Подобными «сожалениями» относительно «плачевного состояния» .МССР делится на страницах «Ост-Вест курьер» (Ганновер) небезызвестный Отто-Рудольф Лисе, «свободный журналист», подчеркивая, что «в союзных республиках усиленной русификации подвергаются родной язык, национальная культура...»23 О «русификации» Кишинева в области русского языка сообщает Д. Шиплер, специальный корреспондент «Нью-Йорк тайме»24.

Наибольшую активность в искажении национального вопроса в странах социалистического содружества, в СССР, в том числе н в МССР, проявляет на протяжении последнего десятилетия западногерманский советолог Ганс Хартль, один из ведущих сотрудников Мюнхенского института по изучению Юго-Восточной Европы, главный редактор журнала «Виссеншафтлихер динст Зюдостеуропа». Претендующий на научность подход к исследуемым вопросам, отличающий его публикации, служит лишь ширмой, за которой легко выявляются примитивные целеус- тановки и стремление подальше увести читателя от истины.

В 1976 г. западногерманский журнал «Политише шту- диен» опубликовал очередное «исследование» Г. Хартля, основополагающая идея которого просматривалась уже в самом названии статьи, точнее в ее подзаголовке — «Нации, меньшинства и границы в Юго-Восточной Европе. Проблема, не решенная коммунистами». Ставя под сомнение существующие границы между государствами Юго- Восточной Европы и подчеркивая, что в этом регионе национальные страсти бушуют так пылко и неуемно, как нигде, Г. Хартль в качестве одного из «конфликтных очагов» представляет и Советскую Молдавию. И здесь, как и во всех вышеприведенных буржуазных изданиях, затрагивающих 'вопросы истории Молдавии, пересказываются наиболее реакционные вымыслы идеолого-в антисоветизма и врагов молдавского народа — о «насильственной русификации», о «принудительной переделке бессарабских румын в молдаван» и т. п.

Те же идеи в несколько иной вариации пропагандирует их соотечественник Ю. Арнольд, сотрудник Федерального института по изучению международных и восточноевропейских проблем (г. Кёльн). В своем «научном» трактате «Национальные территориальные подразделения СССР. Государственность, суверенитет и автономия в советском федерализме» автор отрицает факт суверенного существования союзных и автономных советских республик, в том числе и Молдавской ССР. Весь свой «исследовательский» запал он вложил в описание «национальных противоречий», якобы имеющих место в СССР25.

Кого только нет среди «радетелей» и «защитников» молдавского народа. Активно подвизаются на этом поприще и бывшие бессарабские немцы, создавшие в ФРГ свое землячество. В качестве образца их «творчества» можно привести статьи Р. Грулиха «Существует ли молдавская нация? О советской политике в Бессарабии» и Р. Баумгертнера «Права Румынии на Бессарабию», опубликованные периодическим органом этого землячества «Хайматскалендер дер бессарабиендойчен». Воспроизводя наиболее реакционные концепции буржуазных идеологов по вопросам истории Молдавии и молдавского народа, Грулих и Баумгертнер отрицают факт существования молдавской нации, самостоятельного молдавского языка и протаскивают версию об идентичности молдавского и румынского народов. Пытаясь оправдать незаконный захват Бессарабии королевской Румынией в 1918 г. и попутно обелить предательскую роль «Сфатул цэрий», эти авторы в искаженном виде интерпретируют события июня 1940 г., связанные с воссоединением Бессарабии с Советской Родиной26.

Мнимой «заботой» о положении и правах нерусских народов в Советском Союзе проникнуты публикации и других авторов. Большинство из них сплошь и рядом искажают историю Молдавии, клевещут на прошлое и настоящее молдавского народа, оскорбляют его национальное достоинство27. Анализ всех изданий такого рода показывает, что главной «заботой» этих авторов является национальная политика Советского правительства и КПСС, а вовсе не интересы и нужды народов и народностей, живущих в СССР.

Внимательный читатель без труда заметит, что буржуазные авторы в своих «заботах» об интересах молдавского народа проявляют явную непоследовательность. С одной стороны, они вообще отказывают молдавскому народу в праве на существование, именуя его «румынским населением Бессарабии», а с другой — их «возмущает» недостаточность государственности, отсутствие вывесок на молдавском языке на магазинах, молдавской речи на улицах. Тот же О. Р. Лисс в качестве примера «плачевного положения в вопросах культурного развития МССР» ссылается на отсутствие «в нынешней Советской Молдавии университета в Кишиневе с преподаванием на румынском языке»28. Столь же категоричен в своих фальсификациях Дж. Шопфлин, бывший сотрудник Королевского института международных отношений, эксперт внешнеполитической службы Би-Би-Си. По его словам, «плачевное положение коренных национальностей в союзных республиках», в том числе и в МССР, проявляется «в отсутствии элементарных условий для образования детей жителей коренной национальности». И он, как и вышеназванные авторы, именует Молдавскую ССР «советской колонией»29.

Однако эти измышления не выдерживают критики. Свидетельством постоянной заботы партии и правительства о развитии национальной культуры и расцвета молдавского народа являются разработка и выпуск оригинальных учебных программ (по молдавскому языку и литературе в молдавской школе, русскоіиу языку и литературе в молдавской школе, молдавскому языку и литературе в русской школе, французскому языку в молдавской школе, по истории, географии Молдавии и другим предметам), учебников и учебных пособий. К их составлению привлекаются специалисты из Академии наук МССР, вузов, Научно-исследовательского института педагогики, а также учителя-практики.

К началу 1982 г. в Молдавской ССР было 49 средних специальных учебных заведений (5 педагогических, 7 медицинских, 3 музыкальных, 1 культурно-просветительное, 1 художественное училище, 18 техникумов, 14 совхозов- техникумов и т. д.), в которых обучалось более 60 тыс. человек. Одним из крупнейших завоеваний культурной революции является создание в МССР системы высшего образования. В 1982 г. число обучавшихся в 8 вузах республики возросло по сравнению с 1940 г. в двадцать раз и составило около 50 тыс. студентов, которые проходят подготовку по 78 специальностям. Только за годы восьмой и девятой пятилеток здесь было подготовлено более 72 тыс. специалистов с высшим образованием. Ныне в Молдавии на каждые 10 тыс. жителей приходится студентов больше, чем в любой из европейских капиталистических стран. Можно ли в свете этих фактов принимать всерьез измышления буржуазной пропаганды о «тяжкохМ», «колониальном» положении Молдавии в составе СССР?

Конечно, существуют на Западе и действительно объективные публикации, правдиво отображающие историческое прошлое и настоящее Молдавской ССР. Подробнее об этих работах говорилось в главе I. Заметим лишь, что такого рода издания30, содержащие точную и объективную информацию об СССР и его республиках и принадлежащие перу трезвомыслящих и честных авторов, выходили на Западе лишь в те моменты, когда внешнеполитический небосклон еще не был омрачен свинцовыми тучами холодной войны.

Реакционные авторы, голословно обвиняя Советское правительство и КПСС в «русификации» и «колонизации» Молдавии, обходят молчанием тот «благословенный» в их понимании период, когда Бессарабия была оккупирована королевской Румынией. И не без причины. Факты и статистика здесь явно против них. В период румынской оккупации в области просвещения здесь проводилась политика насильственной румынизации. Учащихся воспитывали в духе антикоммунизма, антисоветизма, великорумынского шовинизма. Мизерные ассигнования на нужды просвещения привели к тому, что в 1939/40 учебном году обучалось лишь 57% детей школьного возраста. Да это и неудивительно, если учесть, что в 1940 г. в Бессарабии было только 25 гимназий, а одна «начальная школа приходилась на 1435 жителей. Что же касается вузов, то их как таковых в Бессарабии не существовало, если не считать двух факультетов Ясского университета — агрономического и теологического, которые размещались в Кишиневе. Таковы факты, касающиеся положения в области просвещения и относящиеся к истории действительной колонизации края румынской олигархией. Но они-то, как правило, игнорируются органами буржуазной печати и советологами.

У. Мэндел, сохраняя объективность суждений, правдиво отражал резкие контрасты между условиями жизни в оккупированной королевской Румынией Бессарабии и жизнью в МАССР. На правм берегу, т. е. в Бессарабии,— «упадок сельского хозяйства, рост детской смертности, экономический и культурный застой». В то же время в МАССР — «развитие культуры, просвещения, расцвет экономики». Было открыто 3 вуза, 508 публичных библиотек, 441 клуб, издавалось 30 газет, создано 30 МТС, построено 288 промышленных предприятий, действовали два театра, музыкальные школы, 19 технических училищ, 99 больниц, 529 поликлиник31.

Бесспорно, не такие работы преобладают на западном информационном фронте. В гигантском океане антикоммунистической лжи и антисоветских измышлений лишь с трудом угадываются и просматриваются слабые подспудные течения правдивых и чистых источников. Что же касается такой поистине взрывоопасной для западных идеологов темы, как национальная политика КПСС, то здесь не жалеют, как мы убедились на приведенных выше примерах, ни сил, ни средств для максимального очернения теории и практики решения национального вопроса в СССР. «Разрешение национального вопроса в такой многонациональной стране, как СССР, может служить примером... для всех стран. Советский Союз доказал, что разрешение национального вопроса возможно только на основе социалистического преобразования общества»32.

<< | >>
Источник: В. И. Мокряк, А. Г Морарь, А. В. Хействер. СРЕДСТВА МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ И ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ БОРЬБА НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (Критика буржуазного «молдавоведения») Издательство «Штнинца», 1983. 1983

Еще по теме ИСТОРИЯ МОЛДАВСКОЙ ССР В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ БУРЖУАЗНОЙ ПРОПАГАНДЫ:

  1. ИСТОРИЯ МОЛДАВСКОЙ ССР В КРИВОМ ЗЕРКАЛЕ БУРЖУАЗНОЙ ПРОПАГАНДЫ
  2. НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ МИФОВ БУРЖУАЗНОЙ ПРОПАГАНДЫ О СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ И КОММУНИСТИЧЕСКОМ СТРОИТЕЛЬСТВЕ В МОЛДАВСКОЙ ССР